Поиск



Новости Статьи

Государство и право


Аналитика и обзоры законов


Обзор прессы

Экспертное мнение

Правовые новости


Май
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Опрос


По вашему мнению, готовы ли родители платить за школьное образование?

образование должно быть бесплатным;
родители и сейчас платят, только не напрямую;
готовы оплачивать только дополнительные кружки и факультативы;
на образование ребенка не жалко любых денег.

Подписка


Подпишитесь на новости:

Реклама


VFF-S Власть Вниз

Власть. Суди меня, судья неправедный.

Судебная система. Материалы СМИ [12]

  • Дело Смольного развалило уставный суд. «КоммерсантЪ», 14.04.06.
  • Суды будут обязаны информировать граждан о своей деятельности. «Российская газета», 14.04.06.
  • Суды присяжных, укоренившись на российском правовом поле, могут дать неожиданные всходы в виде оправдательных приговоров для убийц и отмены моратория на смертную казнь. «Трибуна», 14.04.06.
  • В сеть суд идет. «КоммерсантЪ-Власть», 17.04.06.
  • Россияне доверяют суду присяжных больше, чем обычному, но быть присяжными не хотят. «КоммерсантЪ», 18.04.06.
  • Компаниям придется доказывать свою добросовестность. «RBCdaily», 19.04.06.
  • У ВАС есть ответ. Как определять «недобросовестность» бизнеса. «Ведомости», 20.04.06.
  • Арбитражный суд решил считать налогоплательщиков добросовестными. «КоммерсантЪ», 20.04.06.
  • Конституционный суд продлит приватизацию. «Независимая газета», 20.04.06.
  • Конституционный суд встрял в очередь на жилье. «Газета.Ru», 20.04.06.
  • Вернуть приватизацию. «Ведомости», 21.04.06.
  • Конституционный суд поддержал точку зрения зэков. «Время Новостей», 21.04.06.
  • Конституционный суд проверит сроки приватизации жилья. «КоммерсантЪ», 21.04.06.
  • КС уточнил порядок смягчения приговоров заключенным. «КоммерсантЪ», 21.04.06.
  • Конституционный суд отказал тридцати двум зэкам. «Независимая газета», 21.04.06.
  • Конституционный суд заступился за зэков и занялся приватизацией квартир. «Новые Известия», 21.04.06.
  • Впервые арбитражный судья станет обвиняемым по делу о корпоративном рейде. «КоммерсантЪ», 24.04.06.
  • Провода и оценщики. «Ведомости», 25.04.06.
  • Где у ВАС добросовестность? Налогоплательщики останутся без защиты до лета. «Время Новостей», 25.04.06.
  • Россиянам понравилось быть присяжными. «Известия», 25.04.06.
  • Театр абсурда или как невиновного превратить в обвиняемого. «Московский Комсомолец», 25.04.06.
  • Арбитраж испугался скандала. И сохранил презумпцию добросовестности налогоплательщика. «Независимая газета», 25.04.06.
  • «На практике наш суд – зависимый». «Новые Известия», 25.04.06.
  • Кто обанкротит Россию. «Газета.Ru», 25.04.06.
  • Москва сопротивляется перераспределению собственности. «Ведомости», 26.04.06.
  • Судьи признали решенной проблему своих зарплат. «Время Новостей», 26.04.06.
  • Конституционный суд изучит проблемы раздела госимущества. «КоммерсантЪ», 26.04.06.
  • Российские судьи обсуждают в «летней столице» федеральную программу с целью сделать третью власть ближе к народу. «Российская газета», 26.04.06.
  • Арбитраж легализует термин «недобросовестный налогоплательщик». «Российская газета», 26.04.06.
  • Суд последней надежды для россиян. «The Wall Street Journal», 26.04.06.
  • В России мрачное судебное дело привлекает внимание к бедственному положению с отказом в правосудии. «The Wall Street Journal», 26.04.06.
  • Адвокат… за 50 тысяч. «Южно-Сахалинск – твоя газета!», 27.04.06.
  • Экс-судья против России. «Ведомости», 28.04.06.
  • Бывшая судья пошла в Страсбург в компании следователей. «Время Новостей», 28.04.06.
  • Евросуд рассмотрит дело судьи Кудешкиной. «КоммерсантЪ», 28.04.06.
  •       Содержание раздела
    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Дело Смольного развалило уставный суд

    Судья ушла в знак несогласия с первым же вердиктом

    Наталья Шевелева покинула уставный суд Санкт-Петербурга в знак протеста. Фото: Никита Инфантьев / Коммерсантъ. Загружается с сайта Ъ      Вчера после вынесения новым составом уставного суда (УС) Санкт-Петербурга своего первого вердикта о досрочном сложении полномочий заявила судья Наталья Шевелева, представляющая в УС оппозиционное Смольному меньшинство. Как полагают наблюдатели, отставка судьи подорвет престиж и самого УС, и губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко.
         УС рассмотрел заявление Натальи Шевелевой о сложении полномочий и решил направить соответствующее представление в законодательное собрание (ЗС) города, которое должно принять решение об отставке судьи и объявить конкурс на освободившуюся вакансию. В УС ситуацию не комментируют, а сама госпожа Шевелева сообщила Ъ, что «коллегам по суду причины ее решения известны». Наталья Шевелева – одна из шести судей УС, избранных депутатами ЗС в ноябре прошлого года после отставки прежнего состава УС, вызванной конфликтом с губернатором (Ъ подробно писал об этом). В новом составе УС госпожа Шевелева вместе с Людмилой Кулешовой представляют оппозиционное Смольному меньшинство. Обе являются соратницами экс-главы УС Николая Кропачева, причем госпожа Шевелева была не только его советником в УС, но и руководит кафедрой государственного и административного права на возглавляемом им юридическом факультете СпбГУ, где учились Владимир Путин и Дмитрий Медведев. По данным Ъ, будучи главой кремлевской администрации, господин Медведев добился избрания госпожи Шевелевой в новый состав УС. Правда, это сразу же обернулось скандалом: госпожа Шевелева демонстративно обратилась за рекомендацией в квалификационную коллегию судей, которую ЗС отстранил от участия в отборе кандидатов в судьи.
         По данным Ъ, причиной очередного демарша госпожи Шевелевой стало ее несогласие с оглашенным во вторник первым вердиктом УС – о прекращении производства по делу об отмене семи постановлений Смольного, инициированному группой депутатов еще два года назад и ставшему одной из причин затяжного скандала между УС и властями города. Потратив на первый публичный процесс 2,5 месяца (причем половину этого срока судьи провели в совещательной комнате), УС пришел к выводу о неподведомственности ему данного дела, поскольку спорные документы (являющиеся, по мнению заявителей, нелегитимными целевыми программами развития городского хозяйства) не являются нормативными правовыми актами. Это вызвало возмущение истцов, чей представитель депутат ЗС Наталья Евдокимова заявила, что «по такой логике закон о бюджете тоже не является нормативным актом».
         Таким образом, УС в первом же процессе занял сторону губернатора. По сведениям источников Ъ на юридическом факультете СпбГУ, судья Шевелева подала в отставку для того, чтобы «защитить свою юридическую честь и квалификацию». По другой версии, ее решение вызвано внутренней обстановкой в УС – в частности, дисциплинарными требованиями, предъявляемыми к госпоже Шевелевой председателем УС Сергеем Сергевниным.
         Господин Сергевнин вчера был недоступен для комментариев. А депутаты демократической фракции в ЗС, выдвигавшие госпожу Шевелеву в судьи, заявили, что это «удар по престижу УС и губернатора Матвиенко, публично декларировавшей высокопрофессиональную работу нового состава суда». Кстати, вчера УС признал возможным разъяснять решения, вынесенные предыдущим судейским составом, что фактически означает возможность их пересмотра. По данным Ъ, юридическая оппозиция не намерена выдвигать кандидата на освободившуюся вакансию, считая, что «об УС как влиятельном органе власти пора забыть».
         Отметим, что федеральный центр в последнее время активно укрепляет другие судебные инстанции в Санкт-Петербурге в связи с подготовкой целевой программы развития судебной системы РФ, которая предусматривает выделение северной столице 4,5 млрд руб. на строительство и ремонт зданий судов. Чтобы обеспечить контроль за освоением этих средств, а также повысить независимость судов, министр экономразвития Герман Греф совместно с курирующим судебную реформу вице-премьером Дмитрием Медведевым уже пролоббировали назначение главой арбитражного суда Светланы Изотовой (однокурсница председателя Высшего арбитражного суда Антона Иванова), заместителем председателя судебного департамента Константина Этингофа (экс-начальник аппарата вице-спикера ЗС), а также утверждение во главе горсуда и. o. председателя Валентины Епифановой, которую Высшая квалификационная коллегия судей рекомендовала на этот пост еще два года назад. При этом председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, по сведениям Ъ, отказался удовлетворить личную просьбу Валентины Матвиенко о назначении главой судебного департамента в Петербурге чиновника из Смольного Юрия Осипова.

    АННА Ъ-ПУШКАРСКАЯ, Санкт-Петербург.
    © «
    КоммерсантЪ», 14.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Вещательная комната

    Суды будут обязаны информировать граждан о своей деятельности

         Российская судебная система может стать более прозрачной. Верховный суд внес в Госдуму законопроект о праве граждан на информацию обо всем, что касается нашей Фемиды.
         Гражданам будет гарантирован свободный доступ в залы суда. Судей обяжут публиковать результаты процесса в Интернете. Как сказал член Общественной палаты, адвокат Анатолий Кучерена, «некоторые суды пытаются закрыться от общества, но общество оказалось настойчивее».
         Технические возможности для широкого доступа в судебное присутствие уже появились. Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев на днях презентовал в Совете Федерации государственную автоматизированную систему «Правосудие». Эта коммуникационная сеть должна объединить около 3 тысяч судов общей юрисдикции, куда через Интернет получит доступ всякий желающий. Где, когда и какое дело слушается, как оно движется по инстанциям, чем завершился процесс... Кому интересно – пожалуйста. Кроме того, появится возможность устанавливать видеосвязь между залом суда и следственным изолятором: скамья подсудимых в подобных случаях потеряет предметное воплощение, останется лишь фигурой речи.
         Вообще-то открытое, гласное судопроизводство, как и обнародование решений и прочих сведений о процессе (кроме дел, доступ к которым ограничен законом), гарантированы
    123-й статьей Конституции. Но если бы реальная судебная практика всюду и всегда находилась в согласии с конституционными постулатами, в дополнительных законодательных мерах не было бы нужды. И Владимиру Путину с трибуны VI Всероссийского съезда судей не пришлось бы внушать собравшимся, что «излишняя закрытость вредна», поскольку «создает информационный вакуум, который и порождает ложные стереотипы в отношении работы судов».
         Острая информационная недостаточность – застарелая болезнь российской судебной системы. И одно из условий (причем, без сомнения, базовых) ее коррупционности. Кто-кто, а журналисты знают, что судебный произвол выражается не только в нарушении процессуальных норм, вынесении необоснованных решений, но и в запрете присутствовать на процессе, делать записи, вести фото– и телесъемку. Хотя по закону такое право предоставляется всем, судья, руководствуясь принципом «целесообразности», может запросто объявить процесс закрытым. Репортеры же, в свой черед, униженно выклянчивают у человека в мантии вовсе не требуемое разрешение на доступ к информации (пафосные апелляции к закону о СМИ непродуктивны, хочешь проникнуть в зал с телекамерой – проси, уговаривай).
         Все это приводит к двояким последствиям: с одной стороны – полный информационный вакуум, с другой – безбрежный простор для слухов, домыслов, всевозможных «экспертных оценок», основанных невесть на чем. Но вот приговор оглашен – и, если дело громкое, процесс продолжается за порогом суда. Адвокаты подсудимого в микрофоны и телекамеры говорят о неправосудности вынесенного вердикта, потерпевшая сторона выражает свое возмущение малостью срока, отмеренного преступнику, толпа у входа размахивает плакатами... И только служитель Фемиды, гордо прошествовав восвояси, не роняет ни слова. Он не считает нужным объяснять свое решение. А почему, собственно? Это до начала слушаний и в ходе их судья не вправе высказываться по делу. А после – не только вправе, но и обязан. Иначе нишу судейского молчания заполнят комментарии защитников, государственных обвинителей, уличных «правоведов». Наше общество с его уровнем правосознания уж точно нуждается в судейском послесловии к процессу. Ну хотя бы для профилактики митинговщины с криками: «Мало!» или «Свободу русскому патриоту!»
         И вот появился законопроект, само название которого – «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности» – звучит как обещание установить общественный контроль над судопроизводством. Впервые прописано, какую информацию суды будут обязаны предоставлять. В этом реестре – судебные акты, сведения о делах, находящихся в производстве, о составе присяжных, даже биографические справки с ответом на классический вопрос «а судьи кто?»
         Но в проекте имеются и двусмысленные параграфы. Например, судья вправе не публиковать решение по делу, если сочтет это дело сугубо частным. Но этак опять можно все засекретить. А что означает ограниченный количеством мест доступ в зал заседаний? Вероятно, одно лишь: туда народ вообще пускать не будут. Ухищрение известное, многократно испытанное: когда судейские чиновники хотят сделать процесс закрытым, они выбирают самый маленький зал.
         Реформа судебной системы пока не очень-то продвигается. Она и не продвинется, если будет опираться только на организационные новации и совершенствование законодательства. Важной ее опорой могли бы стать информационная открытость правосудия, приобщенность к нему представителей гражданского общества.
         Впрочем, и тут надо знать меру. Распахивая двери судов для всех желающих наблюдать за процессом, легко выйти за грань, отделяющую право граждан на информацию от стремления улицы вершить свои приговоры. Мы это уже наблюдали в начале 90-х, когда на судебные заседания приходилось вызывать ОМОН. Да и сегодня толпа норовит пробраться в храм Фемиды со служебного входа. Причем наблюдается и встречное движение: следователи позируют перед телекамерами, охотно делятся с экрана своими версиями, строят догадки... Вся страна участвует в прениях по делу. Учителя, парикмахеры, офицеры, поп-звезды, домохозяйки, и стар и млад – все становятся членами этого «клуба знатоков». Вовсю практикуется еще и депутатское вмешательство. Депутат Госдумы Геннадий Гудков даже считает, что нужно установить контроль законодательной власти над судебной. Идея открыть широкий доступ к информации о прохождении дел представляется ему правильной, но недостаточно радикальной – «вот если бы стали доступны протоколы судебных заседаний...»
         Если в судебный процесс считает возможным вмешиваться «слуга народа», то почему не может вмешаться и сам народ?
         Массовое отлучение от правосудия не приносит блага. Но массовое приобщение без правовой культуры (а ее пока нет) может оказаться не лучше.
         Чем более информационно открытым начнет становиться российское правосудие, тем надежнее на его дверях должна быть прибита табличка с надписью: «Посторонним вход воспрещен».

    Валерий Выжутович, политический обозреватель.
    © «Российская газета», 13.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    С Фемидой – на равных

    Суды присяжных, укоренившись на российском правовом поле, могут дать неожиданные всходы в виде оправдательных приговоров для убийц и отмены моратория на смертную казнь

    Загружается с сайта Трибуна      Как вы думаете, что общего у процессов над Вячеславом Иваньковым, известным в определенных кругах как «Япончик», капитаном Эдуардом Ульманом и теми подростками, которых обвиняли в убийстве таджикской девочки в Санкт-Петербурге? Во всех трех случаях подсудимые были оправданы. И во всех трех случаях индульгенцию им выдали суды присяжных, чьи решения вызвали в обществе неоднозначную реакцию. Кое-кто поспешил даже заявить, что Россия не доросла до подобного института судебной системы.
         Мнение скептиков не осталось без ответа. Первым на них отреагировал председатель комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированию судебно-правовой системы известный адвокат Анатолий Кучерена. В понедельник, 10 апреля, находясь в Санкт-Петербурге, он сказал журналистам: «Может быть, мы пока не готовы к суду присяжных. Может быть, люди, которые избраны в суд присяжных, не готовы выносить решения. Но такой институт должен быть». Коллегу по адвокатскому цеху поддержал другой член той же комиссии ОП Генри Резник, к которому за некоторыми разъяснениями и обратилась «Трибуна».

         – Генри Маркович, вы лично с судом присяжных знакомы?
         – Я участвовал в трех подобных процессах. В двух «потешных», когда снимались учебные фильмы для судей, прокуроров и моих коллег, где мне досталась роль адвоката. А затем – в одном реальном.

         – На ваш взгляд, наша судебная система и сознание людей готовы к судам присяжных?
         – Я считаю такую постановку вопроса проявлением снобизма людей, утомленных высшим образованием. Суд присяжных существовал за два тысячелетия до нас в Древней Греции и Римской империи. В Англии ему уже восемь столетий. Да и в России он не в диковинку – был введен в 1864 году, фактически вместе с отменой крепостного права. Суды присяжных прославили нашу страну, отечественную систему правосудия. Как можно после всего этого говорить, что мы к ним не готовы?! У нас вообще в последнее время стало модным при каждом удобном случае заявлять: Россия не доросла до того, не готова к этому, рановато де народу свободы политические даровать! А я вам скажу так – к суду присяжных оказались не готовы, в первую очередь российские судьи, прокуроры и адвокаты!

         – Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев, выступая 7 апреля в Совете Федерации, заявил, что процент оправдательных приговоров в судах присяжных очень велик: в 2005 году он составил 18%, в то время как в судах общего производства – лишь 3%.
         – Насколько мне известно, в московских судах оправдывают и того меньше – 0,4% подсудимых. Я бы все-таки на месте уважаемого мною Вячеслава Михайловича посетовал бы не на излишнюю снисходительность присяжных, а на чрезмерную суровость иных служителей Фемиды, которые практически не выносят оправдательных приговоров. Невиновный человек имеет гораздо больше шансов оказаться на свободе именно после суда присяжных. Здесь реально действует презумпция невиновности, когда все сомнения в обстоятельствах дела истолковываются в пользу обвиняемых. В профессиональных же судах, как точно подметил известный русский процессуалист XIX века Файницкий, ум судьи «наклоняется в сторону обвинения, а не оправдания».

         – Генпрокуратура России, настаивая на отмене оправдательного приговора в отношении Вячеслава Иванькова, заявляла, что 7 из 12 присяжных, вынесших этот вердикт, либо сами были ранее судимы, либо имеют родственников, привлекавшихся к уголовной ответственности. Где же мы найдем столько достойных «народных судей», если у нас полстраны или сидело, или уже сидит, или еще сядет?
         – В Великой Хартии вольностей сказано: «Суд присяжных реализует право человека подвергнуться суду равных себе!»

         – Можно ли доверять присяжным рассмотрение дел, связанных с разжиганием межнациональной розни или терроризмом? Ведь в подобных случаях простому гражданину особенно тяжело не следовать эмоциям?
         – Во-первых, преступления по статье «разжигание межнациональной розни» суды присяжных и не компетентны рассматривать. Во-вторых, я считаю, им можно доверить любые дела, но делать при этом сноску на некоторые особенности человеческой психологии.
         Я, например, уверен, что и третий суд присяжных, если он состоится, оправдает Ульмана и его сослуживцев (капитан Эдуард Ульман, лейтенант Александр Калаганский, прапорщик Владимир Воеводин и майор Алексей Перелевский обвинялись в том, что в январе 2002 года в Шатойском районе Чечни расстреляли и сожгли автомобиль «УАЗ», в результате чего погибли шестеро местных жителей. – Прим. авт). Рядовые граждане воспринимают происходящее в Чечне, как войну русских с чеченцами. Точно так же Великая Отечественная поначалу была битвой русских с немцами, и лишь после Победы формулировку сменили на более корректную – война с фашизмом. Недаром же столь популярной во время ВОВ была статья Ильи Эренбурга «Убей немца!». Вот сколько раз увидишь, столько и убей. И современный россиянин, оказавшись в составе суда присяжных, воспринимает действия Ульмана примерно так: идет война, и мы не имеем права осуждать солдата, исполнившего свой долг и убившего врага. А кто этот враг: женщина, учитель, подросток – уже не важно.
         Но я считаю, что по таким отклонениям нельзя выносить приговор всей системе судов присяжных.

         – После 1 января 2007 года суды присяжных появятся в последнем российском субъекте Федерации – в Чеченской Республике. Тем самым прекратит действовать постановление Конституционного суда, благодаря которому в России не выносятся смертные приговоры. Значит ли это, что у сторонников отмены моратория на исключительную меру наказания появится веский козырь в руках?
         – Аргумент появится, но не веский. Нам опять будут твердить, что Россия не созрела, не готова к отмене смертной казни. Такой подход, конечно же, найдет отклик и поддержку среди тех, кто от рук преступников потерял родных и близких. На их позицию, подкрепленную господствующим общественным мнением, будут, как обычно, ссылаться политики и депутаты. Меня же противником смертной казни делают мой опыт и познания: никогда и нигде она не приводила к снижению преступности, зато регулярно создает необратимую ситуацию, когда в результате судебной ошибки лишают жизни невинных людей. Смертная казнь ожесточает нравы, подрывает базовый принцип современной цивилизации о святости человеческой жизни. А для нашей страны, с учетом ее истории и привычки к насилию, как к способу решения всех проблем, сохранение исключительной меры наказания особенно опасно.

    Наша справка
         Первый в современной России судебный процесс с участием присяжных заседателей прошел 15 декабря 1993 год в Саратовской области. Сегодня суды присяжных действуют уже в 86 субъектах Российской Федерации, за исключением Чеченской Республики, Таймырского и Эвенкийского АО.
         Согласно Закону «О присяжных заседателях», принятого Госдумой 31 июля 2004 года, присяжными не могут быть лица моложе 25 и старше 70 лет, имеющие непогашенную судимость, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансерах, подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений, имеющие физические или психические недостатки, которые препятствуют полноценному участию в деле.
         Кандидаты в присяжные выбираются методом случайной выборки из общего списка жителей субъекта Федерации для каждого конкретного суда. Коллегия присяжных формируется из 12 основных и нескольких (от двух до четырех) запасных заседателей. По закону решение присяжных обязательно для председательствующего на процессе судьи. Оправдательный вердикт влечет вынесение оправдательного приговора. Если мнения присяжных делятся поровну (6:6), выносится оправдательный приговор, так как все сомнения трактуются в пользу подсудимого.

    глас народа
         Согласно данным опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение» среди двух тысяч респондентов в начале этого месяца, меньше трети россиян (32%) смогли вспомнить судебные процессы, проходившие с участием присяжных заседателей. Тем не менее 30% опрошенных посчитали, что вердикт присяжных заслуживает большего доверия, чем решение одного судьи. Свою позицию респонденты аргументировали тем, что нескольких присяжных подкупить (уговорить, запугать) труднее, чем одного судью, что решения, принимаемые сообща, более объективны, что, наконец, «одна голова – хорошо, а десять – лучше».
         Противников у судов присяжных оказалось также немало – 21%, большинство из которых считают – людям из народа, ничего не смыслящим в юриспруденции, нельзя доверять судьбу человека. Боязнь ответственности, видимо, помешала основной массе опрошенных (78%) положительно ответить на вопрос: готовы ли они выступить в роли заседателей? Смелых оказалось гораздо меньше – 16%. В перечне качеств, которыми должны обладать присяжные, были названы: безупречная репутация (33%), компетентность в юридических делах (17%), высшее образование (14%) и проницательный ум (4%).

    Беседовал Джавохир Кабилов.
    © «
    Трибуна», 14.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    В сеть суд идет

    ФОТО: АЛЕКСАНДР МИРИДОНОВ. Загружается с сайта Ъ      7 апреля председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев представил в Совете федерации проект государственной автоматизированной системы (ГАС) «Правосудие» (sudrf.ru), которая уже в конце этого года позволит получать данные более чем 3 тыс. российских судов общей юрисдикции.
         Система разработана специально под законопроект «Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдикции». Верховный суд недавно внес его на рассмотрение в Госдуму. Согласно этому законопроекту, часть информации, касающейся деятельности судов (реквизиты, краткие биографии судей, делопроизводственные документы, тексты судебных актов), будет собираться с помощью ГАС «Правосудие» и публиковаться в интернете. Информационную систему планируется также использовать для организации телеконференций между судами и заключенными СИЗО.
         Благожелательные отзывы депутатов о ГАС «Правосудие», а также затраты на разработку системы (на ее техническую базу уже ушло 1,5 млрд руб.) позволяют предположить, что принятие законопроекта Верховного суда, а значит, и повсеместное внедрение его информационной системы – только дело времени.
         Но это еще не значит, что через год пользователи интернета, не выходя из дома, смогут изучить детали любого дела, зарегистрированного в российских судах. Последняя инициатива Верховного суда не отменяла права председательствующего судьи делать заседания закрытыми.

    © «КоммерсантЪ-Власть», 17.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Граждане судьи

    Россияне доверяют суду присяжных больше, чем обычному, но быть присяжными не хотят

         Громкие дела, связанные с преступлениями на национальной почве, вновь привлекли внимание к работе судов присяжных. Три недели назад в Санкт-Петербурге так и не удалось найти 18 кандидатов в присяжные для рассмотрения дела об убийстве вьетнамского студента Ву Ань Туана, которого забила в октябре 2004 года группа пьяных подростков. На сегодня назначена новая попытка сформировать жюри. А в конце марта присяжные так и не признали ни одного из обвиняемых виновным в убийстве девятилетней Хуршеды Султоновой. Это решение вызвало широкий резонанс: могут ли присяжные выносить решения по таким делам, если ксенофобией заражено все общество?
         Как известно, россияне не слишком доверяют судебной системе в целом. Согласно последнему опросу «Левада-центра», только 28% опрошенных полагают, что простой человек может рассчитывать на правосудие, 61% придерживается противоположного мнения. Отношение россиян к суду является зеркальным отражением ситуации в США, где, по данным Gallup, в последние годы около двух третей опрошенных считают суды справедливыми.
         Несколько выше репутация в глазах россиян у суда присяжных. На вопрос, заслуживают ли его решения большего доверия, чем решения обычных судов, заданный фондом «Общественное мнение» (ФОМ), утвердительно ответили 30%. Правда, противоположное мнение высказали 21% опрошенных. Репутация суда присяжных двойственна. С одной стороны, он воспринимается как менее ангажированный и коррумпированный. С другой – «мягкость» присяжных вызывает настороженность определенной части населения.
         Согласно сообщенным недавно председателем Верховного суда Вячеславом Лебедевым данным, в прошлом году присяжные вынесли 18% оправдательных приговоров, в то время как обычные суды – 3%. Статистика Мосгорсуда еще более показательна: 26% оправданных присяжными против 0,35% – профессиональными судьями. Кстати, 43% оправдательных приговоров, вынесенных присяжными, были после отменены.
         «Доля в 20% оправданий в суде присяжных – нормальный уровень для развитых стран»,– утверждает Андрей Князев из адвокатской коллегии «Князев и партнеры». В случае с обычными судами доля оправдательных приговоров в этих странах сокращается раза в два. В России же она сокращается во много раз. При этом присяжные, рассматривающие лишь тяжкие обвинения, судят только в 4-5% случаев. Такая ситуация характерна и для развитых стран, где присяжные рассматривают 3-6% дел. «Российский суд присяжных похож на западный, в отличие от обычных наших судов»,– резюмирует Андрей Князев.
         Однако наибольшая угроза суду присяжных заключается в том, что сами становиться присяжными российские обыватели категорически не хотят. По опросам ФОМ, 78% российских граждан выражают нежелание выполнять эту свою гражданскую обязанность. «Главная причина – это нежелание брать на себя ответственность»,– говорит Людмила Преснякова из ФОМ. Леонид Седов из «Левада-центра» также усматривает в таком поведении характерную для России общественно-политическую пассивность.

    © «КоммерсантЪ», 18.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Компаниям придется доказывать свою добросовестность

    Иначе им будет трудно претендовать на вычет или возврат налога

         В следующий понедельник президиум Высшего арбитражного суда рассмотрит проект информационного письма ВАС РФ «Об оценке обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, при разрешении налоговых споров в арбитражных судах». Понятия добросовестности (равно как и недобросовестности) в законодательстве пока нет, но это не мешает судам активно их использовать. В этой связи ВАС и попытался установить какие-то рамки для арбитражных судов при установлении ими фактов недобросовестности налогоплательщиков. Но то, что получилось в итоге, по мнению экспертов, лишь облегчит работу налоговикам.
         Хотя в самом начале письма ВАС РФ говорится, что судебная практика исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правовых отношений, остальной текст этого не подтверждает. Дело в том, что суд в добросовестности может и усомниться. И нужно для этого совсем немного: достаточно, например, того, что «условия сделок не являются для налогоплательщика наиболее выгодными» или же «налоговые преимущества обусловлены операциями налогоплательщика, которые совершаются с лицами, не выполняющими установленные законодательством требования по постановке на налоговый учет, государственной регистрации и получению лицензий для ведения предпринимательской деятельности или органы управления которых отсутствуют по месту нахождения юридического лица». Не останется незамеченным и совершение операций между аффилированными или взаимозависимыми лицами, если они связаны с предоставлением займов, реализацией товаров с последующим зачетом встречных требований, уменьшающим налоговые обязательства.
         Доказывать обстоятельства, которые породили сомнения в добросовестности налогоплательщика, вроде бы должна налоговая инспекция. Но «налогоплательщик обязан доказать, что указанные обстоятельства экономически оправданы (имеют разумные экономические причины), или представить суду доказательства отсутствия этих обстоятельств». Эти разумные причины также приведены в письме. Здесь и условия конкуренции, сложившиеся на рынке, и наличие обстоятельств, способствующих получению прибыли в долгосрочной перспективе, и невозможность использования более оптимальных способов доведения товара до конечного потребителя. То есть при желании свою позицию доказать можно, но никак не утешает сам факт того, что компаниям все равно придется тратить время и силы (читай – деньги) на разбирательства в суде.
         Получается, что налогоплательщик рискует всегда. Компания, естественно, не получит налоговое преимущество (например, право на вычет) при несоблюдении требований НК к оформлению документов или при отсутствии любого из документов. В этом случае судам никакая недобросовестность для отказа в вычете не нужна. Но и представление всех надлежащим образом оформленных документов не дает налогоплательщику никаких гарантий. Потому что в этом случае в дело могут вступить «обстоятельства, создающие сомнения в его добросовестности и связанные с использованием налоговых преимуществ». На самом деле в этом случае речь идет о презумпции недобросовестности налогоплательщика, считает член комитета по бюджету Совета Федерации Вячеслав Новиков.
         Судя по российской действительности и зарубежной практике, от использования понятия недобросовестности мы уйти не сможем. Правда, в других странах (Германии, Франции) оперируют термином «злоупотребление», что на самом деле более правильно, поскольку в этом случае оценка дается не самому субъекту, то есть компании, а его конкретным действиям. Однако в любом случае, раз суды используют термин «недобросовестность», им нужно установить какие-то определенные рамки. «Такое письмо необходимо для более четкой регламентации действий судов, это уменьшит возможность «усмотрения» в каждом конкретном случае», – отмечает юрист компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Вадим Зарипов. Однако, по его мнению, документ нуждается в серьезной доработке.
         Действительно, пока в проекте письма ВАС РФ больше вопросов, чем ответов. По словам Анны Лесовой из юридической компании Haarmann, Hemmelrath & Partner, складывается впечатление, что при подготовке этого документа ВАС забыл о функции, которую арбитражные суды выполняют при рассмотрении налоговых споров. «Государство и налогоплательщик изначально находятся в неравных условиях, поскольку государство принуждает платить налоги. И суды помимо интересов бюджета должны защищать права налогоплательщиков», – говорит Анна Лесова. Тем более что когда налоговые органы не могут доказать правонарушение налогоплательщика, они облегчают свою задачу ссылкой на его недобросовестность, и этим письмом ВАС во многом помогает налоговикам. Как плюс можно оценить только то, что, по разъяснениям Высшего арбитражного суда, основанием для отказа налогоплательщику в возмещении НДС не может служить тот факт, что его контрагент или иное лицо, участвующее в экономических операциях, не уплатили НДС в бюджет.

    Екатерина Аккерман.
    © «
    RBCdaily», 19.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    У ВАС есть ответ

    Как определять «недобросовестность» бизнеса

         Пока депутаты и чиновники спорят о том, где граница между «хорошей» и «плохой» налоговой оптимизацией, Высший арбитражный суд (ВАС) готов дать ответ на этот вопрос. В проекте рекомендаций для судов президиум ВАС перечислил обстоятельства, позволяющие налоговикам усомниться в добросовестности налогоплательщика. Но прежде чем назвать компанию недобросовестной, придется сначала доказать ее вину суду.
         После дела ЮКОСа вопрос о «хорошей» и «плохой» налоговой оптимизации стал особенно актуальным, поскольку формальное соблюдение закона перестало быть страховкой от налоговых претензий. Бизнес с лета 2004 г. ждет от властей объяснений, какие законные способы уменьшения налогов допустимы, а какие – нет. Поправки в Налоговый кодекс, которые должны решить эту проблему, депутаты рассматривают уже год. А администрация президента пока изучает разницу между «хорошей» и «плохой» оптимизацией, сформулированную немецкими налоговыми консультантами.
         Тем временем арбитражным судам ежедневно приходится принимать решения по налоговым спорам. И все чаще им приходится пользоваться понятием «недобросовестный налогоплательщик», введенным в оборот Конституционным судом. «Назвав компанию недобросовестной, суд может делать с ней все, что угодно, – вплоть до взыскания в доход государства всего дохода от сделки, – говорит адвокат Baker & McKenzie Юрий Воробьев. – Но основания для «недобросовестности» нередко берутся с потолка». В его практике суды видели доказательства «недобросовестности» в том, что счета компании и ее контрагента открыты в одном и том же банке, или даже в том, что сделки совершались внутри холдинга.
         Президиум ВАС намерен положить конец этому творчеству. Вчера на сайте суда arbitr.ru появился проект информационного письма «об оценке обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, при разрешении налоговых споров в арбитражных судах». Сомнения в добросовестности компании могут возникнуть у судьи только в девяти перечисленных в документе случаях. К примеру, если в отчетности компании отражены операции, которые она физически не могла осуществить, или условия сделок не были для компании «наиболее выгодными», или налоговые обязательства уменьшились в результате встречных операций между аффилированными компаниями.
         При этом налоговики обязаны сначала доказать, что эти подозрительные обстоятельства действительно существуют. Но даже в этом случае компания может убедить суд в том, что у ее «подозрительных» действий были разумные экономические причины. Такими причинами президиум ВАС считает условия конкуренции, сложившиеся на рынке, особенности производства или продажи товаров, долгосрочную перспективу получения прибыли и др. Налогоплательщик не должен нести ответственность за налоговые грехи контрагентов, специально уточняет ВАС: нельзя отказывать в возмещении НДС только потому, что кто-то из участников цепочки поставщиков не уплатил налог в бюджет.
         «Наконец будет получен ответ на вопрос, какие обстоятельства могут вызвать сомнения в добросовестности налогоплательщика», – радуется Воробьев из Baker & McKenzie. «Если суды начнут применять эти рекомендации, арбитражная практика серьезно изменится к лучшему, – прогнозирует юрист компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Вадим Зарипов. – Налоговики больше не смогут огульно обвинить компанию в недобросовестности, им придется доказывать конкретные факты злоупотреблений». Сотрудник администрации президента тоже позитивно оценивает инициативу судей. «ВАС собирается ввести в практику те идеи, которые мы только обсуждаем», – признается чиновник.
         По словам руководителя пресс-службы ВАС Анны Ковалевой, президиум планирует обсудить проект письма в понедельник, после чего его утвердит председатель ВАС и документ станет официальным руководством к действию для арбитражных судей всей страны. Но руководитель налогового департамента компании «Правовые консультации» Дмитрий Костальгин опасается, что у судей на местах будут сложности с применением этих рекомендаций. «Судьям предлагается стать специалистами в экономике, более того – они должны будут досконально разбираться в специфике конкретных отраслей, чтобы оценить экономическую целесообразность сделок по схеме, предлагаемой ВАС», – объясняет Костальгин. По его мнению, чтобы решить проблему разграничения «правильной» и «запрещенной» оптимизации, нужно как можно быстрее принимать поправки в Налоговый кодекс.

    Светлана Иванова.
    © «
    Ведомости», 20.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Арбитражный суд решил считать налогоплательщиков добросовестными

         Высший арбитражный суд (ВАС) опубликовал на своем сайте официальный проект информационного письма, определяющего признаки недобросовестного налогоплательщика. Проект будет обсуждаться на заседании президиума ВАС 24 апреля. Официальный вариант оказался мягче того варианта, который появился накануне (Ъ рассказывал о нем вчера). Теперь суду предлагается не выявлять «факты недобросовестного поведения» налогоплательщика, а только «сомневаться» в его добросовестности.
         Вчера на сайте ВАС появился официальный текст проекта информационного письма, разъясняющего судам разницу между добросовестными и недобросовестными налогоплательщиками. Этот документ появился после того, как один из его вариантов был опубликован в Ъ (см. вчерашний номер). Основная идея проекта не изменилась: он по-прежнему предлагает судам, выявившим «факты недобросовестного поведения налогоплательщиков», отказывать в удовлетворении их требований и привлекать недобросовестных налогоплательщиков к ответственности.
         Вместе с тем опубликованный документ оказался заметно мягче предыдущего варианта, что видно уже из заголовка. Письмо ВАС теперь называется «Об оценке обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, при разрешении налоговых споров в арбитражных судах». От заголовка «О фактах недобросовестного поведения при рассмотрении дел в арбитражных судах» решили отказаться. Впрочем, руководитель пресс-службы ВАС Анна Ковалева сообщила Ъ, что опубликованный на сайте текст в ходе обсуждения может претерпеть изменения. Впервые на открытое заседание президиума ВАС проект выносится 24 апреля, до этого работа над ним велась непублично.
         Информационное письмо, призванное «обеспечить единообразие судебной практики при установлении фактов недобросовестности», в первую очередь подчеркивает презумпцию добросовестности налогоплательщиков. Теперь вместо признаков недобросовестного поведения в тексте перечислены обстоятельства, которые должны вызывать у суда сомнения в добросовестности налогоплательщика. Если сомнения возникнут, налогоплательщик обязан будет доказать, что такие обстоятельства имеют разумные экономические причины, перечень которых также приводится в письме.
         Опрошенные Ъ юристы, впрочем, считают, что и новый проект создает значительные проблемы налогоплательщикам. По мнению партнера юридической фирмы ЮСТ Алексея Попова, в нем достаточно много оценочных категорий, дающих простор для усмотрения судов и налоговых органов. В частности, ВАС предлагает считать неправомерными действия, которые «игнорируют» не сами нормы налогового законодательства, а их «смысл, значение и цели». «Конституционный суд ввел термин 'добросовестный налогоплательщик', но не раскрыл его содержание, породив неопределенность в судебной практике,– пояснил господин Попов.– Теперь ВАС хочет поставить судей в четкие рамки, указав конкретные признаки недобросовестности, однако перечень их получился открытым, что не позволяет достичь поставленной цели».
         Старший юрист адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Игорь Серебряков отметил, что проект написан «неюридическим языком», что для документов ВАС в принципе не характерно. «По стилю это не судебный документ, а скорее воззвание к общественности,– считает он.– Если провести лингвистический анализ формулировок, то из них следует, что суд должен сомневаться, то есть не быть уверенным в истине. А это противоречит задаче суда быть беспристрастным при вынесении решения».
         Лингвистические проблемы свидетельствуют, что попытки отделить добросовестных налогоплательщиков от недобросовестных имеют скорее политический, чем юридический характер. «Сфера, где можно применять критерий добросовестности, очень мала,– убежден адвокат Константин Скловский.– Если права и обязанности четко установил закон, то иные критерии, включая добросовестность, недопустимы. Их применение размоет закон, создаст неопределенность и повлечет судебный произвол».

    ОЛЬГА Ъ-ПЛЕШАНОВА.
    © «
    КоммерсантЪ», 20.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Конституционный суд продлит приватизацию

    Зорькин рассмотрит запрос Верховного суда и жалобу граждан на Жилищный кодекс

    Зорькину задумываться не придется – вопрос продления сроков приватизации предрешен. Фото Александра Шалгина (НГ-фото). Загружается с сайта НеГа      Сегодня Конституционный суд приступит к слушанию дела о продлении сроков приватизации жилья до 1 марта 2007 года (официальная формулировка – «О проверке конституционности 4-й статьи Закона «О приватизации жилищного фонда в РФ»). Московскую семью Орловых, обратившуюся с соответствующим требованием, фактически поддержал Верховный суд, прибавив к жалобе граждан запрос о проверке соответствия Основному закону некоторых статей Закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ». Орловы обратились с жалобой в КС 5 сентября 2005 года, а запрос Верховного суда поступил за год до начала слушаний.
         История жалобы: Орловы получили в подарок от мэрии Москвы к Дню Победы новую квартиру 17 апреля прошлого года и собирались ее приватизировать. Однако срок приватизации жилья истек 1 марта 2005 года. ВС РФ счел справедливым требование четы пенсионеров, ветеранов войны. При этом в своем запросе за подписью председателя ВС Вячеслава Лебедева Верховный суд высказался даже радикальнее заявителей. По мнению ВС, ныне существующее временное ограничение сроков приватизации жилья вообще противоречит положениям Конституции о равенстве граждан перед законом и судом (
    ст. 19 п. 1), а также о том, что в РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права человека и гражданина, поскольку эти самые права могут быть ограничены лишь в особых случаях (п. 2 и 3 ст. 55). Хотя в то же время ВС осторожно обходит тему отмены сроков, утверждая лишь, что их изменение не должно нарушать права граждан.
         По мнению источников «НГ» в КС РФ, «это несложное дело имеет вполне определенные судебные перспективы – жалоба граждан и запрос ВС будут удовлетворены, а оспариваемые положения законов «О введении в действие Жилищного кодекса» и «О приватизации жилищного фонда в РФ» признаны неконституционными». Впрочем, оглашения решения КС придется ждать не меньше двух недель. Однако пересмотр законов, определяющих сроки приватизации жилья, уже происходит – по мнению депутатов, решения КС ждать необязательно.
         «Полная отмена ограничения сроков приватизации – это несерьезно, – считает председатель комитета по законодательству Госдумы Павел Крашенинников, – поскольку сама по себе приватизация жилья вводилась как временная мера. Однако сроки должны быть перенесены, потому что действительно сделать все так быстро при существующей бюрократии нереально. Поэтому мы и приняли в первом чтении закон о продлении срока приватизации муниципального и государственного жилья до 1 января 2010 года».

    Алексей Чеботарев.
    © «Независимая газета», 20.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Конституционный суд встрял в очередь на жилье

         Конституционный суд начал проверку положений Жилищного кодекса, запрещающих приватизацию квартир, предоставленных по договорам социального найма после 1 марта 2005 года. Если суд признает положения неконституционными, 4,5 млн очередников жилья не дождутся никогда.
         В четверг Конституционный суд начал проверку на соответствие Конституции статей федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», принятых в конце 2004 года. Они запрещают приватизацию жилых помещений тем очередникам, которым жилье было предоставлено по договорам социального найма после 1 марта 2005 года – то есть после вступления нового Кодекса в силу.

       Получившие от государства квартиру еще в советское время могли ее однократно приватизировать бесплатно: эту операцию можно совершить до 1 января 2007 года (Дума обсуждает предложение о продлении срока до 2010 года). По новому Жилищному кодексу жилье делится на коммерческое и социальное. Коммерческое граждане покупают за свои деньги, социальное берется в аренду у муниципальных властей без права приватизации. Возможен еще вариант коммерческого найма – с последующим выкупом квартиры. Однако эта схема реализуется в немногих городах. На сегодняшний день в России приватизировано 70% жилья.


         Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба семьи Орловых из Москвы. Ветеран и инвалид второй группы Хайдар Орлов получил квартиру 18 апреля 2005 года – к 60-летию Победы, ровно через полтора месяца после вступления в силу нового Кодекса. Прежнюю квартиру, в которой он проживал с женой и внуком, ветеран сдал в муниципальный фонд.
         Однако в приватизации новой квартиры ему было отказано, даже несмотря на то что право на однократную приватизацию жилья ни он, ни члены его семьи ранее не реализовали.
         «Закон ставит граждан, получивших жилье с 1 марта 2005 года, в неравное положение с теми, кто получил жилье ранее на тех же основаниях», – настаивал в суде Марат Орлов, внук ветерана. Таким образом, по его мнению, нарушается
    19-я статья Конституции, говорящая о равенстве граждан. Кроме того, Орлов считает закон несоответствующим статье 55 Конституции, запрещающей издавать законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.
         Представитель Верховного суда России Валентин Ершов также назвал закон неконституционным. Бесплатную приватизацию жилья так или иначе отменять придется, поскольку «мы живем уже в другой стране», заметил он. Однако переход на рыночные отношения в жилищной сфере, по его словам, возможен только после того, как в стране будут достигнуты «определенные социально-экономические условия» и граждане будут располагать доходами, которые позволят им приобретать жилье в собственность.
         Однако сами законодатели в Жилищном кодексе противоречий Конституции не находят.
         «Равенство, о котором говорит Конституция, – равенство прав, а не равенство возможностей», – заявила суду постоянный представитель Госдумы в КС Елена Мизулина (бывший депутат от партии «Яблоко»).
         «Достичь последнего невозможно уже в силу психофизических особенностей людей». Поэтому лично она считает, что «закон – не всеобщая одинаковость в реализации права, а попытка установления справедливости». «Право на жилище, являющееся правом гражданина, не определяется как право на бесплатное собственное жилище», – поддержала Мизулину советник аппарата Комитета по конституционному законодательству Елена Виноградова. «Исходя из аргументов заявителя, человек, всю жизнь проживший в собственной квартире, и, следовательно, не имеющий возможности ее получить от государства, ущемлен в правах по сравнению с теми, кто имеет такую возможность. Это несерьезно!» – доказывал суду приглашенный эксперт, завкафедрой гражданского права Уральской государственной юридической академии Бронислав Гонгало.
         «С каких пор право на собственное жилище является неотъемлемым правом человека и гражданина?»
         «У нас в очереди около 4,5 млн человек, нуждающихся в жилье, – сообщил Гонгало. – Если суд признает статьи нового Жилищного кодекса не соответствующими Конституции, мы законсервируем это советское наследие!» «Справедливо, что бесплатная приватизация ограничена по времени. Иначе мы бы никогда не решили проблемы жилья», – поддержала эксперта старший прокурор Управления правового обеспечения Татьяна Рыжкова.
         Постановление о конституционности Жилищного кодекса суд примет в течение месяца. Прогнозировать исход рассмотрения дела участники заседания не берутся. «Решение суда может быть любым, – сказала «Газете.Ru» Елена Мизулина. – У меня были предчувствия, что закон признают не соответствующим Конституции после первой части заседания, но выступления экспертов обратили внимание суда на новые важные нюансы».
         Зато полномочный представитель правительства в Конституционном суде Михаил Барщевский даже не сомневается в том, что истцу дело не выиграть. «Принял бы уважаемый суд к рассмотрению мою жалобу, если если бы я стоял в очереди, но не успел попасть в магазин до его закрытия?» – риторически интересуется он.

    Екатерина Мереминская.
    © «Газета.Ru», 20.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Вернуть приватизацию

         Граждане отстаивают в Конституционном суде свое право на бесплатное жилье за госсчет. Участники слушаний предупреждают: искусственное ограничение сроков приватизации может использоваться в политических целях.
         Конституционный суд (КС) вчера начал проверку положений законодательства, которые отменяют с 1 января 2007 г. бесплатную приватизацию жилья, а также запрещают приватизировать квартиры, полученные по договору социального найма после 1 марта 2005 г. – с момента вступления в силу нового Жилищного кодекса. Поводом стала жалоба ветерана войны Хайдара Орлова и членов его семьи. Они ждали новоселья с 2003 г. В апреле 2005 г. по случаю юбилея Победы ветеран получил квартиру от столичной мэрии – и тут же выяснил, что ее собственником стать уже не сможет.
         Пенсионера поддержал Верховный суд (ВС), где полагают: отмена права граждан на бесплатную приватизацию жилья нарушает принцип равенства всех перед законом. «Срок отмены приватизации не может быть установлен произвольно, – объяснял ректор Академии правосудия Валентин Ершов, представлявший позицию ВС, – он должен быть социально-экономически обоснован». Ершов сослался на расчеты правительства Москвы, в собственности которой находится более 1 млн квартир. Но соответствующие учреждения столицы способны оформлять не более 100000 комплектов приватизационных документов в год. Таким образом, к 2007 г. около 800000 потенциальных собственников не смогут стать владельцами своего жилья, даже если захотят. КС должен учитывать «политический аспект» этого дела, предупредил Ершов: запрет на приватизацию – непопулярная мера и этим «могут воспользоваться определенные политические силы».
         Приватизация жилья продолжается уже 15 лет – все, кто хотел, давно воспользовались своим правом, парирует представитель Госдумы Елена Мизулина. По ее мнению, государство не обязано предоставлять жилье в собственность бесплатно – это вопрос «политической целесообразности». Бесплатного жилья за государственный счет не предусматривают и стандарты Совета Европы в области прав человека, поддержала коллегу представитель Совета Федерации в КС Елена Виноградова. Мизулина добавила, что в первом чтении Дума уже приняла поправку к спорному закону, которая продлевает срок приватизации до 2010 г.

    Анастасия Корня.
    © «
    Ведомости», 21.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    И милость к севшим призывал...

    Конституционный суд поддержал точку зрения зэков

    Загружается с сайта ВН      Тысячи российских осужденных преступников могут рассчитывать на пересмотр их дел. Конституционный суд, огласивший вчера постановление по жалобе 32 заключенных, обязал прокуратуру и руководство колоний выступать с инициативой пересмотра многих вердиктов, выносившихся до либерализации Уголовного кодекса. Кроме того, снимается ряд ограничений на снижение сроков для тех, кто может рассчитывать на «снисхождение».
         Обратившиеся в КС оспорили целый пакет норм Уголовного, Уголовно-процессуального кодексов и закона «О введении в действие УК РФ». Все заявители рассчитывали на «скидку» по срокам после масштабной либерализации Уголовного кодекса, проведенной в декабре 2003 года, однако из-за существующей процедуры пересмотра судебных решений продолжали отбывать наказание по «полной программе». Так, один из заявителей, Денис Сухой, приговоренный к семи годам лишения свободы, рассчитывал на поправки в УК, по которым минимальный срок за его наказание снизился до пяти лет. «Я в любом случае ожидал снижения прежнего размера наказания, но не менее, чем до нового минимального предела», – жаловался не дождавшийся пересмотра заключенный.
         В целом «атака» велась по двум направлениям. Во-первых, заключенные настаивали на неконституционности ч. 2 ст. 10 УК, в которой говорится, что, «если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом». Кроме того, они оспорили ч. 2 ст. 3 закона «О введении в действие Уголовного кодекса РФ». В ней значится, что «меры наказания лицам, осужденным по ранее действовавшему уголовному закону и не отбывшим наказания, привести в соответствие с УК РФ в тех случаях, когда назначенное им судом наказание является более строгим, чем установлено верхним пределом санкции соответствующей статьи УК РФ». Заключенные же настаивали на том, что при смягчении закона ранее вынесенные сроки должны быть снижены пропорционально.
         Примечательно, что отчасти с позицией зэков согласились представители органов государственной власти в Конституционном суде, которые заявили, что суды просто неправильно применяют законы. В связи с этим представитель Федеральной палаты адвокатов Юрий Костанов пояснил «Времени новостей», что Верховный суд мог бы сам разъяснить подведомственным судам, как следует понимать закон.
         Теперь за Верховный суд это сделали коллеги из Конституционного. Оспоренные нормы были либо признаны конституционными, либо производство по ним было прекращено по формальным основаниям. Однако в итоге Конституционный суд вынес решение фактически в пользу заявителей. «В результате системной связи двух статей в УК и законе «О введении в действие Уголовного кодекса РФ» сложилась такая правоприменительная практика, при которой рассчитывать на пересмотр могли лишь те осужденные, которым было назначено наказание выше верхнего предела срока наказания по новой норме, – пояснил «Времени новостей» суть проблемы заместитель председателя КС Владимир Стрекозов. – Мы же постановили, что ст. 10 УК не противоречит Конституции, но при этом указали, что ст. 3 закона «О введении...» должна была применяться лишь в течение переходного периода от УК РСФСР к УК РФ. Таким образом, мы сняли оспоренные ограничения, и суды вправе сами решать, на сколько снизить наказание. Допустим, при действовавшей шкале от четырех до десяти лет лишения свободы человек был приговорен к семи годам. Затем снизили шкалу до срока от двух до восьми лет. Раньше такие дела не пересматривались, теперь же человек имеет право на смягчение приговора. Кроме того, суды в такой ситуации должны снизить старое наказание, учесть все смягчающие обстоятельства и могут даже назначить наказание ниже низшего предела. Еще один важный момент: не только осужденный должен проявить инициативу при пересмотре его дела. Этим должны заниматься также прокуратура и руководство учреждения, где отбывается наказание, если сам человек бездействует. Наконец, дела самих заявителей, обратившихся в КС, подлежат теперь пересмотру».
         Решение КС поддержали и представители органов госвласти. Правда, сами жалобщики наверняка остались довольны не до конца. «В постановлении КС нет указания на то, что наказание должно быть снижено пропорционально внесенным в УК поправкам, а это был один из ключевых моментов в жалобах заявителей, – напомнил в беседе с корреспондентом «Времени новостей» представитель Совета Федерации в КС Юрий Шарандин. – Таким образом, смягчение приговора может выражаться в незначительном сокращении срока наказания – это решает суд». Однако г-н Шарандин склонен видеть в этом положительные стороны, поскольку такой вердикт КС означает, что «резких изменений в процедуре судебного разбирательства в уголовных судах не произойдет».

    Юрий КОЛЕСОВ.
    © «
    Время Новостей», 21.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Конституционный суд проверит сроки приватизации жилья

         Вчера Конституционный суд (КС) начал проверку конституционности ряда норм жилищного законодательства, по которым граждане, получившие социальное жилье после 1 марта 2005 года, когда вступил в силу новый Жилищный кодекс РФ, не имеют право на его бесплатную приватизацию. По мнению обратившихся в КС заявителей, этот запрет ставит таких граждан в неравное положение с теми, кто получил жилье ранее этой даты и может его приватизировать до 1 января 2007 года.
         Поводом к рассмотрению дела стал запрос Верховного суда РФ и трех жителей Москвы, оспоривших конституционность пункта 2
    статьи 12 федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», отменяющего бесплатную приватизацию жилья частично с 1 марта 2005 года и полностью – с 1 января 2007 года. В частности, москвич, ветеран войны и инвалид второй группы Хайдар Орлов, получивший новую квартиру 18 апреля 2005 года, отметил, что эта норма нарушает принцип равенства прав граждан на бесплатную приватизацию жилья. «Одна семья, отстоявшая в очереди 20 лет и получившая квартиру 28 февраля 2005 года, имеет право на приватизацию, а другая, отстоявшая столько же, но получившая квартиру 2 марта,– уже не имеет»,– говорится в заявлении господина Орлова.
         В запросе Верховного суда также отмечается, что граждане, вставшие на учет для улучшения жилищных условий до 1 марта 2005 года, но не получившие жилья до этой даты, поставлены в неравное положение с теми, кто получил жилье ранее и смог воспользоваться правом на его приватизацию. В запросе отмечается, что это в полной мере коснется и тех лиц, кто получит социальное жилье после 1 января 2007 года. То есть, по логике Верховного суда, право на бесплатную приватизацию жилья должно распространяться на всех, кто встал в очередь на квартиру в период действия Жилищного кодекса РСФСР, гарантировавшего право на улучшение жилищных условий. Выступивший на вчерашнем заседании представитель Верховного суда Валентин Ершов отметил, что срок отмены права бесплатной приватизации жилья должен быть обоснованным. «Сохранение этих ограничений выразится в отрицательном отношении населения к органам власти, чем могут воспользоваться определенные политические силы»,– предупредил он.
         Тем не менее большинство выступивших на заседании представителей государства заявили, что оспоренные нормы не противоречат Конституции. «Вопрос не в недопустимости ограничений, а в разумности сроков приватизации,– отметила, в частности, представитель Госдумы в КС Елена Мизулина.– Оспоренные заявителем положения не нарушают право граждан на жилище, а лишь фиксируют новый этап формирования жилищных отношений в России». Представитель Минрегионразвития Максим Дорофеев подчеркнул, что принятый в июне 1991 года закон о бесплатной приватизации фактически относился к жилищному фонду, существовавшему на тот момент. По его словам, это жилье было создано на основе Конституции СССР 1977 года за счет общенародной социалистической собственности, а новое жилье строится за счет бюджетов разных уровней. «Это принципиальный момент: где у нас в бюджете имеется статья, предусматривающая расходы на бесплатную раздачу жилья гражданам?» – задал риторический вопрос господин Дорофеев.
         Представитель Генпрокуратуры Татьяна Рыжкова тоже высказала мнение, что бесплатная приватизация жилья и ее прекращение – «это добрая воля государства». Вместе с тем она согласилась с мнением Верховного суда о том, что разделение по срокам нарушило равенство граждан. «Люди были поставлены на очередь в рамках старого закона не как малообеспеченные, что предусматривает новый кодекс, а как нуждающиеся в улучшении жилищных условий. Кто-то из них успел получить жилье, кто-то нет»,– заявила госпожа Рыжкова.
         Выслушав стороны, суд удалился на совещание. Решение по делу будет вынесено через две-три недели.

    ЮРИЙ Ъ-ЧЕРНЕГА.
    © «КоммерсантЪ», 21.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    КС уточнил порядок смягчения приговоров заключенным

         Вчера КС признал конституционными ряд положений уголовного законодательства, определяющих порядок снижения срока наказания при применении нового уголовного закона, улучшающего положение осужденных. По мнению обратившихся в суд с жалобами 32 граждан, отбывающих наказание за различные преступления, нормы закона о пересмотре приговоров сформулированы очень неконкретно. Заявители сочли несправедливой сложившуюся судебную практику, по которой пересмотру подлежат только те приговоры, в которых назначенное наказание в виде лишения свободы превышает установленный новым законом максимальный срок, на который можно лишить свободы за совершенное преступление.
         Хотя в оглашенном вчера постановлении оспоренные нормы были признаны конституционными, КС обязал законодателя конкретизировать порядок смягчения наказания. Кроме того, суд дал конституционно-правовое толкование оспоренных норм, обязав уполномоченные госорганы, независимо от наличия ходатайства заключенного, инициировать рассмотрение судом вопроса о приведении приговора в соответствие с новым законом, смягчающим ответственность и имеющим обратную силу.

    © «КоммерсантЪ», 21.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Пересмотреть можно. Смягчить – нельзя

    Конституционный суд отказал тридцати двум зэкам

         Вчера КС РФ признал соответствующей Конституции ч. 2 10-й статьи УК РФ, на основании которой суды отказывали осужденным в рассмотрении их дел. Однако одновременно КС обратил внимание, что закон «не освобождает госорганы и должностных лиц от обязанности инициировать применение нового», более мягкого варианта уголовного закона, имеющего обратную силу. Таким образом было принято решение по жалобам 32 заключенных, поступившим в КС и объединенным в общее производство.
         Зэки-заявители, многие из которых были осуждены за тяжкие преступления – в том числе разбой, грабеж, кражи, убийства, – ранее пытались добиться смягчения наказаний по своим статьям, поскольку в декабре 2003 года вступил в силу Закон «О внесении изменений и дополнений в УК РФ», смягчавший наказания за многие уголовные преступления. Суды отказывали им в пересмотре дел, поскольку у всех заявителей срок был не больше максимального по новому закону – в соответствии с требованиями оспариваемой статьи УК.
         Наверное, КС поступил правильно. И оснований подвергать сомнению новый УК не было. Однако получается, по сути, что теперь пересматривать дела можно, но смягчать наказания при этом – нельзя. А тогда – зачем и пересматривать? Так и видится множество «госорганов и должностных лиц», бросившихся инициировать применение «нового, более мягкого наказания» для несчастных осужденных.
         Протест вызывает не решение. Неприятие возникает, когда слышишь пафосные ссылки, которыми так богата наша история: достаточно вспомнить лозунги про заботу партии и правительства о тружениках – села, или станка, или моря, или еще чего-нибудь столь же полезного. На самом деле абсурдно уже то, что заключенные пытаются опротестовать новый, «мягкий» вариант УК. Это означает, что закон принят с серьезными изъянами. Порочна, очевидно, и судебная система – в силу ее крайней косности и негибкости. Потому что за смягчением приговора приходится гражданам идти так далеко – в суд Конституционный. А это все равно что пробовать лечить насморк в ЦКБ.
         Между тем о судебной реформе, объявленной одним из приоритетов лет десять назад, давно никто не вспоминает. А ее главный движитель и инициатор – смелый и опальный судья Сергей Пашин – сегодня ведет унылое игрушечное теле-шоу. За последние годы много полезных начинаний в этой сфере кануло в Лету. Уж сколько было разговоров, к примеру, о ювенальной юстиции! Уж как превозносился – и справедливо – опыт питерских судей, смело вводивших в обиход экзотические для российской действительности методы окучивания малолетних правонарушителей прикрепленными к ним молодыми воспитателями. И когда корреспонденту «НГ» в 98-м показали пятерых хилых стриженых подростков, склонившихся над книжками в широком и пропахшем хлоркой коридоре на четвертом этаже «Крестов», отбывающих там досудебный многомесячный «срок», казалось: еще год-другой – и все это кончится. Не кончилось.
         Планы были еще – ввести институт уполномоченного по правам ребенка. Воз и ныне там. Впрочем, если бы и ввели – наверняка нашли бы такого, как Владимир Лукин. Чтобы если и возражал, то мягко. И – только после глубокой разведки боем, на предмет безопасности предложения. Особенно мне понравилось смелое предложение уполномоченного насчет повышения призывного возраста до двадцати лет. С одной стороны, обсуждаемо. И даже Общественная палата поначалу поддержала идею. Правда, к вечеру того же дня и опомнилась. Самое приятное в этой идее – можно не трогать главную болячку: отложенную в долгий ящик реформу по созданию профессиональной армии.
         Да и вообще – красиво это: возникают в воображении уполномоченного бравые, плечистые призывники, которым машут в спину, провожая в военкомат, верные жены с румяными детишками на руках. А дома уже каждую ждет конверт с двумя тысячами рублей (в месяц) – свежая инициатива Минобороны по урегулированию кризиса с отменой отсрочек. Красиво. Не то, что стоять в пикете у суда, где судят гражданку, которая, защищая собаку, избила нескольких милиционеров. И совсем неприятно было бы вступиться за бухгалтершу олигарха, осужденную на 7 лет общего режима за то, что выполняла указания начальника.
         Все реформы в правоохранительной сфере, похоже, сведены будут в обозримом будущем к евроремонту в местах заключения. Процесс освоения денег в этом направлении идет давно и успешно – судя по бравым репортажам из тюрем и СИЗО. В последнее время вообще хорошим тоном стало показать раз в неделю новую и старую камеру где-нибудь в Бутырке, и – чтобы рядом стояли небольшой шеренгой слегка выбритые сидельцы, бубнящие невнятно тексты о светлой жизни в обновленном камерном мире.
         И эти новые камеры – как символы нашего общего «обновления». Нам кажется, что мы давно не сооружаем БАМов. На самом деле они, БАМы, во множестве вокруг нас: ничего не реформируя по существу, то есть – для людей, мы стараемся создать приятную картинку непонятно для кого. Вместо того чтобы создать ясную и понятную систему смягчения наказаний для зэков, к примеру.
         Вчерашнее решение Конституционного суда только по видимости – солидное и правильное. А по сути оно девальвирует высокий орган. Если и дальше заниматься будет КС подобным, то, может, и правильно, что отправляется он в Северную столицу. Красивое – к красивому. Можно будет показывать иностранцам, а за отдельную плату – водить по свежеотремонтированному зданию. Плата будет очень умеренная.

    Александра Яковлевна Самарина
    – зав. отделом политики «НГ»,
    Алексей Иванович Чеботарев
    – обозреватель отдела политики «НГ».

    © «
    Независимая газета», 21.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Конституционный суд заступился за зэков и занялся приватизацией квартир

         Вчера Конституционный суд РФ постановил, что заключенные, которых осудили до 8 декабря 2003 года, имеют право на снижение срока наказания. Именно в тот день вступили в силу поправки, смягчающие наказание по большинству статей Уголовного кодекса. Однако суды отказывались снижать сроки заключения, если они не превышали нового максимального срока за данное преступление. Более 30 заключенных обратились в КС, так как сочли несправедливым, что тем, кому ранее было определено более жесткое наказание, его снизили, а у тех, кто имел смягчающие обстоятельства и получил меньшие сроки лишения свободы, оставили неизменными. Во вчерашнем решении КС говорится, что никаких ограничений на пересмотр приговоров российское законодательство не содержит, а следовательно, приговоры всем осужденным до вступления в силу поправок в УК должны быть пересмотрены.
         Разобравшись с Уголовным кодексом, КС занялся Жилищным. Вчера началось рассмотрение запроса по поводу ограничения сроков бесплатной приватизации квартир 1 января 2007 года и жалобы на запрет приватизировать жилье, полученное после 1 марта 2005 года. Запрос в КС направил Верховный суд, представитель которого Валентин Ершов пригрозил судьям социальным взрывом, если ограничение срока бесплатной приватизации не будет отменено. По его словам, только в Москве еще не приватизировано около миллиона квартир, а до конца нынешнего года оформить жилье в собственность успеют более 100 тыс. человек. Отменить же запрет на приватизацию квартир, полученных после 1 марта 2005 года, требует семья Орловых из Москвы. Глава семьи ветеран Великой Отечественной войны Хайдар Орлов получил квартиру в апреле 2005 года к 60-летию Победы, однако в бесплатной приватизации ему было отказано. Г-н Орлов обосновывает свое право на приватизацию квартиры тем, что в очередь на получение жилья он был включен задолго до 1 марта 2005 года, а в том, что ему квартиру предоставили не до, а после рокового срока, он не виноват. Конституционный суд огласит свое решение в течение месяца.

    Александр КОЛЕСНИЧЕНКО.
    © «
    Новые Известия», 21.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Беспрецедентное право

    Впервые арбитражный судья станет обвиняемым по делу о корпоративном рейде

    До последнего времени жертвами корпоративных рейдов были кто угодно, но только не активно участвовавшие в них арбитражные судьи. Фото: Валерий Мельников / Коммерсантъ. Загружается с сайта Ъ      Как стало известно Ъ, Верховный суд России признал «признаки преступления» в решении судьи арбитражного суда Ингушетии Бориса Цицкиева. Следующим шагом будет возбуждение против него уголовного дела. Именно с решения господина Цицкиева в сентябре 2003 года начался захват группой «Сигма» Кропоткинского маслоэкстракционного завода (МЭЗ). Юристы и участники рынка говорят, что Верховный суд создал прецедент. Арбитражные суды – ключевое звено в механизме атак корпоративных рейдеров, однако до сих пор ни один судья не подвергался за это уголовному преследованию.
         Кассационная коллегия Верховного суда на минувшей неделе отклонила жалобу судьи Бориса Цицкиева на заключение Верховного суда от 9 февраля 2006 года об удовлетворении представления генпрокурора Владимира Устинова. Генпрокурор просил признать наличие в действиях господина Цицкиева признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ («Вынесение заведомо неправосудного решения»). Таковым Генпрокуратура считает решение, которое судья Цицкиев принял 12 сентября 2003 года по иску московского ООО «Триона сервис» к Кропоткинскому МЭЗу (Краснодарский край) на 913 тыс. руб., якобы составивших ущерб из-за поставки некачественного рапсового масла. «Триона сервис» просила в иске обратить взыскание на 43% акций завода «Кропоткинский», что и сделал судья Цицкиев, выдав в тот же день соответствующие исполнительные листы, на основании которых несколько дней спустя состоялся силовой захват завода.
         Теперь на основании заключения высшей судебной инстанции Генпрокуратура намерена в ближайшее время возбудить дело против Бориса Цицкиева. Примечательно, что еще в 2004 году федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа обращался в квалификационную коллегию судей Ингушетии с представлением о прекращении судейских полномочий Бориса Цицкиева в связи с этим инцидентом, однако ингушские коллеги ограничились вынесением ему предупреждения.
         Сам судья Цицкиев свою вину отрицает. «Если и имелись процессуальные ошибки при рассмотрении данного дела,– сказал он корреспонденту Ъ,– то они имели место не умышленно, а в силу того, что арбитражный суд работал в тот период по совершенно новому, уже третьему по счету и не до конца изученному АПК РФ. Я не имел не только прямого умысла, как это требует ст. 305 УК РФ, но и косвенного для принятия неправосудного решения».
         Арбитражные суды являются ключевым звеном в схемах рейдерских атак. Однако до сих пор ни один судья, принимавший решение в пользу рейдеров, не только не был подвергнут уголовному преследованию, но даже серьезно наказан. Известен лишь один случай, когда полномочия судьи арбитражного суда Чечни Арби Сатуева были прекращены Высшей квалификационной коллегий судей. Поводом к этому послужило вынесенное судьей определение о запрете на осуществление сделок с акциями предприятия «Геойлбент», за которое велась ожесточенная корпоративная война между ЛУКОЙЛом и «Русснефтью».
         Корпоративный рейд против собственников Кропоткинского, а также Лабинского МЭЗов проводила группа «Сигма» известного предпринимателя Павла Свирского. Позднее контроль над обоими предприятиями перешел к холдингу «Русагро». Однако представитель господина Свирского Александр Савельев заявил вчера Ъ, что «ни одна из фирм, связанных с Павлом Свирским, не имела отношения к этому решению судьи». Глава «Русагро» Вадим Мошкович прокомментировал ситуацию следующим образом: «Год назад мы подписали мировое соглашение со всеми бывшими акционерами Кропоткинского МЭЗа и до конца 2006 года должны с ними расплатиться за акции этого предприятия. Фактически получается, что мы выкупили этот актив трижды: сначала у 'Сигмы', потом у NTP и теперь вот у истинных владельцев. Так что даже при неблагоприятном для судьи исходе дела для компании это абсолютно ничего не изменит». Юристы, однако, с этим не согласны.
         «Если с момента отчуждения акций прошло менее трех лет, то, согласно 181-й статье Гражданского кодекса РФ, после осуждения судьи и признания его решения неправомерным сделка признается ничтожной,– говорит глава компании 'Усков и партнеры' Вадим Усков.– То есть формально собственность должна быть возвращена прежним владельцам».
         Конфликт из-за Лабинского и Кропоткинского маслоэкстракционных заводов начался летом 2003 года. На тот момент оба предприятия контролировались группой компаний «Русская бакалея». Однако группа «Сигма» сначала скупила порядка 60% акций Кропоткинского МЭЗа у миноритарных акционеров, а чуть позже путем скупки долговых обязательств завладела контрольным пакетом Лабинского завода. Впоследствии оба пакета, согласно заявлению «Сигмы», были проданы компании «Русагро». В то же время «Русская бакалея» продолжала заявлять, что оба предприятия находятся в ее собственности. Определить истинного собственника не помогли ни череда судов, ни захваты предприятий. В марте 2005 года группа «Русагро» объявила, что ей удалось получить контроль над МЭЗами. В ответ глава «Русской бакалеи» Александр Старцев сообщил журналистам, что продал свой бизнес, включая акции Лабинского и Кропоткинского МЭЗов, группе компаний ОГО.
         В марте 2005 года в деле появился новый фигурант: до тех пор никому не известный на масложировом рынке холдинг NTP Group распространил пресс-релиз, согласно которому именно он выкупил у «Русской бакалеи» акции спорных предприятий – 80% Кропоткинского МЭЗа и 100% Лабинского МЭЗа за $25 млн – и выступил в качестве посредника между двумя основными претендентами на эти активы – «Русагро» и ОГО. В итоге весной 2005 года между конфликтующими сторонами была достигнута договоренность о том, что полный контроль над Кропоткинским МЭЗом получает «Русагро», которое на данный момент является собственником 100% акций предприятия. Доли в Лабинском МЭЗе были распределены между «Русагро» и NTP Group, действовавшей в интересах предпринимателя Александра Курта, в соотношении 70:30.
         Участники рынка и юристы говорят о том, что решение Верховного суда может иметь серьезные последствия. «Антирейдерский закон в России наконец-то начал действовать. Это дело станет прецедентом, поскольку ничего подобного раньше не было»,– считает господин Усков. С ним согласен глава юридической фирмы «Добронравов и партнеры» Юрий Добронравов. «До сих пор подобные дела в отношении судей решались тихо: судья просто уходил в отставку,– комментирует он.– Если судью посадят, то для всех работников системы это станет хорошим уроком, и, я уверен, это сильно осложнит жизнь рейдерам. Для большинства членов юридического сообщества, как и для любого бизнесмена, важна предсказуемость судебной системы. Теперь можно надеяться, что и в ней появятся более четкие правила игры».
         ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ, СВЕТЛАНА Ъ-МЕНТЮКОВА

    Теперь так со всеми будет?


    Сергей Пашин, профессор Московского института экономики, политики и права, федеральный судья в отставке:
         – Хорошее начало, так как у нас вообще редко привлекают судей к уголовной ответственности за взятки и коррупцию, а уж за пособничество в рейдерстве это вообще единичный случай. Размах коррупции среди судей гораздо выше, чем принято считать в обществе, поэтому мне кажется, что это хороший сигнал судейскому сообществу.

    Станислав Вавилов, председатель комитета Совета федерации по правовым и судебным вопросам:
         – Да, только если это дело не станет показательным. Безусловно, судей нужно привлекать к ответственности, а не останавливаться только на совершенствовании корпоративного законодательства.

    Сергей Борисов, президент организации «Опора России»:
         – С коррупционерами – да, если у нас не будет показательных порок, то мы можем дойти до отчаянных мер, не водить же коррупционеров и взяточников по улицам. Дело этого судьи должно стать уроком для остальных, ведь на судью не просто настучали, а обиженные пытались отстоять свои права. Таким образом мы защищаем не только свой бизнес, но и бизнес других. Шаг за шагом мы отвоевываем право на честный бизнес в стране, а это не так уж мало.

    Николай Шаклеин, губернатор Кировской области, в 1990-1993 годах заместитель генпрокурора России:
         – Надеюсь, что со всеми, чья вина будет доказана. Это первый случай, и говорить о тенденции или о начале чистки среди судей пока рано. Порядка в судейской системе у нас недостаточно, но его одноразовой акцией или кампанией не наведешь.

    Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по законодательству (фракция «Единая Россия»):
         – Со всеми, кто нарушает закон. Судьи должны осознать, что закон один, и если виновен, то должен нести уголовную ответственность, несмотря на свои регалии.

    Борис Титов, председатель организации «Деловая Россия»:
         – Судьи, берущие взятки, приносят не меньший вред, чем сами рейдеры. Если сидят нечестные бизнесмены, то почему не сидеть нечестным судьям?

    © «КоммерсантЪ», 24.04.05.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    От редакции: Провода и оценщики

         Председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) Антон Иванов давно пропагандирует идею электронного правосудия. Цель ее создания – немедленная публикация решений арбитражных судов и возможность направления исков по электронной почте. Это, считает глава ВАС, станет одной из основных мер по прекращению использования судебных решений и правоохранительных органов для захвата собственности. На днях Иванов озвучил новую инициативу – направлять иски по электронной почте смогут не все, а только адвокаты компаний. Он считает, что это уменьшит число исков, которые направляются от лица миноритарных акционеров в ходе корпоративных войн.
         Мотивы предложения главы ВАС можно понять – применение судебных решений для передела собственности, рейдерства или срыва сделок стало привычной практикой. Иски использовались для решения проблем на любом уровне – от захвата местного рынка до борьбы за гигантов индустрии. Иногда число противоречащих друг другу решений Фемиды доходило до нескольких десятков.
         Однако осуществимы ли планы главного арбитра? Начнем с того, что постановлением Конституционного суда интересы граждан и организаций в обычных и арбитражных судах разрешено представлять не только адвокатам, но и юристам без адвокатского статуса. Допустим, что решение КС удастся обойти. Тогда встает новая российская проблема – появление в кратчайшее время любых баз данных на пиратских дисках. Иванов гарантирует, что база электронных исков не станет достоянием всех желающих. Предположим, что он сдержит это обещание. Но отдельно взятое ограничение снимет проблему только на низовом уровне. То есть когда схватка идет за не слишком дорогой кусок пирога и претендент на него не располагает достаточными средствами для привлечения юриста, имеющего доступ к электронному правосудию. В случае реализации новой инициативы может возникнуть и еще одна проблема – компания, не имеющая корпоративного адвоката, получит информацию о подаче иска против нее только после того, как он поступит в суд. Зато о нем узнают другие, пусть даже легальные пользователи, имеющие доступ к базе, что может нанести вред репутации ответчика. Один из выходов из подобной ситуации – платный доступ всех желающих к полной базе электронного правосудия. Такая практика существует, в частности, в Соединенных Штатах.
         Неправосудные или ошибочные решения по корпоративным спорам не всегда являются следствием закрытости судебной системы и, как следствие, – коррупции. Даже кристально честный судья, рассматривая дела об имущественных спорах и банкротстве, нередко встает перед вопросом, насколько обоснованны претензии истца и как оценить имущество ответчика. Пока Арбитражно-процессуальный кодекс дает самый общий ответ. Его 91-я статья гласит: «Обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленному требованию». Оценка имущества не должна входить в компетенцию суда. Во всем мире это делают независимые эксперты. Но даже оценщик высокого класса в России оказывается в затруднительном положении. Истцы занижают стоимость, чтобы платить меньшую госпошлину, которая зависит от размера иска, а владелец собственности – чтобы снизить налоговую нагрузку.

    Александр Беккер.
    © «
    Ведомости», 25.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Где у ВАС добросовестность?

    Налогоплательщики останутся без защиты до лета

         Высший арбитражный суд сильно разочаровал вчера российский бизнес, ждавший от Фемиды ответа на один из главных вопросов последнего времени – кого считать недобросовестным налогоплательщиком, и по каким критериям определять добросовестность. Однако Президиум ВАС отложил принятие долгожданного проекта информационного письма c инструкцией по применению понятия добросовестности. Осталась неутраненной юридическая неопределенность, возникшая из-за недостатков Налогового кодекса и множественности толкований закона, звучавших в последние годы. Пока этим активно пользуются фискалы, пытающиеся – и порой, как в случае с доведенным до банкротства ЮКОСом весьма успешно – приклеить клеймо недобросовестности чуть ли не к каждому крупному налогоплательщику. Бизнесмены же, судя по заявлениям, звучавшим в том числе и на прошедшем на минувшей неделе XV съезде РСПП, уже готовы признать расплывчатость термина «добросовестность» одной из главных проблем во взаимоотношениях с налоговыми органами.
         Сегодня обвинение в недобросовестности даже самого законопослушного налогоплательщика может привести к лишению его всех налоговых льгот и преимуществ, и, прежде всего, права на возмещение НДС – как входящего, так и экспортного. И хотя юристы признают, что во всем мире аферы с НДС пользуются «спросом», в России фискалы видят мошенника чуть ли не в каждом экспортере. И судьи до последнего времени им в этом потворствовали. По словам управляющего партнера юридической фирмы «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Сергея Пепеляева, сегодня налогоплательщик вынужден нести ответственность за действия своих деловых партнеров, вне зависимости от наличия своей собственной вины.
         На словах судьи вчера демонстрировали намерение повернуться к налогоплательщику лицом. Во всяком случае, глава ВАС Антон Иванов признался, что сам считает не слишком корректным «использование в налоговых правоотношениях пришедшего из гражданских правоотношений понятия добросовестности». А присутствовавший на заседании член Конституционного суда Гадис Гаджиев призвал и вовсе отказаться от использования этого понятия. Такие заявления стали чуть ли не сенсацией, учитывая, что именно эти две высшие судебные инстанции, перехватывая друг у друга инициативу, ввели в оборот это понятие и способствовали его популяризации.
         Термин «добросовестность» впервые применил к налоговым отношениям Конституционный суд. Сначала в двух своих постановлениях он сформулировал правило, что только для добросовестных налогоплательщиков моментом уплаты налога считается перечисление платежа в банк. А затем в 2004 году на бизнес обрушились определения КС 169-О и 324-О о том, что недобросовестным налогоплательщикам можно отказывать в возмещении НДС, уплаченного с заемных средств. Правда, потом КС постарался пересмотреть им же сформулированные правила, а глава КС Валерий Зорькин даже публично признал свою ошибку. «Отмечая историческую роль термина «добросовестность», звучащие сегодня призывы отказаться от его использования в налоговых отношениях не лишены оснований», – заявил в январе 2006-го г-н Зорькин.
         Однако вырвать из рук налоговиков эту «дубинку» было уже невозможно. Тем более, что они нашли понимание среди арбитражников, которые вынесли целый ряд решений, в которых право на налоговые льготы было привязано к недобросовестности плательщика. Так, в конце прошлого года президиум ВАС принял три скандальных решения по делам ООО «Энерготехгрупп» о том, что возмещение НДС можно получить, только если он был уплачен всеми участниками цепочки операций. «Фактически ответственность возлагалась за действия поставщиков, о существовании которых налогоплательщик может даже не знать», – пояснил «Времени новостей» адвокат «Бейкер & Макензи» Юрий Воробьев.
         Наверняка, когда появилась информация о том, что ВАС готовит проект информационного письма о критериях недобросовестности, в ФНС ожидали получить еще один козырь. Тем более что первоначальная редакция документа, вышедшего из-под пера арбитражных иерархов, действительно была предельно жесткой. Однако вариант, вынесенный вчера на обсуждение, оказался куда мягче. О причинах, по которым ВАС решил так резко пересмотреть собственную позицию можно только догадываться. Но нельзя не заметить, что первоначальный проект противоречил намерениям Госдумы зафиксировать презумпцию налоговой добросовестности в Налоговом кодексе. Кроме того, как выяснилось, решения ВАС по вопросу возмещения НДС противоречат подходам Европейского суда справедливости, который считает, что для целей налогообложения должна рассматриваться отдельно конкретная операция, а в возмещении НДС может быть отказано, только если налогоплательщик знал или должен был знать о мошенническом характере операции. И если бы российский ВАС принял первоначальную редакцию письма, пришлось бы признать, что в России суд преследует одну цель – наполнить бюджет.
         Поэтому в понедельник на обсуждение президиума ВАС был вынесен новый проект информационного письма «Об оценке обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, при разрешении налоговых споров в арбитражных судах». В документе говорится, что необходимо исходить из «презумпции добросовестности», что «разумность и добросовестность действий налогоплательщиков предполагается». В нем также перечислены обстоятельства, которые могут вызвать сомнения в добросовестности налогоплательщика.
         Но и этот вариант вызвал много споров. Эксперты отмечают, что некоторые пункты документа могут негативно сказаться на российском бизнесе. Например, ставится под сомнение такая операция, как возвратный лизинг, который позволяет предприятиям дешево приобретать кредитные ресурсы. Сомнительными оказываются операции между компаниями в рамках холдингов. Зато с восторгом юристы отметили появление пункта 5 этого письма, в котором говорится, что «отсутствие фактически оплаченного НДС налогоплательщиком, его контрагентом, не может служить основанием для отказа в использовании права на возмещение НДС из бюджета». Присутствовавший на заседании представитель экспертного управления администрации президента назвал этот пункт самым важным в документе. Правда, не исключено что в процессе доработки будет сделан шаг в сторону фискалов. Представитель ФНС попросила отметить, что фактическая неуплата НДС может служить основанием для отказа в возмещении налога, но не единственным.
         Вообще в ходе обсуждения документа было высказано немало замечаний к формулировкам письма, многие из которых его авторы обещали учесть. Но настоящий концептуальный спор разгорелся между арбитражниками и зампредседателя комитета ГД по бюджету и налогам Андреем Макаровым. Он призывал судей учесть, что ВАС пытается подменить собой законодателя, который уже этим летом намерен принять поправки в НК. Депутат отметил, что суд должен выносить решение не на основании факта добросовестности налогоплательщика, а на основании нарушения им закона. «Законодатель сказал, какие документы должны быть представлены для получения вычета, а налогоплательщику говорят, что нет, этого недостаточно, если он недобросовестный», – напомнил г-н Макаров. А когда г-н Иванов заметил, что еще Монтескье призывал анализировать дух закона, депутат напомнил главе ВАС, что «Монтескье не был знаком с нашими налоговыми органами». Кроме того Андрей Макаров отметил, что суд фактически вторгается в плоскость уголовных правоотношений, так как если налогоплательщик знает, что участвует в налоговом мошенничестве, то он является соучастником преступления (кстати, в «деле Ходорковского» был и подобный эпизод).
         Окончательный вариант информационного письма с «расшифровкой» понятия «добросовестности теперь появится не раньше лета. Между тем, как признал в беседе с корреспондентом «Времени новостей» Антон Иванов, сам он не считает это понятие идеально подходящим для налоговых правоотношений. «Но этот термин уже много лет используется в судебной практике, – сказал он. – И в данной ситуации лучше что-то сказать, чем промолчать. Если законодатель примет какие-то другие поправки, то, конечно, мы учтем их в нашей практике. Впрочем, я сторонник использования доктрины «деловой цели». На налоговые преимущества, по моему мнению, не может рассчитывать налогоплательщик, который внешне исполнил все требования закона, но при этом единственная и ничем не оправданная цель самой операции – получение налогового вычета. Однако для использования этой доктрины необходимы изменения в законодательство». Такой подход главы ВАС поддерживают в экспертном управлении Администрации президента. Да и сам глава государства, уже неоднократно призывавший избавить бизнес от «налогового терроризма», считает, что с корректировкой Налогового кодекса правительство затягивает. Вчера на совещании с членами кабинета министров Владимир Путин еще раз вспомнил про законопроект, который Белый дом обещал бизнесменам. «Мы год его обсуждаем практически? Правда?» – съехидничал президент. Вице-премьеру Александру Жукову пришлось оправдываться. Он признал, что проект был внесен в Госдуму еще осенью, но «он очень объемный, и нужно учесть интересы бизнеса и налоговых служб, нужна сбалансированность, чтобы не было перекоса в одну или другую сторону». Найти этот баланс г-н Жуков пообещал вместе с депутатами в кратчайшие сроки.

    Юрий КОЛЕСОВ.
    © «
    Время Новостей», 25.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Россиянам понравилось быть присяжными

         Подавляющее большинство россиян, побывавших за последние два года в роли присяжных заседателей, после этого резко изменили свое мнение о системе отечественного правосудия в лучшую сторону.
         В распоряжении «Известий» оказались результаты опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения, которые будут обнародованы сегодня. «В дискуссиях о суде присяжных голос самих присяжных заседателей практически не слышен», – посчитали социологи и задали вопросы двум сотням россиян, которые в 2004-2005 годах лично принимали участие в вынесении приговоров. Больше всего ученых интересовало, как изменилась позиция этих граждан после окончания судебных процессов.
         Выяснилось, что более чем вдвое (с 49% до 20%) сократилась доля тех, кто поначалу был убежден: «подкупить или запугать присяжных легко». Не менее резко (с 33% до 13%) снизилась уверенность в том, что «такой суд не подходит для России». А вот распространенное в обществе и среди обвиняемых убеждение «суд присяжных выносит более гуманные приговоры» до участия в судебных заседаниях разделяли 72% присяжных, после – только 51%. Но главный результат – две трети опрошенных заявили, что «с радостью» согласились бы вновь исполнить свой гражданский долг, если бы им предоставилась такая возможность, а 88% респондентов посоветовали бы своим родным воспользоваться правом на суд присяжных, окажись они под соответствующими обвинениями.
         – Очевидно, что введение суда присяжных способствует большей если не объективности, то открытости судебной системы, – считает социолог ВЦИОМа Светлана Усманова. – Суд становится не закрытым клубом для профессионалов – теперь «судьей» может стать каждый.
         Правда, сами присяжные так не считают: 83% из них убеждены, что далеко не каждый человек может справиться с той ролью, которая выпала им.

    Георгий Ильичев.
    © «
    Известия», 25.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Театр абсурда

    или как невиновного превратить в обвиняемого

    Загружается с сайта МК      Сколько нужно денег, чтобы закрыть уголовное дело и тем самым обеспечить свободу преступнику?
         По версии писательницы Александры Марининой, на сей счет имеется стандартная такса ГУВД: 30 тысяч долларов. Конечно, многое зависит от тяжести статьи УК и прочих деталей, но в среднем сумма вроде бы именно такова. Думаю, что версия Марининой возникла не на пустом месте: она сама – бывший полковник милиции, о нравах этой организации знает не понаслышке.
         Но вот о чем Маринина не написала, так это о том, сколько денег возьмет следователь (или следователи), чтобы сфабриковать дело на невиновного человека.

         Совершенно очевидно, что в этом случае их, денег, потребуется значительно больше. Прикиньте сами. Найти подходящий «по теме» труп, уговорить какого-нибудь, скажем, наркомана или бомжа взять убийство на себя и правильно указать на «организатора» преступления. «Организатора» тоже нужно подобрать, и не абы кого, а смекалистого. Чтобы тот признался (понятное дело, не сразу): мол, такой-то гражданин Икс вручил мне такую-то сумму (ясное дело, уже проигранную в казино или как-то еще потраченную) для устранения гражданина Игрек. Да плюс к тому затраты на подкуп практически всех участников процесса – начиная от работника прокуратуры и заканчивая судьей. А дополнительные расходы? К примеру, на аренду самолета по маршруту, скажем, Москва-Сочи. А «премиальные» для тех, кто должен провести задержание «преступника»?..
         Короче говоря, осуществление подобной схемы явно влетит в копеечку. Может быть, схема слишком сложная и затраты необоснованные? Помилуйте! Кто ж будет мелочиться, когда на кону – стратегическое предприятие, выполняющее дорогостоящий оборонный заказ, а единственное препятствие на пути к мечте – действующий председатель совета директоров? И кто из милицейских откажется от суммы, которую и вообразить-то себе трудно?..
         Кто-то, может, и откажется. По причине чрезмерной собственной принципиальности или каких-то еще дурацких соображений. А подавляющее большинство – нет, не откажется.
         * * *
         Очень модная нынче тема: «черные рейдеры», «недружественные поглощения» и прочее из той же весьма специфической сферы. Для тех, кто не следит за модой, поясню: «черный рейдер» – это специально обученный человек, который организует ряд исков к некоему предприятию, банкротит его, тем или иным способом (чаще всего – тем еще способом!) избавляет от действующего руководства. И в конечном итоге становится собственником этого предприятия. После чего, как правило, увольняет весь рабочий коллектив и распродает предприятие по частям, делая на этом очень и очень неплохие деньги.
         Недавно на очередном круглом столе Комитета Государственной думы по безопасности были озвучены такие цифры. В 2005 году в России произошло 1870 поглощений, 75% из них – «недружественные». Наибольшее беспокойство депутатов вызвал шокирующий факт: от «недружественных поглощений», а иначе говоря – от насильственных захватов, не застрахованы даже так называемые режимные предприятия, от которых зависит безопасность страны. Законодатели считают, что проблему необходимо взять под контроль, привлечь для ее решения силовиков.
         Наивные они, наши депутаты. Или притворяются. Проблема-то давно уже под контролем. А структуры, которые должны были бы защищать производство, в том числе и стратегическое, – именно эти структуры обеспечивают прикрытие «черным рейдерам». И не только отечественным, но и иностранным.
         Не всем, конечно. Только тем, кто хорошо платит.
         * * *
         …В 2002 году об этом преступлении писали практически все СМИ – и местные, сочинские, и центральные. Поздним вечером у своего гаража был убит директор пансионата «Подмосковье» Владимир Ефрюшкин. Преступники жестоко избили его бейсбольными битами, потом нанесли раны стамеской. Убийцы скрылись, а Ефрюшкин скончался в больнице.
         Срок следствия по этому делу продлевался несколько раз, правоохранительные органы Краснодарского края преступников так и не нашли. Первоначальные версии были связаны с теневым бизнесом Ефрюшкина, его связями с ОПГ, контролирующими наркотрафик. Но почему-то именно эти версии канули в Лету в первые же недели следствия, и к теме наркотиков и бандитских разборок милиция славного города Сочи более не возвращалась.
         Как вы думаете – почему?
         В 2005 году следствие неожиданно возобновилось. Возникла новая версия. Оказывается, пансионат когда-то принадлежал подмосковному Ступинскому металлургическому комбинату. А посему, согласно новой версии, убийц директора «Подмосковья» нужно искать… Как вы думаете, где? Ни за что не догадаетесь. А вот сочинский следователь Чернов, как раз накануне принявший к производству дело об убийстве Ефрюшкина, сразу догадался: убийц директора «Подмосковья» нужно искать… в Подмосковье.
         Розыск был осуществлен в рекордно сжатые сроки.
         * * *
         8 декабря 2005 года в Москве был задержан председатель совета директоров ОАО «Ступинская металлургическая компания» («СМК») Александр Шорор. В тот же день его этапировали в Сочи. Этапировали с размахом: усиленный конвой, две автомашины, арендованный самолет… Иными словами, денег не жалели. А неделю спустя прокуратура Краснодарского края предъявила Шорору обвинение в том, что именно он организовал убийство Ефрюшкина.
         Уголовное дело №604104 по обвинению Александра Шорора можно считать рекордсменом по количеству процессуальных нарушений. Ну, прежде всего. Генеральный директор «СМК» – депутат Ступинского городского совета. Это значит, что задерживать его можно было только с согласия прокурора города Ступино. Однако прокурор ни сном ни духом не знал о происходящем. Далее. Следуя закону, Шорора должны были вызвать в Сочи повесткой или телефонограммой. Но в деле – ни одного подобного документа. Нет даже стандартного милицейского поручения сотрудника ГУВД Московской области – установить местонахождение подозреваемого. Вместо стандартных процессуальных действий, регламентированных УПК, в Москву прилетел тот самый следователь Чернов – специально для того, чтобы задержать подозреваемого и вывезти его в Сочи.
         В КПЗ Шорор оказался по давно отработанной схеме. Следователь ГУВД Московской области вызвал главу «СМК» «для беседы». В здании Главного следственного управления МО, что на Петровке, Шорора и задержали. И не просто задержали. Ударом его свалили на пол, на руки, сведенные за спиной, надели наручники, на голову – мешок. После этого Шорора обыскали, нашли удостоверение депутата, и кто-то из правоохранителей проговорил: «Ну, мы попали…» Однако ни мешок, ни наручники не снимали еще очень долго. Задержание нигде не зарегистрировали и держались как партизаны. Знать, мол, ничего не знаем. Адвокатов Шорора, разыскивавших своего подопечного, в здание, где расположено ГСУ, даже не впустили. Дежурный уверял их, что никакого Шорора тут в глаза не видели…
         Доверенного адвоката к Шорору тоже не вызвали, что, кстати, является грубейшим нарушением не только УПК, но и Конституции. Назначенный адвокат, до того момента даже не подозревавший о существовании председателя совета директоров «СМК», оказался порядочным человеком. Он передал шоферу задержанного записку от Шорора, из которой стало ясно, где он находится. Впрочем, и в дальнейшем все то, что происходило вокруг подозреваемого, более всего напоминает пьесу для театра абсурда. Замечу при этом, что движущий мотив драматургов и режиссеров сей дурно пахнущей пьесы – отнюдь не «искусство для искусства». Все куда проще и понятнее: деньги. Большие деньги.
         * * *
         Человека нужно обвинить в убийстве. Он не убивал, более того, у него железное алиби. Но – нужно. Как?
         Очень просто. Если сведения о его непричастности к преступлению вполне достоверны, а в алиби невозможно усомниться, этого человека можно представить заказчиком.
         Нынче даже дети знают, как выглядит схема заказного убийства. Есть Исполнитель, он же киллер. Есть Организатор, который по поручению Заказчика выходит на киллера, передает ему деньги и оговаривает детали. И, наконец, сам Заказчик.
         Сложность раскрытия подобных преступлений описана чуть ли не во всех современных детективах. Мотив есть у Заказчика, но проследить его связь с Исполнителем невозможно. Связь с киллером есть у Организатора, его даже можно поймать на передаче денег, но, что бы то ни было, доказать неимоверно сложно, поскольку у Организатора нет мотива. Взять можно только Исполнителя, да и то – если очень повезет – лишь на месте преступления.
         Дело Шорора демонстрирует нам нечто небывалое. Работу следователей облегчили и Исполнитель, и Организатор: оба они вроде бы дружно признались в совершении преступления. А Организатор еще и указал на Заказчика. Что, собственно, и требовалось.
         * * *
         В сентябре 2005 года следователь Чернов «находит» исполнителя убийства. Это некий Альберт Магарян. Правда, к тому времени он уже задержан (еще в марте) – по делу об избиении и вымогательстве. Вот и прекрасно: не надо никого искать.
         По официально неподтвержденным сведениям, в течение трех летних месяцев Магаряна в изоляторе регулярно навещают какие-то господа. Кто они такие и о чем беседуют с подозреваемым, пока неизвестно. Известно только, что именно они сообщают Магаряну о внезапной смерти двух его родственников – брата и мужа сестры. И в сентябре Магарян подписывает признание: да, это он убил Ефрюшкина. Причем убивал не в одиночестве, а с помощью двух подельников – брата и мужа сестры. Правда, оба они не так давно скоропостижно скончались, поэтому подтвердить его слова им будет несколько затруднительно. Но зато Магарян называет организатора преступления, хотя и неуверенно, – какого-то Трутнева.
         И тут вновь начинаются чудеса. Логичнее всего было бы сразу арестовать юриста «СМК» Владимира Трутнева. По словам исполнителя, он, вероятно, организовал убийство. Значит, может назвать заказчика.
         Но с арестом следователь Чернов почему-то медлит. Вместо этого, гениально предвидя будущие показания Трутнева (тот обязательно их даст, но – позже, уверен Чернов), следователь называет заказчика сам. Это – председатель совета директоров «СМК» Александр Шорор. Мотив? Мотив очевиден: глава «Ступинской металлургической компании» хотел незаконно завладеть пансионатом «Подмосковье» в городе Сочи. Для чего – цитирую постановление о привлечении Шорора в качестве обвиняемого – в неустановленное следствием время («в период с сентября 2001 года»), «в неустановленном следствием месте» Шорор встретился с Трутневым и передал ему деньги на убийство Ефрюшкина «в неустановленном следствием размере».
         Однако ж и работнички в правоохранительных органах Краснодарского края!
         Но помимо всего этого «неустановленного» имеется, пользуясь выражением известного персонажа, еще одна «загогулина». Да даже и не одна. Во-первых, сочинский пансионат «Подмосковье» находился в собственности ОАО «Ступинский металлургический комбинат». Шорор никогда не имел и не имеет к нему никакого отношения – он возглавляет ОАО «Ступинская металлургическая компания». Если вы все еще не поняли, объясню: это два совершенно разных предприятия. Может быть, следователю Чернову нужно было это объяснить?
         Во-вторых. «Ступинскую металлургическую компанию» Шорор возглавил в 2003 году. А Ефрюшкина убили в 2002-м. Это означает только одно: мотив для убийства у Шорора отсутствовал. Я уж не говорю о том, что ОАО «Ступинский металлургический комбинат» (которому принадлежал столь вожделенный пансионат «Подмосковье») давно обанкротилось. И все его имущество, в том числе и пансионат, предназначалось для описи и дальнейшей продажи, – чтобы расплатиться с кредиторами.
         Возникает вопрос: из-за чего весь сыр-бор? Неужто из-за пансионата, участь которого – быть проданным за долги?
         * * *
         Январь 2006 года. Александр Шорор уже месяц как в сочинском изоляторе. Убийца (по версии следствия) Магарян еще в минувшем сентябре «определился» с организатором убийства, Трутнева. И вот только теперь, в январе, Трутнева берут под стражу. На вполне закономерный вопрос: что же вы раньше-то делали? – следователь Чернов отвечает: раньше, мол, до Трутнева невозможно было добраться, он скрывался за границей. На это адвокаты дружно возражают: Трутнев никуда не уезжал, проживал в Москве по своему адресу, проверьте и убедитесь сами…
         Следователь Чернов проверять не стал, ему это, по-видимому, без надобности. Следствию нужен Трутнев, чтобы подтвердить версию, озвученную Черновым: организатор убийства Трутнев назвал фамилию заказчика – Шорора.
         Однако арестованный Трутнев молчит.
         * * *
         Дело об убийстве Ефрюшкина, как и любое уголовное дело, содержит множество документов. Но вот этого заявления в нем нет. Почему, сейчас поймете.
         «Прокурору г.Сочи, следователю прокуратуры г. Сочи Чернову В.Ю. от Трутнева В.П., содержащегося в ИВС при УВД г. Сочи.
         Заявление
         10 января 2006 года меня задержали сотрудники милиции в г. Москве. Затем меня передали двум людям в гражданской одежде, которые привезли меня в аэропорт «Домодедово» вечером 10 января 2006 года. Всю ночь меня содержали в наручниках в дежурном помещении милиции аэропорта «Домодедово», а утром, купив авиабилеты себе и мне, перевезли в город Ростов-на-Дону.
         В аэропорту города Ростов меня и моих конвоиров встретил микроавтобус с тремя людьми в гражданской одежде, один представился как ответственный работник УВД г. Сочи. Никаких фамилий и должностей мне не указывали. В городе Краснодар меня пересадили в автомашину «Жигули», в которой доставили в УВД г. Сочи, в кабинет начальника УР Коростылева, где меня допросили в качестве обвиняемого.
         Во время пути из Ростова в Сочи меня неоднократно били сзади в область затылка, и спереди по лицу, и в правую ногу, а также неоднократно пинали при остановках автомашины и выводе меня из салона. В промежутках между избиениями меня принуждали к даче ложных показаний, а именно: признаться на будущем допросе у следователя Чернова в том, что я нанял исполнителей с целью припугнуть Ефрюшкина и что дал мне это указание ранее арестованный ими Шорор А.О. И если я сделаю так, как от меня хотят, то:
         1. Меня перестанут бить.
         2. Немедленно после допроса освободят, изменив меру пресечения.
         3. В дальнейшем на мой выбор или помогут скрыться, или способствуют вынесению решения суда о моем условном наказании.
         Если же я буду упорствовать, то ко мне в камере применят такие меры воздействия, а именно издевательство и избиения, что я рано или поздно дам необходимые показания, но тогда уже не смогу воспользоваться ранее предложенными мне льготами. Меня убеждали, что в истории Краснодарского края не было случая, чтобы человек не подписывал показания, к которым его принуждают. Считаю вышеуказанные действия милиции содержащими признаки преступления, предусмотренные ст. 302 УК РФ «Принуждение к даче показаний».
         С учетом вышеизложенного прошу рассмотреть мое заявление в установленном законом порядке, проведя соответствующую проверку. О результатах известить меня и моего защитника. Также в связи с моим плохим самочувствием прошу оказать мне медицинскую помощь и провести освидетельствование.
         Настоящее заявление написано мной собственноручно и передано моему защитнику Кудрявцеву Б.Ю. для вручения адресату.
         Об ответственности за заведомо ложный донос по ст. 306 УК РФ мне известно.
         13 января 2006 года. Трутнев В.П.».
         Ну вот теперь картина понемногу прорисовывается. Кому-то бизнесмен Шорор сильно мешал. Его необходимо было устранить. Временно или насовсем – пока не ясно, поскольку зависит от суммы, а это – тайна за семью печатями. Но, судя по всему, сумма должна быть внушительной, ибо «под клиента» быстро нашлись и труп, и киллер. Некоторая загвоздка возникала с промежуточным звеном между заказчиком и исполнителем – с организатором. Однако, если судить по заявлению Владимира Трутнева, у следствия еще не все потеряно.
         Не выяснены и еще два вопроса: кому выгодно и почему? Попробуем предположить.
         * * *
         «Ступинская металлургическая компания» – поставщик многих оборонных предприятий России и Украины – специализируется на производстве комплектующих для авиационных двигателей. Пять лет назад «СМК» стала центром ожесточенной корпоративной войны. Тогда, в 2001-м, акционерами завода были гражданин Югославии Савва Куюнжич, Андрей Хованов и Александр Шорор. Последний вскоре возглавил совет директоров. Вот тут-то и начались разногласия с партнерами.
         Андрей Данельян, адвокат г-на Шорора: «Дело в том, что он был нацелен на производство, на то, чтобы поднять предприятие. Шорор тратил на него собственные средства. А Хованов и Куюнжич, напротив, предлагали распродать все активы завода. Эти господа пытались получить контрольные пакеты акций через арбитражные суды. А когда им это не удалось, стали добиваться возбуждения уголовных дел против Шорора».
         Как минимум одно из подобных дел в свое время оказалось в центре внимания СМИ. В конце 2004 года Шорора обвинили в захвате одного из акционеров «СМК» – НПО «Авиатехнологии». Однако вскоре выяснилось, что все свидетели по данному делу подкуплены, а доказательства – сфабрикованы. Кем бы вы думали? Тем самым г-ном Ховановым. Когда все открылось, он, не дожидаясь ареста, пустился в бега и до сих пор числится в международном розыске.
         Шорор неоднократно писал в УВД Подмосковья с требованием возбудить уголовное дело – в связи с попытками захватить «СМК». А позже – писал серию жалоб по поводу того, что эти дела не расследуются. Главным фигурантом жалоб был и.о. Главного следственного управления ГУВД Московской области г-н Воронин. Незадолго до своего ареста в программе одного из центральных телеканалов Шорор рассказал о том, как в ГСУ покрывают «черных рейдеров» и действуют в интересах иностранного предпринимателя, вознамерившегося захватить российский стратегический объект.
         И вот ведь что особенно любопытно. Именно г-н Воронин вызвал Шорора в ГСУ, откуда бизнесмена под покровом ночи и тайны повезли в Сочи.
         Кстати, вскоре после этих событий г-н Воронин получил генеральские погоны и заветную должность начальника ГСУ ГУВД Московской области. Конечно, после этого – не значит поэтому: я не могу исключить, что связь между всеми этими событиями – лишь случайное совпадение.
         * * *
         И в заключение.
         Недавно мне довелось познакомиться с некой Справкой. Она без подписи, и это вполне объяснимо, поскольку я получил ее (понятно, не напрямую) от одного из сотрудников Управления ФСБ по Москве и Московской области. Стиль и некоторые специфические канцеляризмы Справки подтверждают, что составлялась она работниками спецслужб. Их интерес к «делу Шорора» не случаен: с их точки зрения, в данном случае речь идет о прямой угрозе национальной безопасности страны.
         Приведу несколько фрагментов из этой Справки.
         «…Стоит отметить, что еще весной и уже летом 2005 г. конкуренты Шорора по «СМК» в доверительных беседах информировали о планах скорейшего «закрытия» Шорора. С их слов, ими через коррумпированные связи в МВД и в Генеральной прокуратуре был оплачен «заказ» на Шорора. С их слов, заинтересованным лицом в оплате заказа выступал югославский бизнесмен. Цена вопроса – 5 миллионов долларов. Задачи: арест Шорора и вымогательство у него акций «СМК».
         …Непосредственно к подготовке ареста Шорора привлекались связи югославского бизнесмена в ГУВД Московской области и в центральном аппарате МВД…
         Чернов, возможно, и не рассматривает Шорора в роли т.н. «заказчика» и в этой связи никаких доказательств собирать не намерен. Задачей может являться удержание Шорора на некий период времени, пока его конкуренты смогут завладеть «СМК» и принадлежащими ему другими активами… В последнее время в Москве вокруг Шорора замаячили слухи о скором его освобождении, т.к. следователю прокуратуры не удалось собрать необходимую доказательную базу. Опасаясь, что Шорор станет опасным обвинителем своих заказчиков, последние могут пойти на крайние меры, вплоть до его ликвидации».
         Нужны ли комментарии?
         P.S. Люди, болезненно воспринимающие несправедливость, пытаются помочь Александру Шорору. Общественные организации и депутаты Государственной думы пишут в Генеральную прокуратуру. Оттуда их обращения и запросы пересылаются в прокуратуру Краснодарского края и г.Сочи.
         Дальше – тишина.
         Эту мою статью я тоже прошу считать обращением в Генеральную прокуратуру. Вот только не нужно отсылать ее следователю Чернову и другим заинтересованным лицам. Во-первых, потому что, мне кажется, эти лица и так ее прочтут. А во-вторых, может быть, Генеральная прокуратура сможет сама заняться этой проблемой?

    Марк ДЕЙЧ.
    © «
    Московский Комсомолец», 25.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Арбитраж испугался скандала

    И сохранил презумпцию добросовестности налогоплательщика

         Вчера президиум Высшего арбитражного суда (ВАС) рассмотрел информационное письмо «Об оценке обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, при разрешении налоговых споров в арбитражных судах». В последний вариант документа не вошли положения, которые вызвали переполох среди предпринимателей, посчитавших, что арбитражные судьи хотят отменить для них презумпцию невиновности.
         Впервые информация о том, что ВАС готовит разъяснения для арбитражных судов, как им следует определять, добросовестен налогоплательщик или нет, появилась примерно две недели назад. Распространенный тогда проект письма вызвал бурю возмущения в предпринимательской среде. Многим показалось, что ВАС предлагает всем арбитражным судьям наказывать предпринимателей за недобросовестную уплату налогов без установления факта прямого нарушения закона, по неким побочным критериям. Как оказалось, критика этого варианта письма не пропала даром и вызвавшие наибольшие нарекания пункты были из него исключены или исправлены.
         В нынешней версии письма ВАС успокаивает деловую общественность: «Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики». В то же время в документе по-прежнему перечисляются критерии для определения недобросовестности налогоплательщика. В частности, определить нечистого на руку налогоплательщика можно, если в его учетных документах отражены операции, которые он не мог реально осуществить из-за недостатка времени или задействованных материальных ресурсов, если учет операций не отражает их действительный экономический смысл, а также если налоговые преимущества достигаются путем сделок с лицами, не выполняющими требования действующего законодательства.
         Таким образом, ВАС сохранил в судебной практике термин «добросовестность налогоплательщика», против чего выступает Минфин, считающий, что морально-этическим категориям нет места в налоговом законодательстве.
         Аналитики и налоговые юристы считают, что принципы определения недобросовестности налогоплательщика вводить необходимо. Другой вопрос, какие именно, иначе может получиться, что у арбитража будет одно понимание термина, у Госдумы другое, а в Налоговом кодексе – третье.
         Председатель президиума коллегии адвокатов юридической фирмы «Джон Тайнер и партнеры» Валерий Тутыхин полагает, что какого-то резкого изменения или ухудшения нынешней ситуации для отечественного бизнеса в связи с принятием письма не произойдет: «Дело в том, что практика определения недобросовестности налогоплательщика на местах уже существует, так что принципы, которые перечисляются в письме, ее только закрепят. С другой стороны – все это выглядит немного странно, если учесть, что мы все-таки продолжаем пусть и медленно, но все же двигаться в сторону Европы. А там все принципы презумпции добросовестности давно и жестко сформулированы, и стоит заметить, что с нашими они во многих положениях не стыкуются».
         В свою очередь, аналитик ЮК «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Вадим Зарипов надеется, что с принятием этого документа ситуация, напротив, должна улучшиться: «Все-таки главная его цель – разъяснить и уточнить многие спорные моменты, возникающие сегодня в судебной практике. Тем более что нынешний вариант, который будет рассматривать арбитраж, кардинально отличается от первоначального, причем в лучшую сторону».

    Сергей Куликов.
    © «
    Независимая газета», 25.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    «На практике наш суд – зависимый»

    Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин

    Загружается с сайта НИ      Вчера Уполномоченный по правам человека в РФ представил доклад о соблюдении прав человека в России в минувшем году. Ситуация в этой области признана «неудовлетворительной», несмотря на «отдельные позитивные сдвиги». Владимир ЛУКИН рассказал «НИ», почему поставил такую оценку и что для защиты прав человека нужно сделать.

         – Вы являетесь уполномоченным по правам человека уже два года. Как изменилось ваше восприятие ситуации в этой сфере?
         – Это напоминает переход от черно-белого кино к цветному. Когда больше узнаешь, больше видишь нюансов, деталей. И в социальных вопросах, и в конфликтах правоохранительных органов с обществом и отдельными людьми. А в смысле самих прав человека за два года мало что изменилось. Глубина проблем была и осталась большой. Они связаны и с российской историей, и с традициями советскими и постсоветскими.

         – Почему вы охарактеризовали ситуацию с правами человека как неудовлетворительную?
         – Потому что поступает очень много жалоб от людей, и у меня есть ощущение, что эти жалобы картину далеко не исчерпывают. Когда четверть населения живет за пределами прожиточного минимума, разве можно говорить, что права граждан реализуются должным образом? Если вести речь о правоохранительных органах, то в докладе приводятся примеры и массовых нарушений, и индивидуальных, касающихся фальсификации доказательств во время задержания и несправедливого осуждения людей.

         – Дело в плохих законах или их ненадлежащем исполнении?
         – Еще Солон говорил, что его законы совершенны настолько, насколько граждане способны их исполнять. В законе всегда есть две стороны – текст закона и желание, способность и усилие граждан по его реализации. Закон и менталитет неразрывны. А в России существует очень большой разрыв между вполне адекватными законами и их исполнением гражданами, причем под гражданами имеются в виду не только низшие, но и высшие их категории. Государство станет правовым, когда для всех граждан закон станет главнее, чем система личных отношений. А у нас еще в девятнадцатом веке шеф полиции граф Бенкендорф говорил, что законы пишутся не для начальства, а для подчиненных.

         – То есть законы совершенны, и осталось только добиться, чтобы их исполняло начальство?
         – Так не бывает, чтобы закон был или совершенен, или абсолютно порочен. Существует еще проблема судебной системы как таковой. В теории она независима, а на практике наш суд – зависимый. И от денег, и от власти, и от того и другого вместе. Наш суд дорогой и малодоступный, потому что связан с очень значительными расходами на адвокатов.
         Там часто принимаются решения, которые вызывают очень большие вопросы у общества. В том числе и связанные с менталитетом судей. Кстати, в нашей Конституции есть пункт, гласящий, что она имеет прямое действие, и положения Основного закона можно использовать в суде. Не в Конституционном, а в обычном. Но кто их использует?

         – Рост тарифов ЖКХ в последние месяцы – это тоже нарушение прав человека?
         – Разумеется. Ведь по закону квартплата не может превышать 22% дохода семьи, а в ряде регионов она стала выше. Или сейчас идет рассылка документов по выселению людей, которые не платят за квартиру в течение нескольких месяцев. Теоретически это проблема злостного неплательщика, у которого есть доход и который не хочет платить. Но если доходы людей ниже прожиточного минимума и они заплатить за квартиру просто не могут, их выселение – это явное нарушение прав человека.

         – А грядущая отмена отсрочек от службы в армии?
         – Я не могу, будучи государственным служащим, говорить то, что говорят некоторые наши правозащитники. Что пусть земля горит и страна горит, но в армию мы никого не пошлем. Хотя как гражданин я являюсь сторонником как можно более быстрого перехода к профессиональной армии. А как уполномоченный по правам человека, я вынужден исходить из тех законов, которые приняли наши законодатели. Есть в них вещи, которые могут быть приняты, а есть и сомнительные. Например, уход в армию человека, если его жена беременна. Это создает стимулы, чтобы прерывать беременность или вообще не рожать детей. Что более вредно для безопасности страны – это, или если несколько сотен, ну пусть тысяч человек, не пойдут в армию?

         – В вашем докладе говорится, что недавние политические реформы некоторые граждане расценили как нарушение их политических прав. А лично вы нарушение своих политических прав ощущаете?
         – Я не могу ничего чувствовать, потому что закон запрещает мне заниматься политикой. Как только я перестану быть уполномоченным и вновь займусь политикой, я сразу почувствую и сообщу вам первому.

         – Вы пишете, что электронные СМИ находятся под контролем государства, и для обеспечения свободы слова предлагаете создать Общественное телевидение. Каковы шансы на реализацию этой инициативы?
         – Сейчас создан Совет под руководством Владимира Познера, и меня пригласили туда войти. Я принял приглашение и буду активно работать. А что получится – это я расскажу потом.

         – На прошлой неделе вы передали доклад президенту. Как он отреагировал на ваше предложение об установлении ответственности за отказ чиновников отвечать на запросы уполномоченного по правам человека?
         – Я внес это предложение президенту, когда были камеры, и президент его поддержал. Но это не значит, что я не внес некоторые другие предложения, когда камер и журналистов не было. Но о них вы узнаете несколько позже. Пока президент не обсудит их со своими помощниками, говорить об этих предложениях некорректно. В политике и демократии случается, что некоторые вопросы рассматриваются за кадром.

    АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО.
    © «
    Новые Известия», 25.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Кто обанкротит Россию

    Фото: Все Ясно. Загружается с сайта Газета.Ru      Российская действительность настолько поражает воображение судей Европейского суда по правам человека, что суммы присужденных ими компенсаций уже бьют мировые рекорды. Если тенденция сохранится, то уже в 2010 году весь бюджет России уйдет на возмещение морального ущерба гражданам, чьи права нарушила власть.

    Десять лет в еврокомпании.
         Призрак банкротства замаячил перед Россией в полном соответствии с взятыми на себя в 1996 году обязательствами. Тогда страна присоединилась к Совету Европы (СЕ), пообещав соблюдать демократические права и свободы, и заодно – финансировать эту старейшую на континенте организацию. Платить, к слову, Россия согласилась немало: из 46 государств-членов СЕ лишь пять имеют статус главных финансистов: четыре основателя (Франция, Германия, Великобритания и Италия) и Россия. Эта пятерка обеспечивает по 14% казны СЕ (примерно по 26 млн евро из 190-миллионного годового бюджета организации). Кроме того, появление десять лет назад российского представительства в Страсбурге объективно усилило позиции самой организации, которую многие склонны рассматривать как устаревший панъевропейский механизм.
         Неполитизированная российская публика вряд ли сразу осознала, что мораторием на смертную казнь, появлением судов присяжных и альтернативной воинской службы она обязана именно вступлению страны в СЕ. Но, осознав, поняла, что в рамках СЕ во французском Страсбурге действует Европейский суд по правам человека, который может защитить гражданина от обижающего его государства, и принялась туда жаловаться. Благо, на начальном этапе суд принимает документы в любом произвольном виде и на родном языке.

    Дело Михеева
      26 января 2006 года Страсбургский суд удовлетворил иск жителя Нижнего Новгорода Алексея Михеева против России и обязал российские власти выплатить Алексею Михееву беспрецедентную компенсацию в 250 тыс. евро. Семь лет назад его заподозрили в изнасиловании и убийстве девушки. Во время допросов в милиции его жестоко пытали. Михеев был вынужден написать явку с повинной. После этого он выбросился из окна отделения РУВД и сломал позвоночник. На следующий день после попытки суицида девушка, в убийстве и изнасиловании которой «сознался» Михеев, вернулась домой.


         Главное – чтобы человек прошел все инстанции родной судебной системы, не нашел там правды, а права этого человека были нарушены не ранее мая 1998 года (тогда Россия ратифицировала Европейскую конвенцию по правам человека и обязалась выполнять решения Страсбургского суда).

    Аттракцион невиданной щедрости.
         Жалобы россиян полились рекой: в 1999 году их было около 400, в 2001-м – 4500, в 2005-м – 8800 (из всех стран-участниц в прошлом году в суд поступило 41 500 жалоб). А евросудьи – всего их 46, по одному из каждой страны-участницы – и рады стараться. Решение по первому российскому делу было принято в 2002 году. Тогда сумма компенсации Анатолию Бурдову, чернобыльцу, оставшемуся без пособия, составила скромные 3 тыс. евро.
         Затем суммы, которые Россия должна была выплачивать своим гражданам, росли в геометрической прогрессии. В этом году в январе суд установил рекорд: крупнейшую за 53 года работы сумму в 250 тыс. евро обязана выплатить Россия Алексею Михееву (подробнее см. справку). Не скупились судьи и в марте этого года: за незаконный арест ростовчанке Ольге Менешевой должны выплатить 35 тыс. евро, в то время как еще два года назад по аналогичным делам моральный ущерб оценивался в 3-5 тыс. евро.

    Дело Ильи Илашку
      Критики страсбургского правосудия считают дело молдаванина Ильи Илашку наиболее ярким образчиком предвзятого отношения к России.
      Илашку в 1991-1992 годах был командиром молдавской диверсионной группы «Бужор», которая похищала и расстреливала граждан непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Приднестровские власти арестовали его и приговорили к смертной казни. Дойдя до Страсбурга, истцы обвинили Молдавию в том, что та не приняла меры для освобождения бойцов «Бужора», а Россию – что позволила приднестровской службе безопасности задержать бойцов. Еще в ходе заседания российские адвокаты указывали на то, что размещавшиеся в то время на территории Приднестровья российские войска не имели отношения к задержанию «Бужора», да и вообще дело было еще до ратификации Россией Конвенции по правам человека.
      Но Евросуд остался глух к этим аргументам и присудил выплатить четырем молдавским боевикам 585 тыс. евро, в том числе Илашку – 180 тыс. евро. Уже после этого МИД России заявил, что страна выполнит это постановление Европейского суда, но считает его «ошибочным и явно политизированным».


         Увеличение числа рассмотренных российских исков и сумм компенсаций объясняется просто.
         Очевидцы говорят, что судьям откровенно нравятся российские дела: если у нас нарушают права человека, то делают это с особым размахом и цинизмом. А с появлением прецедентов сроки рассмотрения похожих дел (вроде задержек по выплатам детских пособий, беспредела по отношению к жителям Чечни или плохих условий содержания в СИЗО) сокращаются.
         Среди политиков, правда, бытует мнение, что Страсбургский суд предвзято относится к России.
         Стремление уесть Россию, говорят критики, настолько велико, что евросудьи иногда даже идут на нарушение собственного регламента, как это случилось в деле Ильи Илашку и троих его подельников (подробнее см. справку).

         Но сторонники европейского правосудия говорят, что задача Страсбургского суда не наказать страну, а помочь ей обратить внимание на пробелы в системе защиты прав человека. Мол, если власть будет относиться к своим гражданам с уважением и по закону, то и предъявить ей будет нечего.

    Страсбургские компенсаторы.
         За четыре года рассмотрения российских дел наша страна попала в пятерку лидеров по числу рассмотренных исков. Но это случилось отнюдь не из-за склонности соотечественников к евросутяжничеству и поиску легкой наживы.


    5 самых крупных исков, проигранных Россией*
      Суммы указаны в евро, включают компенсацию морального ущерба и расходов.
      102000 – 14 сентября 2004 года удовлетворена жалоба руководства ООО «Русатоммет», заявившего, что принятое в мае 1999 года решение Министерства финансов отказаться от погашения одного из выпусков гособлигаций нарушает права «Русатоммета».
      88000 – 19 мая 2004 года суд отказал Владимиру Гусинскому в просьбе о компенсации вреда за задержание и пребывание в следственном изоляторе в размере 1,7 млн евро, но согласился с требованием возвратить ему судебные издержки.
      67926 – 24 февраля 2005 года принято решение выплатить компенсацию жительницам Чечни Медк Исаевой, Зине Юсуповой и Липкан Базаевой, пострадавшим от «неизбирательной бомбардировки самолетами колонны гражданских лиц», пытавшихся в 1999 году покинуть Грозный.
      54636 – 24 февраля 2005 года удовлетворен иск о выплате компенсации жительнице Чечни Заре Исаевой за моральный ущерб от гибели родственников в ходе «неизбирательных бомбардировок российскими военными» села Катыр-Юрт в 2000 году.
      45927 – 24 февраля 2005 года решено выплатить компенсацию морального ущерба жителям Чечни Магомеду Хашиеву и Розе Акаевой.
      Суд признал, что в 2000 году родственники этих людей были «без суда казнены военнослужащими российской армии» в Грозном.
      * За исключением дел Илашку и Михеева


         Создала эту тенденцию российская судебная система. В среднем в Страсбургском суде дела равномерно распределены по группам, а российские дела в подавляющем большинстве связаны либо с несправедливостью судебного разбирательства, либо с неисполнением судебных решений.
         Между тем собственная судебная система обходится россиянам недешево. Судите сами. Только обеспечение деятельности федеральных судов общей юрисдикции и органов судейского сообщества в прошлом году обошлось федеральному бюджету в 29,4 млрд руб. (803 млн евро). Еще 45 млрд руб. (1,2 млрд евро) досталось судьям в рамках федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» в 2002-2006 годах, и в четыре раза больше планируется выделить в 2007-2011 годах на вторую аналогичную программу. Пока денежные вливания эффекта не дали. Судя по докладу Всемирного банка «Судебная система в странах с переходной экономикой», наши суды по доверию, которое они вызывают у граждан, проигрывают даже африканским (у нас степень доверия – 3,4 по шестибалльной шкале, а в среднем по Африке – 3,5).
         При этом финансируемая из бюджета, а по сути содержащаяся на налоги неповоротливая и коррумпированная судебная машина не слишком считается с правами тех, кто эти налоги платит. Что и доказывает рост числа дел и сумм счетов, предъявляемых российским властям в Страсбурге. Получается, что Евросуд компенсирует неправильно расходуемые средства, возвращая их россиянам.
         И если тенденция сохранится, то есть суммы компенсаций будут увеличиваться теми же темпами, что и до сих пор, то в этом году в федеральном бюджете может не хватить заложенных в него для расчетов с евроистцами средств – 605 млн руб. (или 16 млн евро). К 2010 году компенсации могут вырасти до 100 млрд евро (в 2006 году расходная часть федерального бюджета России составляет 4 трлн 270 млрд руб., или 117 млрд евро).
         И страна обанкротится.

    Елена Загородняя.
    © «
    Газета.Ru», 25.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Мэрия свое не отдаст

         Москва сопротивляется перераспределению собственности в рамках разграничения полномочий. Мэрия оспаривает нормы закона о порядке безвозмездной передачи государству имущества регионов.
         Конституционный суд (КС) начал проверку положений 122-го закона. Столичное правительство оспорило право федерального центра решать, с какой собственностью должны расстаться регионы. Изъятие имущества на основании всего лишь решения правительства РФ без согласия владельца, решения суда и справедливого возмещения противоречит Конституции, полагает заявитель.
         В мэрии Москвы подсчитали, что столица может потерять 27 объектов недвижимости общей площадью до 81000 кв. м. Это здания, которые были построены в 2001-2004 гг., т.е. уже после того, как разграничение собственности между Москвой и центром было завершено. Теперь они должны перейти в собственность Федерации, потому что их занимают федеральные органы власти либо ГУПы. Об этом сообщил профессор юридического факультета МГУ Андрей Шерстобитов, представлявший в суде правительство Москвы. Он напомнил, что 122-й закон вводит новый принцип использования госсобственности: оно должно носить «ярко выраженный целевой характер». Если в федеральное ведение перешла регистрация прав на недвижимость, то туда же передаются все занимаемые службой помещения. Но по мнению Шерстобитова, сегодня «субъекты стали самостоятельными собственниками» и не должны делиться имуществом безвозмездно.
         С этим не согласен представитель президента в КС Михаил Кротов. Госсобственность «не имеет экономического смысла», а ее передача с одного уровня на другой «не преследует экономических целей», убежден он. Такое перераспределение нельзя считать изъятием и уж тем более превращать в предмет сделки между органами власти.
         Но судей КС больше интересовало, как этот закон будут применять. «Здание Мосгорсуда может быть передано федеральному органу без согласия Москвы?» – допытывался у ответчиков председатель КС Валерий Зорькин. Представитель Госдумы в КС Елена Мизулина заверила, что не может. По ее словам, уже после того, как Москва пожаловалась в КС, законодатель внес поправки, которые оставляют за регионом право формировать перечень назначенного к передаче имущества. Но истцы предъявили суду список назначенных к передаче зданий, составленный Росимуществом, и в нем около 180 позиций.

    Анастасия Корня.
    © «
    Ведомости», 26.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Средства достигнуты

    Судьи признали решенной проблему своих зарплат

         В Сочи вчера началось трехдневное пленарное заседание Совета судей Российской Федерации. Обсуждать члены совета – их всего 132, но в Сочи смогли приехать только 107 – будут реализацию федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2002-2006 годы».
         Масштабы этой программы и особенно объем финансирования мероприятий, проводившихся в ее рамках, – 44 млрд 865 млн руб. – позволяют назвать завершающийся проект национальным. Сами члены Совета судей считают реализацию этой программы успешной. Хотя, конечно, были и недочеты, остаются определенные «хвосты», которые можно успешно ликвидировать, если будет принята и реализована новая федеральная целевая программа – «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы».
         В своем докладе заместитель генерального директора Судебного департамента при Верховном суде РФ Николай Кильмашкин сказал, что в процессе реализации программы развития судебной системы страны удалось увеличить как авторитет судебной власти (впрочем, социологические опросы показывают обратное), так и степень доступности правосудия. Кроме этого, во многом решены проблемы кадров для судов общей юрисдикции, значительно улучшено материально-техническое и информационное обеспечение судов и органов судебного департамента. Именно в годы реализации программы в российском судопроизводстве были восстановлены институты присяжных заседателей и мировых судей. Последних в стране сейчас 6046 человек, что составляет 92,2% от необходимого количества.
         Конкретные результаты произведенных в судебной системе преобразований выглядят так. Общая численность судей в России выросла на 3 тыс. человек. В судах появилась новая должность – помощник судьи, и таких помощников работает уже около 11 тыс. Численность сотрудников аппаратов судов и обслуживающего персонала тоже выросла – на 7 тыс. Это, как утверждается в докладе, повысило эффективность работы и сделало правосудие более скорым. В настоящий момент суды на 90% обеспечены автотранспортом, на 68% – копировальной техникой, в среднем на 80% – мебелью. Полностью стопроцентное обеспечение достигнуто пока только по одной позиции – во всех судах страны нет проблем с металлодетекторами, как со стационарными, так и с переносными.
         Вчера на заседании Совета судей особо подчеркивались успехи в осуществлении мероприятий по формированию единого информационного пространства судов общей юрисдикции. Правда, пока обеспеченность судов областного уровня компьютерной техникой – 93%, а районных судов – всего 54%. Но уже создается государственная автоматизированная система (ГАС) «Правосудие», которая, как обещают судьи, скоро позволит любому пользователю Интернета получать любую информацию по рассмотренным и рассматриваемым судами всей страны делам. За годы реализации программы развития судебной системы для судов было приобретено 153 здания, 106 зданий построено, 758 – капитально отремонтировано. В этом году будут введены в эксплуатацию еще 12 новых зданий для судов и 100 зданий будут отремонтированы.
         Но самый живой отклик зала получила информация о том, что «острота проблемы заработной платы судей на сегодняшний день снята». Как сообщил г-н Кильмашкин, сейчас среднемесячная зарплата судей в России достигла 59 200 руб. И это не предел – с 1 июня 2006 года зарплата судей будет увеличена на 32%. Кроме приличного материального вознаграждения многие судьи (2 тыс. человек) получили от государства и жилье.
         Новая федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы», как планируют судьи, должна будет решить оставшиеся проблемы – государственного страхования их жизни и здоровья, имущества, обеспечения медицинским обслуживанием и передачи жилья судьям в собственность.
         Этот блок вопросов в проекте новой программы называют вторым по важности. Первоочередной же задачей новой программы развития судебной системы ставится создание условий для еще большей открытости судов. Для этого в судах общей юрисдикции организуют приемные, в которых будут работать квалифицированные юристы. Цель – досудебная помощь гражданам. Кроме того, в судах предполагается создать пресс-службы и институт пресс-секретарей.
         Вчера обсуждение концепции новой программы началось с того, что некоторые члены Совета судей выразили возмущение тем, что в ней говорится о «предотвращении коррупции в судейской среде». Члены Совета судей резонно заметили, что если предотвращение коррупции обозначается как ключевая задача, то, значит, коррумпированность судей достигла угрожающих масштабов, и потребовали предоставить им статистику. Однако в ответ из президиума сообщили, что случаи коррупции в судах единичные, проблема излишне раздувается прессой, а формулировка в преамбуле – цитата из выступления министра экономического развития и торговли Германа Грефа, слова которого посчитали невозможным ни выбросить, ни сократить. Так как от позиции ведомства г-на Грефа зависит объем финансирования новой программы.

    Игорь ГЛАНИН, Сочи.
    © «
    Время Новостей», 26.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Конституционный суд изучит проблемы раздела госимущества

         Вчера Конституционный суд (КС) приступил к проверке конституционности порядка передачи собственности субъекта РФ в федеральную собственность в процессе разграничения полномочий между уровнями власти. Обратившаяся в КС мэрия Москвы считает, что безвозмездная передача собственности по одностороннему решению правительства РФ нарушает Конституцию.
         Поводом к рассмотрению дела стал запрос правительства Москвы, поступивший в КС в декабре 2004 года, накануне вступления в силу федерального закона #122, более известного как закон о монетизации льгот. Пункт 11 статьи 154 этого закона предусматривает безвозмездную передачу собственности субъекта РФ в федеральную собственность в процессе разграничения полномочий между центром и регионами. Перечень передаваемого имущества, составляемый по предложениям федеральных органов власти, утверждается правительством РФ.
         В Москве, где расположены центральные аппараты всех федеральных органов власти, этот вопрос приобрел особую остроту. На сегодняшний день федеральные структуры арендуют у правительства города более 2 млн кв. м административных зданий, что составляет почти треть всех сдаваемых в аренду муниципальных площадей столицы. После вступления в силу 122-го закона, который дал возможность правительству РФ изменить статус этой недвижимости, между городом и федеральным центром возник серьезный конфликт, который до сих пор не разрешен (см. справку).
         По мнению заявителей, безвозмездное изъятие имущества из собственности региона на основании подзаконного акта правительства без получения согласия на это субъекта РФ и без решения суда противоречит Конституции. В частности, как заявил на вчерашнем заседании КС представитель правительства Москвы Андрей Шерстобитов, сегодня столице принадлежит 27 объектов недвижимости, построенных городом после проведенного в 2001 году разграничения собственности, где расположены федеральные органы власти. «Нет никаких гарантий, что после применения данной нормы они не окажутся в федеральной собственности,– отметил господин Шерстобитов.– Этот порядок напрямую противоречит Гражданскому кодексу РФ».
         Представители центра с такой позицией не согласились, дружно заявив, что оспоренная норма не противоречит Основному закону. «Ни из Конституции, ни из Гражданского кодекса не вытекает невозможности установления особенностей при передаче имущества из собственности субъекта в собственность РФ»,– отметила представитель Госдумы в КС Елена Мизулина.
         Представитель президента в КС Михаил Кротов подчеркнул, что в собственности органов власти может находиться только имущество, необходимое этим «публичным образованиям» для осуществления своих функций, для чего и происходит его перераспределение при изменении полномочий центра, регионов и муниципалитетов. «Делается попытка распространить действие Гражданского кодекса на ту сферу, которая не относится к гражданско-правовым отношениям»,– сообщил господин Кротов. По его мнению, перераспределение имущества «определяется природой публичного образования исключительно в целях формирования экономической основы исполнения функций органов публичной власти». А поскольку данные органы не преследуют коммерческих целей, распространять принципы возмездности на эти отношения неправомерно. «Субвенции регионам предоставляются также на безвозмездном уровне, никто не просит их возвращать,– напомнил господин Кротов.– А правительство Москвы сводит все к имущественному вопросу, мол, компенсируйте нам это».
         «Это опасный и некорректный тезис, что имущество следует за функцией,– возразил президентскому полпреду представитель правительства в КС Михаил Барщевский.– Так никакой стабильности гражданского оборота не будет, а этот закон направлен именно на стабилизацию отношений собственности». При этом он высказал мнение, что оспоренная норма описывает лишь процедуру передачи собственности. «Закон идеален, когда нет спора,– отметил господин Барщевский.– В нем нет ответа на вопрос, что делать, когда есть спор. И он не планировался, то есть заявитель оспаривает не ту норму». При этом представитель правительства также высказал убеждение в конституционности оспариваемой нормы.
         Выслушав мнения сторон, суд удалился на совещание. Решение по делу будет вынесено в закрытом режиме и обнародовано через две-три недели.
         ЮРИЙ Ъ-ЧЕРНЕГА

    Из истории имущественного вопроса

         В ноябре 2004 года вышло постановление правительства Москвы о пересмотре условий аренды принадлежащих городу площадей, в том числе занимаемых федеральными структурами, которые арендуют на льготных условиях около 2,113 млн кв. м из примерно 7 млн кв. м нежилых площадей Москвы. Столичные власти предложили федеральным увеличивать арендные платежи на 30% ежегодно вплоть до достижения ими рыночного уровня. Федеральный центр, структуры которого уже тогда имели серьезную задолженность по арендным платежам, с инициативой московских властей не согласился: глава Минфина Алексей Кудрин заявил, что бюджетные лимиты расходов федеральных органов власти утверждены и увеличиваться не будут.
         В декабре 2004-го мэрия обратилась в Конституционный суд. Рассмотрение дела должно было состояться в марте 2005 года, но было отложено по просьбе заявителя, поскольку стороны решили договориться. Однако конфликт, напротив, обострился. В апреле 2005 года Алексей Кудрин предложил главе правительства Михаилу Фрадкову проверить обоснованность применения правительством Москвы нового подхода в установлении ставок аренды, а 12 июля Минфин, Минэкономразвития и Росимущество направили мэру Москвы письмо, в котором потребовали передать федеральному центру собственность, не используемую для реализации своих полномочий. Тем не менее город это предписание до сих пор не выполнил, ссылаясь на приостановку действия оспоренной в КС нормы 122-го закона до завершения рассмотрения дела. Одновременно правительство Москвы начало подавать в арбитражные суды иски к организациям федерального подчинения с требованиям заключать договоры по рыночной стоимости.

    © «КоммерсантЪ», 26.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Встать, суд плывет!

    Российские судьи обсуждают в «летней столице» федеральную программу с целью сделать третью власть ближе к народу

         На три дня главный курорт страны превратился в дискуссионную площадку, где обсуждают судьбы одной из важнейших реформ, проводимых в России, – судебной. Вчера здесь открылся Совет судей Российской Федерации.
         Каждый третий совершеннолетний гражданин, утверждает статистика, хотя бы раз имел дело с судом. А если взять проблему с учетом семей, то цифра зашкаливает за две трети. Таким образом, интерес к судейскому сообществу и его работе у людей далеко не праздный. Что волнует больше всего? Верховный суд проводил на этот счет специальное исследование. По словам первого зампреда суда Владимира Радченко, среди всех недостатков, присущих судебной системе, на первое место вышла закрытость судов – так ответил 41 процент опрошенных. 25 процентов высказали недовольство судебными решениями и лишь пять процентов – коррупцией, хотя именно о ней зачастую судачат на кухнях.
         Но и позитивное отношение к судам пока не впечатляет: лишь 7 процентов респондентов заявили, что удовлетворены работой судов, 12 – лишь частично. Для сравнения: 81 процент финнов доверяет своим судам. Но то ли мы иные, то ли суды у нас не те.
         Советник президента Вениамин Яковлев, сам бывший глава Высшего арбитражного суда, считает открытость и гласность судопроизводства проблемой номер один на сегодня, без чего не достичь доверия и уважения со стороны населения. По его словам, суд оказался закрытым от народа. Участие граждан в делах третьей власти ограничивается нешироким кругом присяжных заседателей, на чью долю выпадает минимальное число уголовных дел по особо тяжким преступлениям. Институт народных заседателей, успешно перекочевавший из советского опыта в суды многих стран Европы, у нас напрочь забыт. Ушли из практики выездные судебные заседания, публичные выступления судей при назначении. Попасть на прием к судье – вообще отдельная, чаще всего неспетая песня. Откуда взяться доверию?
         Эти проблемы волнуют не только граждан, но и самих судей. Они ведь тоже хотят, чтобы люди их понимали и оценивали вердикты, сверяясь с законом, а не на уровне эмоций. Поэтому судейское сообщество ищет пути, как доказать людям, что в суде все решается справедливо, открыто и гласно, а не тайком в темной комнате. Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России на 2002-2006 годы» ставила одной из главных целей именно достижение такого единства суда и народа.
         Элита судейского сообщества, более ста человек, приехавших из всех регионов страны, и высшие судебные чиновники подводили вчера основные итоги реализации этой программы, а также обсудили проект новой, рассчитанной до 2011 года.
         Итоги немалые: достаточно сказать, на программу было выделено из госбюджета 44 миллиарда рублей. Это позволило укрепить материальную базу судов всех уровней, поднять зарплату – жалованье судьи теперь в среднем составляет около 60 тысяч рублей и нынешним летом грядет еще одно, 30-процентное повышение. Введен институт помощников судей, в распоряжении судов 150 зданий, где проводятся заседания. Наконец, в Россию «вернулись» мировые судьи и присяжные заседатели.
         Теперь вся система отечественной Фемиды должна двинуться дальше: правительство в рамках новой программы поставило довольно жесткие условия по ее реформированию. И в числе главных приоритетов – открытость судов. Для граждан, обращающихся с исками, должны быть созданы более комфортные условия. В этой связи разработан проект создания приемных при судах, где люди смогут получить консультации и разъяснения, а также юридическую помощь на досудебном этапе с предварительным рассмотрением заявлений. Публичности судебной системы, как считают авторы программы, будет способствовать и создание пресс-служб, в более «мелких» судебных инстанциях появятся пресс-секретари. Еще один шаг навстречу народу – создание психологических служб в судах общей юрисдикции. Процессы, как известно, случаются всякие, родственникам пострадавших, а то и свидетелям, без психотерапии порой не обойтись. Все это, как считают в верхах судейского сообщества, приведет к расширению доступности и улучшению качества правосудия в судах общей юрисдикции, повысит доверие населения к органам правосудия. А предусмотренные федеральной программой финансовые вливания на развитие материально-технической базы и укрепление кадров усилят независимость и самостоятельность судебной власти.
         Среди шагов к прозрачности правосудия, обсуждавшихся в Сочи, – завершение создания государственной информационной системы (ГАС) «Правосудие».
         – Ее появление позволит разместить в открытых ресурсах Интернета приговоры, информацию о работе судов, ответы на наиболее часто встречающиеся вопросы, сообщения о том, в какой стадии рассмотрения находится то или иное дело, – рассказал корреспонденту «РГ» председатель Совета судей РФ Юрий Сидоренко. – Я оцениваю выполняемую сейчас федеральную программу как одну из самых эффективных, далеко продвинувших нашу судебную систему, а новая программа приблизит ее к выполнению «социального заказа» общества – созданию полноценного правового государства.
         Система «Правосудие», по словам Сидоренко, полностью будет подготовлена ко всеобщему пользованию через два-три года.
         Не обошлось на судейском форуме и без споров. У некоторых представителей регионов вызвала опасение сама идея создания приемных для населения. По их мнению, там сразу же соберутся гигантские очереди, начнутся скандалы. Однако президиум «торпедирования» этого проекта не поддержал, региональщиков успокаивали тем, что идея родилась в самом судейском сообществе, издержки возможны, но пробовать все равно надо. В новой федеральной программе обозначена и такая проблема, как борьба с коррумпированностью в судебной системе. Но этот тезис сильно возмутил участников заседания. Проблема, говорили многие выступающие, сильно раздута, подавляющее большинство судей – люди честные. Из президиума осторожно отвечали, что если в обществе об этом говорят, значит, что-то такое кое-где у нас порой происходит. В конце концов в создании образа продажного судьи дружно обвинили адвокатов, которые-де внушают своим клиентам, что «не подмажешь – не поедешь», а средства «на подкуп» присваивают себе.
         Кстати, если взять за основу объективные данные Верховного суда, то служители Фемиды у нас действительно не столь уж и бесчестны: за прошедшее десятилетие дела о коррупции в «третьей власти» можно пересчитать по пальцам.

         прямая речь

    Вячеслав Лебедев,
         председатель Верховного суда РФ:

         – Мы будем настаивать на том, чтобы в судах были работники аппарата, которые смогли бы дать консультацию пришедшему в суд гражданину: какие документы ему необходимо получить, где и в какую судебную инстанцию ему надо обратиться. Это не адвокат, а человек, который доходчиво и ясно объяснит, что делать, чтобы дело быстрее попало к судье.
         Следует законодательно закрепить обязанность судов публиковать свои решения, а основные принципы организации работы судов должны быть доступны широкому кругу граждан.

    Борис Ямшанов, Олег Галицких, Сочи.
    © «
    Российская газета», 26.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Совесть подвели под статью

    Арбитраж легализует термин «недобросовестный налогоплательщик»

         Налогоплательщикам наконец-то разъяснят, кто из них и почему будет считаться недобросовестным. Высший арбитражный суд дорабатывает текст информационного письма, где перечисляются все признаки недобросовестности. Об этом сообщил председатель Высшего арбитражного суда Антон Иванов по итогам заседания президиума суда.
         Заметим, что в налоговом законодательстве само понятие добросовестности налогоплательщика пока отсутствует. Однако «с подачи» Конституционного суда оно активно применяется на практике. Впервые КС ввел его в обиход еще в 1998 году, когда боролся с кризисом неплатежей и проведением платежек об уплате налогов через «мертвые» банки. А в 2004 году родились известные постановления КС о том, что налогоплательщику, признанному недобросовестным, можно отказать в возмещении НДС. Они, напомним, вызвали настоящий скандал в бизнес-сообществе.
         Однако КС не расшифровал понятие «недобросовестности», и налоговые органы получили возможность трактовать его широко и вольно. И хотя многие сомневаются в целесообразности применения термина «недобросовестности», отменить постановления КС нельзя, а арбитражные суды завалены делами.
         Именно поэтому Высший арбитражный суд был вынужден подготовить разъяснения. Они будут даны в информационном письме «Об оценке обстоятельств, порождающих сомнения в добросовестности налогоплательщика при разрешении налоговых споров в арбитражных судах». Известно, что ВАС готов к некоторым компромиссам. Так, например, признаком недобросовестности не будет считаться фактическая неуплата НДС в бюджет при наличии права на возмещение налога. В то же время «сомнительными» обстоятельствами предложено считать проведение таких операций, которые «не могут быть реально осуществлены налогоплательщиком». Например, если у предприятия нет основных средств, складских помещений, управленческого или технического персонала, это может расцениваться как отсутствие условий для ведения предпринимательской деятельности. И, следовательно, наводит суд на подозрения в его добросовестности. Правда, пока текст письма не согласован и, возможно, из окончательного варианта какие-то положения уберут.
         Однако эксперты уже сейчас высказывают некоторые замечания и пожелания. Так, по мнению руководителя Центра финансово-банковских исследований института экономики РАН Вячеслава Сенчагова, для того чтобы классифицировать признаки «недобросовестности», их надо увязывать с другими понятиями, уже имеющими законодательное оформление. Например, с понятием недобросовестной конкуренции. Кроме того, вряд ли можно считать налогоплательщика недобросовестным, если он допустил одно налоговое нарушение. Вероятно, для подобных выводов должна быть накоплена солидная информационная база, вестись наблюдения и анализ деятельности предпринимателя на протяжении ряда лет, продолжает Сенчагов.
         При рассмотрении спорных дел по возмещению НДС целесообразнее было бы использовать не понятие «недобросовестности», а доктрину деловой цели, высказывает свои замечания заместитель председателя налогового комитета РСПП Сергей Беляков. Добросовестность, по его мнению, это прежде всего соблюдение законодательства. Соответственно, именно с этой точки зрения и надо оценивать действия налогоплательщика. Причем оценка должна даваться конкретным фактам, а не налогоплательщику. Кроме того, очень важно, чтобы бремя доказательства не перекладывалось на налогоплательщика.
         Впрочем, не исключено, что все точки над i расставит не письмо ВАС, а оперативно принятые поправки в Налоговый кодекс. В него, как известно, законодатели намерены впервые ввести понятие «добросовестности налогоплательщика». На недавнем съезде РСПП вице-премьер Александр Жуков обещал предпринимателям, что правительство не будет возражать против такой поправки. «Это вынужденная мера, – поясняет Сергей Беляков. – И ее необходимость вызвана теми же причинами, что и разъяснение ВАС». По его словам, в поправках к Налоговому кодексу следует снять с налогоплательщиков ответственность за действия «третьих лиц»: ведь когда предпринимателю вменяются в вину нарушения даже не контрагентов, а всей «цепочки» производителей, он фактически отвечает за бездеятельность налоговиков. Во-вторых, на налоговые органы переложат обязанность доказывать вину налогоплательщика. И, наконец, факт «недобросовестности» по одному налогу не должен означать умаления прав предпринимателя по другим налогам. «Я надеюсь, – говорит Беляков, – что поправки в Налоговый кодекс, которые регламентируют отношения налоговых органов и налогоплательщиков будут приняты раньше, чем ВАС утвердит текст письма».

    Елена Кукол.
    © «
    Российская газета», 26.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Суд последней надежды для россиян

         Вспомните, как Владимир Путин, только что вступивший на пост президента, говорил о превращении своей страны в 'диктатуру закона'. Корреспондент Гай Чейзан (Guy Chazan) сообщает, что на сегодняшний день в Европейский суд по правам человека обратилось около 14000 россиян, считающих, что их страна обошлась с ними несправедливо.
         Называемый 'совестью Европы', суд в течение 40 лет разбирал дела о нарушениях Европейской конвенции о защите прав человека, принятого в 1950 г. документа, который Россия подписала в 1996 г. Он стал судом последней надежды для рядовых россиян, таких, как сотрудник ДПС, которого пытали, пока он не признался в изнасиловании и убийстве девушки, позже спокойно вернувшейся домой.
         Из дел, рассмотренных в последние шесть лет, почти все были против России – 101 из 105. Россия исправляет некоторые из нарушений, подтвержденные судом, оказывая, в то же время, давление на некоторых истцов.

    («The Wall Street Journal», США).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 26.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    В России мрачное судебное дело привлекает внимание к бедственному положению с отказом в правосудии

    Человека пытают, чтобы тот признался в совершении преступления

         Нижний Новгород, Россия. Однажды в сентябрьский полдень инспектор ГИБДД Алексей Михеев был вызван в отделение милиции для дачи показаний относительно одной пропавшей местной девушки. Девять дней спустя его, парализованного ниже пояса, вынесли оттуда на носилках.
         Годами г-н Михеев пытался и не сумел отдать своих палачей в руки правосудия. В отчаянии он обратился в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, Франция. «Это был мой последний шанс, моя единственная надежда рассказать правду о том, что со мной произошло», – говорит г-н Михеев.
         Нередко именуемый «совестью Европы», Страсбургский суд рассматривает дела о якобы имевших место нарушениях Европейской конвенции по защите прав человека, договора 1950 года, который был заключен на волне самокритического анализа после второй мировой войны. Но в России Европейский суд стал последним шансом для тысяч граждан, которые потеряли надежду добиться правосудия у себя на родине. В Страсбургском суде ожидают рассмотрения больше исков от граждан России, чем от граждан любой другой страны Европы: 13945 исков, по состоянию на конец 2005 года. По свидетельству одного кремлевского чиновника, только лишь за прошедший год россияне подали в этот суд 8500 жалоб, что составило шестую часть всех полученных им жалоб. Хотя Россия – большая страна, тем не менее, это все равно очень много.
         В числе жалоб много таких, которые не укладываются в схему прав человека – например, жалобы на невыплату пенсий – поскольку расстроенные россияне относятся к Страсбургскому суду как к обыкновенному апелляционному суду. Представитель России в этом суде называет значительный процент жалоб вводящими в заблуждение, поскольку «около 96% исков признаются не подлежащими рассмотрению». «Российские истцы, – говорит он, – могли бы с такой же легкостью положиться на свои апелляционные суды, но подают иски в Страсбург в надежде на крупные денежные компенсации». «Фактически, люди разочарованы Страсбургом сильнее, чем российскими судами», – говорит российский представитель Павел Лаптев.
         Однако результаты рассмотрения небольшого числа российских исков, по которым Страсбургский суд вынес свои решения, являются впечатляющими: за истекшие 6 лет 111 из 115 дел, по которым были вынесены судебные решения, были решены не в пользу России, что в процентном отношении значительно выше, чем в случаях с большинством других стран.
         Решения Страсбургского суда обязательны для России, поскольку она подписала Конвенцию о защите прав человека. И российские власти принимают меры по исправлению проблем, которые вскрываются в ходе судебных слушаний, в частности, улучшают условия содержания заключенных в сильно переполненных следственных изоляторах временного содержания (СИЗО) и сокращают сроки пребывания в них подследственных в ожидании суда.
         Но власти также оказывают давление на некоторых истцов и организации, которые помогают людям подавать исковые заявления в Страсбургский суд. Российская правозащитная организация, которая представляла в суде дело г-на Михеева, была обвинена в том, что берет деньги у британских шпионов. Адвокат других истцов заявляет, что ее телефонные разговоры регулярно прерываются.
         Доверие россиян к собственным судам при президенте Путине, который пришел к власти в 2000 году, обещая «диктатуру закона», то росло, то падало. Поначалу он распорядился о реформе системы уголовного судопроизводства, которая бы ограничила полномочия прокурорских работников и подняла статус защитников. Но доверие к судам снова упало в последние несколько лет, после таких дел, как уголовное преследование нефтяного магната Михаила Ходорковского, который получил срок за уклонение от уплаты налогов, а его компания была расчленена на части. Многие в России и на Западе считают, что г-н Путин злоупотребил судебной властью, чтобы избавиться от этого бизнесмена, имевшего политические амбиции.
         Г-н Ходорковский, отбывающий сегодня 8-летний срок в Сибири, тоже подал жалобу в Страсбургский суд. Это не первый известный критик Кремля, который так поступил. Одним из самых первых истцов был Владимир Гусинский, опальный магнат делового мира, который короткое время сидел за решеткой в 2000 году. В 2004 году Европейский суд согласился с утверждениями г-на Гусинского, что власти принудили его отдать свою медиа-империю в обмен на освобождение из тюрьмы.
         Суд присудил бывшему олигарху незначительную компенсацию, но не сумел вернуть ему его бизнес. Хотя суд может вынести постановление о том, что человека лишили права на свободное рассмотрение его дела в судебном порядке, остается неясным, может ли суд освободить кого-нибудь из российской тюрьмы.
         В другом политически чувствительном приговоре Европейский суд в прошлом году присудил компенсации шестерым чеченцам, родственники которых были убиты российскими военными. Один из истцов, Магомед Хашиев, говорит, что в 2000 году солдаты, охотившиеся за повстанцами, убили его брата, сестру и двоих племянников. «В Страсбурге я почувствовал, что оказался в раю, – говорит он. – Впервые я почувствовал себя в достаточной безопасности, чтобы рассказать о том, что со мной случилось, не опасаясь репрессий».
         Поначалу Кремль почти не обращал внимания на постановления Европейского суда, в то же время потихоньку выполняя их. Но когда масса исков стала расти, возросли и жалобы истцов и их защитников на притеснения властей. Адвокат по делам о нарушениях прав человека Карина Москаленко, представлявшая в суде г-на Ходорковского, говорит, что любой звонок в ее московскую контору прерывается примерно через 3 минуты. «Я устала от этого», – сказала она во время интервью в ее московской конторе, когда телефонная линия снова замолчала.
         Британский профессор права Билл Боуринг (Bill Bowring), помогавший г-ну Хашиеву и другим чеченцам, говорит, что ему запретили въезд в Россию, когда в ноябре прошлого года он прибыл в один московский аэропорт. Он сказал, что охранники не дали ему никаких разъяснений.
         Давление может варьировать от устрашения истцов и свидетелей до даже убийства людей, говорит глава Европейского центра по защите прав человека со штаб-квартирой в Лондоне Филипп Лич (Philip Leach). Он приводит в пример дело Зуры Битиевой, чеченки, жалоба которой на арест и содержание под стражей в Чечне ожидает рассмотрения в Страсбурге. Он говорит, что в 2003 году эта женщина была застрелена в своем доме вместе с двумя другими членами семьи.
         Представитель России в Европейском суде г-н Лаптев отвергает обвинения в притеснениях. «Это все чепуха», – говорит этот чиновник, в прошлом советский «аппаратчик», сидя в своем московском офисе, украшенном портретом г-на Путина в белом дзюдоистском кимоно.
         Люди, желающие найти правосудие в Страсбурге, должны сначала исчерпать все возможности у себя на родине. Этот суд, в составе которого насчитывается 45 судей, отказывается рассматривать иски, которые не удовлетворяют этому критерию. В тех случаев, которые этому критерию удовлетворяют, сначала истребуют письменное объяснение у ответчика – каковым является правительство той страны, откуда пришла жалоба. Только после получения этого объяснения судьи решают, нужно ли рассматривать данное дело. Этот процесс может затянуться на многие годы.
         В деле г-на Михеева Россия отказалась предоставить Европейскому суду какие-либо судебные документы, заявляя, что расследование дела еще не закончено. Суду, который не занимается собственными расследованиями, поначалу пришлось сводить вместе его историю из показаний свидетелей, которые ему предоставила местная бесприбыльная организация «Нижегородский комитет против пыток».
         Ситуация изменилась после октября 2004 года, когда Европейский суд заявил Москве, что принимает к рассмотрению жалобу г-на Михеева. После этого власти Нижнего Новгорода начали два уголовных расследования поведения сотрудников милиции в этом деле, а в ноябре прошлого года городской суд осудил двоих из тех, кто допрашивал г-на Михеева. Вердикт об их виновности был передан в Страсбург и сыграл критическую роль в установлении фактов по этому делу.
         История г-на Михеева началась в сентябре 1998 года, когда этот инспектор ГИБДД, которому в то время было 22 года, вместе с приятелем подвезли на машине девушку лет двадцати, с которой они познакомились в городе Богородск. Два дня спустя мать этой девушки заявила о ее исчезновении. Г-на Михеева вызвали для допроса. Ничуть не обеспокоенный, он надел форму и поехал в отделение милиции.
         Как становится очевидным из прошлогоднего приговора нижегородского суда, злоупотребления начались почти сразу же. Сначала милиционеры в Богородске заставили г-на Михеева подписать задним числом рапорт об увольнении из ГИБДД. Затем они отправили его за решетку, обвинив в дебоше на железнодорожном вокзале. Фактически, в тот день, когда, по словам одного российского следователя, г-н Михеев был задержан на железнодорожном вокзале, тот уже содержался под стражей.
         Милиция допрашивала его круглосуточно, по большей части без адвоката, написал г-н Михеев в данных Европейскому суду письменных показаниях под присягой. Через 8 суток его перевели в СИЗО. Там, когда он продолжал отрицать, что изнасиловал и убил девушку, милиционеры прикрепили к мочкам его ушей металлические зажимы и замкнули электрическую цепь, в результате чего он получил электрический шок.
         «Я думал, у меня будет сердечный приступ, – говорит г-н Михеев в интервью в тесной квартирке, которую он делит вместе со своей матерью. – Все мое тело содрогалось. Все мои внутренние органы конвульсивно сокращались».
         Милиционеры показали ему письменное заявление друга, который был вместе с ним, когда они подобрали на дороге девушку. В нем говорилось, что г-н Михеев изнасиловал и убил ее. Как явствует из вынесенного в 2005 году обвинительного приговора по делу двоих сотрудников милиции, после того, как он стал снова отрицать это, его подвергли второму электрическому шоку, на этот раз более сильному и продолжительному. Он закричал и попытался вырваться, но ему помешали.
         Не в силах больше выносить боль, он устно признал свою вину в изнасиловании и убийстве и согласился написать соответствующие признательные показания. С него сняли наручники, милиционер дал ему ручку и бумагу и начал диктовать. Но, написав первое предложение, он изменил свое намерение и перестал писать. Милиционеры, как записано в приговоре суда от 2005 года, подвергли его третьему электрическому шоку. Г-ну Михееву удалось вырваться, он выбил окно и выбросился наружу, приземлившись на стоявший внизу мотоцикл и сломав себе позвоночник.
         В тот же самый день девушка, в изнасиловании и убийстве которой его обвиняли, вернулась домой, сказано в приговоре суда. Давая показания в нижегородском суде, она сказала, что находилась у друзей и не сообщала об этом своей матери.
         Власти открыли уголовное расследование по факту падения г-на Михеева. Следователи закрыли его спустя 3 месяца по причине «недостатка доказательств». В действительности сосед г-на Михеева по больничной палате рассказал им, что г-н Михеев имел ожоги ушных мочек и ссадины на теле. Сварщик по профессии, этот человек сказал, что они ему показались следами от ожога раскаленным металлом. В истории болезни г-на Михеева не отмечены эти следы ожогов, хотя записано, что у него имеются раны на макушке головы, царапины на лбу и отметины на языке.
         В последующие годы местные прокуроры неоднократно снова открывали его дело и направляли его на повторное расследование, всего 15 раз. Некоторые расследования были, по определению Страсбургского суда, «простой формальностью», в то время как другие копали чуть глубже. Однако их продолжали закрывать, не принимая по ним никаких мер, поскольку находили в них ошибки в следственных действиях. Например, в одном случае милиционер, которому поручили опросить свидетеля, был в числе тех, кого обвиняли в пытках. Он заявил, что не смог найти свидетеля. Некоторые из расследований пришли к заключению, что у г-на Михеева был «слабый» характер, и он выбросился из окна, чтобы покончить жизнь самоубийством.
         Местный комитет против пыток взял это дело в 1999 году. Глава этого комитета Игорь Каляпин говорит, что «прокуратура написала нам, что в России нет таких вещей, как пытки, и что мы клевещем на государство». Это письмо висит в рамке на стене его рабочего кабинета.
         Г-н Каляпин говорит, что пропавшая девушка была родственницей одной местной «шишки», и к делу о ее исчезновении были подключены высокопоставленные лица местных правоохранительных органов. Расследование взял под свой контроль заместитель Нижегородского областного прокурора. Г-н Михеев говорит, что, когда он пожаловался этому начальнику на пытки, тот ответил: «Уведите его и продолжайте с ним работать».
         Этот заместитель прокурора сегодня мертв. Нижегородская областная прокуратура не дает комментариев по этому делу.
         Комитет против пыток направил дело г-на Михеева в Европейский суд в 2001 году, и тремя годами позже этот суд объявил, что принимает дело к своему рассмотрению. Открытое после этого российское уголовное расследование сняло с г-на Михеева обвинения в дебоше и доказало несостоятельность его заявления об увольнении из ГИБДД. Суд Нижнего Новгорода осудил двоих участников допроса г-на Михеева, обвинив их в злоупотреблении властью, связанном с применением насилия. Каждый был приговорен к 4 годам тюремного заключения.
         В конце января с.г. Страсбургская судебная коллегия в составе семи судей нашла, что была нарушена Конвенция о защите прав человека, которая запрещает «пытки. . . или бесчеловечное, или унижающее достоинство личности обращение». Коллегия также нашла, что россияне лишили г-на Михеева права на эффективное расследование его дела и получение возмещения. Суд постановил, что Россия должна выплатить ему 250000 евро, или около 310000 долл. США. Примерно половина этой суммы предназначалась на лечение и компенсацию утраченного дохода, а половину составляла компенсация «морального вреда», учитывая исключительную серьезность наступивших последствий».
         Представитель России в Европейском суде г-н Лаптев публично заявил, что этот вердикт «следует внимательно изучить в отделениях милиции по всей стране». В интервью он добавил, что это был «одиозный случай, но он также не уникален для России. Плохие копы есть везде».
         Назначенная г-ну Михееву компенсация, которой он пока не получил, должна значить для него очень много. Он и его мать имеют совокупный доход всего 100 долл. в месяц. Нуждаясь в постоянном уходе, он, по сути, прикован к их квартире с одной спальней.
         А между тем, власти отказали г-ну Михееву в просьбе о назначении милицейской пенсии по причине утраты здоровья. Основание: будучи вынужденным подписать задним числом рапорт об увольнении из ГИБДД в самом начале расследования, говорит г-н Михеев, «я уже не состоял на службе, когда выбросился из окна».

    Гай Чейзан (GUY CHAZAN), («The Wall Street Journal», США).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 26.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    АДВОКАТ… ЗА 50 ТЫСЯЧ

    ИНТЕРВЬЮ В НОМЕР

         Есть редкие профессии, одно название которых уже способно вызвать, особое волнение в душе. И даже – трепет. Адвокат, или, говоря по народному, защитник в суде – из этого числа. Ведь часто он – последний свет в окошке! Когда свобода, честь – поставлены судьбой или случаем на карту. И нужен не просто опытный юрист.
         А Адвокат с большой буквы. Чтобы помочь распутать клубок правовых хитросплетений. Восстановить справедливость и доброе имя...
         Наш собеседник – из числа лучших защитников. Представитель гильдии российских адвокатов в Сахалинской области, заместитель председателя комиссии по защите прав адвокатов Юрий Иванович ЧЕРНЫШЕВ.


         – Для рядового обывателя вы, Юрий Иванович, представитель особой и закрытой касты специалистов права. Но с некоторых пор, я слышал, вы вдруг взорвали размеренную и спокойную жизнь Сахалинской адвокатской палаты. Признаться, зная вас как очень спокойного и адекватно-уравновешенного человека, поверить я подобное было трудно...
         – Да ничего я не взрывал! Я просто привык белое называть белым, черное – черным. Ну и так далее. Двойная мораль – не для меня. И если мы берем на себя тяжкий Крест защитников в суде, то и в своем сообществе должны соблюдать закон и интересы коллег. Однако с некоторых пор наша адвокатская палата превратилась в подобие личной вотчины ее руководителя В.Жигалова. Вот с этим мириться – не могу. И говорю открыто ему в глаза и совету нашей палаты.

         – В чем это выражается?
         – В.Жигалов руководит адвокатами области многие годы. Спасаясь от такого руководства, группа ведущих адвокатов еще в 1990 году на голом месте и первой в России создала параллельное адвокатское образование, которое стало успешно работать. Но потом вышел федеральный закон об адвокатуре, вернувший нас в старый «колхоз». С упомянутым председателем, без собственного помещения, имущества и средств, утраченным историческим архивом...
         И уже на первом собрании САП возникло непонимание – ее президент В.Жигалов отклонил мое предложение – не повышать на 200 рублей взносы с адвокатов, а вместо этого собрать с неплательщиков задолженность в 185 тысяч рублей. Более того, он наотрез отказался направить возросшую сумму взносов в спецфонд для покупки собственного помещения для адвокатской палаты.
         Позднее Жигалов «продавил» ранее отказанное нами увеличение своего содержания в два раза! Увлекся тратами, не предусмотренными сметой. Причем забывая включать в последнюю большие дополнительные доходы.

         – А сколько адвокатов объединяет Сахалинская палата?
         – 150 человек.

    – Но, может быть, у головы такого серьезного сообщества и зарплата должна быть достойной?
         –  Содержание президента Федеральной палаты адвокатов, в которой 60 тысяч членов, – это 300 тысяч в год. И во столько же оценил свой ратный труд наш региональный голова. Считаю, сумма явно завышена. Тем более что складывается из наших взносов. Но деньги, заработанные другими, он экономит очень своеобразно.
         К примеру, за неполный прошлый год, по данным нашей ревизионной комиссии, он сделал аж 405 звонков по служебному телефону в платную службу Прогноза погоды. Получается, в иные дни справлялся о дожде или ветре по несколько раз: к примеру, в феврале – 59 раз, марте-апреле – по 62. Видимо, гадая, брать зонтик или нет?

         – Наверно, это мелочи.
         – Извините – из т.н. мелочей – вся наша жизнь и состоит. А рубли из нашего кармана складываются в сотни, тысячи... Я же не против – звони хоть в космос. Но за свой, а не наш счет.
         Зато мои предложения; по организации обучения адвокатов – на базе той же нашей академии в Москве, выделении средств на эти цели – остаются гласом вопиющего в пустыне. Да и вообще, по логике одного из последних ответов – кто я такой, чтобы ему указывать?!

         – А что, помимо юридического диплома, необходимо для того, чтобы стать адвокатом?
         – В нашей области, с легкой руки В.Жигалова, на первом месте – вступительный взнос. Причем здесь он вырос до небес – заплатить надо аж 50 тысяч рублей! Но откуда у вчерашнего студента такие деньги – главу Сахалинской палаты, похоже, не волнует. Хотя как раз такому начинающему адвокату нужно помогать обустроиться, помочь с арендой помещения, покупкой канцтоваров, начиная с бумаги, скрепок... А его сразу напрягают непомерным оброком!
         Фактически этот взнос у нас стал побором с коллеги-адвоката, или точнее – кандидата в адвокатуру. Я вынужден, был обратиться к президенту Федеральной палаты Е.Семенову, прокурору области Ю.Денисову, обращая внимание на явное нарушение закона»...
         Убежден – совет Сахалинской адвокатской палаты должен не только положить конец практике подобных «взносов». Но и вернуть уже полученные деньги – на нужды адвокатских кабинетов, бюро и т.д.
         Кстати, сам В.Жигайло из каждой суммы этих «взносов» получал по 3 тысячи рублей – довеском к основному содержанию – как председатель квалификационной комиссии.
         Но и это не все. Перед последним собранием, в обход закона и без решения общего собрания САП, в пожарном порядке для палаты была куплена 2-комнатная квартира на отшибе Южно-Сахалинска – по цене 3-комнатной в центре. Дальше от офисов адвокатских образований, зато близко к собственному дому президента. Все это сопровождалось дополнительными поборами по 3 тысячи рублей с каждого адвоката. И крупным займом на неизвестных условиях. Опять же, в обход общего собрания. И обязательствами погашать долг для адвокатов САП.
         А ведь многие, особенно начинающие адвокаты, живут откровенно бедно – до половины их годовых доходов съедает взнос на нужды САП. Без видимой фактической отдачи лично для многих знакомых мне адвокатов.

         – Получается, что слухи о баснословных гонорарах и райской жизни адвокатов несколько преувеличены?
         – Они вообще не имеют под собой основания, особенно если говорить о молодых, начинающих адвокатах, которые в нашей области оказываются еще и под прессом палаты.
         Беседовал Владимир ИВАНОВ, г.Южно-Сахалинск.
         P.S. Когда это интервью было подготовлено к печати, стало известно, что прокурор Южно-Сахалинска опротестовал сложившуюся в САПе практику взимания денег с кандидатов в адвокаты...

    © «Южно-Сахалинск – твоя газета!», № 17, 27.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Экс-судья против России

         Европейский суд по правам человека в Страсбурге запросил у правительства РФ разъяснения по делу бывшей судьи Мосгорсуда Ольги Кудешкиной, которая обжаловала свое увольнение. К 19 июня в Страсбурге ждут разъяснений о том, какой свободой слова пользуются судьи в России.

       В 2003 г. судья Кудешкина рассматривала дело следователя МВД Павла Зайцева, которого обвиняли в превышении должностных полномочий при расследовании резонансного дела «Трех китов». Дело было закрыто Генпрокуратурой, а следователь стал обвиняемым. В декабре 2003 г. Кудешкина со ссылкой на это дело заявила «Эху Москвы», что Генпрокуратура через председателя Мосгорсуда оказывает давление на судей, а в мае 2004 г. Квалификационная коллегия судей Москвы досрочно прекратила полномочия судьи «за умышленное умаление авторитета судебной власти». Мосгорсуд, а впоследствии Верховный суд оставили в силе это решение. Обвинительный приговор Зайцеву вынес уже другой судья.


         Представитель Кудешкиной в Европейском суде Анна Паничева сообщила «Ведомостям», что жалоба Кудешкиной коммуницирована. Процедура рассмотрения дела в Страсбурге, как правило, тянется несколько лет, но для Кудешкиной будет сделано исключение. По словам Паничевой, дело получило приоритетный статус: «Мы подали жалобу только в июле прошлого года, она уже коммуницирована, это действительно очень быстрый темп». Паничева добавляет, что суд принял решение одновременно рассматривать как вопрос о приемлемости жалобы, так и само дело по существу. «Надеюсь, что решение Страсбургского суда привлечет внимание к нетерпимой ситуации, которая сложилась в нашей судебной системе», – говорит Кудешкина.
         Адвокаты экс-судьи апеллировали сразу к нескольким статьям Европейской конвенции о правах человека, однако в центре внимания суда оказалась ст. 10, которая защищает право на свободу выражения мнения. Суд в Страсбурге просит уточнить – какие ограничения в этой области налагают российские законы на судей. Актуальностью проблемы объясняет приоритетный статус дела другой представитель Кудешкиной в Страсбурге, адвокат Карина Москаленко. «Это вопрос о том, насколько безгласен винтик судебной системы», – поясняет она.
         Не исключено, что дела Кудешкиной и следователя Павла Зайцева, который жалуется на незаконное вмешательство прокуратуры в судебный процесс, замену беспристрастного судьи и нарушение права на свободу и личную неприкосновенность, будут слушаться одновременно: представитель Зайцева в Страсбурге Виталий Бордунов вчера также сообщил, что суд направил российским властям вопросы по жалобе его клиента.
         Получить комментарии российской судебной власти не удалось. «Пока решение по этому делу не вынесено, комментировать нечего», – заявила представитель Мосгорсуда Анна Усачева. В Верховном суде также полагают, что повода для обсуждения нет. «Сам факт коммуникации означает, что у суда есть веские основания для вынесения решения», – возражает Владимир Миронов из Независимого экспертно-правового совета. Однако, добавляет он, единственная победа в Страсбурге вряд ли решит проблему зависимости судей. По данным фонда «Общественный вердикт», 59% россиян не верят в возможность законным образом защитить права, нарушенные судом.

    Анастасия Корня.
    © «
    Ведомости», 28.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Свобода выражения

    Бывшая судья пошла в Страсбург в компании следователей

         Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял к производству жалобу бывшей судьи Мосгорсуда Ольги Кудешкиной. Об этом сообщила вчера ее адвокат Анна Паничева. По словам адвоката, дело будет рассмотрено в приоритетном порядке, и ЕСПЧ уже обязал российское правительство в срок до 19 июня сего года ответить на все поставленные судом вопросы.
         Как стало известно «Времени новостей», ЕСПЧ согласился рассматривать это дело лишь в связи с возможным нарушением ст. 10 Европейской конвенции по правам человека – право каждого на свободу выражения своего мнения. Однако в признании нарушения ее права на справедливое публичное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом бывшей судье было отказано. Но даже приоритетный порядок рассмотрения жалобы г-жи Кудешкиной в Страсбурге не гарантирует того, что эта жалоба будет удовлетворена.
         Бывшая судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина прославилась тем, что одной из первых стала открыто критиковать российскую судебную власть, обличая ее в коррупции и предвзятости. В мае 2004 года квалификационная коллегия Москвы лишила г-жу Кудешкину мантии, прекратив досрочно ее судейские полномочия. Впоследствии Верховный суд (ВС) признал это решение законным. Именно этот факт и стал поводом для обращения бывшей московской судьи в суд европейский. Критика власти, утверждала г-жа Кудешкина, стала истинной причиной ее увольнения.
         Летом 2003 года ей выпало рассматривать скандальное дело сотрудника Следственного комитета (СК) при МВД Павла Зайцева, обвинявшегося в превышении полномочий при расследовании громкого дела о контрабанде мебели торговыми домами «Три кита» и «Гранд». Мебель, как установило следствие в лице г-на Зайцева, нелегально завозилась в Россию через подставные фирмы по заниженным ценам, а ущерб, причиненный в результате неплатежа таможенных пошлин, составил миллионы долларов. Но итогом этого дела стало уголовное преследование самого Зайцева. Генпрокуратура обвинила его в превышении полномочий, а именно в том, что он проводил обыски без санкции прокуратуры, с нарушением УПК допрашивал свидетелей, оказывая на них давление, и т.д. В сентябре 2002 года Мосгорсуд оправдал следователя, но позднее ВС отменил этот приговор и направил дело на новое рассмотрение. Вести его было поручено судье Кудешкиной.
         Повторный процесс по делу Зайцева затягивался. Судья Кудешкина начала жаловаться, что гособвинитель Дмитрий Шохин (впоследствии прославившийся в деле Михаила Ходорковского и Платона Лебедева) «ведет себя вызывающе и оскорбительно» и что из-за этого народные заседатели вынуждены были взять самоотвод. В результате Кудешкина была отстранена от ведения дела. После этого она выступила в прессе с открытым заявлением о том, что председатель Мосгорсуда Ольга Егорова якобы оказывала на нее давление, так же, как и замгенпрокурора Юрий Бирюков. При этом г-жа Кудешкина заявила, что это обычная практика и судей часто принуждают выносить те или иные решения.
         Подобные заявления судьи, несомненно, дискредитировали судебную власть, тем более что они носили декларативный характер – она не привела никаких конкретных доказательств в подтверждение своих слов. Такое поведение идет вразрез с кодексом судейской этики, и квалификационная коллегия по этой причине решила досрочно прекратить полномочия судьи Кудешкиной.
         «В нашей жалобе в Европейский суд о нарушении права на свободу выражения своего мнения мы указываем, что именно из-за выступления в СМИ Ольга Кудешкина была лишена полномочий судьи, – сказала «Времени новостей» адвокат Анна Паничева. – Формально это произошло по той причине, что она якобы уронила авторитет правосудия. Но этим решением они хотели заставить ее молчать, показать, что о каких-либо нарушениях судей можно говорить лишь в пределах судейского корпуса, но никоим образом вне его. А на самом деле своими выступлениями Ольга Кудешкина преследовала другую цель – она, наоборот, стремилась к обеспечению беспристрастности судебной системы, хотела привлечь к этой проблеме внимание общества».
         Г-жа Паничева отметила, что ни Мосгорсуд, ни ВС не придали должного внимания жалобам Кудешкиной, не стали рассматривать все предоставленные ею доказательства, чем нарушили не только ее право на свободу выражения мнения, но и право на справедливое разбирательство беспристрастным судом (ст.6 конвенции) и эффективное средство защиты в суде (ст.13 конвенции). Однако ЕСПЧ отверг эти претензии. Объяснено это было тем, что она работала именно судьей, а ЕСПЧ принципиально не рассматривает дела об увольнении госслужащих. И пока в Страсбурге согласились рассмотреть дело экс-судьи лишь на предмет нарушения ст.10 конвенции. Теперь свою точку зрения на это дело представит российское правительство, и только после этого ЕСПЧ будет решать, является ли эта жалоба приемлемой для рассмотрения по существу. Кстати, одновременно с жалобой Ольги Кудешкиной ЕСПЧ коммуницировал и жалобу следователя СК Павла Зайцева.
         Примечательно, что Евросуд решил рассматривать обе жалобы в приоритетном порядке, но почему именно, пока неизвестно. По мнению адвоката Паничевой, это связано с тем, что «отсутствие независимости судей в России – наиболее острая проблема для представителей европейской Фемиды». Другие эксперты полагают, что жалоба Ольги Кудешкиной в ЕСПЧ может быть тесно связана с другой жалобой, которой также был придан приоритетный статус – Михаила Ходорковского, на деньги структур которого, по некоторым сведениям, г-жа Кудешкина баллотировалась на выборах в Госдуму. Приоритетными признаны абсолютно все жалобы, связанные с делом ЮКОСа, и такое выделение из общей массы дел эксперты считают не характерным для ЕСПЧ, что может вызывать сомнение в его беспристрастности.
         ВС и Мосгорсуд пока не считают нужным давать комментарии в связи с жалобой их бывшей судьи. Как напомнили вчера их пресс-секретари – Павел Одинцов и Анна Усачева, дело только поступило в ЕСПЧ, и никаких решений по нему пока не принято.

    Екатерина БУТОРИНА.
    © «
    Время Новостей», 28.04.06.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Мантия преследования

    Евросуд рассмотрит дело судьи Кудешкиной

    Бывшая судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина ездит по стране с лекциями о несовершенстве российской судебной системы. Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ. Загружается с сайта Ъ      Вчера стало известно, что Европейский суд по правам человека принял к производству жалобу бывшей судьи Мосгорсуда Ольги Кудешкиной, чьи судейские полномочия были прекращены в 2004 году за критику ею судебной системы и, в частности, за огласку факта давления на нее председателя горсуда Ольги Егоровой. Вопрос о том, может ли судья критиковать коллег, Евросуд счел весьма важным, решив рассматривать дело госпожи Кудешкиной в приоритетном порядке.
         Экс-судья Кудешкина и ее адвокат Анна Паничева получили на днях сообщение из Европейского суда в Страсбурге о том, что их жалоба на нарушение Российской Федерацией ст. 6, 10 и 13 Конвенции по правам человека (гарантирующих, соответственно, право на справедливое судебное разбирательство, свободу выражения мнения и право на эффективное средство правовой защиты) коммуницирована и будет рассмотрена в приоритетном порядке. Суд запросил у правительства РФ документы по делу Кудешкиной, обязав представить их к 19 июня. После этой даты суд определит, когда именно дело будет рассмотрено по существу.
         Ольга Кудешкина проработала в Мосгорсуде 3 года, до этого она 17 лет работала в судебных органах Кузбасса. В декабре 2003 года госпожа Кудешкина, будучи кандидатом в депутаты Госдумы по 115-му Серпуховскому избирательному округу, дала интервью радиостанции «Эхо Москвы» и нескольким газетам, в котором рассказала о давлении, оказанном на нее председателем Мосгорсуда Ольгой Егоровой несколько месяцев назад. По словам судьи Кудешкиной, это произошло во время ведения ею судебного процесса по обвинению следователя СК при МВД РФ Павла Зайцева в превышении должностных полномочий (следователь не получал прокурорских санкций на обыски и задержания при расследовании нашумевшего дела о контрабанде мебели, реализуемой в центре «Три кита»). «Меня вызвала к себе Егорова,– сообщила тогда судья журналистам,– и стала требовать объяснения, почему я и заседатели задаем потерпевшим те или иные вопросы. При мне Егорова стала вести переговоры с Бирюковым (первый замгенпрокурора Юрий Бирюков.– Ъ), которого она информировала. Она сначала отчитала меня, а после этого позвонила в Генпрокуратуру и отчиталась перед ним. Потом, когда я находилась в совещательной комнате и рассматривала заявление заседателей о самоотводе, Егорова вызвала меня вновь и потребовала, чтобы заявления заседателей о самоотводе не приобщались к материалам дела и чтобы это не было отражено в протоколе судебного заседания. По существу, меня толкали на фальсификацию. Мне было предложено председателем суда, чтобы заседатели в следующий раз не явились и таким образом суд бы сорвался. Ни одного из указаний председателя суда я не выполнила. Дело следователя Зайцева в итоге было у меня изъято и передано другому судье» (судья горсуда Сергей Марков приговорил в итоге подсудимого к двум годам условно с испытательным сроком на год.– Ъ).
         В выступлениях в прессе госпожа Кудешкина также заявляла, что Мосгорсуд «превратился в институт сведения политических, коммерческих и иных счетов» и «никто не может быть уверен, что его дело будет разрешено по закону». Квалификационная коллегия судей Москвы (ККСМ) сочла, что этими заявлениями судья Кудешкина «поставила под сомнение право на судебную защиту в РФ» и 19 мая 2004 года прекратила ее судейские полномочия за нарушение закона «О статусе судей в РФ», предписывающего представителям этой профессии «избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти». Это решение ККСМ Ольга Кудешкина обжаловала в Мосгорсуде, который 8 октября 2004 года отказал в удовлетворении жалобы своей бывшей коллеги. А в январе 2005 года кассационная коллегия Верховного суда утвердила это решение горсуда, отклонив очередную жалобу экс-судьи.
         После этого она сочла, что все средства правовой защиты в России исчерпаны, и обратилась в Европейский суд. Госпожа Кудешкина надеется, что Страсбургский суд поможет ей вернуться к работе судьей, которую она считает своим призванием. Пока же она зарабатывает на жизнь лекциями на правовую тему и пишет докторскую диссертацию на основе собственного судейского опыта.
         Ъ продолжит следить за этим делом.

    ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ.
    © «
    КоммерсантЪ», 28.04.06.


    НАВЕРХ ПОДПИСКА ПОЧТА
    /gov/c/c00k.html
  • О проекте | Контакты | Архив сайта
    (с) Copyright by vff-s.ru. All rights reserved.