Поиск



Новости Статьи

Государство и право


Аналитика и обзоры законов


Обзор прессы

Экспертное мнение

Правовые новости


Май
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Опрос


По вашему мнению, готовы ли родители платить за школьное образование?

образование должно быть бесплатным;
родители и сейчас платят, только не напрямую;
готовы оплачивать только дополнительные кружки и факультативы;
на образование ребенка не жалко любых денег.

Подписка


Подпишитесь на новости:

Реклама


VFF-S Власть Вниз

Власть. Церковь. Религия. [4]

Статья 14
      1. Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
      2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Статья 28
      Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

  • Православные начали подписную кампанию. За изучение «Основ православной культуры». «КоммерсантЪ», 17.08.07.
  • РПЦ гонит святое с этикеток и купюр. Церковь не хочет быть представленной на товарах и деньгах. «КоммерсантЪ», 17.08.07.
  • А вас смущает изображение церковных символов на деньгах, этикетках, рекламных плакатах? «Комсомольская правда», 17.08.07.
  • Апостол с рублем. Можно ли использовать святыню в качестве бренда. «Российская газета», 17.08.07.
  • Московские священники не против храмов на рублях. «Комсомольская правда», 18.08.07.
  • Светская хроника богов. «Основы мировых религий» в московских школах начнут преподавать на факультативной основе. «Время новостей», 20.08.07.
  • Мусульмане подрывают «Основы православной культуры». Совет муфтиев выступил против РПЦ. «КоммерсантЪ», 20.08.07.
  • Святой базис. Церковь продвигает свой национальный проект. «Время новостей», 21.08.07.
  • Отдавать – так отдавать. Практически все памятники старины будут переданы Русской православной церкви. «Новые Известия», 21.08.07.
  • Савва на Сторожах. В Звенигороде сегодня начинаются торжества в честь русского святого. «Труд», 21.08.07.
  • Антарктические бактерии – за Дарвина. Извлеченные из льдов древние микробы подтвердили правильность теории эволюции. «RBCdaily», 21.08.07.
  • Большинство, напоминающее меньшинство. По данным опроса 21% россиян не знали, причащаются они или нет. «Газета.Ru», 21.08.07.
  • Церковь придумала, как обустроить Россию. «Комсомольская правда», 22.08.07.
  • Крестовый поход полумесяца. Мусульмане поддержали академиков в борьбе с клерикализмом. «Время новостей», 23.08.07.
  • Святые дела останутся в веках. «Парламентская газета», 23.08.07.
  • Голос народа. «Советская Россия», 23.08.07.
  • Совет муфтиев России выступил с критикой «Основ православной культуры». «Независимая газета», 24.08.07.
  • Зачем цари слушали нищих. Корреспондент «РГ» побывал в Саввино-Сторожевском монастыре накануне приезда туда Патриарха. «Российская газета», 24.08.07.
  • Привычка к ветхости. Церковные фундаменталисты лучше адаптированы к современности, чем их более прогрессивные оппоненты. «Газета.Ru», 27.08.07.
  • Символ веры. Кого будут выпускать Московская и Петербургская консерватории. «Независимая газета», 29.08.07.
     
  • Продолжение темы [5]      
  • Начало темы [1] [2] [3]
    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Православные начали подписную кампанию

    За изучение «Основ православной культуры»

    Загружается с сайта Ъ      Православное молодежное движение «Георгиевцы» вчера начало сбор подписей за введение в школьную программу предмета «Основы православной культуры» (ОПК). «Георгиевцы» планируют собрать 2 млн подписей, чтобы вынести вопрос о введении ОПК на всенародный референдум. Оппоненты уверены, что данная инициатива – не что иное как самореклама.
         Подписи за введение «Основ православной культуры» «Георгиевцы» планируют собирать по всей России в храмах, на улицах, площадях и у метро. Они рассчитывают на 2 млн подписей, необходимых для проведения всероссийского референдума. «Мы решили защитить конституционные права верующих, которые сегодня не могут в полном объеме получать знания о вере,– объяснил Ъ цель акции координатор движения Степан Медведко.– Мы надеемся, что референдум покажет, что большинство россиян за введение курса ОПК».
         Руководство движения не скрывает, что на проведение акции их подтолкнуло недавнее обращение ученых к президенту России, в котором академики обвинили РПЦ во вмешательстве «во все сферы общественной жизни» и предупредили главу государства, что введение ОПК – антиконституционно (Ъ сообщал об этом 23 июля).
         Молодежное православное движение «Георгиевцы» создано в мае 2006 года. В настоящее время насчитывает 500 человек. В сентябре 2006 года «Георгиевцы» провели акцию протеста против шоу Мадонны в «Лужниках», в мае 2007 года – акцию против гей-парада, в июне организовали защиту памятника-часовни Героям Плевны от гомосексуалистов.
         «Георгиевцы» надеются получить поддержку политических партий. «Я рассчитываю, что нас поддержит 'Единая Россия', в которой много верующих людей»,– сообщил господин Медведко. При этом он предупредил, что за тех политиков, которые выступят против ОПК, православные на выборах голосовать не будут. «Я думаю, что депутаты поддержат инициативу 'Георгиевцев'»,– заявил Ъ член генерального совета партии «Единая Россия» депутат Госдумы Иван Васильев.
         Церковь, которая уже несколько лет спорит с Министерством образования и науки о введении ОПК, с одобрением восприняла инициативу своей паствы. «Я поддерживаю данную акцию, потому что российская Конституция дает возможность всем, в том числе и верующим, защищать свои права»,– сказал Ъ пресс-секретарь Московской патриархии священник Владимир Вигилянский.
         «Отстаивать свою точку зрения, привлекая сторонников,– право каждого гражданина,– заявил Ъ глава Минобрнауки Андрей Фурсенко.– Даже интересно будет посмотреть, какую эта инициатива получит поддержку».
         Согласно закону «О референдуме в РФ» в этом году у «Георгиевцев» узнать всенародное мнение о введении ОПК не получится. «По закону нельзя в год федеральных выборов проводить референдумы»,– сообщила член ЦИК Елена Дубровина.
         Впрочем, противники ОПК убеждены, что до референдума дело не дойдет. «Надеюсь, что у нашего руководства хватит ума этого не делать»,– выразил надежду один из авторов письма к президенту России академик РАН Андрей Воробьев. Он также предупредил, что «введение православного предмета в школы приведет к расколу в обществе».
         В свою очередь, оппоненты «Георгиевцев» уверены, что цель сбора подписей и декларации о референдуме лишь повод еще раз громко заявить о себе. «Акция 'Георгиевцев' не повлияет на решение, вводить ОПК в школьную программу или нет,– считает лидер молодежного 'Яблока' Илья Яшин.– 'Георгиевцы' решили пристроится к этой скандальной теме, чтобы за ее счет сделать себе рекламу».

    Павел Ъ-Коробов.
    © «
    КоммерсантЪ», 17.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    РПЦ гонит святое с этикеток и купюр

    Церковь не хочет быть представленной на товарах и деньгах

    Церковь предлагает Центробанку пересмотреть использование религиозной тематики на денежных купюрах. Загружается с сайта Ъ      Иркутская епархия Русской православной церкви (РПЦ) призвала прихожан бойкотировать вино и другие товары с религиозной символикой, пригрозив их производителям судебными исками. Епархия также заявила о намерении обратиться в Центробанк с просьбой убрать с монет и денежных купюр изображения святых. В Московской патриархии инициативу снизу поддержали.
         Письмо к прихожанам с призывом «объявить бойкот всем изделиям и продуктам, в том числе кагору, имеющим на упаковке святые изображения» было размещено на официальном сайте Иркутской епархии. Его автор – заведующий миссионерским отделом епархии протоиерей Вячеслав Пушкарев, который указал, что бойкотировать следует прежде всего вино с этикетками на религиозную тематику. «Святые образы не для печати! – говорится в письме.– Если бы все эти этикетки были изготовлены только с детства пьяными молдавскими обрядопочитателями от виноделия, то и говорить бы было не о чем... Но ведь теперь молдавских вин в наших магазинах нет, а богохульства не убавилось. Выходит, богохульники живут среди нас». Письмо заканчивается угрозой судебных разбирательств в адрес товаропроизводителей и «наглых рекламодателей, паразитирующих на наших святынях». Марки вин, которые следует бойкотировать, в письме не указываются, но речь может идти, например, о кагоре «Православный» или вине «Душа монаха», в оформлении которых щедро используется религиозная символика.
         В руководстве РПЦ поддержали инициативу иркутских священников. «Вопрос поднят своевременно и правильно. Меня лично еще смущают изображения святых на конвертах»,– заявил пресс-секретарь Московской патриархии Владимир Вигилянский. Отец Владимир, впрочем, дипломатично заметил, что «нужна дискуссия, чтобы понять, где допустимо изображение святых», и добавил, что «церковь готова обсуждать эту проблему».
         Как сообщили в представительстве крупного импортера вина торгового дома «Арома» (владеет сетью магазинов «Ароматный мир»), в основном вина с брэндами на религиозную тематику завозились в Россию из Молдавии. Вчера большинство молдавских производителей отказались комментировать заявление Иркутской епархии. «Нам бы с запретами Роспотребнадзора разобраться»,– посетовали на Кишиневском винном заводе. Российские дистрибуторы и производители алкоголя считают, что претензии представителей РПЦ могут быть вполне обоснованны. «В отсутствие молдавских вин на региональных рынках появилась масса вина под 'религиозными' брэндами, похожими на молдавские»,– рассказали в компании «Винторг».
         В письме Иркутской епархии также говорится о намерении обратиться во Всемирный русский народный собор, с тем чтобы тот, в свою очередь, обратился в Госдуму и Центробанк РФ. Суть обращения сводится к просьбе заменить лики святых на монетах и денежных купюрах, находящихся в обращении, «на изображения более религиозно нейтральные». Речь идет о монетах достоинством до 50 коп. включительно, на лицевой стороне которых изображен канонизированный Георгий Победоносец, а также о тысячерублевой купюре с изображением Ярослава Мудрого, который также причислен к лику святых. Впрочем, эта идея Иркутской епархии не нашла поддержки у руководства РПЦ. Ответственный секретарь Всемирного русского народного собора Олег Ефимов заявил, что не видит «ничего оскорбительного» в изображениях святых на деньгах. «Это старая русская традиция»,– пояснил он. Отец Владимир Вигилянский сообщил, что с предложением изменить дизайн монет и купюр обращаться в ЦБ церковь «не собирается».
         Впрочем, несмотря на осуждение использования религиозной символики в коммерческих целях, церковь вовсе не прочь на ней заработать. Например, вода «Святой источник» выпускалась с подписью на бутылках архиепископа Костромского и Галичского Александра и с надписью «бутилирована по благословению святейшего патриарха» до тех пор, пока производителя воды не купила компания Nestle. Источник Ъ, близкий к сделке между Nestle и «Святым источником», рассказал, что бывшие владельцы брэнда ежегодно жертвовали церкви $250 тыс.
         Менеджер по группе торговых марок «Нестле Россия» Владимир Пискарев объяснил, что «компания перестала использовать эту надпись в связи с изменением концепции». «Мы стали делать упор на природное происхождение воды»,– сказал он.

    Александр Ъ-Воронов, Павел Ъ-Коробов, Светлана Ъ-Ментюкова.
    © «
    КоммерсантЪ», 17.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Вопрос дня: А вас смущает изображение церковных символов на деньгах, этикетках, рекламных плакатах?

    Загружается с сайта КП      Вчера митрополит Омский Феодосий и Федеральная антимонопольная служба начали борьбу с рекламой, в которой используются христианские символы. В связи с чем вопрос:
         А вас смущает изображение церковных символов на деньгах, этикетках, рекламных плакатах?

    Константин БОРОВОЙ, политик:
         – Чуть-чуть смущает. Во-первых, у нас многоконфессиональная страна. Во-вторых, РПЦ тут выступает от имени владельца авторских прав на символику – Иисуса Христа, с которым церковь не заключала договор.

    Андрей ГРИГОРЬЕВ-АПОЛЛОНОВ, певец:
         – К мнению Русской православной церкви я всегда прислушиваюсь. И если церковь решила запретить изображение православной символики на рекламных товарах, значит, так нужно. Да и спекулировать святым некрасиво.

    Александр ДУГИН, философ:
         – Надо понимать, что крест, например, это не просто товарный знак, а священный образ. Если бы церковь была объединена с государством, изображение православной символики на деньгах было бы уместно и допустимо. А так я полностью поддерживаю инициативу РПЦ.

    Александр ПРОХАНОВ, главный редактор газеты «Завтра»:
         – Движение церковной мысли идет не в том направлении. На каждой оконной раме есть перекрестье, давайте заменим их овалами? Лучше бы церковная братия стояла у винных магазинов и проповедовала трезвость.

    Отец Валерий СОЛДАТОВ, настоятель Свято-Татианинского храма, Красноярск:
         – Очень смущают. Потому что бутылки или другая упаковка с изображением святых потом выбрасываются, и святые лики оказываются на помойке.

    Виктор МОЛЧАНОВ, продавец в винном отделе, Ярославль:
         – Я заметил, что люди чаще покупают водку, на этикетке которой нарисован храм или бутылка выполнена в виде церквушки. Возможно, они считают, что такой напиток полезнее...

    Владимир ИВОНИН, историк-нумизмат:
         – В Италии на монетном дворе Ватикан чеканит монеты с изображением Папы Римского, и они продаются как сувениры. Мир смотрит на это нормально.

    Лаура, читательница сайта KP.RU, Алма-Ата:
         – Есть вещи, которые должны быть неприкосновенны, и религиозная символика – одна из них. Люди почему-то не задумываются о иной жизни... А зря.

    © «Комсомольская правда», 17.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Апостол с рублем

    Можно ли использовать святыню в качестве бренда

         На сайте Иркутской епархии Русской православной церкви было опубликовано письмо протоиерея Вячеслава Пушкарева с призывом к верующим бойкотировать товары, на упаковках и этикетках которых используются православные символы.
         Отец Вячеслав высказался также и против использования религиозной символики на деньгах. Процитированное в столичных СМИ письмо наделало много шуму. Не грядет ли перековка мелких монет? Не вторгается ли Церковь в общекультурное пространство с цензорскими намерениями? На этот вопрос отвечали наши эксперты.
         – Это, конечно, не официальная позиция Церкви, а мнение, предлагаемое на обсуждение верующих, – прокомментировал письмо иркутского священника о. Владимир Вигилянский. – Всего лишь письмо священника на сайт, как своего рода «письмо в газету», подписанное: «с уважением, такой-то».
         По мнению о. Владимира Вигилянского, в медийном и торговом обороте встречаются возмутительные использования изображений святынь, но Церковь на это, как правило, смотрит как на дело совести и культуры людей: «Если газеты печатают карикатуры на религиозные темы, что говорить о копейке». Он подчеркивает, что Церковь никогда не вела речь о цензуре, только об оскорблении религиозных чувств, нуждающихся в защите и защищаемых законом.
         Известный богослов диакон Андрей Кураев считает, что конкретные поводы для протеста против кощунственного использования изображений святых есть. Но расширять его до «никто, кроме нас, не имеет права использовать изображение наших храмов, икон и святынь» – это уж слишком серьезно.
         Например, изображение храмов и ликов святых на деньгах – традиция отнюдь не советская, а гораздо более древняя.
         – Не надо в каждой этикетке видеть икону, – пояснил он суть проблемы корреспонденту «РГ». – Если мы идем по городу и переходим перекресток, это не значит, что мы топчем крест. А когда солдаты в годы Отечественной войны стреляли по немецким самолетам с крестами, это не означает, что они были кощунниками. И Александр Невский во время Ледового побоища вряд ли видел святыню в шлемах и щитах крестоносцев. Надо различать икону и просто изображение. Изображение становится иконой, когда человек молится перед ним и своим молитвенным обращением к тому, кому молится, устанавливает связь между образом и первообразом. И тут Церкви надо выбрать одно из двух – или мы хотим донести свое слово до максимального количества людей, и тогда умножается число носителей священных знаков, текстов или изображений, которые могут обращаться с ними, как с обычной бумажкой. Или, напротив, мы считаем, что мир – источник скверны и надо защитить наши святыни от кощунственного соприкосновения. Такое мнение неоднократно в истории Церкви возникало, но каждый раз оно считалось болезненным искажением, поскольку все-таки ведет к самоизоляции.
         По мнению о. Андрея, если нет сознательного кощунства, не надо обвинять людей и выставлять запреты.
         – Помню, как еще Минсвязи Советского Союза впервые обратилось к Патриарху с предложением печатать марки с изображением храмов и икон. Честно говоря, меня это поначалу покоробило, представил себе, как на лик Христа будет ставиться штемпель... А сегодня бросается в глаза китчевость рекламы, например, молдавских вин. Все эти «Исповеди грешницы» – это чудовищная пошлость.
         Если церковная символика используется как бренд для придания товарного веса вещам и явлениям, которые заведомо существуют вопреки христианскому миропониманию – ночным клубам, казино, блудилищам, неподобающим товарам, то происходит профанация религиозного символа, и это уже попахивает кощунством, – считает поэт и писатель Олеся Николаева, автор книги «Поцелуй Иуды», разбирающей литературный «бренд Иуды» от Леонида Андреева до Борхеса и Булгакова: «Но на книгах такие символы возможны. Условие – они не должны профанироваться».
         Она напомнила, что несмотря на разрастающуюся на Западе эксплуатацию религиозных символов, католическая церковь устраивала протестные акции против использования «Тайной вечери» Леонардо да Винчи в телерекламе машины, в сюжете которой «апостол советовал выбрать, кажется, «фольксваген».
         Тема границ церковного и светского отношения к миру сегодня очень актуальна. Но обеим сторонам полезно бы вспомнить, что это не только поле запретов или неограниченной свободы. Что кроме «можно или нельзя?» есть еще такое измерение для человеческого выбора, как «стоит или не стоит это делать?».

    Елена Яковлева.
    © «
    Российская газета», 17.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Московские священники не против храмов на рублях

    Они считают, что нет ничего оскорбительного в изображении святых на монетах и купюрах

         Напомним, на днях иркутских и омских священников смутило использование церковной символики на товарах и в рекламе (см. «КП» от 17.08 с.г.)
         – Святые образы – не для печати! – возмущались иркутские святые отцы на своем сайте. Обвинив в богохульстве всех, кто ляпает на винные бутылки этикетки с церковными куполами, священники призвали прихожан не брать сие вино.
         Досталось и деньгам: пятидесятикопеечной монетке со святым Георгием Победоносцем и тысячерублевке с Ярославом Мудрым, который тоже канонизирован Русской православной церковью. Святые отцы пообещали написать письмо правительству России и Центробанку: уберите с денег святых!
         Правда, копейку не тронули – это уже «товарный знак».
         Руководство РПЦ с помощью антимонопольной службы решило все-таки убрать из рекламы и с товаров церковную символику. Но за дизайн денег вступилось.
         – Ничего оскорбительного в изображении святых на деньгах нет. Это старая русская традиция, – объяснили в Московской патриархии.

    Елена ПАНКРАТЬЕВА.
    © «Комсомольская правда», 18.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Светская хроника богов

    «Основы мировых религий» в московских школах начнут преподавать на факультативной основе

         С 1 сентября в десятых и одиннадцатых классах некоторых московских школ появится предмет под названием «Основы мировых религий». Руководство столичного департамента образования подчеркивает, что изучение этой дисциплины, во-первых, будет факультативным и, во-вторых, имеет мало общего с предметом «Основы православной культуры», вокруг которого было сломано столько копий. «Сейчас уже ведется подготовка учителей на базе Московского института открытого образования», – сообщил «Времени новостей» пресс-секретарь департамента Александр Гаврилов.
         Готов и учебник – 400-страничное пособие под редакцией директора Института всеобщей истории РАН, академика Александра Чубарьяна. «Как мне сказали в Министерстве образования и науки, пока этот предмет будет преподаваться на факультативной основе, в порядке апробации. Этого курса нет в сетке учебного плана, а на учебнике нет рекомендации министерства – пока он называется учебным пособием», – рассказал «Времени новостей» г-н Чубарьян.
         В течение учебного года разработчики учебника будут проводить мониторинг. «Узнаем, что думают по этому поводу педагоги, каково мнение общественности. Возможно, что-то придется подправить, и в дальнейшем предмет будет включен в учебную программу», – пояснил академик. Руководитель коллектива разработчиков учебника прогнозирует, что религиоведение может войти в учебный план в следующем учебном году – с сентября 2008-го. «Хотя, конечно, сроки зависят не от меня, а от министерства», – добавил г-н Чубарьян.
         «Включение этого предмета в образовательный план в качестве регионального компонента будет проводиться постепенно и аккуратно», – подчеркивает и пресс-секретарь департамента образования правительства Москвы Александр Гаврилов.
         Ранее руководитель этого ведомства Ольга Ларионова сообщила, что «Основы мировых религий» можно преподавать лишь с согласия школьного совета и родителей учеников.
         Член общественного совета при Министерстве образования и науки, ректор Института образовательной политики «Эврика» Александр Адамский заметил в беседе с корреспондентом «Времени новостей», что у него не вызывает отторжения позиция тех, кто руководит образовательным процессом в столице. «Это свидетельствует о преемственности курса прежнего руководителя департамента – Любови Кезиной, – подчеркнул г-н Адамский. – Все были в тревожном ожидании – как себя поведет «новая метла»? Но этот сигнал говорит о том, что в этом случае преемственность существует, и в Москве в обязательном порядке не будет вводиться «конфессиональный» предмет».
         Действительно, и представители московского «наробраза», и авторы учебника говорят о том, что «Основы мировых религий» будут сугубо светской дисциплиной. По словам Александра Чубарьяна, подготовленное под его редакцией пособие в равной степени рассказывает об основах шести конфессий: православия, католицизма, протестантизма, ислама, иудаизма и буддизма.
         Впрочем, как заметил академик, и авторы курса «Основы православной культуры» подчеркивают, что этот предмет культурологический, а не богословский и даже не религиоведческий. «Мне кажется, пора признать, что можно считать снятым с повестки вопрос о преподавании любой отдельно взятой религии в школе», – поделился своим мнением Александр Адамский, считающий, что в последнее время дискуссия между педагогами, учеными и священнослужителями серьезно продвинулась – как благодаря «письму 10 академиков», так и в силу различной реакции иерархов церкви.
         Г-н Адамский напомнил о том, что около двух недель назад Министерство образования и науки в лице директора департамента государственной политики в образования Исаака Калины и РПЦ в лице управделами патриархии митрополита Калужского и Боровского Климента подписали примерное соглашение касательно преподавания ОПК. Документ, который уже разослали в регионы, фиксирует добровольный характер изучения религиоведческого курса. «Допустим, в Тамбовской области, где я сейчас нахожусь, есть соответствующая договоренность между региональным управлением образования и местной епархией», – рассказал г-н Адамский.
         По мнению руководителя московского Центра образования №1811, заслуженного учителя России Александра Рывкина, основной груз ответственности при введении «Основ мировых религий» ляжет на директоров школ. Ведь именно им придется убеждать департамент образования, педагогический коллектив и родителей учеников в том, имеет или не имеет смысл данной школе включаться в эксперимент. «Я не переживаю из-за этой новации, так как у нас есть квалифицированные преподаватели, которые не позволят что-то делать, если методически не будут к этому готовы», – подчеркнул г-н Рывкин в разговоре с корреспондентом «Времени новостей».

    Обязательная программа
         В 2006 году предмет «Основы православной культуры» введен в качестве регионального компонента в школах Белгородской, Брянской, Калужской и Смоленской области. С 1 сентября 2007 года ОПК будут преподаваться в Тверской области. В этих регионах преподавание основ православия введено в обязательную школьную программу.

    Михаил МОШКИН.
    © «
    Время новостей», 20.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Мусульмане подрывают «Основы православной культуры»

    Совет муфтиев выступил против РПЦ

    Загружается с сайта Ъ      Сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов от имени мусульманской общественности выступил с резкой критикой Русской православной церкви (РПЦ), обвинив ее в попытках клерикализации общества. Вслед за учеными мусульмане обратились к президенту с призывом не допустить введения в школьную программу предмета «Основы православной культуры» и пригрозили уличными акциями протеста. Правозащитники считают, что РПЦ провоцирует межрелигиозный конфликт.
         Тринадцать представителей мусульманской общественности, в числе которых два сопредседателя Совета муфтиев России – Нафигулла Аширов и Мукаддас Бибарсов, опубликовали на сайте Islam.ru обращение, в котором призвали президента «поставить заслон клерикализму». Под клерикализмом мусульмане подразумевают введение в школьную программу предмета «Основы православной культуры» (ОПК). «Под видом ОПК православная церковь пытается ввести Закон Божий,– говорится в обращении.– Мусульмане не хотят, чтобы их детям на уроках в государственной школе внушали неприемлемые для ислама вещи». «Принуждение к вере и есть признак клерикализма, ведущего страну к развалу по религиозному и национальному признаку»,– убежден один из авторов письма, сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов.
         Обращение мусульманской общественности – новый виток в скандале, разгоревшемся после публикации письма ведущих российских академиков, адресованного президенту Владимиру Путину, в котором выражалась озабоченность по поводу «клерикализации страны» (Ъ об этом сообщал 23 июля). Ученые в своем обращении предупредили главу государства, что введение ОПК антиконституционно.
         В Московской патриархии заявление второй по численности конфессии восприняли с недоумением. «Я выражаю сожаление, что наши мусульманские братья решили подыграть в информационной войне, которую развернули атеисты,– прокомментировал Ъ заявление мусульман пресс-секретарь Московской патриархии священник Владимир Вигилянский.– Я удивлен, что они решили стать десятой скрипкой в оркестре врагов церкви».
         Представители других конфессий не разделяют опасений мусульман. «Мы поддерживаем ОПК, хотя понимаем, что надо проработать механизм введения этого предмета в школьную программу»,– сообщил Ъ генсек Конференции католических епископов России отец Игорь Ковалевский. «Я не поддерживаю авторов обращения и не считаю, что РПЦ пытается клерикализировать российское общество,– заявил Ъ председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России раввин Зиновий Коган.– РПЦ вместе с другими религиозными организациями пытается сохранить единство России». В буддистской традиционной сангхе Ъ дипломатично сообщили, что относятся к любым заявлениям толерантно, поэтому не поддерживают ни мусульман, ни православных.
         Впрочем, мусульман не смущает, что их критику РПЦ не поддержали другие религиозные организации. «Я уверен, что у нас много сторонников, которые не могут высказаться открыто»,– заявил Ъ муфтий Нафигулла Аширов. При этом он предупредил, что мусульманская общественность будет добиваться справедливости всеми доступными методами. «Если потребуется, мы начнем проводить пикеты»,– предупредил муфтий.
         В разгоревшемся скандале правозащитники обвиняют РПЦ – они уверены, что «Московская патриархия хочет резко усилить свое влияние на государственную политику, в том числе и в образовании». «Своими действиями РПЦ может спровоцировать конфликт религий, который чревато закончится для российского общества»,– убежден аналитик движения «За права человека» Евгений Ихлов.
         Напомним, что молодежное православное движение «Георгиевцы» уже объявило, что начинает сбор подписей за введение ОПК в школьную программу. «Георгиевцы» планируют собрать 2 млн подписей, чтобы вынести этот вопрос на всероссийский референдум.

    Павел Ъ-Коробов.
    © «КоммерсантЪ», 20.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Святой базис

    Церковь продвигает свой национальный проект

    Загружается с сайта ВН      Пока государственные мужи обсуждают плюсы и минусы идей суверенной демократии, иерархи крупнейшей российской конфессии – Русской православной церкви начинают активную презентацию собственной модели будущего страны. «Проект модернизации России на основе духовно-нравственных ценностей и консервативной идеологии» – так характеризуют свое детище разработчики концепции «Русская доктрина».
         В понедельник о «Доктрине» говорили в московском Свято-Даниловом монастыре – резиденции Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Здесь под патронатом главы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Кирилла прошли Соборные чтения – одна из открытых встреч в рамках Всемирного русского народного собора (возможно, главного общественного проекта РПЦ). «Собор впервые провел слушания по «Русской доктрине» 1 января 2005 года в Союзе писателей России», – напомнил присутствующим митрополит Кирилл. Упоминание литературного объединения было нелишним – по правую руку от владыки сидел почетный гость, глава Союза писателей Валерий Ганичев.
         Однако всерьез говорить о перспективах проекта имеет смысл лишь сейчас – как заметил митрополит Кирилл, за два с половиной года «в текст доктрины были внесены значительные изменения, и он приобрел, на наш взгляд, большую целостность». «Хотелось бы надеяться, что совместная работа над проектом перерастет в широкое общественное обсуждение базисных ценностей России, сохранение которых в свою очередь стало бы главным приоритетом каждой из политических партий», – высказал пожелание владыка Кирилл. Творчески переосмыслив марксистскую терминологию, митрополит добавил: «Политика – это всего лишь надстройка, а базисные ценности не могут быть предметом политического компромисса».
         Как заметил глава ОВЦС, задача сохранения национально-духовных традиций русского народа не может быть решена без модернизации страны. «Очевидно, что требуются серьезные созидательные усилия в социальной и экономической сфере», – подчеркнул владыка Кирилл и начал разговор на тему, казалось бы, далекую от церковной проблематики. «Усиливающаяся нестабильность мировой финансовой системы требует от России выработать собственную логику валютно-денежных отношений, чтобы серьезные изменения на мировом финансовом рынке не обернулись глубоким кризисом отечественной экономики», – заметил митрополит. По его словам, есть большая доля правды в позиции разработчиков «Русской доктрины», когда они говорят, что для достижения этой цели государство должно контролировать использование природных ресурсов страны и ее энергетических мощностей. Под контролем должны находиться финансы, внешняя торговля и ВПК. Это необходимо делать, разумно сочетая преимущества рынка и государственного регулирования рыночных процессов в интересах всего общества. «Возвращение государству его законных источников дохода, а народу – социальной справедливости должны стать главной задачей подлинно национальной российской элиты», – подытожил митрополит Кирилл, вновь напомнив о том, что «Русская доктрина» – проект внепартийный, а точнее, надпартийный.
         Но пока его официально взяла за основу лишь одна партия – незарегистрированная «Великая Россия». Ее лидер, член думской фракции «Справедливой России» Андрей Савельев сидел на почетном месте, неподалеку от владыки Кирилла и его заместителя, протоиерея Всеволода Чаплина.
         Заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин, комментируя «Времени новостей» выступление митрополита Кирилла, заметил, что интерес владыки к лагерю «профессиональных патриотов» не случаен. «В свое время он в церкви считался западником. Кирилл – ученик митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова), который умер в 1978 году, во время аудиенции у Папы Римского. «Никодимовцы» считались, условно говоря, западниками – консервативные церковные группы относились к ним не очень хорошо. Сейчас для владыки Кирилла важно показать, что он никакой не западник, что он патриот и не меньший славянофил, чем самые последовательные славянофилы», – считает г-н Макаркин.
         По мнению политолога, «Доктрину» нельзя считать выражением мнения всей Русской православной церкви. «В РПЦ существует множество разных центров влияния – и при нынешнем патриархе, и при его предшественниках. Проекты, связанные с Русским народным собором (включая идеологию «Русской доктрины»), конкретно связаны с именем владыки Кирилла», – полагает г-н Макаркин.
         Участники Соборных чтений смогли убедиться в серьезности намерений разработчиков «Русской доктрины» – для большей наглядности всем была роздана одноименная, весьма увесистая книга. Авторы 800-страничного труда, похоже, решили охватить все аспекты российской действительности. В числе прочего он содержит разделы «Очищение государства», «Преобразования правовой системы», «Экономика «русского чуда», «Создание миграционной «мембраны», и, наконец, «Русская доктрина и ее противники». В число противников, по словам одного из разработчиков «Доктрины» философа Виталия Аверьянова, попали не только ультралибералы, но и ультраправые. «Радикальный национализм – это не русское явление», – открестился от сторонников экстремистских идей г-н Аверьянов. Сидевший за одним с ним столом официальный лидер «великороссов» Андрей Савельев, подписавший в свое время известное «письмо пятисот», которое многие сочли откровенно антисемитским, это не комментировал.

    Михаил МОШКИН.
    © «
    Время новостей», 21.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Отдавать – так отдавать

    Практически все памятники старины будут переданы Русской православной церкви

         В пятницу патриарх Алексий II и глава Росохранкультуры Борис Боярсков подписали соглашение о сотрудничестве «по сохранению объектов культурного наследия религиозного назначения». Это означает, что РПЦ станет единоличным собственником и пользователем всех уцелевших в ХХ веке храмов и святынь. Росохранкультура, в свою очередь, обязуется обучать священников бережному отношению к памятникам. В музейном сообществе это соглашение расценивается, мягко говоря, неоднозначно: ведь в ходе такой реституции могут погибнуть уникальные памятники и коллекции.
         Похоже, под многолетней дискуссией о порядке передачи Русской православной церкви имущества, изъятого у нее в годы богоборчества, подведена жирная черта. Предстоятель РПЦ и глава Росохранкультуры подписали соглашение, согласно которому все, что уцелело, вернется к исконному владельцу. Как подчеркнул на церемонии подписания глава Федерального агентства Борис Боярсков, Московская патриархия является крупнейшим пользователем и собственником культурного наследия: 95% объектов уже ей принадлежит или используется на правах аренды. Возникает правомерный вопрос: почему же не все 100%?
         Ответ прочитывается между строк в речи, произнесенной Алексием II. Поблагодарив музейных работников «за сохранение многого из того, что могло быть потеряно для будущего нашей страны», Святейший призвал сохранять не только материальные ценности, но и свою историю, духовные традиции. Тем самым, дано понять, что любое сопротивление музейщиков процессу передачи РПЦ всех чудом спасенных сокровищ – храмов, икон и утвари – бесполезно. Речь идет именно о них, а не о руинах. Именно они – эти 5% – и были до сих пор камнем преткновения.
         Подтвердил это и Борис Боярсков. «Мы берем на себя обязанность скорейшего рассмотрения всех документов, которые будут поступать от Русской православной церкви. Мы постоянно проводим линию на возвращение этих памятников», – заявил глава Росохранкультуры.
         Подписанный документ производит странное впечатление уже своей преамбулой: оказывается, соглашение заключено «в целях повышения эффективности осуществления мероприятий по сохранению объектов культурного наследия религиозного назначения, предотвращения их утраты». Между тем в музейном сообществе не раз говорилось: возвращение РПЦ в пользование уникальных памятников чревато как раз их утратой. Они просто-напросто не выдержат новых «условий эксплуатации».
         Вот что рассказал «НИ» директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева доктор искусствоведения, профессор Геннадий Попов: «Вы, наверное, знаете, что патриархия получила право проводить богослужения в соборах Кремля. Представьте, идет служба в маленькой Ризположенской церкви. Триста человек стоят в ней четыре часа – и на средневековые фрески и иконы оседают 60 литров воды. Вот вам и ответ на вопрос о реституции. Назвать происходящее реституцией трудно, поскольку в России до сих пор нет стратегии реституции – как и стратегии просто жизни, ритма жизни. Что касается государства – оно подобными шагами хочет спихнуть с себя и моральную, и материальную ответственность. А что касается Церкви... «Царство Божие – внутри нас», «Бог – не в бревнах, а в ребрах» – в Московской патриархии как будто обо всем этом забыли». Г-н Попов сильно сомневается, что сохранить переданные РПЦ сокровища удастся путем семинаров и совещаний для духовенства по вопросам сохранения объектов культурного наследия (что предусмотрено заключенным соглашением). Ни такие мероприятия, ни даже разъяснительные письма патриарха по данным вопросам не возымеют никакого действия, поскольку музейщик и реставратор – профессии, требующие такой же полной самоотверженности, как и профессия священника. И совместить одно с другим трудно.
         Геннадий Попов считает подписание договора о сотрудничестве между РПЦ и Росохранкультурой популистским шагом в канун парламентских и президентских выборов. «Это неуклюжая попытка «облагородить» бесхозность народа. Может, кому-то сравнение покажется грубым, но во времена Хрущева, когда не было хлеба, на улицах Москвы вдруг появились красивые урны. Человек в урну плюнул – и на душе, вроде, легче. Нечто похожее, только на уровне не души, а «духовности», происходит и теперь».
         Не менее категорична директор музея-заповедника «Рязанский кремль» Людмила Максимова. «Этим соглашением нам указали на дверь, – сказала она в интервью «НИ». – Только благодаря нам уцелела хотя бы малая часть церковных сокровищ. А теперь мы слышим: «Освободите помещение». За два года конфликта с главой Рязанско-Касимовской епархии мы пережили больше десяти проверок. И вместо того, чтобы заниматься творчеством, тратим время на споры с санэпидемслужбами, прокурорскими работниками, представителями Росимущества и Счетной палаты. Что это, если не выдавливание музеев из их привычного ареала?!»

    МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ.
    © «
    Новые Известия», 21.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    САВВА НА СТОРОЖАХ

    В ЗВЕНИГОРОДЕ СЕГОДНЯ НАЧИНАЮТСЯ ТОРЖЕСТВА В ЧЕСТЬ РУССКОГО СВЯТОГО

         Есть уже некоторая путаница в сообщениях о том, что именно и по какому поводу произойдет в ближайшие дни в подмосковном Звенигороде. Одни говорят о юбилейной дате со дня рождения святого Саввы. Другие – о том, что на этой неделе исполняется шестьсот лет с момента его кончины. А также о том, что будто бы совсем недавно обнаружены мощи святого, и еще о том, что в его честь впервые организована ярмарка.
         На самом деле шестьсот лет со дня смерти преподобного Саввы Сторожевского, Звенигородского и всея России чудотворца, исполнится лишь 16 декабря. Тогда и будет совершена в Саввино-Сторожевском монастыре Звенигорода праздничная литургия, ведь по церковным правилам празднуется именно дата кончины, а не рождения святого, поскольку в представлении верующих завершение земной жизни – это переход в жизнь вечную.
         Но значение святого Саввы для Русской Церкви столь велико, что было решено не ограничиваться одним днем, а весь 2007 год посвятить его юбилейной дате. В течение года в рамках этой обширной программы уже состоялись специальные богослужения, крестные ходы, конференции, выставки, фестивали. А одно из центральных событий юбилейных торжеств совершится как раз на этой неделе. Оно приурочено к очередной годовщине со дня перенесения в 1998 году мощей чудотворца Саввы из Свято-Данилова монастыря в Звенигород. 22 августа при участии Патриарха Алексия у ворот Саввино-Сторожевского монастыря после крестного хода будет освящен и открыт памятник преподобному Савве. После этого Патриарх возглавит Всенощное бдение в Рождественском соборе монастыря, а на следующий день – Божественную литургию на Соборной площади.
         Что же касается ярмарки, то это вовсе не впервые, а возобновление давней традиции. До революции знаменитые Саввиновские ярмарки проводились даже дважды в год. И вот первая после столь длительного перерыва православная ярмарка в честь преподобного Саввы начнется на ее историческом месте в Звенигороде уже сегодня, 21 августа, и продлится до конца недели. Ее участниками станут монастыри, храмы, православные издательства, аудио– и видеостудии, строительные и реставрационные организации и благотворительные фонды.
         Ожидается, что на предстоящие торжества в Звенигород прибудет до пяти тысяч паломников. Но и в обычное время к мощам святого приезжают со всей страны множество верующих – до полумиллиона в год. И все же сегодня о Савве Сторожевском знают у нас не так хорошо и много, как он того заслуживает. А ведь популярность его в народе была в досоветские времена необычайна.
         Патриарх Алексий считает, что имя преподобного Саввы стало символом всероссийского единства вместе с такими подвижниками Руси, как Сергий Радонежский, Александр Невский и Дмитрий Донской.
         – Без преувеличения можно сказать, – заметил Патриарх, – что преподобный воплотил в себе лучшие качества русского человека, всецело преданного Православной Церкви и искренне любящего свое Отечество. Речь, конечно, прежде всего о том, как Савва Сторожевский вместе со своим учителем Сергием Радонежским вдохновлял русских князей на защиту отечественных интересов, строил храмы и монастыри, которые так много значили для народа. Монастырь в Звенигороде, основанный Саввой, называли Савва на Сторожах, поскольку на этой горе, где он сооружен, выставляли сторожевые дозоры для охраны от набегов вражеских войск на Москву. Сам он был рядом с Сергием Радонежским, когда тот благословлял Дмитрия Донского на Куликовскую битву.
         Но есть и еще одна страница деятельности святого Саввы, еще одна сторона его личности, о которой известно гораздо меньше. И связано это с именем другого святого – Андрея Рублева.
         – Звенигород был в то время одной из культурных столиц Руси, в которой закладывались духовные основания, позволившие все XV столетие назвать золотым веком древнерусского искусства, – рассказывает искусствовед Ирина Языкова. – И в этом, несомненно, не последняя роль принадлежит преподобному Савве. Найденные в 1918 году иконы, вошедшие в научный обиход под названием «Звенигородский чин», – это едва ли не самые высокие и непревзойденные образцы древнерусской иконописи. По мнению большинства исследователей, эти иконы принадлежат кисти великого Андрея Рублева, который трудился в Звенигороде. «Звенигородский чин» – это больше, чем шедевры древней живописи, это глубочайшие образы богооткровения, свидетельствующие о том, что вокруг преподобного Саввы (а иконы эти были, безусловно, написаны при его самом непосредственном участии) сложилась особая среда высочайшего духовного опыта. Изучение этого духовного опыта необходимо сегодня, поскольку в нем есть ответы и для сегодняшнего дня, для нас, живущих также в переломную эпоху.
         Впрочем, не только у искусствоведов есть основания говорить об удивительной современности этого святого. Так, российские военные летчики признали своим небесным покровителем именно Савву Сторожевского. Храм его имени построен в центре Военно-воздушных сил России, на территории подмосковного военного городка Зари. Его называют главным храмом отечественных ВВС.
         А нынешний игумен Саввино-Сторожевской обители – тоже Савва – обратил внимание еще на одну страницу истории монастыря. Его на протяжении веков многократно посещали русские государи и представители царствующего Дома. Так, царь Алексей Михайлович возвысил монастырь до статуса «собственного государева богомолья» и подолгу пребывал здесь вместе со всей семьей и двором. Бывал тут и Петр I, и другие представители высшей власти. «Вот и эта традиция – паломничества в монастырь первых лиц государства, – считает игумен Савва, – возрождается». Ведь среди множества богомольцев Саввино-Сторожевского монастыря числится с недавних пор и самый известный в нашей стране паломник – президент В. Путин.

    © «Труд», 21.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Антарктические бактерии – за Дарвина

    Извлеченные из льдов древние микробы подтвердили правильность теории эволюции

    Загружается с сайта RBC      Исследуя льды из долин Антарктиды, микробиологи из университета Рутгерса в Нью-Джерси извлекли пять замороженных штаммов бактерий возрастом от 100 тыс. до 8 млн лет. Замороженные микробы вернули к жизни в лабораторных условиях при помощи тепловой и питательной терапии. Выяснилось, что бактерии вполне жизнеспособны – после воскрешения многие из них принялись активно размножаться. Как сообщили американские ученые, ДНК некоторых из них состоит всего из 210 нуклеотидов (для сравнения: в среднем ДНК современной бактерии содержит около 3 млн нуклеотидов). На данный момент это самые простые существа в мире, наглядно демонстрирующие правильность теории эволюции Дарвина, – сложность организмов нарастала с течением времени.
         «Эти исследования важны с фундаментальной точки зрения – они позволят узнать, какими путями шла эволюция бактерий на нашей планете, в условиях иной атмосферы, другого климата и отличных от современных биологических условий, – рассказал РБК daily старший научный сотрудник лаборатории генетики Института биологии развития РАН Алексей Куликов. – Попадая в неблагоприятную среду, бактерия покрывается цистой – специальной оболочкой, защищающей ее от вредного воздействия. Все ее жизненные процессы замирают, и в состоянии заморозки часть бактерий может выживать на протяжении миллионов лет. Вот почему изучение таких бактерий может уточнить наши представления о минувших эпохах развития жизни на планете».
         Американские ученые предполагают, что по мере таяния льдов Антарктиды генетический материал древних организмов попадает в океан, инкорпорируясь с обитающими там современными бактериями. Эта своеобразная биологическая машина времени, видимо, неоднократно влияла на эволюцию на планете. А поскольку Антарктида начала покрываться льдами 30-35 млн лет назад, вмороженные в ее льды бактерии могут иметь весьма почтенный возраст. «Многокилометровая толща льда у самого основания континента периодически тает, – поясняет г-н Куликов. – Как правило, сходят крайние льды, самые молодые, возрастом от нескольких сотен тысяч до 2 млн лет. Но иногда имеет место и таяние более древних льдов. Чем грозит для современного человека и экосистемы в целом распространение древних бактерий, сказать трудно. Однако отмечу, что бактерии эволюционируют очень быстро, давая новые штаммы в течение нескольких месяцев (например, всем известный грипп, разновидности которого за счет высокой изменчивости практически неистребимы). Вот почему, попав в геном современных микробов, фрагменты ДНК древних бактерий могут спровоцировать непредсказуемые мутации».
         «Последствия предугадать достаточно сложно. Никаких прогнозов по поводу того, опасна ли «утечка» ДНК древних бактерий, имеющих более простой геном, я бы делать не стал, – сообщил нашему изданию Александр Баранов, президент Общенациональной ассоциации генетической безопасности. – Однако теоретически такая «утечка» представляется весьма вероятной». По словам экспертов, многое зависит от того, какие именно бактерии скрывает толща льдов: если речь идет о микробах, живущих в воде и воздухе и питающихся органическими соединениями, то в их «воскрешении» нет ничего страшного. Но вот если речь идет об организмах, паразитировавших на динозаврах, древних рыбах и т.д., – ситуация гораздо серьезнее: у современных животных может не быть иммунитета к таким микробам.
         Каким образом осуществляется обмен генетическим материалом между древними и современными бактериями? «Горизонтальный перенос генов может осуществляться при посредстве вирусов: встраиваясь в геном животного, ретровирус может впоследствии «выпасть» из него, прихватив с собой последовательность нуклеотидов, принадлежащих организму-хозяину, – поясняет г-н Куликов. – В дальнейшем ретровирус способен перенести эту последовательность генов организму, относящемуся к другому виду. Получается, что разные виды, не способные к прямому скрещиванию, все-таки обмениваются генами».
         Единственное, что вызывает сильнейшие сомнения у российских экспертов – это упоминание, что геном древнейшей из найденных бактерий состоит всего из 210 нуклеотидов. Из такого количества нуклеотидов могут состоять буквально 1-2 белка, и даже наиболее примитивные формы жизни обходятся как минимум несколькими тысячами нуклеотидов. Вероятно, имеет место несовершенство методов, которыми пользовались американские биологи – упомянутые 210 органических соединений могут оказаться лишь небольшим фрагментом ДНК бактерии.

    ИЛЬЯ НОСЫРЕВ.
    © «
    RBCdaily», 21.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Большинство, напоминающее меньшинство

    По данным опроса 21% россиян не знали, причащаются они или нет

    Загружается с сайта Газета.Ru      Непрекращающиеся и нарастающие клерикальные атаки РПЦ и «православной общественности» на светский характер российского государства и общества, при всех своих экономических, имущественных и политических корнях в основном оправдываются одним постулатом, на первый взгляд имеющим серьезные основания. Согласно ему, Россия – православная страна, русская культура – это культура православная, православие – основа русской морали, православие – доминирующая в обществе конфессия, к которой принадлежит большинство граждан страны. Отсюда – все требования РПЦ по усилению ее позиций в обществе и государстве – естественны и по сути являются выражением и отражением интересов большинства граждан, да и по словам патриарха Алексия Второго «никто не может разделить церковь и общество, церковь и народ». Каждый из пунктов этого развернутого положения на самом деле неоднозначен и может быть достаточно детально проанализирован.
         Но насколько основательно утверждение о «большинстве православных верующих в современном российском обществе».
         Примерно по 2002 год ВЦИОМ (тогда еще старый, левадовский) достаточно регулярно включал вопрос об отношении к религии в свои исследования. В архиве Левада-центра до сих пор можно найти замеры по годам с 1989 по 2002 по несколькими аспектам отношения к религии.
         Действительно, за названные годы соотношение называющих себя неверующими и православными почти зеркально поменялось. В 1989 году мы имели 65 % неверующих и 30 % православных, а в 2002 году – 33 % неверующих и 57 % православных. Отвлечемся от вопроса о том, что деление граждан на «неверующих» и «православных» – все-таки спорно – есть как никак и иные категории. Но допустим, тем более что в других опросах, о которых пойдет речь ниже, эта классификация расширенна.
         Итак, к 2002 году – 57 % православных. Добавим сюда и то, что на вопрос «Крещены ли Вы?» – в 2002 году 77 % ответили, что крещены, и лишь 15 % – что нет. Только если мы оглянемся в тот же 1989 год, то увидим, что и тогда положительно на вопрос и крещении отвечало 65 %, в два раза больше, чем на вопрос о том, являются ли они православными, тогда как лишь 31 % говорил, что они не крещены.
         Cтрого говоря, вопрос о крещении, который очень любит акцентировать РПЦ, на самом деле к вопросу верования и православия прямого отношения не имеет: в 89 году верующих было в два раза меньше, чем крещенных, а неверующих – в два раза больше, чем некрещеных, в 2002 году число неверующих опять же было в два раза больше, чем крещенных, равно как и верующих – все же заметно меньше (65 % и 77 %) чем крещенных.
         Почему так происходит – более или менее понятно. Крещение давно воспринимается как некий народный обычай, собственно с религиозными убеждениями не связанный, и соответственно вполне нерелигиозные и неверующие родители во многих случаях могут отнести ребенка и окрестить в церкви, придавая этому светски – праздничное значение. Конечно, можно задаться вопросом, насколько всерьез они являются неверующими, то есть насколько они являются собственно атеистами – но точно также можно и к верующим обратить вопрос, насколько всерьез он верят, когда крестят ребенка или осеняют себя известным знамением. И об этом, – насколько ниже, при рассмотрении вопроса о том, собственно называющие себя верующими выполняют те или иные действия, которые в принципе необходимы для верующего православного.
         В тех же ВЦИОМовских данных можем найти и интересные цифры о том, как за период с 1989 г. по 2003 год менялся авторитет церкви. Действительно, в 2003 году 40 % граждан говорили, что церковь в полной мере заслуживает доверия, 20 % – что не в полной мере, 9 % – что в полной мере не заслуживает и 31 % не мог определится. С одной стороны – 40 %, то есть, относительное большинство, церкви в полной мере доверяли. Но, с другой – ведь получается, что доверяла ей лишь половина крещенных и две трети именующих себя православными. То есть, если даже предположить, что в России большинство являются православными -
         то РПЦ вовсе не имеет права представлять их интересы и говорить об их имени.
         А с третьей, названные 40 % в 2003 году – вовсе не результат роста влияния и авторитета церкви, а уже результат наметившегося к этому моменту их падения. Если посмотреть по годам, то максимальное доверие к церкви было в 1993 году – 57 %, а затем оно стало снижаться – сначала до 52 % в 1994 году, а затем до уровня в 37-40 % на котором держалось с 95 по 2003 год. Можно сказать, что эти данные несколько устарели – прошло четыре года. Но вот более поздние данные: по майскому 2006 года опросу ВЦИОМа как раз 42,5 % полагает, что в жизни нужно держаться за нравственные традиции и веру, а 50.5 % считают главным достижении личного благополучия. Обратим внимание, что названные 42 % относят свой ответ не только к церкви – но и к нравственным традициям вообще.
         Дальше -интересней. По данным того же 2002 года не реже раза в месяц церковь посещали всего 8 % граждан, не реже одного раза в год – 18 %, реже – 15 %, а совсем не посещали – 59 %, почти столько, сколько было неверующих в 1989 году.
         Нет, церкви, конечно, виднее, можно ли быть православным и никогда не посещать храма божьего. Но со стороны, как кажется, если и можно себе представить не ходящего в церковь кальвиниста – то не посещающий церковь православный – ну это что-то совсем странное.
         Как впрочем, и православный, посещающий церковь даже не каждый месяц.
         Есть в данном опросе и другие интересные цифры. Например, был вопрос «Ходите ли Вы к причастию». Так вот, в 2002 году на него отрицательно ответили 61 % (при 65 % «православных»). Причащаются не реже раза в месяц – 2 %. Несколько раз в год – 6 %. Раз в год и реже – 10 %. А еще – и это полная феерия, 21 % не смог ответить на вопрос. То есть, просто не знали, причащаются они или нет.
         Полное торжество православия. И чему эти «православные» собираются учить грешных мирян?
         На другой вопрос, «В какой мере для Вас важны религия и Вера?» ответ «очень важны» дали 8 % граждан (по сравнению с 1994 годом – падение с 20%). «Довольно важны» – 21 % (по сравнению с 1994 годом – падение 5 %). «Не слишком важны» – 36 %(по сравнению с 1994 годом – рост с 29 %). «Совсем не важны» – 32 % (по сравнению с 1994 годом – рост с 14 %).
         Не говоря о всех прочих моментах, возникает обоснованное предположение, что церковники не наращивают, а теряют авторитет в обществе – и их нарастающие требования к государственно-правовому закреплению роли в жизни общества – свидетельство некой внутренней паники, ощущения утраты своих позиций.
         Признание того, что моральный авторитет не достаточен для поддержания своего положения, что нужны юридические, директивные нормы, которые поставят церковников и над обществом и над моралью.
         В ноябре 2006 ВЦИОМ провел еще один опрос. По нему к православным относят себя 63 % граждан, 16 % четко признают себя неверующими людьми (есть еще интересная категория – 12 % – которые отвечают «В Бога верю, но никакую религию не исповедую»). Итак – уже 63 % православных, вместо 65-ти пять лет назад. Но дело даже не в этом. Этот опрос включил в себя важный показатель: «Лично для Вас религия, в первую очередь, это…». И вот этот показатель во многом продемонстрировал, сколько у нас среди «православных» собственно верующих.
         Ответ «Соблюдение всех религиозных обрядов, участие в церковной жизни» дали всего 9 % опрошенных (еще за год перед этим их было 11 %). «Личное спасение, общение с Богом» – ответили еще 16 % (за год перед этим было 17 %). Эти два ответа можно отнести к собственно религиозным, говорящим о более менее осознанном веровании респондента. 36 % дали ответ «Национальная традиция, вера предков». 16 % – «Часть мировой культуры и истории». 28 % – «Следование моральным и нравственным нормам». И 14 %, против 11-ти в 2005 году сказали «Религия мне неинтересна, она для меня ничего не значит».
         Число людей, имеющих собственно религиозное сознание, в религии видящих свое единство с церковью или с богом существенно ниже тех, кто относит себя к «православным».
         Большинство этих «православных», как мы видели и в ситуации с посещением церкви и причащением, свое «православие» собственно не воспринимают как принадлежность к «православной религии». Это для них – некая дань отчасти привычности: – ну как, на вопрос: «Ты православный» – ответить: «Нет, я не православный»? В современном контексте этот ответ выглядит не как признание: «Я – атеист», а как: «Я мусульманин» или «Я – иудей». Тогда уж для значительного числа людей комфортнее сказать «Я православный» – что будет означать нечто вроде «Я свой. Не чужой, не террорист».
         При более детальном исследовании можно было бы выделить своеобразную категорию «православных атеистов» – тех, кто относит себя к русской культуре, но является неверующим.
         И в тут попытки церковников свои претензии на власть, влияние и деньги – являются своеобразной попыткой вслед за приватизацией собственности, против которой, собственно, РПЦ и слова не сказала, – приватизировать и русскую культуру, утвердить право группы, представляющей от 2-х до 10 % населения, говорить от имени всего народа. Можно только обоснованно догадываться, какое число «православных» ответило бы на вопросы типа «Что такое никейский символ?», «Что возникло раньше – арианство или православие?», «Кто от кого откололся – православные от католиков или католики от православных?», «От кого исходит Дух Святой в трактовке католиков, а от кого – в трактовке православных?», – ну, и так далее… Хотя – не высшая математика. К этой же теме: по данным ФОМа в этом году признались, что соблюдали Великий пост – 8 % граждан. Вот Вам и 60 % православных. Что-то по этому вспоминается… Что-то похожее недавно было.
         Кажется какая-то партия, где было 20 миллионов членов, а в нужный момент не нашлось и тысячи, чтобы защитить ее от запрета
         Кстати, к вопросам религиозных обрядов: – ВЦИОМ в названном исследовании задавал и этот вопрос.Нашлось целых 4 %, соблюдающих обряды ежедневно… Это воистину православная страна, где не более одной пятнадцатой из числа православных молится не реже одного раза в день. Есть еще 3 %, которые соблюдают обряды еженедельно, и еще 4 %, которые соблюдают их ежемесячно. Это мощная армия истинно верующих, которые никак не переживут, если их дети не будут изучать в школе «основы православной культуры», т.е. богословие. А еще есть 26 % тех стойких православных, которые соблюдают обряды по большим праздникам. И два совсем прямых вопроса:
         «Готовы Вы защищать свою веру с оружием в руках, если к этому призовут Ваши духовные лидеры?» «Готовы Вы защищать свою веру с оружием в руках, если будет оскорблена Ваша Вера и Ваши религиозные святыни?» Как оказывается, говорящих (говорящих!) что по призыву духовных лидеров они однозначно готовы взяться за оружие за Веру – 3 % граждан, скорее готовых 11 %, не готовых – 74 %. В случае оскорбления веры и святынь, говорят (говорят!) что однозначно готовы поднять оружие в их защиту – 4 %, скорее готовы – 12 %, не готовы 69 %.
         Нет на деле никакого доминирования православных в российском обществе. Есть клирики, есть церковники, есть спекулирующие на этом политики, есть миллионы людей, себя православными называющими – потому что больше некем, – но в бога не верующих, хотя почему его нет – не знающих. И у церковников нет никаких ни оснований, ни прав, спекулируя на стихийных и неосознанных самоназваниях не слишком в религиозном (или антирелигиозном) плане грамотных людей.
         В России конституционно закреплен светский характер государства. Но не бывает так, чтобы государство было светским, а общество религиозным.
         Если конституционно закреплен светский характер государства – значит конституционно закреплен и светский характер общества.
         Светское российское общество долго терпело не политкорректное поведение церковников. Но оно может на него и начать отвечать. Уверения церкви в том, что в стране доминирует православие – миф. Это должно быть признано мифом. Верующих православных, как и вообще сознательно верующих в России меньшинство. Это религиозное меньшинство не имеет права навязывать свою волю и свою представления светскому большинству. Равно как и церковники не вправе навязывать свои требования обществу и узурпировать право говорить от имени все даже называющих себя «православными».
         P.S.Перед публикацией материала Левада Центр представил данные опроса по отношению граждан к религии, проведенного в июле 2007 года. Сегодняшние данные ни в чем не противоречат описанным в статье тенденциям и предложенным в ней выводам. Каждый сам сможет соотнести положения статьи и положения приводимых таблиц, о которых еще не было известно когда материал готовился – и убедиться, что приводимые таблицы полностью подтверждают сделанные выводы.

    Сергей Черняховский.
    © «
    Газета.Ru», 21.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Церковь придумала, как обустроить Россию

    Православные иерархи представили «Русскую доктрину» – свой проект развития страны

    Митрополит Кирилл нарисовал для страны новый путь. Фото: ВЕЛЕНГУРИН. Загружается с сайта КП      Проект «Русской доктрины», родившийся еще в 2005 году, в минувший понедельник добрался до обсуждения в московской резиденции Патриарха Алексия II – в Свято-Даниловом монастыре. Впрочем, сам Патриарх на дебатах не присутствовал, а церковь представлял, как поговаривают в кулуарах, его возможный преемник митрополит Кирилл. Он и озвучил основные тезисы «Доктрины». Вот лишь некоторые из них:
         «Усиливающаяся нестабильность мировой финансовой системы требует от России выработать собственную логику валютно-денежных отношений, чтобы серьезные изменения на мировом финансовом рынке не обернулись глубоким кризисом отечественной экономики. Для достижения этой цели государство должно контролировать использование природных ресурсов страны и ее энергетических мощностей. Под контролем должны находиться финансы, внешняя торговля и военно-промышленный комплекс. Это необходимо делать, разумно сочетая преимущества рынка и государственного регулирования рыночных процессов в интересах всего общества».
         Удивительно, но системные антиподы российских коммунистов перехватили и озвучили их любимые социальные лозунги. Так, по словам митрополита Кирилла, «возвращение государству его законных источников дохода, а народу – социальной справедливости должны стать главной задачей подлинно национальной российской элиты».
         Представленную концепцию дальнейшего развития России сложно назвать скороспелым плодом. Это 800-страничный труд десятка экспертов, который свел воедино и придал ему вид литературного произведения известный писатель-державник Максим Калашников. В «Доктрине» в специальных тематических разделах охвачены все сферы российской действительности: «Очищение государства», «Преобразования правовой системы», «Экономика «русского чуда», «Создание миграционной «мембраны» и, наконец, «Русская доктрина и ее противники». В противники нового пути России «Доктрина» определила ультралибералов и ультранационалистов. Как объявлено, «радикальный национализм – это не русское явление.
         Неизвестно, как к церковной «Доктрине» отнесутся Кремль, правительство и парламент, коим по должности положено думать о путях развития державы. Но сами авторы православной «Доктрины» в случае ее принятия твердо пообещали перемены в стране к лучшему.
         Дмитрий СТЕШИН

         МНЕНИЯ

    ЗА
         Наконец-то святые отцы заговорили

         – Без малого 80 миллионов граждан России, исповедующих православие, ждали, когда церковь решится на этот шаг и, кроме отправления духовных обрядов, начнет участвовать в жизни страны. Слишком долго ждала паства, почти 15 лет. Но РПЦ упорно молчала. Молчала, когда после беловежского сговора страна развалилась на куски против воли народов, ее населяющих. Церковь молчала, когда богатства России растащили во время приватизации. Молчала в 1993 году во время кровопролития в центре Москвы и в 1995-м, когда началась война в Чечне. И могла бы молчать еще сотню лет, благо храмы строятся, а паства исправно в них крестится. Но молчание не всегда золото. Пожалуй, только настоящие духовные пастыри своего народа могли напрямую сказать: «Страна шла дорогой, которая ведет в тупик или к пропасти. Мы знаем другую дорогу». Не сомневаюсь, что власть услышит церковь. Это, пожалуй, единственный духовно-общественный институт, к которому она еще прислушивается. И тогда сбудутся пророчества старцев – Вера опять спасет Россию.
         Дмитрий СТЕШИН

    ПРОТИВ
         Не испачкать бы веру в нефтедолларах

         – До этого момента, будучи грешным мирянином, всегда старался благоговейно слушать священников и, избави Господи, не спорить. Но теперь, уж извините, не удержусь. Ибо с православными отцами что-то случилось. Они занялись политикой. Они вдруг заговорили о странных, не свойственных им вещах – не о вечном (о Боге, о душе), а о суетном, мелком (внешней торговле, добыче полезных ископаемых, политическом устройстве страны).
         В РПЦ явно кто-то подзабыл фундаментальное христианское ограничение в отношениях со светской властью – «Богу Богово – Цезарю цезарево», которое всегда позволяло православной церкви выйти незапятнанной из самых грязных политических передряг, в которых перманентно находилась Русь. Да, РПЦ часто была союзницей власти, но за опасную черту, где роятся бесы наживы, где политики, олигархи, чиновники отчаянно «бьются за металл», где на кону – миллиарды долларов, церковь благоразумно старалась не заходить. Потому что именно там – в политике, в торговле нефтью и газом – РПЦ может очень быстро «испачкаться», растранжирить то богатство, которое она копила тысячелетие, – свой моральный, духовный авторитет. Что для России наверняка станет фатальной потерей.
         Абсолютно уверен, что православными священниками движут благородные помыслы. Возможно, они искренне мечтают научить российских бизнесменов, как по-христиански торговать нефтью, а политиков – строить светлое будущее.
         И хорошо бы это утопическое желание осталось без тяжелых для церкви и государства последствий. Ведь благими помыслами вымощена дорога... сами знаете куда.
         Владимир ВОРСОБИН

    © «Комсомольская правда», 22.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Крестовый поход полумесяца

    Мусульмане поддержали академиков в борьбе с клерикализмом

         Сегодня в Чечне под патронатом президента республики Рамзана Кадырова открывается миротворческий исламский форум, на который, впрочем, приглашены и руководители всех остальных «традиционных конфессий» – иерархи православной церкви, лидеры иудейской общины и буддисты. Но за несколько дней до открытия форума мусульмане России сделали заявление, которое может несколько осложнить привычный обмен любезностями с представителями патриархии. Целый ряд мусульманских богословов и общественных деятелей поставили свои подписи под обращением «Клерикализм – угроза национальной безопасности России».
         Авторы, среди которых глава духовного управления мусульман азиатской части России и сопредседатель Совета муфтиев Нафигулла Аширов и лидер общественного движения «Российское исламское наследие» Шавкат Аввясов, не скрывают, что поводом для заявления стало нашумевшее открытое
    письмо десяти российских академиков. Письмо было направлено президенту Владимиру Путину и стало самым резким публичным голосом против попыток РПЦ влиять на светское образование.
         Ученые, среди которых оказались два нобелевских лауреата – Виталий Гинзбург и Жорес Алферов, предупреждали главу государства об опасностях излишней православной клерикализации общественной жизни в светском многоконфессиональном государстве, каким является Россия. И призывали к осмотрительности, которую следовало бы проявлять, вводя в средних школах предмет «Основы православной культуры» и рассуждая о внесении теологии в официальный перечень научных специальностей.
         Текст обращения академиков вызвал резкую реакцию официальных представителей Московской патриархии: ученых обвинили в «безбожии» и чуть ли не в стремлении возобновить гонения на церковь по опыту большевиков.
         «Первая реакция православной общественности показала, что в главном, исключая атеистические симпатии академиков, их письмо попало точно в цель, – пишут мусульманские лидеры. – Сами же клерикалы своей нетерпимостью и подтвердили правоту академиков». Авторы обращения приветствуют «добрые отношения с Русской православной церковью», но выступают категорически против «подмены возрождения многонациональной и многоконфессиональной России реставрацией феодально-государственной монополии на веру».
         Вслед за академиками мусульмане обеспокоены попытками ввести в обиход понятие «конфессионально ориентированной науки». «Не может быть православной физики, иудейской математики, мусульманской химии», – считают авторы заявления. Беспокоят их и усилия РПЦ по введению в школах предмета «Основы православной культуры», пусть пока и в виде факультатива: они полагают, что это в конце концов может привести к возвращению в школы всеобщего обязательного православного образования, что уже напрямую нарушит российскую Конституцию, принципы светскости образования и свободы вероисповедания.
         «Мы радуемся, что многие, в прошлом агрессивные разрушители всего святого, сегодня стараются ориентироваться на заповеди Иисуса Христа, – замечают авторы заявления. – Мы с интересом ознакомились с реакцией на письмо академиков официального представителя РПЦ протоиерея Всеволода Чаплина. Мы приветствуем его утверждение, что «церковь не стремится стать частью государственного аппарата, органом власти». Это стремление полностью совпадает с требованием Конституции РФ и федерального законодательства. Хотелось бы, чтобы это в полной мере осознали и те военачальники, которые всех солдат строем водят в церковь и заставляют быть участниками православных обрядов, и те учителя, которые в обязательном порядке водят детей, в том числе мусульманских, на православные богослужения в церкви и монастыри в рамках «Основ православной культуры».
         В ответ оппоненты Нафигуллы Аширова (как из числа единоверцев, так и из православной среды) обвинили его в самонадеянной попытке выразить мнение всей российской мусульманской общины и даже заподозрили в исламском радикализме. А диакон Андрей Кураев не поверил обращению мусульман, поскольку «традиционный ислам вообще не подразумевает разделения духовной жизни людей и государства». Г-н Аширов, по словам г-на Кураева, никогда не объявлял себя исламским модернистом и не протестовал против введения уроков ислама в школах Северного Кавказа.
         В то же время заявление единомышленников муфтия Аширова поддержал ряд исламских деятелей российского Поволжья, традиционно являющегося регионом распространения наиболее умеренного, ханафитского учения суннитского ислама. С антиклерикальным воззванием согласились некоторые представители Центрального духовного управления мусульман, а также глава Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил-хаджи Бердиев. Но светские эксперты полагают, что порыв мусульманского духовенства связан скорее со своеобразной ревностью к РПЦ. Русская православная церковь обладает на сегодняшний день несопоставимо более значительными лоббистскими ресурсами, чем мусульманские духовные управления.

    Иван СУХОВ.
    © «Время новостей», 23.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Святые дела останутся в веках

         Вчера под Звенигородом в Саввино-Сторожевском монастыре прошло торжественное открытие памятника преподобному Савве Сторожевскому в честь 600-летия его преставления.
         Этот юбилей – очень значимое событие для культурной и духовной жизни нашей страны. В открытии памятника принял участие Председатель Госдумы, председатель Попечительского совета по празднованию 600-летия преставления преподобного Саввы Сторожевского Борис Грызлов. Памятник сооружался в течение полугода. Его автор – молодой московский скульптор Сергей Сорокин. И этот памятник – дар администрации города Звенигорода и правительства Московской области монастырю.
         Открытие этого памятника Борис Грызлов назвал сивмолом возрождения духовно-нравственных ценностей в нашем государстве. Он назвал преподобного Савву Сторожевского истинным патриотом, подвижником. Ведь этот человек создал монастырь, который стал духовным центром. Испокон веков сюда стекались толпы паломников. Время, когда жил Савва Сторожевский, – конец XIV – начало XV века – было эпохой собирания русских земель в единое государство, заметил Борис Грызлов. Преподобный Савва Сторожевский вдохновил соотечественников на ратные и духовные подвиги. Попечительский совет по празднованию юбилея в течение этого года провел немало мероприятий в честь великого русского святого. В Совете Федерации и Госдуме прошли выставки. Также был организован детский конкурс «Святые заступники Руси». В рамках партийного проекта «Историческая память» был реконструирован храм Преподобного Саввы Сторожевского, где находится пещера, в которой молился великий святой.
         Открытие памятника стало кульминацией юбилейных торжеств. «Многие политические силы сегодня предлагают различные идеи, лозунги. А мы исходим из того, что Россия – уникальная и великая цивилизация. И мы должны сохранить богатство культурного и духовного наследия нашей страны», – заявил Борис Грызлов на открытии памятника.
         Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II рассказал, что преподобного Савву Сторожевского почитают как наставника монашествующих и помощника в скорбях. «Он воплотил лучшие качества русского человека, искренне любящего свое Отечество, преданного Церкви», – заметил он. И добавил, что все мы должны помнить историю, людей, которые строили Русь.

    Подготовила Анна ТКАЧ.
    © «
    Парламентская газета», 23.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    ГОЛОС НАРОДА

         26 июля с.г. «Советская Россия» опубликовала письмо десяти академиков, в котором они, обращаясь к президенту В.В.Путину, выражали серьёзную обеспокоенность в связи с неоправданным, на взгляд учёных, вмешательством Русской православной церкви в науку и образование. Письмо академиков получило широкий общественный резонанс. Немало откликов поступило в «Советскую Россию». 4 августа была опубликована подборка писем, в которой особо выделялось заявление группы патриотической интеллигенции, под которым стояло более сорока известных имён. Оно, в свою очередь, вызвало активную реакцию читателей. 9 и 16 августа была продолжена начатая дискуссия, представлены самые разные точки зрения. В редакцию продолжают поступать дискуссионные письма и статьи.

    ГРАЖДАНИНОМ БЫТЬ ОБЯЗАН

         Спасибо академикам. Давно у нас не было мировоззренческих дискуссий, философских споров. Оказалось, что русский человек всё тот же: хлебом не корми, дай поспорить о высоких материях. Ещё отрадней было обнаружить, что нас, материалистов, атеистов, прогрессистов, ещё немало на Руси. А то создавалось тягостное впечатление, будто из интеллигенции никого не осталось, кроме Никиты Михалкова с пудовым крестом на шее и пудовой свечой в руках. Добавим: и с недурственным поместьем в Нижегородской губернии.
         Нет, остались русские люди, которые отнюдь не собираются отказываться от таких великих исторических завоеваний, как отделение церкви от государства и светский характер образования. И их совсем не умиляет нынешний симбиоз власти и церкви. Напротив, они видят всю его опасность именно для духовной жизни. Если же говорить не о православной церкви, а о православной вере, то каждый вправе следовать ей, тут нет вопроса.
         Но... передо мной два письма. Одно от православной общественности,
    другое написано академиком Алфёровым («СР» от 16.8.07). Жоресу Ивановичу особенно досталось в «православном» письме. Во-первых, лично, а во-вторых, как представителю поколения, годы нравственного и духовного воспитания которого совпали с годами «погрома отечественной культуры».
         Что же за личность сформировалась в эти годы? Выдающийся естествоиспытатель, учёный с мировым признанием. Уже одно это ставит имя Алфёрова в один ряд с лучшими именами русской науки, т.е. в почётный ряд русской культуры. При этом – в традициях русских учёных – Алфёров следует великому завету: «...гражданином быть обязан». Его последовательность и стойкость в служении своим общественным идеалам должна вызывать уважение любого человека (тем более религиозного). Достойна всяческого уважения и его принципиальность в мировоззренческих вопросах. Мы её ещё раз увидели в письме Алфёрова, где он тактично, но твёрдо отвечает оппонентам. Подчеркну тактичность письма, сдержанность и взвешенность формулировок. Особо хочется отметить прекрасный русский язык, которым Алфёров владеет великолепно.
         За Алфёрова православная общественность может не беспокоиться: с «этикой служения в российской науке» у него всё в порядке. И разве этот человек не пример истинно русского интеллигента? Как бы не так! Он причислен к «историческим лукавцам, гордецам и шарлатанам, а по-церковному – к «слугам дьявола». Именно так величает православная общественность людей, дерзнувших провести различие между верой и знанием. Кроме того, в её письме содержится пассаж, явно направленный на то, чтобы испортить отношения между КПРФ и Алфёровым. А вот человек, воспитанный в безбожные годы, не прибегает в полемике к такому приёму, как переход на личности...
         Корректность, логика, чёткость аргументов – всё это присутствует в письме Алфёрова. Но не скажешь, что эти качества отличают другое письмо. Прежде всего его авторы уверены, что любая критика русской православной церкви может проистекать в лучшем случае по неразумению, в худшем – из-за происков католической церкви, ЦРУ или иных «слуг диавола». Одним словом, классическая формула: есть два мнения – наше и неверное. Но для неразумных атеистов «наше» мнение надо аргументировать! Ответ академикам полон возмущения большевистскими гонениями на церковь и восхищения современными церковными деяниями. Но и то, и другое – не аргумент, почему в светской школе следует преподавать по сути «Закон Божий». И факт, что великий учёный Павлов был верующим человеком, никак не обосновывает нарушения принципа отделения церкви от государства.
         Церковь в России сегодня действительно востребована, она пользуется доверием и авторитетом. 90% россиян признают себя православными, и неважно – по велению души или по велению моды. Очевидно, это рождает у авторов письма своего рода эйфорию, представление, что церковь решит все насущные проблемы. И можно отмахнуться от «частного мнения нескольких академиков». Лишь бы не мешали церкви... но в чём? Ответ: во всём! Однако отклики в «Советской России» достаточно многочисленны, они показывают определённые общественные настроения. Конечно, можно опять отмахнуться. И делать вид, что сегодня у церкви нет проблем, кроме «однобоких» академиков. Но тогда не надо удивляться, что её авторитет вдруг начнет падать.
         Алфёров в своём письме деликатно обозначил одну действительную проблему современной церкви. Сама церковь должна стремиться к отделению от государства, т.е. к уклонению от слишком тесного союза с сильными мира сего. Сегодня же всё наоборот! Может быть, церковь и осуждает материальное расслоение и социальное неравенство, но я вижу высших иерархов по большей части среди высших же начальников, но не среди сирых и обездоленных. Моё частное мнение совпадает с мнением Алфёрова. Что, все атеисты одним миром мазаны? Или дело не в атеистах, а в ложном положении нынешней церкви? Разве на эту тему не может быть диалога между верующими и неверующими? А есть и много других тем!
         Только вот готовность к диалогу видна скорее у Алфёрова, чем у его оппонентов. И это уже вопрос культуры, но только не какой-то отдельной православной, а просто человеческой. Её бы воспитать...

    Ирина КАРПОВА.
    © «Советская Россия», 23.08.07.

    Молю: Господи, верни Советскую власть

         Я истинно православный человек. Родился в селе, родители были верующими, детей было одиннадцать – все крещёные в православной вере. Верить в бога Советская власть не запрещала: кто хотел – тот верил. Различные секты – да, пресекались...
         Согласен и с тем, что у изрядной части церковных иерархов есть некая зацикленность на антикоммунизме и антисоветизме, что такая позиция не способствует консолидации общества, к которой, например, призывал советских и православных патриотов митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, истинно святой митрополит. Храню его труды и перечитываю.
         Мы, старшее поколение, выросшее при Советской власти, знали не только Пушкина, Гоголя, Достоевского, но и Александра Невского, Дмитрия Донского, Ушакова, Суворова, Потёмкина, Кутузова, то есть святых людей. Спросите сегодня иного двадцатилетнего – он не знает даже, кто такой был Пётр I, скажет, что есть такие сигареты... Защищать православие – это хорошо. Но зачем лить грязь на Советскую власть?
         Не будь «железного занавеса» – не было бы сейчас и России. Нам не дали бы возродить страну от разрухи наши нынешние «друзья». Это было самое благоприятное время для возрождения России. Нам никто не мешал возрождать и укреплять её мощь. А что мы имеем сейчас, распахнув настежь все двери Западу, и в особенности США?!
         Болезни, проституция, наркомания, убийства, грабежи, полная разруха села, безработица, разрушенная промышленность. Разрушение православной нравственности, насаждение сатанизма в душах молодого поколения россиян. Обо всем этом хорошо известно церкви, но мер к искоренению зла со стороны церкви никаких не принимается.
         Говорят: любая власть от Бога. Я с этим не согласен. Вот Советская власть была от Бога. Советская власть всё созидала. Свой народ кормила, одевала, обувала, бесплатно лечила, учила, бесплатно жильё давала, работу. При Советской власти мы жили по заветам Христа. Нравственность была на самом высоком уровне в мире.
         Нынешняя же российская власть от сатаны, она только разрушает. Кормит народ отбросами западной цивилизации, не лечит, не учит, не даёт жилья. Нынешняя российская власть посулами перетянула на свою сторону некоторых патриотов России, церковь. Почему так думаю? Потому что церковь мало того что молчит о тех безобразиях, что творятся в России, но наградила святым орденом разрушителя России и убийцу Ельцина. До этого я ходил в церковь, после награждения Ельцина в церковь не хожу.
         Ежедневно молю Бога: Господи, верни Советскую власть в Россию! Только Советская власть спасёт страну, только Советская власть спасёт русский православный народ. Поэтому голосую только за КПРФ, так как только КПРФ вернёт Советскую власть в Россию.

    ИОАНН, колхозник, солдат, пенсионер, истинно православный. Владивосток.
    © «
    Советская Россия», 23.08.07.

    СПАСИБО ЗА ПРАВДУ

         Я не академик и не поп. Я – простой обыватель, прожил долгую жизнь и выражаю своё мнение. У меня возникли свои «обывательские» вопросы:
         Почему церковь молчит, что у нас вымирает народ в год по миллиону (в основном русские)?
         Отобрали льготы у пенсионеров, отобрали денежные накопления – церковь опять молчит.
         Иные попы живут, как олигархи, построили дворцы со всеми удобствами, а ТВ, СМИ молчат об этом и не показывают эти богатства.
         Почему строят церкви и часовни на государственные деньги? Почему с нас берут такие большие деньги за венчание, отпевание и т.п.?
         Зачем внедрять попов в армию? Ведь часто солдаты смеются над этим, а их насильно гонят на молебен. Кто-то думает, что от этого армия станет сильнее? Вздор!!!
         Во время ВОВ французы много молились, а их немцы оккупировали за месяц. Поляки очень богомольные люди – не вылезали из костёлов. И что же? Немцы оккупировали всю Польшу за две недели...
         СССР, неверующая страна, победила фашизм за 4 года и освободила почти всю Европу от фашистской чумы.
         Не внедряйте в школах религию. Не травите детские души. И не надо тратить государственные деньги на эту блажь.
         Пусть церковь хоть раз подумает и поможет простому народу – рабочим и пенсионерам, которые получают мизерные пенсии. Как им жить дальше? Церковь купается в золоте, а простые люди умирают с голоду. В стране 4 миллиона бомжей. Куда смотрит церковь? Почему молчит?
         По-моему, правы академики, которые написали письмо. Спасибо им за правду!

    В.Н. БУРАВЛЁВ. Москва.
    © «
    Советская Россия», 23.08.07.

    ЛЮБИМЫЕ ПИСАТЕЛИ, РАСТОЛКУЙТЕ НАМ...

         Я, Князева Надежда Алексеевна, в прошлом педагог техникума, краевед и лектор, хочу сказать два слова в дискуссии.
         Меня удивил большой список деятелей культуры – целых 45 человек, подписавших в воинственном тоне
    ответ десяти академикам.
         Извините, но вы плохо подумали о том, кто будет вести уроки по истории православия и по каким программам и пособиям.
         Ведь это дискуссия не «физиков и лириков», когда-то волновавшая читателей «Комсомольской правды». Слишком серьёзны вопросы и велика ответственность «момента».
         Любимые писатели – Распутин, Карпов, Крупин, – растолкуйте, пожалуйста, нам, вашим почитателям:
         Уж правда ли, что вера и знание всегда шли рядом, а их дружбу придумали в конце XX века?
         Одинаково ли действуют на психику детей сказки, а на психику взрослых – религия?
         Что такое духовность? Неужели безрелигиозная литература и искусство бездуховны?
         Не забыли ли мы роль церкви в поддержке царизма, положение дел в деревне и на заводах при тогдашней религиозности народа?
         Разве после Октябрьской революции священнослужителей арестовывали за веру?
         Разве сейчас нет смешной моды на религию, а позицию атеистов «не разделяют» все СМИ?
         Атакам на дарвинизм, науку служат не только шариковы, а многочисленные «мадонны», рождающие детей от «святых духов»...
         Пусть я, атеист, буду жариться на сковороде в аду, но я хочу понять смысл возвращения в школу священника.
         Я думаю, что бросать в корзину отбросов опыт советских учителей и учёных несправедливо, преступлению подобно. Давайте не забудем главнейшего принципа воспитания – воспитания трудом.
         На мой взгляд, нам не надо горячиться. Надо ещё семь раз подумать, а потом уже отрезать.
         Может быть, ввести в школу с её начальной ступени предметы: «Основы морали и нравственности», «Психологию» и «Историю религии». Но для этого надо подготовить кадры и пособия.
         При изучении «Основ морали и нравственности» (в советской школе этому служили уроки литературы) не обойтись без знакомства со знаменитыми заповедями, которые ведь не продиктованы кем-то, а выработаны тысячами поколений людей...

    Н. КНЯЗЕВА. Выкса, Нижегородская область.
    © «Советская Россия», 23.08.07.

    ПОЧЕМУ РАЗДЕЛИЛИСЬ МНЕНИЯ?

         Внимательно слежу за дискуссией в «Советской России» по поводу письма группы академиков президенту В.Путину. Вопрос об отношении к религии и церкви не простой. Притом, как это не раз бывало в истории, отношение к религии и отношение к церкви (вернее, к служителям церкви) было различным. К тому же в самих религиозных догматах и постулатах есть немало противоречивого, порой взаимоисключающего. Вот почему, на мой взгляд, в дискуссии по разную сторону «баррикад» оказались по сути единомышленники в политических вопросах, а точнее – в отрицательном отношении к нынешнему режиму в России. В чём причина такого противостояния? Не претендуя на полное освещение вопроса, выскажу некоторые соображения на этот счёт.
         Но прежде всего отмечу, что в главном, принципиальном, академики правы. Уж слишком явным и навязчивым стало вмешательство Русской православной церкви в дела государства, которое является светским и где, по конституции, церковь отделена от государства. Верить или не верить в Бога – это личное дело каждого. И нельзя закрывать глаза на то, что при подавляющем большинстве атеистов в нашей стране иерархи церкви пытаются навязать веру особенно подрастающему поколению, небезуспешно стремясь использовать государство. А нынешнее буржуазное государство ОБЪЕКТИВНО заинтересовано в усилении влияния церкви на народ. «Религиозным народом, – говорил Макиавелли, – легче управлять».
         В самой религии, как известно, есть различные, даже противоположные, постулаты. Какие из них пускать в ход, зависит от позиции церковника, его политических пристрастий. Если он защищает политический режим, в котором живёт, то он будет проповедовать, что «всякая власть от Бога», что её надо поддерживать, будет призывать терпеть всякие лишения, ибо «Христос терпел и нам велел», будет призывать к смирению и всепрощению (с эксплуатацией, несправедливостью, прощать угнетателей, насильников и воров?!). Если же церковный служитель не согласен с порядками в государстве, находится к нему в оппозиции (а такие всегда находятся), то он будет акцентировать внимание на той стороне православия, которое составляет важнейшие положительные морально-этические принципы («не убий», «не укради», «не прелюбодействуй» и т.д.). Видимо, эта двойственность религиозных постулатов (положительных и отрицательных) и является в какой-то степени причиной различных мнений. Одни акцентируют внимание на одной стороне религиозных постулатов, другие – на иных.
         Но, как представляется, академики не зря забили тревогу. Ведь под прикрытием предмета «Основы православной культуры» по существу будет преподаваться «Закон божий» в том виде, в каком он преподавался в царской России. А это будет способствовать воспитанию такого поколения, какое выгодно буржуазному режиму (не бороться против власти, смириться, терпеть, прощать и пр.).
         Можно понять тех, кто выступил против письма академиков. Ведь сейчас в стране процветают безнравственность, коррупция, преступность, наркомания, алкоголизм. Они полагают, что православная церковь вроде бы та сила, которая может противостоять этим порокам. Ведь как государственные, так и частные каналы, например телевидение, демонстрируют в большинстве своём фильмы и передачи, развращающие молодёжь. Безусловно, отрицать положительное влияние на воспитание подрастающего поколения православной церкви нельзя. Но нельзя отрицать и негативное влияние церковного воспитания.
         Ныне надо обращаться не к церкви. Надо искоренить главную причину падения нравственности, роста преступности в стране – это прогнивший политический и экономический строй, где всё подчинено наживе; где сверхбогатство соседствует с ужасающей нищетой; где богатые, которые правят бал, не заинтересованы в высокообразованных, морально чистых и активных гражданах. Такие люди для них опасны. Вот почему они цепляются за ту сторону религии, которая позволит им легче управлять народом – безропотным, смирившимся с эксплуататорами и насильниками.
         При Советской власти молодёжь воспитывалась всеми средствами: и кино (потом телевидением), и литературой, и школой, а также всем укладом жизни, где не было эксплуататоров, где почитались труд, честность, достоинство, патриотизм и т.д. Не случайно, что воспитанная на высоких нравственных идеалах молодёжь героически сражалась в годы Отечественной войны, самоотверженно трудилась в мирное время. И подавляющее большинство этой молодёжи было атеистами. Следовательно, возможно воспитывать высоконравственную личность и без помощи церкви и религии. Надо только, чтобы народ осознал необходимость иного пути, чем нынешний. Этим путём является путь социализма.

    П. СУББОТИН, ветеран Великой Отечественной войны. Барнаул.
    © «
    Советская Россия», 23.08.07.

    ОСНОВЫ «СИМФОНИИ»

    Письмо о письме. Отклик гуманитария на письмо физиков

         Не так давно группа известных учёных, академиков РАН (Александров, Алфёров, Гинзбург, Садовский и др.) выступила с открытым письмом к президенту России В.В. Путину, посвящённым резолюции IX Всемирного русского национального собора «О развитии отечественной системы религиозного образования и науки». В этой резолюции говорилось о необходимости взаимодействия Русской Православной Церкви как культурообразующей, традиционной конфесссии России с системой образования и науки. В частности, имелось в виду введение в список научных специальностей Высшей аттестационной комиссии (ВАК) специальности «теология» (чтобы лица, защитившие диссертации по теологии, приравнивались к лицам, имеющим светскую учёную степень), а также преподавание в школах предмета «Основы православной культуры».
         Эти предложения вполне умеренны. Специальность «теология» имеется во многих европейских университетах, которые, как известно, и исторически начинались с теологических факультетов. Точно так же в большинстве европейских стран (Германия, Англия и т.д.) в школах по требованию родителей детям из религиозных семей преподается либо предмет «Мировая религия», либо прямо «Закон Божий». А в таких странах, как Греция или Польша, «Закон Божий» вообще является обязательным для всех предметом, по которому сдают выпускной экзамен. Тем не менее эти предложения вызвали протест известных учёных. В своём открытом письме академики утверждают, что теология – это не наука, так как «научная дисциплина оперирует фактами, логикой, доказательствами, но отнюдь не верой». Кроме того, они выражают уверенность, что «все достижения современной мировой науки базируются на материалистическом видении мира», и потому подмена науки верой помешает взятому президентом и правительством курсу на инновационное развитие. Наконец, они опасаются, что введение предмета «Основы православной культуры» приведёт к нарушению межнационального и межконфессионального мира в стране.
         У меня вызывает глубокое сомнение утверждение авторов письма, что теология не может называться научной дисциплиной, ибо «любая научная дисциплина оперирует фактами, логикой, доказательствами, но отнюдь не верой». Если бы уважаемые авторы заглянули в книги древних богословов – Василия Великого, Августина Блаженного, Дионисия Ареопагита или современных Марселя, Жильсона, Лосского, Зеньковского (что физики делают крайне редко, а философы, изучающие историю своей дисциплины, регулярно), то они обнаружили бы, например, что теология как раз и опирается на факты, то есть является дисциплиной опытной, как, скажем, литературоведение. Теология – это комментирование священных книг (в случае христианской теологии – Библии). Исходным фактом для теолога являются высказывания из этих книг. И любое утверждение теолога можно проверить, обратившись к тексту той или иной книги Ветхого или Нового Завета. Кстати, именно теологами в Средние века и был введён в науку аппарат цитирования.
         Что же касается наличия логики в теологических трактатах, то всякий, кто их хоть просматривал, подтвердит: они полны столь филигранной логики и чтение их требует такого умственного напряжения, что после них (к примеру, после обсуждения проблемы триединства Божия) рассуждения квантовой механики о дуалистичности природы электрона кажутся вполне прозрачными. Кстати, упрекать теологию в отсутствии логики тем более неуместно, что как раз именно теологами в Средние века был внесён значительный вклад в формирование классической формальной логики (так, Боэций создал «квадрат суперпозиций», Уильяму Оккаму приписывают правило, которое названо по его имени «бритвой Оккама»). Кому же как не теологам прекрасно владеть методами логики?
         Более того, в рамках теологии были созданы и используются столь рафинированные методы интерпретации текстов, что на основе них в XIX-XX вв. сформировалась даже новая, и очень популярная и востребованная сейчас светская наука – герменевтика.
         Трудно согласиться с имеющимся в письме утверждением, что наука не может содержать элемента веры. Современная философия науки в лице таких её крупнейших современных представителей, как американский учёный Томас Сэмуэль Кун, убедительно доказала, что элемент веры есть в любой науке, в том числе и в такой эмпирической науке, как физика. Так, современная физика строится на мировоззренческом постулате, сформулированном А.Эйнштейном: Вселенная бесконечна и во всех её точках действуют одни и те же законы. Однако экспериментально проверить это утверждение невозможно: мы не в силах провести соответствующие эксперименты во всех точках Вселенной. Физики просто принимают это на веру как правдоподобное допущение (и на нём строятся целые научные методы, например спектральный анализ, при помощи которого определяют химический состав звёзд). Кун называет такие принятые на веру допущения «метафизическим ядром научных теорий». И так обстоит дело в физике – науке опытной, а что уж говорить о геометрии, где все рассуждения сводятся к нескольким положениям-аксиомам (если хотите, «математическим догматам»), которые просто принимаются на веру.
         Особенно странно звучит заявление авторов письма, что «все достижения современной мировой науки базируются на материалистическом видении мира». Обратимся, например, к такой науке, как философия (которая, к слову сказать, в отличие от теологии, присутствует в списке научных специальностей ВАК). В ней существует целое течение представителей идеалистического и прямо религиозного направления, и многие из них – философы мирового уровня. В начале ХХ века в России был поразивший всю Европу религиозно-философский ренессанс, жили и творили такие философы-идеалисты, как С.Булгаков, П.Флоренский, С.Франк, Н.Бердяев, В.Эрн. Некоторые из них, как, например, Н.Бердяев, заложивший основы философии религиозного экзистенциализма, оказали сильнейшее влияние на западную мысль. В Европе в том же ХХ веке после Второй мировой войны мы также наблюдаем возрождение религиозной философии; возникает католическая неосхоластическая философия, представленная Жильсоном, Маритэном, другими крупными исследователями.
         Впрочем, увы, есть до сих пор естественники, полупрезрительно настроенные к философии, что, кстати, не лучшим образом характеризует их культурный уровень. Но как тогда быть с тем, что великий русский лингвист Н.С.Трубецкой, литературовед М.Бахтин, антиковед А.Ф.Лосев и другие представители нефилософских дисциплин внесли выдающийся вклад в современную науку вовсе не на основе материалистического мировоззрения, поскольку они были христианами. Причём эта была не просто, как говорится, «личная вера», они активно использовали идеи религиозной философии и богословия в своих специальных научных исследованиях. Может, теперь и филологию, историю, культурологию и прочие подобные дисциплины исключить из списка научных специальностей ВАК?
         Да и среди физиков и вообще естественников, особенно за рубежом, немало людей верующих. Приведём в пример Альберта Эйнштейна, который утверждал, что любой физик, углубившийся в тайны природы, не может не прийти к предположению, что мироздание устроено в соответствии с разумным планом. Другой пример подобного рода – создатель квантовой механики Вернер Гейзенберг, который не скрывал своих идеалистических воззрений и утверждал, что на фундаментальные для квантовой механики идеи его натолкнуло чтение диалогов основателя философского идеализма Платона.
         Я уже не говорю о странах Востока, таких как Пакистан, Иран, Саудовская Аравия и других, где практически все учёные являются правоверными мусульманами. Это не мешает пакистанским и иранским физикам создавать ядерные реакторы.
         Автор этих строк, например, не видит ничего дурного, если возникнет научная специальность «теология», и преподаватели теологии придут в вузы. Напротив, если на философском факультете курс «Философии Средних веков» будет читать профессиональный теолог, а не бывший вульгарный марксист, переквалифицировавшийся в не менее вульгарного либерала, то от этого выиграют только студенты. Невозможно разобраться в средневековой философии, которая создавалась богословами, не имеющими специальной теологической подготовки. Что может рассказать о гностиках, арианах и христианской диалектике человек, который никогда не видел в глаза труды отцов церкви? Не помешало бы изучение теологии и филологам. Как может понять Достоевского человек, не открывавший в жизни Библию?
         Может быть, математики без теологии и обойдутся (хоть и им полезно было бы знать, что понятия бесконечно малой и бесконечно большой величины, без которых невозможно было бы дифференцирование и интегрирование, ввёл теолог Николай Кузанский, причём и под тем, и под другим он понимал Божество), а вот гуманитариям это насущно необходимо.
         Более того, любой историк философии, преподающий в современном вузе и желающий опираться на источники, уже плодотворно взаимодействует с теологами и церковью, пардон, без разрешения на это президента России (пусть уж простят нас академики, взывающие к нему по столь важному поводу!). Как преподавать философию эпохи патристики, если в светских библиотеках нет творений отцов-капподокийцев, Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника, мусульманских суфиев и т.д., а все эти темы есть в учебной программе? Ограничиться лапидарным изложением учебника, как правило, написанного столичным преподавателем старшего поколения, который тоже этих творений не читал? Приходится обращаться в библиотеки духовных учебных заведений – православных и мусульманских институтов, а также к работающим там богословам с учёной степенью – за комментарием, консультацией. Я знаю много светских преподавателей, которые добровольно слушали те или иные курсы в духовных учебных заведениях, дабы повысить свой уровень педагога и исследователя. Так что взаимодействие теологов и учёных, о которых говорит резолюция русского национального собора, – это не благое пожелание, а уже реальность.
         Теология – одна из древних, почтенных научных дисциплин. Знакомство с ней необходимо каждому культурному человеку, даже если он и атеист. Другое дело, что, по моему мнению, преподавание теологии в светском вузе, в многоконфессиональной, а то и атеистической аудитории прежде всего должно предполагать академический обзор теологических концепций, которые необходимы студентам для углубления знаний в других дисциплинах, а не чистую апологетическую деятельность. И возможно, это должен быть факультатив, не предполагающий сдачи экзамена.
         Наконец, что касается преподавания «Основ православной культуры» в школе, то тут авторами письма поднят очень большой и сложный вопрос. Действительно, с одной стороны, разделение детей в школах на православных и неправославных может привести к конфликтам и напряжённости. Кроме того, если уж будет введён такой предмет, то представители других традиционных для России конфессий, прежде всего ислама, тоже могут рассчитывать на аналогичную дисциплину для детей-мусульман.
         Но разве, насаждая, по сути дела, воинствующий атеизм, наша школа не раскалывает общество? Те же православные и мусульманские дети, посещающие церковь и мечеть, придя в школу, зачастую слышат от учителей или от других детей, чьи родители атеисты, оскорбительные замечания о церкви и священнослужителях. Сегодняшний вульгарный атеизм весьма конфликтен, это видно по некоторым откликам на данную дискуссию на страницах газет и в Интернете. Кроме того, преподавание основ религиозной культуры, на наш взгляд, приведёт к межнациональному расколу, только если это преподавание будет построено так, что в нём будут акцентироваться противоречия между традиционными религиями России (которые, особенно на уровне догматики, безусловно, имеются).
         Но можно же строить их преподавание иначе, акцентируя внимание на том, что ценности традиционных для России религий – основа нашей единой российской культуры, к которой принадлежат и православные русские, и мусульмане татары, и буддисты буряты. Такое преподавание должно быть вписано в нашу общую национальную идею. И это, уверен, возможно, другое дело, что не современному компрадорскому либеральному государству такую идею предлагать...
         Религия несёт в себе тысячелетние культурные ценности. Трудно понять историю нашей страны, её особенности без знания религии, и прежде всего русского православия, его вероучения, его обычаев, обрядов, традиций, (так же как невозможно понять культуру США без знакомства с протестантским мировоззрением, коль скоро эта страна была создана белыми англо-саксонскими протестантами). Как справедливо заметил философ П.А.Флоренский, культура происходит от слова «культ». И всякий, кто хочет быть подлинным патриотом России, каковой немыслим без углублённого овладения сокровищами русской культуры и каковых мы все хотим воспитывать в наших школах и вузах, не может обойтись без знания такого её пласта, как русское православие.

         Левый патриотизм и космополитический атеизм
         Но пока мы говорили о логических аргументах, которые содержатся в письме академиков. Однако оно имеет ещё явный политический смысл. Ведь давайте признаемся честно: письмо академиков как таковое лишь вершина айсберга, оно выражает настроение значительной части населения России (а судя по всему, и части левопатриотической оппозиции). Действительно, многие сейчас убеждены, что взаимодействие церкви и государства есть нечто невиданное в нашем XXI веке и что провозглашение светского государства предполагает абсолютное дистанцирование государства от любой религии. Им трудно поверить в то, что принцип светскости государства совместим с признанием одной или нескольких конфессий традиционными и культурообразующими. Им кажется, что возможны лишь две крайности – либо полнейшая теократия, либо полнейший госатеизм. Но сама жизнь показывает, что это не так. Обратимся, как любят сейчас говорить, к зарубежному опыту.
         В Европе и сейчас, в начале XXI века, существуют страны, где церковь до сих пор не отделена от государства. Это, например, Великобритания, где две церкви – англиканская и пресвитерианская – являются официальными, глава их – глава государства – король или королева, смещающий и назначающий епископов и архиепископов. За счёт государства там ремонтируются храмы; священники, служащие в больницах и в тюрьмах, получают зарплату из госбюджета, в школах Англии и Шотландии есть обязательный предмет «Мировая религия» и обязательная школьная молитва.
         Лютеранская евангелическая церковь является государственной в Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии. Во всех этих странах конституция обеспечивает свободу вероисповедания и существует множество религиозных общин, вплоть до мусульманских, но религия «титульного» народа признается государством приоритетной как дань исторической традиции.
         В ФРГ, где церковь отделена от государства, тем не менее особые юридические соглашения даруют привилегии традиционным для немцев конфессиям – лютеранству и католицизму (из политкорректности немцы добавили к ним и иудаизм, дабы компенсировать немецким евреям удар, нанесённый в годы нацизма). В ФРГ в государственных школах преподают вероучительные дисциплины, государство взимает особый налог на содержание католических, протестантских и иудейских общин (правда, налог добровольный и платят его лишь члены этих церквей). В ФРГ действуют две партии, выражающие интересы верующих и вообще консервативно настроенных граждан, – Христианско-демократический союз (ХДС) и Христианско-социалистический союз (ХСС). Но и помимо этого, традиционные конфессии Германии имеют приоритетные права на выступления в государственных СМИ: на радио, по телевидению для высказывания своего мнения по актуальным вопросам. Это, кстати, не значит, что живущие в ФРГ мусульмане, или буддисты, или кришнаиты в чём-либо ущемлены, закон гарантирует им свободное исповедание своей веры, просто их вера не является традиционной для немецкого государства и общества.
         В тех же странах Европы, где религия внесла большой вклад в дело национального освобождения, она вообще занимает выдающееся место в общественной жизни. Так, греки сумели сохранить свою национальную самобытность во время многовекового турецкого ига во многом благодаря греческой православной церкви. Поэтому в Греции православие – государственная религия. Нынешняя конституция Греции (принятая в 1975 году) провозглашает: «Господствующей в Греции религией является религия восточно-православной Церкви Христовой». В Греции священство православной церкви получает зарплату из государственного бюджета, в государственных учебных заведениях православными священниками преподается «Закон Божий», ремонт и строительство православных храмов осуществляются за счёт государства, брак между гражданами Греции признается государством, только если он был произведён по церковному обряду. Прозелитизм, то есть обращение граждан Греции в свою веру со стороны неправославных конфессий, на территории Греческой Республики законодательно запрещен. Точно так же обстоит дело в Ирландии, издавно боровшейся за особые права в составе Соединённого королевства.
         Правда, пример Греции и Ирландии скорее исключение, чем правило. Легко заметить, что принцип отделения церкви от государства либо совсем упразднен, либо исполняется формально лишь в странах традиционно протестантских (Великобритания, Швеция, Дания, Норвегия, Финляндия). В странах традиционно католических (Испания, Италия, Бельгия и т.д.) даже при том, что большинство населения там составляют католики, принцип отделения церкви от государства, как правило, проводится довольно жестко (хотя и здесь через консервативные партии католическая церковь стремится отстаивать свои позиции и добивается, например, введения в школах для желающих вероучительных дисциплин). Это объяснимо: государства современной Европы только на словах безидеологичны. На деле они проводят в жизнь радикальную либеральную идеологию, которая вбивается в головы гражданам с детства – через школьные учебники, телевидение, рекламу. Это мировоззрение, которое во главу угла ставит индивидуальность и её даже самые извращенные желания и капризы. Протестантское мировоззрение с его культом индивидуализма, финансовой успешности, рационализма и методизма в целом вполне коррелирует с либерализмом, и не случайно протестантские церкви легко идут на адаптацию своего вероучения к нормам либеральной политкорректности.
         В России прежде всего радикал-либералы и ультралевые коммунисты-троцкисты являются главными критиками православной церкви. В данном случае в едином лагере оказываются марксисты-западники, для которых Россия со всем её культурным своеобразием – лишь запал для мировой революции, и её можно особо и не жалеть, и либералы-западники, для которых Россия также – «эта страна», которую нужно разделить на десяток государств, перековать при помощи программ фонда Сороса, порнографии и рекламы и только потом можно пускать в «глобальное открытое общество», конечно, на правах сырьевого придатка, чем «новая демократическая Россия» должна, по мысли либералов, ещё и гордиться. И также в одном лагере против этих антирусских и антироссийских проектов оказываются правые патриоты-консерваторы, защищающие традиционные религии России, и прежде всего русское православие, и левые консерваторы, принадлежащие к КПРФ и сочувствующим ей кругам, которые выступают не за любой социализм (ведь социализм бывает и космополитическим, западническим, враждебным к России), а за социализм русский и российский, который выводит социалистический дух не только из абстрактных экономических отношений, но и из такой специфичной черты русской культуры, как соборность, проявляющейся и в крестьянском быте России, и в русском православии. Исходя из этого, лично мне больно читать, например, агрессивные, вульгарно-атеистические отклики на письмо академиков. И это люди, которые считают себя сторонниками КПРФ – партии русского социализма, партии, отвергшей путь космополитического коммунизма Л.Д.Троцкого, партии, провозгласившей себя наследницей традиций И.В.Сталина – величайшего русского державника и русского патриота, в правление которого были прекращены безрассудные и кощунственные гонения на православную церковь!
         Об этом мне хотелось бы сказать подробнее. Действительно, на приведенные выше примеры отношений религии и государства в Англии, Ирландии, Дании и ФРГ можно возразить, что нам, левым патриотам, Запад не указ, поскольку мы исходим из того, что Россия – самобытная цивилизация, идущая по своему уникальному пути и в экономике, и в госстроительстве, и т.д. Однако для всякого левого патриота – будь он коммунистом, как члены КПРФ, или евразийцем, как автор этих строк, политика И.В. Сталина и Советского государства сталинского периода – при всей трагичности и противоречивости той эпохи – своего рода путеводная звезда. Но ведь одной из важнейших составляющих этой политики был как раз отказ от утопии полного уничтожения религии в СССР и фактическое признание русского православия культурообразующей конфессией.
         Сегодня многие либералы и, к сожалению, некоторые представители Русской православной церкви любят порассуждать о том, что прекращение гонений на церковь в правление Сталина якобы было вынужденным ловким политическим ходом, так как в период войны государство нуждалось в поддержке масс населения, сохранивших верность православию (перепись 1938 года показала, что, несмотря на широчайшую религиозную пропаганду, 50 миллионов жителей СССР, то есть 1/4 часть населения, признали себя верующими). Но перед нами очередная идеологическая фальсификация. Как убедительно доказал В.В. Кожинов, изменения отношения к религии со стороны Советского государства, равно как и изменения оценки русской культуры, наблюдались уже во второй половине 30-х гг.
         Так, в 1936 году особое постановление комитета по дела искусств запретило постановку пьесы Демьяна Бедного «Богатыри», которая была кощунственной комедией, высмеивающей крещение Руси, св. Владимира и былинных богатырей. Показательно, что в постановлении говорилось, в частности, что пьеса «...дает антиисторическое и издевательское изображение крещения Руси, являвшегося в действительности положительным этапом в истории русского народа» (курсив мой. – Р.В.). Для современников это постановление было шоком. Ведь недалеки были времена, когда Мейерхольд, ныне оплакиваемый интеллигенцией как «жертва большевизма», плясал на сцене под частушки собственного сочинения: «Иуда – коммерсант хороший, Христа продал, купил калоши», а религия объявлялась безусловным злом, которое планировалось искоренить за одну «безбожную пятилетку» (добавим, что есть очевидная ирония истории в том, что партия признает крещение Руси положительным фактом именно в 1936 году, в котором, по негласным планам Союза воинствующих безбожников, в СССР должны были полностью исчезнуть церкви, молитвенные дома и священнослужители).
         В том же 1936 году в интервью газете «Правда» (26 ноября 1936 г.) Сталин отверг «запрет на отправление религиозных культов» и заявил что «не все бывшие белогвардейцы, кулаки и попы враждебны Советской власти». Далее, по новой конституции 1936 года все граждане СССР, в том числе дворяне, бывшие капиталисты, священники, получали равные права (по прежней Конституции «бывшие» были ущемлены в правах, например не могли участвовать в выборах в Советы). Говоря об альтернативности выборов, гарантированных той же Конституцией 1936 г., Сталин замечал, что в Советы может быть избран и священник...
         В 1940 году были отменены «шестидневки», введенные в 30-х гг., дабы выходной стал «плавающим» и не приходился на христианский праздник – воскресенье. Верующие получили возможность посещать храм в воскресный день. Тогда же государство фактически перестало поддерживать союз воинствующих безбожников (в первые месяцы войны его председатель Е.Ярославский, известный своими кощунственными нападками на церковь и Библию, видимо, по поручению Сталина написал для «Правды» статью... «Почему религиозные люди против Гитлера» с положительной оценкой верующих)...
         Эти несколько примеров из множества, которые в совокупности не позволяют сомневаться: сталинская политика, которая начала реализовываться после победы над оппозицией в партии, предполагала в обязательном порядке прекращение гонений на православие и вообще изменение отношения к религии. Возможно, война подтолкнула этот процесс, но начался он гораздо раньше, ещё во второй половине 30-х годов, когда помощь церкви в борьбе с фашизмом Сталину вовсе не требовалась.
         Важно заметить и то, что поворот к религии происходил одновременно с поворотом к русскому патриотизму. Во второй половине 30-х гг. на экранах появляется фильм «Александр Невский», где, как заметил Кожинов, под музыку вернувшегося из эмиграции Прокофьева поют: «Вставайте, люди русские!» Затем выходит на экраны первая серия «Ивана Грозного», где продолжается линия реабилитации в общественном сознании образов славных русских царей и князей. В 1937 году официально отмечается 100-летие со дня смерти А.С. Пушкина, которого руководители революционного государства называют великим русским поэтом (а ещё недавно Пушкина революционеры именовали не иначе как певцом помещиков-крепостников!) В школах вводится отмененный ранее предмет «История», из ссылок возвращаются учёные-гуманитарии, которые были осуждены как «националисты» и «монархисты», в качестве учебного пособия издаётся книга историка, монархиста по убеждениям, С.Платонова.
         Троцкий из эмиграции прямо объявляет Сталина контрреволюционером и русским великодержавным шовинистом. Ультрареволюционеры в самом СССР тоже негодуют, только стараясь делать это потише, так как времена, когда ругать «русопятство» было можно и должно, прошли. Большевичка А.А. Берзинь заявляла в 1938 г.: «Типичный лозунг теперь: мы – русский народ. Всё это пахнет черносотенством и Пуришкевичем». Особенно возмущали партийных оппозиционеров восстановление Сталиным казачьих войск с формой казаков дореволюционного образца, дореволюционные звания в Красной Армии (лейтенант, майор, полковник), впоследствии – погоны у офицеров, которые ранее ассоциировались лишь с белогвардейцами.
         Заметим, что причиной всему этому была не только воля Сталина (который во многом, как любой опытный политик, отталкивался от обстоятельств), но и пробуждение русского национального самосознания после стольких лет его унижения и третирования, переход революции в фазу «бонапартистского империализма». Сталин просто выразил эти настроения.
         Итак, встреча Сталина и будущего Патриарха Сергия в Кремле в 1943 году была предрешена. После той встречи и особенно после создания Совета по делам религии, можно говорить о том, что в СССР православие получило признание со стороны государства как традиционная религия русского народа (подобно лютеранству и католицизму в современной ФРГ). Историк С. Резник, который, надо сказать, симпатий ни к Сталину, ни к большевикам не питает, так и пишет: «Было заключено формальное соглашение между властью и православной церковью (но не с другими религиозными группами), так что православие вновь получило статус привилегированной религии».
         После смерти Сталина и прихода к власти Хрущёва гонения на православие возобновились. Надо заметить, что Хрущёв по своим взглядам был фактически леваком-троцкистом, об этом свидетельствует его любовь к всевозможным социальным экспериментам, расцвет космополитической субкультуры в годы его правления – творчество так называемых «шестидесятников: Евтушенко, Вознесенского, Окуджавы и т.д., его агрессивная внешняя политика, направленная на обострение отношений между социалистическим и капиталистическим лагерями, диаметрально противоположная оборонительной и изоляционистской политике сталинского СССР. Продолжил он традиции космополитического коммунизма и в борьбе с РПЦ. Тем не менее Сталиным уже были заложены основы «симфонии» социалистического Российского государства и православной церкви (увы, в полной мере нереализованной, так как политика Сталина не имела достойного наследника).
         Исходя из всего этого, вряд ли левый патриот может выступать против сближения традиционных конфессий России, и прежде всего русского православия с государством. Оставим эту сомнительную заслугу рьяным сторонникам СПС, которые хотели бы видеть подрастающие поколения россиян космополитами, не знающими ни обычаев, ни культуры, ни основ религии своих предков и считающими высочайшей цивилизацией США. Рассуждения о том, что православие служит буржуазным интересам, настолько примитивны, что даже стыдно слышать их. Ведь, кажется, виднейшие русские философы от Бердяева до Ильина прекрасно показали антибуржуазный и антизападный дух православия с его идеями нестяжательства, соборности. А вот воинствующий вульгарный атеизм, да ещё направленный на культурообразующую конфессию России, как раз сущностно совпадает с интересами западных глобалистов, которые хотели бы поскорее превратить россиян, и прежде всего русских, в космополитический сброд, который будет послушно выполнять волю МВФ и американской администрации.
         Думаю. что члены левопатриотической оппозиции, выступающие против церкви, просто не осознают того, что воинствующий атеизм, сконструированный в 20-е годы Троцким и Ярославским, до сих пор служит уничтожению России. Левый патриот, следуя традиции, заложенной русским коммунизмом Сталина, должен, напротив, выступать за сближение православия и других традиционных религий России и государства. И действия современной власти в этом направлении можно было бы и приветствовать, если бы... они не были, как и вся кампания «путинского патриотизма», большей частью мимикрией, шумихой и показухой. Если либералы-космополиты возмущены, как им кажется, слишком благосклонным отношением к церкви со стороны государства, то мы, левые патриоты и левые консерваторы, должны как раз указывать на противоположное – на то, что сближение власти и церкви носит не подлинный характер, как это было во времена И.В. Сталина и митрополита Сергия, а напускной, поверхностный характер, строится не на основе продуманной государственной концепции, которая поставила бы православные ценности во главу угла при противостоянии глобалистской культурной экспансии, а на личной и показной религиозности высших лиц государства. Да, президент РФ и его окружение на Пасху приходят в православный храм и стоят там со свечками. Но реальную помощь православной церкви государство не оказывает.
         Зато при этом руководители и члены самых одиозных и изуверских сект легко арендуют школы, дворцы культуры, куда ни за что и никто не пустит православного священника, получают самое лучшее время на радио, о котором и не мечтают православные программы. В то же самое время, когда в обществе бурлят страсти о введении в школах предмета «Основы православной культуры», дисциплины с элементами откровенного оккультизма, вроде валеологии, уже введены в гимназические и вузовские программы и по ним уже сдают обязательные экзамены. Пока общественность спорит: может ли теология быть признана научной дисциплиной ВАК, теософы, антропософы, рерихианцы прекрасно защищают диссертации и получают степени кандидатов и докторов наук, признаваемые ВАК. Одновременно, с тем как православную церковь упрекают, что она слишком активно вмешивается в жизнь общества, экстрасенсы, гадалки, маги развивают самую широкую деятельность. Они на каждом углу открывают салоны, размещают дорогущую рекламу в газетах и на ТВ, выпускают свои газеты и журналы....
         Нет, подлинное возрождение русской культуры, равно как и культур других народов России, которое невозможно без признания государством особого статуса традиционных конфессий России, и прежде всего православной церкви, возможно, только если к власти придут подлинные патриоты, наследники Невского и Жукова, Грозного и Сталина, а не нынешние приватизаторы, прикрывающиеся патриотической фразой и показным крестным знамением.

    Р.Р. ВАХИТОВ, кандидат философских наук. Уфа.
    © «Советская Россия», 23.08.07.

    Взгляд на ОПК

         Редакции газеты «Советская Россия». Здравствуйте, уважаемые друзья. Разрешите представиться. Мне 41 год. Я женат, воспитываю 2-х сыновей, имею высшее образование, работаю юристом.
         Прошу рассмотреть на предмет публикации в вашей газете.

         В прессе и новостях были сообщения о том, что с первого сентября в российских регионах школы включают в программу курс «Основы православной культуры» в качестве факультатива, а в четырёх областях – в качестве обязательного предмета.
         Это хорошее начинание. Но сначала должны быть выработаны общефедеральные стандарты преподавания основ православной культуры.
         Отправной точкой в выработке этих стандартов должно быть мнение Патриарха Алексия II о том, что ОПК – предмет культурологический. А не какой-то другой ещё.
         Очевидно, что целью преподавания должно быть ознакомление с основами православной культуры, а не обучение собственно православию, т.е. сначала следует определиться с самим предметом, с тем, что именно будет изучаться.
         Считаю, что, учитывая многоконфессиональность нашей Родины, должна быть обозначена и рассмотрена более широкая проблема.
         Основы православной культуры должны быть частью общего курса под условным названием «Основы религиозной культуры», т.е. преподаваться параллельно или в сравнении с другими религиозными культурами, что в результате будет содействовать объединению общества.

         Возникает вопрос о личности преподавателей и их профессиональном уровне.
         Безусловно, что это должны быть не равнодушные люди, имеющие культурологическое образование или прошедшие соответствующую культурологическую подготовку в институтах или академиях культуры, в том числе православные батюшки.
         В данном случае возможны другие варианты – муллы, раввины, пасторы и т.д.
         Естественно, что преподавание должно быть адаптировано к возрасту учеников, интересным с познавательной точки зрения и воспитывать умение самостоятельно разбираться в аспектах (частях), рассматриваемых культур.

    Валерий ГАММ. Челябинск.
    © «
    Советская Россия», 23.08.07.

    Веру нельзя навязывать

         Спор вокруг РПЦ наконец-то вырвался наружу. Этого надо было ожидать. Теперь, когда любой желающий может прочитать Библию сам, многие стали думать на эту тему иначе.
         РПЦ нужны прихожане, не в Бога верующие, а в РПЦ. Вера определяется духовностью чело-века и является личным делом каждого. Нельзя её навязывать. Разобраться в себе может только взрослый. Кстати, знают ли православные, что первые православные появились в Египте (копты), они и теперь там живут?

    Людмила.
    © «
    Советская Россия», 23.08.07.

    А ОНИ МАЯЧАТ НА ПАПЕРТИ

         Наша семья – постоянные читатели «Советской России». Благодарим редакцию и коллектив авторов за понимание и отстаивание нужд, интересов трудового народа в наше непростое время.
         Написать вам заставила
    большая статья в №106 от 4 августа с.г. (ответ на статью академиков о нецелесообразности преподавания в школе Основ православия), подписанная целой группой авторов, среди которых и весьма уважаемые люди. Но кому нужна такая отповедь?
         Академики затронули важнейший вопрос – о школе, о воспитании наших детей.
         Неужели все проблемы, накопившиеся в этой сфере за последние 15 лет, обусловлены отсутствием в школьной программе предмета по религиозному воспитанию?
         После разрушения СССР территория России покрылась десятками тысяч новых и вновь открытых церквей, программы телевидения изобилуют выступлениями проповедников, фильмами на библейские темы, псевдонаучными изысканиями, преследующими цель поставить под вопрос теорию эволюции человека. Церковь внедряется во все сферы нашей жизни, даже в армию и космос (церковь открыли на Байконуре и, видимо, на каждый пуск ракеты будут скоро приглашать батюшку), выпускается масса литературы на религиозные темы.
         Какой же итог? Коррупция поразила верхушку страны, но всю эту верхушку постоянно видишь молящимися. Катастрофически растёт преступность, но редко можно встретить бандита без нательного креста. Падает общественная мораль, но руководители телеканалов, пропагандирующих разврат и пошлость, тоже, как правило, маячат на церковных мероприятиях со свечками в руках. Выходит, церковь с ними заодно?
         Теперь авторы статьи, начисто забыв, что в России, по конституции, Церковь отделена от государства (школы – в государственном подчинении Министерства просвещения), в качестве панацеи отстаивают введение в школах Основ православия. Что это, правовой нигилизм или пробный шар?
         На наш взгляд, для религиозного воспитания детей у религиозных родителей существует множество возможностей.
         Кому в нашем сегодняшнем обществе реально выгодно затуманивание сознания людей, особенно в раннем возрасте, религиозной пропагандой? Прежде всего нынешней буржуазно-олигархической власти! Церковь нужна власти, а власть – церкви.
         Буржуям нужны послушные и управляемые объекты для эксплуатации? Церковь поставит их вам в необходимом количестве!
         Если социалистическому обществу всегда были необходимы грамотные, образованные созидатели, то буржуазному – послушные и тихие, забитые религией винтики, не способные на социальный протест и борьбу за свои права.
         Авторам грубой отповеди академикам следует осознать, что именно развал советской системы образования – одной из лучших в мире, давшей СССР огромную плеяду учёных мирового уровня и обеспечившей СССР лидирующие позиции в мировой науке, – является бедой нашего общества.
         В условиях хищнического российского капитализма эту беду не преодолеть, тем более введением в школе Закона Божьего. Единственный путь решения этой и многих других проблем – социализм.
         От читателей -

    Е.М. ФИЛАТОВА. Москва.
    © «Советская Россия», 23.08.07.

    В ЧУЖОМ МОНАСТЫРЕ

    Религия и образование

         Статья эта была в основном написана ещё в мае этого года, но письмо академиков президенту страны Путину В.В. и отклики на неё со стороны общественности и со стороны священнослужителей заставили вернуться к теме взаимоотношений церкви и народного образования. Вероятно, со стороны президента ответа на это письмо мы не дождемся, даже если он это письмо и прочитает. Формально эту тему обострили такие факторы, как: приближение нового учебного года в школе, в которую стремятся прийти священнослужители с Законом Божьим, сентябрьское обсуждение в Госдуме вопроса о системе аккредитации духовных образовательных учреждений, а также приближение декабрьских выборов в Госдуму, когда каждый политик стремится подчеркнуть свою близость к народу, в том числе и в виде своей приверженности к религиозным традициям.
         Выражение «в чужой монастырь со своим уставом не ходят» родилось в церковной среде, но смысл его ясен каждому и не нуждается в толковании. Ситуация в сфере образования, куда активно сейчас вторгаются религиозные организации, прекрасно иллюстрирует эту поговорку.
         Попытки церковных организаций ввести преподавание «Основ православной культуры» в средней школе противоречат норме существующего закона, но, пользуясь благосклонностью власти, они продолжают настойчиво «нести слово Божье в детские души».
         Зачем власть идет на нарушения закона, потворствуя клерикализации общества? Вопрос гораздо сложнее, чем он кажется на первый взгляд, так как здесь больше психологии и политики, чем собственно права и морали. Власть конвертируется в богатство, но богатому, достигшему власти, это уже не надо. Богатому да властному хочется ещё быть умным, добрым, красивым и вообще хорошим человеком. Профессионально помогает власти и богатому быть умным, добрым и прочее традиционно религиозные организации. И не просто быть хорошим человеком в этой жизни, но и после смерти «вкушать райское наслаждение в раю». По крайней мере, как Ельцину, церковь сможет организовать «власть имущему господину» пышные похороны.
         Православная конференция, прошедшая в г. Новокуйбышевске (Самарская область) 20 мая 2007 года, собрала представителей не только РПЦ, но и преподавателей учебных заведений, так как тема была – введение уроков «Основы православной культуры» в средней школе. Главная «изюминка» – присутствие главы городской администрации Волкова О.А. Оказывается, бывший секретарь горкома ВЛКСМ активный прихожанин! Да ещё к тому же возглавляет православный попечительный совет. Если что, то и крышу в храме поможет починить. Да, вырастила КПСС кадры...
         Рассуждения на конференции были на уровне церковноприходской школы позапрошлого века. Одно название чего стоит – «Православная цивилизация»! Да такой цивилизации вообще не существует! Есть православная религия, а также те культурные ценности, которые непосредственно связаны с данной религией. Но понятие «цивилизация» определяет материальную составляющую культуры, а точнее – технологическую сторону освоения человеком природы. Интересно, кто из нас знает о православной экономике, науке, электростанции, православном двигателе внутреннего сгорания или хотя бы о православном топоре? Даже в истории духовной культуры России нельзя говорить о полном приоритете религиозного компонента – православия, особенно в Новое время.
         Непонятно, правда, зачем городской власти, государственной светской школе принимать участие в этой конференции. Ну, может быть, городской власти простительно, так как она себя считает местной властью, а не государственной. Но государственной светской школе зачем принимать участие в этих «играх»? Вполне возможно, что после ухода КПСС из власти для некоторых представителей власти первое время заявка о своей принадлежности к православию стала своеообразным тестом на лояльность, то есть «я – свой, я тоже антикоммунист». Одновременно для публики, для избирателей это было заявление о том, что «я – русский патриот», так как в обыденном сознании со времен царизма существует стереотип (устоявшееся мнение), что если ты русский, то автоматически ты – православный, а православный – значит патриот. Не случайно был лозунг: «За Веру, Царя и Отечество!»
         Однако понятие правового, демократического светского государство напрямую не связано с идеологией коммунизма. Скорее идеи коммунизма опираются на идеи светского государства, поскольку светское государство – это буржуазное государство, дословно – «городское государство». А коммунизм формируется на основе уже достаточно развитого капитализма. Так что «синдром антикоммунизма» выглядит достаточно нелепо в современных условиях, поскольку идеи коммунизма внутренне содержали в себе некоторые прогрессивные буржуазные принципы: рационализм и научность, светский характер правового государства, свободу совести и другие права и свободы гражданского общества. На работе хороший чиновник-бюрократ должен соблюдать государственные законы и должностные инструкции, а уже дома, в частной жизни, может проявлять свои личные интересы. По Конституции РФ, у нас в стране нет официальной государственной идеологии (ст.13). В буржуазном обществе идеология, в том числе и религиозная, является частным делом гражданина. Естественно это в идеале. В жизни сложно бывает определить, находится президент страны на Пасху в церкви по зову своей души, как частное лицо, или как высший представитель власти даёт пример для подражания всем властям.
         Есть государственные законы, которые государственные организации должны не просто уважать, но и соблюдать.

         «Конституция РФ 1993 года»
         Ст. 14. 1. Российское государство – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
         2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

         Закон «Об образовании 1996 года»
         Ст. 2. Государственная политика в области образования основывается на следующих принципах:
         4) светский характер образования в государственных и муниципальных учреждениях.

         Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях 1997 года»
         Ст. 5. Религиозное образование.
         3. Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные учреждения.
         4. По просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждений, администрация указанных учреждениях по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы.

         Кажется, с точки зрения закона всё ясно. Хочет Русская православная церковь осуществлять обучение религии – пожалуйста. Кстати, это касается не только РПЦ, но вообще любой другой религиозной организации. Надо согласовать вопрос, и вечером после занятий пусть батюшка с желающими проводит катехизацию, т.е. ознакомление с Законом Божьим, или, как принято сейчас говорить, с «Основами православной культуры». И никакого факультатива, т.е. урока по расписанию, но по желанию, по выбору, данный закон не предусматривает, так как ясно сказано в законе – «вне рамок образовательной программы». Лукавить не надо! А если есть в городе воскресная школа РПЦ, то и необходимости обращаться к школе предоставить помещение нет нужды, тем более не надо платить школе за аренду помещения. Реализуй свободу вероисповедания, но в рамках закона!
         Попытки искусственно реанимировать религиозное сознание под видом преподавания православной культуры в школе не только бесполезны и бессмысленны, но и вредны, поскольку преподносятся как истинные, но на самом деле ненаучные и антинаучные взгляды. Нравственный вред состоит в том, что ученику прививают лицемерие, поскольку религия как обман становится очевидным для учащихся. Обман и самообман лежат в основе религии, и это не скрывается самими религиозными деятелями. Как говорится, это – «святая ложь». Бога – нет, а доказывать его существование в религии нет никакой необходимости, так как главное, чтобы была религиозная вера в Бога. Таким образом, Бог как бы существует. Даже дети, у которых в младенчестве было привито религиозное чувство, в отрочестве с ним расстаются, как с миром детских сказок. У детей, у которых с детства не сформировано религиозное чувство веры, такая религиозная «логика» вызовет только смех.
         На уроке православия ученику будут говорить о «святой воде» и «благодатном огне», а на уроке химии ученик узнает о естественных процессах, которые лежат в основе этих «чудес» и т. п. Когда человек сам себя обманывает религиозными иллюзиями – это его личная проблема, но когда он обманывает других людей, то это уже и нравственная проблема, и правовая, а если власть обманывает людей, это и политическая проблема. Так, если бы Мавроди играл сам с собой в «финансовую пирамиду», это была бы его личная проблема, но когда он вовлекает в свою «игру» других людей, то это уже уголовное преступление. Так и в религии не надо людей, тем более детей, обманывать сказками о рае, о боге, об ангелах и т.п. и брать ещё за обман деньги. Какая тут нравственность, какая духовность?.. Система взглядов, которая основана на иллюзиях, на самообмане и на обмане легковерных людей, нравственно порочна в основе. И здесь не поможет ни апелляция к якобы заглохшему некоему религиозному чувству, ни апелляция к этническому, национальному чувству и сознанию, ни к ценностям национальной культуры, а по сути к ценностям религиозным. Даже если эта апелляция подкреплена солидным административным ресурсом.
         Мудрость законодателя состоит в том, что светская культура и религиозная культура разведены, т.е. религия – в церкви, в семинарии, в воскресной школе, в религиозных общественных организациях, а светская культура – в школе, институте, в светских общественных и государственных организациях. Даже при советской власти, которую порой нехорошим словом вспоминают религиозные деятели, в церкви атеисты не читали свои лекции о вреде религии. Светское государство не атеистическое государство, оно не запрещает религию, религиозные организации. Светское государство – это правовое, демократическое государство, которое в первую очередь стоит на защите светских гуманистических ценностей, а также тех религиозных ценностей, которые признают приоритет гуманистических ценностей над ценностями религиозными. Те религиозные организации, которые ставят свои религиозные ценности выше гуманистических, гражданских ценностей, рискуют стать экстремистской организацией, так как, отрицая гуманистические ценности, они отрицают и законы светского государства, которые созданы на их основе.
         Слова в письме академиков о «возрастающей клерикализации российского общества» не являются голословным утверждением, так как можно привести этому массу примеров. Ведущие социологи России Осипов Г.В., академик РАН, директор Института социально-политических исследований РАН, и Тощенко Ж.Т., член-корреспондент РАН, главный редактор журнала «Социологические исследования», в своей статье «Современный мир и религия» (журнал «Вопросы философии», 2007, №6), давая характеристику сущности клерикализма, пишут, что клерикализм «даже в самых облегченных вариантах всегда предполагал вмешательство в решение политических проблем, давление на власть с религиозных позиций и установление регламентирующих норм и правил, имеющих религиозно-политическую направленность» (стр. 5). Политическая легитимизация клерикализма отодвигает на второй план вопросы права, морали, культуры, народного образования. Возникает «однобокая» либерализация, когда свобода совести подменяется свободой вероисповедания, а затем остается одна свобода религиозных организаций, приближенных к власти. Дурным тоном при этом будет считаться защита ценностей светской культуры, ценностей знания и даже здравого смысла. Происходит «расцвет» всех религиозных и околорелигиозных явлений в духовной жизни (вера в приметы, хиромантия, астрология и т.п.).
         Главный смысл письма академиков состоит в том, что они обращают внимание президента (глава исполнительной власти) на явное нарушение существующего закона, регулирующего взаимоотношения между государством и религиозными организациями. В результате возникает такое явление, как «клерикализм», когда религиозная организация вмешивается в деятельность государственных органов или подменяет их. Примеров, к сожалению, более чем достаточно.
         Кстати, документы о религиозном образовании священника не признаются государством как документы об образовании, дающем право на преподавание в школе или в другом учебном заведении. Поэтому не случайно в Госдуме по инициативе депутатов от «Единой России» хотят принять закон о признании равноценности документов о религиозном и светском образовании. Да, после принятия такого закона любой шаман после окончания своей «академии» будет считать себя также академиком.

    Л.М. МЕЖЕВИЧ, преподаватель философии. Новокуйбышевск.
    © «
    Советская Россия», 23.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Совет муфтиев России выступил с критикой «Основ православной культуры»

         Совет муфтиев России выступил вчера с критикой преподавания «Основ православной культуры» (ОПК) в российских школах. В тексте заявления, опубликованного на официальном сайте организации, говорится, что вопрос о преподавании ОПК не должен становиться «разрушительной, опасной для мира и согласия в обществе идеей». В Совете муфтиев настаивают на «взвешенном и приемлемом решении» по вопросу о преподавании религии в светской школе, а также заявляют о поддержке разработанных Министерством образования и науки поправок в Федеральный закон «Об образовании». Поправки, в частности, предусматривают отказ от деления государственного образовательного стандарта на три компонента: федеральный, региональный и компонент образовательного учреждения («школьный» компонент). Известно, что в 2006 году именно в рамках регионального или школьного компонентов в программы учебных заведений ряда областей Центрального федерального округа РФ был введен курс ОПК.

    Станислав Минин.
    © «
    Независимая газета», 24.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Зачем цари слушали нищих

    Корреспондент «РГ» побывал в Саввино-Сторожевском монастыре накануне приезда туда Патриарха

    Загружается с сайта РГ      На этой неделе в подмосковном Звенигороде проходят торжества, связанные с именем святого преподобного Саввы Сторожевского.
         Православная церковь празднует 600-летие со дня его преставления. В Звенигород съехались свыше 5 тысяч человек. Чтобы разместить паломников, при содействии МЧС под стенами монастыря развернут палаточный городок на тысячу мест. В приеме людей задействованы также местные санатории и пансионаты. В Звенигород приехал и Патриарх всея Руси Алексий II.
         Пока город готовился к торжествам, наш корреспондент побывал в монастыре преподобного Саввы Сторожевского.

    «Энтот закрыть не можно»
         – Не наступайте сюда, провалитесь, – предупреждает меня рабочий у входа в пещеру, когда я, утопая в белой пыли, пытаюсь проникнуть в последнюю обитель преподобного Саввы – пещерку на дне оврага, куда он ушел доживать перед кончиною. Под слоем оседающей пыли – плитка: на стенах, на полу. Но из стены облагораживаемой «евроремонтом» пещерки вылезает кусок необычного природного камня – огромного, плоского. Кровать святого? Скамейка?
         Церковные праздники, да еще поддержанные властью, – тонкая материя. Искушенный человек не может не задаваться вопросом: «Не становится ли святой очередным брендом по продвижению города и области? Не пускаем ли мы статусную пыль в глаза в пылу «евроремонтов» его последней пещеры?»
         Вопросы вполне правомерные, если вспомнить, что именно в Звенигороде, в пылу столь же рачительного «евроремонта» конца XIX века, были сбиты со стены храма и выброшены как мусор на свалку мировые шедевры – фрески великого иконописца и святого Андрея Рублева.
         Святой всегда сгусток подлинного. Подлинного нестяжательства, жертвенности, чистоты... Святой Савва Сторожевский был духовником знаменитой Троицы, исповедовал самого Сергия Радонежского и всю братию монастыря. Вскоре после смерти преподобного Сергия, побыв какое-то время настоятелем, принял предложение звенигородского князя Юрия Дмитриевича и переехал к нему на гору Сторожи, где и возник монастырь. Преподобный Савва место это любил и почитал за рай на земле. Благословил князя на битву с волжскими булгарами, закончившуюся победой. Перед смертью ушел жить в пещерку в овраге. Вот и все.
         Новую жизнь и славу этому месту спустя века принесла охота царя Алексея Михайловича. По преданию неосторожно увлекшийся погоней за медведем и вызволенный из опасной ситуации старичком-монахом, назвавшим себя Саввой, спасенный от медведя царь приехал в монастырь поблагодарить спасителя. Монаха с именем Савва среди живых не нашлось. Царь понял, кто его спас, и избрал монастырь местом своего богомолья.
         Историк монастыря Инга Брандт рассказывает, что трехлетний будущий царь Петр I тоже раз вышел пешком с царским поездом на богомолье. Устал, уснул, а проснувшись и обнаружив, что его везут в санях, велел вернуться обратно и поставить себя в те снежные следы, из которых его забрали в сани, чтобы продолжить путь пешком. И когда, став императором, он не очень-то щадил монастыри, то по поводу Саввино-Сторожевского всегда отвечал Меньшикову: «Энтот, Алексашка, закрыть не можно».»Энтот» видел его потешные бои и пережил стрельбу по монастырским стенам снарядами в виде пареной репы и моченых яблок.

    «И пусть никто не думает, что у монахов здесь все в шоколаде»
         Со времен Алексея Михайловича Саввино-Сторожевский монастырь – архитектурный памятник соединения светской власти и церковной подлинности и глубины. Терема, откуда царь и его свита переходили специальными переходами в храм, где царь сам читал и регентствовал. Царицыны палаты с домашним хайтеком тех времен – сковородками, вилками.
         В истории монастыря то и дело встречался сюжет, связанный с властью и властителями, праведными и неправедными, своими и чужими. Пасынку Наполеона Евгению Богарнэ, стоявшему в монастыре, по преданию во сне явился преподобный Савва, велев ему не грабить монастырь и предсказав, что дети его будут служить России. И монастырь не тронули, а сын Евгения Максимилиан женился на дочери императора Николая I и в самом деле служил России.
         Но любовь царей к этому месту – это, конечно, не подспудное нарастание клерикализма, а послушание совести и внутренней красоте. Тем более если понимать, что монастырь – это не столько место, где варят квас и пекут хлеб по старинным рецептам, сколько место внутреннего делания себя – при помощи молитв и служб.
         – И пусть никто не думает, что у монахов здесь все в шоколаде, – говорит сегодняшний игумен монастыря, тоже с именем Савва. – У нас в основном городская братия, люди пришли из мира и принесли все его проблемы. Кто-то приходит с желанием убежать от жизни, кто-то ждет решения психологических трудностей. Но есть и те, кто понял, что в жизни есть более высокий смысл, ради которого можно умереть. И стоит жить.

    программа
         Что будет на празднике в Звенигороде

         Саввинская ярмарка.
         Крестный ход от храма Св. благоверного князя Александра Невского и памятника преподобному Савве и князю Юрию Звенигородскому в Саввино-Сторожевский монастырь.
         Освящение и открытие памятника преподобному Савве Сторожевскому. Участвуют Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и губернатор Москвской области Борис Громов.
         Всенощное бдение в Рождественском соборе Саввино-Сторожевского монастыря, которое возглавит Алексий II.
         Ранняя литургия в Рождественском соборе и Божественная литургия на Соборной площади монастыря, которую отслужит Алексий II.
         Музыкальный фестиваль «Звени, Звенигород!»

    Елена Яковлева.
    © «
    Российская газета», 24.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Привычка к ветхости

    Церковные фундаменталисты лучше адаптированы к современности, чем их более прогрессивные оппоненты

    Загружается с сайта Газета.Ru      В Москве прошло заседание синода РПЦ – высшего органа церковной власти, осуществляющего законодательную и исполнительную функцию в период между поместными и архиерейскими соборами. Собирается он достаточно регулярно, но на этот раз вышла заминка, синод не проводили с мая месяца. Некоторые связывали это со здоровьем патриарха, другие со скандалом, который разыгрался в связи с посланием чукотского епископа Диомида. Епископ обвинил руководство РПЦ в безбожном экуменизме, заигрывании с властями и отказе от идеалов соборности, то есть, говоря светским языком, в авторитаризме. Он выступил глашатаем фундаменталистских настроений, серьезно нарушив при этом церковную дисциплину. Настроения такого рода весьма сильны в лоне РПЦ, епископа поддержали многие. Надо было давать адекватный ответ. Поэтому и возникли предположения, что синод откладывают, чтобы решить наконец судьбу бунтаря с далекой Чукотки.
         Не решили. В очередной раз одобрили воссоединение с зарубежниками, обсудили массу текущих проблем и постановили отмечать День памяти святых, в Британии и Ирландии просиявших. Однако не все проходило так благостно. Одного епископа все же отправили в отставку, правда, не с Чукотки, а из Молдавии. Тот тоже наломал дров, но не так много.
         Стало ясно: синод не рискнул выносить сор из избы. Известно, однако, что церковное руководство не сидит сложа руки. Недавно в Москве состоялись перевыборы в «Союзе православных братств», которые закончились скандалом. СПБ – рассадник православного фундаментализма. Одну из первых скрипок играют в нем «хоругвеносцы» – люди в черном, которые устраивают молитвенные стояния против всего на свете, от строительства протестантских храмов до новых произведений писателя Сорокина. Но в отношении гей-активистов они молитвами не ограничиваются, а просто-напросто бьют тех по лицу. Власти РПЦ, однако, относятся к «хоругвеносцам» снисходительно и даже наградили их лидера Леонида Симоновича-Никшича церковным орденом. Причины такой снисходительности стали ясны на перевыборах в СПБ, когда «хоругвеносцы» попытались извергнуть из его руководства игумена Кирилла Сахарова. Сахаров – последовательный борец с ИНН и выступает в первых рядах защитников епископа Диомида. Фактически он один из идеологов и практиков правого радикализма. Причем в отличие от «хоругвеносцев» он не мирянин, а клирик РПЦ и настоятель одного из московских храмов. Церковные власти, видимо, рассудили, что вреда от него гораздо больше, чем от ряженых «хоругвеносцев», и их руками попытались расправиться с непослушным игуменом. Правда, у того нашлись сторонники, и СПБ раскололся.
         Итак, РПЦ пытается бороться с опасностью. Подъем фундаментализма всерьез мешает ее внутренней и внешней политике.
         Церковь стремится увеличить свое влияние на общество, в ее недрах зарождаются проекты типа «Русской доктрины», которая худо-бедно пытается сочетать православие с экономической модернизацией страны. И обскурантизм правых радикалов, которые ИНН считают печатью Антихриста, висит на ней мертвым грузом. РПЦ начала сближение с католиками и не собирается выходить из мирового экуменического движения, а для сторонников Диомида католики и протестанты – исчадие ада. Вопрос в том, можно ли решить проблему закулисным путем, не вынося ее на публичное обсуждение.
         Несмотря на свой записной консерватизм, правые радикалы ведут борьбу, прибегая к самым передовым технологиям коммуникационного общества.
         Битва против страшного замысла Антихриста – глобализации – ведется с помощью главного оружия глобализации – интернета. Запущенное в виртуальное пространство послание Диомида стало в одночасье известно публике и породило яростные дебаты. Напротив, РПЦ пытается идти в ногу с современным обществом, пользуясь для этого устаревшими средствами вроде закулисных интриг и всячески скрывая свои замыслы от глаз людских.
         Между тем в наше время судьбу любой организации во многом решает тот образ, который ей удается создать в глазах людей. Если общество видит перед собой закрытую институцию, которая ни в какую не желает делиться своими тайнами, оно не испытывает к ней ничего, кроме недоверия. Это понял даже Ватикан, который на протяжении веков поражал народное воображение своей патологической скрытностью. И вот покров тайны отброшен, и католики вполне эффективно решают свои проблемы в публичном пространстве. Миф об угрюмых подземельях Ватикана перестал быть страшилкой для общественного сознания. У нас же с прошлым расстаются неохотно. Недаром в отечественном фольклоре за Священным синодом закрепилось название «митрополитбюро».
         Один из поразительных эффектов послания Диомида заключался в том, что этот суперконсервативный текст вызвал сочувствие у церковных либералов и даже у людей, далеких от церковной жизни.
         Чукотский епископ бросил вызов церковной закрытости, стремлению верхушки РПЦ принимать решения келейно, не вынося их на обсуждение мирян.
         Если борьба с ним и другими правыми радикалами будет вестись столь же келейными методами, это лишний раз подтвердит их правоту и умножит популярность в церкви и за ее пределами.

    Борис Фаликов.
    © «
    Газета.Ru», 27.08.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Символ веры

    Кого будут выпускать Московская и Петербургская консерватории

         Корреспонденту «НГ» стало известно, что некоторое время назад министр образования и науки Андрей Фурсенко обратился с предложением к руководителям консерваторий с тем, чтобы те подумали и открыли у себя отделения для подготовки регентов, то есть руководителей церковных хоров. Те подумали и пока решили повременить.
         Во всяком случае ни в Московской, ни в Петербургской консерваториях в ближайшее время такого рода отделения (или факультеты) не появятся. Богу – Богово, кесарю – кесарево, в данном случае мнения руководителей двух главных музыкальных вузов России мало отличаются друг от друга: есть церковное образование, есть светское. Те, кто профессионально поет в церковных хорах, получают образование в консерватории, те, кому важна та или другая специализация, могут продолжить обучение после окончания консерватории.
         Любопытно, что и люди церковные придерживаются той же точки зрения. Нет желания настаивать на том, чтобы в светских вузах учили основам церковного пения, в частности, у руководителя хора храма Николая в Толмачах Алексея Пузакова, чей хор, кстати, можно услышать не только в упомянутом храме, – они выступают и в Большом зале консерватории, и в других крупнейших концертных залах в России и за рубежом. Не надо путать мирское и церковное, как всегда хорошо, чтобы мухи были отдельно, а котлеты – отдельно, хотя в данном случае, наверное, речь только о котлетах, пусть разного приготовления.
         К слову, регентов-псаломщиков сегодня и так готовят во многих учебных заведениях. При Рязанской православной духовной семинарии, в Пскове (когда несколько лет назад у школы возникли финансовые затруднения, местное управление образования даже готово было рассмотреть вопрос о частичном государственном финансировании), есть регентский курс при Духовной семинарии в Троице-Сергиевой лавре, в Свято-Тихоновском богословском университете имеется церковно-певческое отделение. Регентская школа есть и при Московской духовной академии. Почти везде принимают лиц и мужского, и женского пола, причем при поступлении абитуриенты должны показать твердое и осмысленное знание многочисленных молитв. Начальных: «Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе», «Царю Небесный...», «Святый Боже...», «Пресвятая Троице...», «Отче наш...», «Приидите поклонимся...», утренних, вечерних, тропари и так далее. Думается, будет странно требовать чего-то подобного от поступающих в светские учебные заведения. Что же до числа тех, где сегодня обещают выучить на регента церковного хора, то боюсь, что желающим стать токарем или слесарем сегодня придется помучиться куда больше, прежде чем они найдут соответствующее профессиональное училище.

    Артур Блинов.
    © «
    Независимая газета», 28.08.07.


    НАВЕРХ ПОДПИСКА ПОЧТА
    /gov/gv08c.html
  • О проекте | Контакты | Архив сайта
    (с) Copyright by vff-s.ru. All rights reserved.