Поиск



Новости Статьи

Государство и право


Аналитика и обзоры законов


Обзор прессы

Экспертное мнение

Правовые новости


Май
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Опрос


По вашему мнению, готовы ли родители платить за школьное образование?

образование должно быть бесплатным;
родители и сейчас платят, только не напрямую;
готовы оплачивать только дополнительные кружки и факультативы;
на образование ребенка не жалко любых денег.

Подписка


Подпишитесь на новости:

Реклама


VFF-S
Вниз

63. Операция «Преемник»

Реорганизация власти
Материалы СМИ 62
05.06.07

  1. «Действительно разворачивается гонка вооружений». Владимир Путин ответил журналистам и Западу. «Время новостей», 05.06.07.
  2. «Как же мы без него теперь будем»... Отечественные и зарубежные политики – о продлении президентского срока в России. «Время новостей», 05.06.07.
  3. Россия и шляпа. «Известия», 05.06.07.
  4. Владимир Путин: «Я абсолютный и чистый демократ». «Известия», 05.06.07.
  5. Госдума готова увеличить срок полномочий президента, но не для преемника Владимира Путина. «КоммерсантЪ», 05.06.07.
  6. Медсправка для президента. Ъ – специально для Владимира Путина. «КоммерсантЪ», 05.06.07.
  7. Владимир Путин: Президентский срок 5 – 6 или 7 лет – вполне приемлемо. «Комсомольская правда», 05.06.07.
  8. Завтрашняя «большая восьмерка» станет самой трудной для России. Владимир Путин готовится к непростым разговорам с лидерами самых развитых стран мир. «Комсомольская правда», 05.06.07.
  9. Процесс пошел. Президент предлагает изменить Конституцию. «Новые Известия», 05.06.07.
  10. Президентская арифметика. Конституцию могут поправить уже нынешней осенью. «Независимая газета», 05.06.07.
  11. Акценты Путина. Вторая и четвертая власть котируются низк. «Независимая газета», 05.06.07.
  12. Политика ушла в подполье. Мы не знаем не только то, кто будет нами править в ближайшем будущем, но и то, какой у нас будет политический строй. «Независимая газета», 05.06.07.
  13. Ненадежные люди. Население уверено, что, кроме Путина, со стоящими перед страной проблемами никто не справится. «Газета.Ru», 05.06.07.
  14. «В России попахивает Веймарской республикой». «BBCR», 05.06.07.
  15. Для ракетных угроз нет оснований. Пространные разговоры Путина на ракетную тематику вполне вписываются в рамки воинственных заявлений, которые звучат не только из Москвы, но и из Вашингтона. «The Boston Globe», 05.06.07.
  16. Гонка со временем. Интервью Владимира Путина, опубликованное вчера в 'Corriere', заставляет задаться вопросом, основополагающим для нашей безопасности. Кем в действительности является глава Кремля. «Corriere Della Sera», 05.06.07.
  17. Некомпетентный Буш, царь Путин, и главный вопрос: придется ли нам воевать с Россией в этом столетии? «Daily Mail», 05.06.07.
  18. Ловушка, расставленная Путиным. Накануне ежегодной встречи великих мира сего Владимир Путин заговорил на повышенных тонах. «Le Figaro», 05.06.07.
  19. В вопросе ПРО Россия потеряла всякое чувство меры. «The Financial Times», 05.06.07.
  20. Упущенные возможности и плачевный результат. С 2000 г., когда он неожиданно появился на мировой авансцене, Владимир Путин то ошеломляет, то обнадеживает, то злит иностранных партнеров России. «The Guardian», 05.06.07.
  21. Россия и 'большая семерка': Последний залп. «The Guardian», 05.06.07.
  22. Куда нацелены ядерные ракеты? Если Россия решит перенацелить свои ракеты на Европу, это будет враждебный шаг, но больше в политическом, нежели в военном плане. «The Guardian», 05.06.07.
  23. Униженные и окруженные. Источником нынешней напряженности в отношениях между Москвой и Западом являются военные провокации США и НАТО. «The Guardian», 05.06.07.
  24. Почему я покинула путинскую Россию. И почему Запад не должен ему больше потакать. Открытое письмо Группе восьми от известного автора и критика режима Путина. «The Independent», 05.06.07.
  25. 'Большая восьмерка': мир на грани войны. «Le Monde», 05.06.07.
  26. Путин-хулиган: ведет ли он Россию к фашизму? «The Times», 05.06.07.
  27. Западу необходимо разработать стратегию отношений с Россией. Антизападная риторика Владимира Путина – элемент просчитанной кампании по возвращению России статуса мировой державы. «The Times», 05.06.07.
  28. Русская дипломатия. «The Wall Street Journal», 05.06.07.
  29. Саммит 'восьмерки': Западу пора определяться. «The Wall Street Journal», 05.06.07.
  30. Прощай, 'новая Европа'. «The Washington Pos», 05.06.07.
      Другие материалы:
  • Содержание раздела
     
  • Послание-2006
  • Послание-2007
  • Бюджетное послание-2006
  • Бюджетное послание-2007


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    «Действительно разворачивается гонка вооружений»

    Владимир Путин ответил журналистам и Западу

         Интервью Владимира Путина западным журналистам, которое состоялось в преддверии саммита лидеров «большой восьмерки», немедленно дало пищу для комментариев по двум основным вопросам. Первый – отношения с Западом, второй – отношение президента Путина к срокам президентства (правда, не своего, а «в принципе»).
         Попутно российский президент ответил на массу других вопросов – от гибели Литвиненко до деятельности западных компаний в России, причем некоторые из этих вопросов, чувствовалось по ответам, его уже явно «достали». Например, на вопрос, уже задававшийся ему недавно на саммите Россия-ЕС в Самаре, считает ли себя Путин «демократом чистой воды» (как характеризовал его бывший германский канцлер Герхард Шредер), президент ответил с раздраженным сарказмом: «Конечно, я абсолютный и чистый демократ. Но вы знаете, в чем беда? Даже не беда, а трагедия настоящая. В том, что я такой один, других таких просто в мире нет... После смерти Махатмы Ганди просто поговорить не с кем».
         Впрочем, ответы на некоторые другие вопросы выглядели не столь язвительными, зато весьма серьезными. Говоря об американской ПРО, Владимир Путин заявил: «Впервые в истории на европейском континенте появляются элементы ядерного потенциала Соединенных Штатов Америки. Это просто меняет всю конфигурацию международной безопасности». Более того, президент России согласился, что сейчас «действительно разворачивается гонка вооружений».
         «Это разве мы вышли из Договора по противоракетной обороне? – продолжил президент. – Мы вынуждены реагировать на действия, которые были совершены нашими партнерами. Мы же уговаривали их два года: «Не делайте этого. Что вы делаете? Вы же разрушаете систему международной безопасности. Вы же понимаете, что вы нас вынуждаете к ответным шагам». Они говорили: «Да ничего страшного, делайте. Мы же не враги». Я думаю, что это было основано на иллюзии, что России нечем будет ответить... Мы говорим: не надо размещать оружие в космосе. Мы же не хотим этого делать. Нет, это продолжается – «кто не с нами, тот против нас». Это способ диалога, что ли, или поиска компромисса? ...Именно это и ухудшает международное положение, именно это и является причиной той самой гонки вооружений, о которой вы говорите. Не мы ее инициаторы. Мы не хотим, зачем нам отвлекать ресурсы на это? Но мы вынуждены отвечать».
         В этой связи Владимир Путин повторил тезис из своего прошлогоднего послания Федеральному Собранию: «Мы учли опыт Советского Союза, и мы не будем втягиваться в ту гонку вооружений, которую нам навязывают. Мы будем отвечать не зеркально, а мы будем отвечать другими методами и средствами, не менее эффективными». При этом президент решил уточнить: «Несмотря на то что мы находим эти ответы, объем наших оборонных расходов по отношению к ВВП не растет. Он как был 2,7% к ВВП, так и остается. Мы и планируем на ближайшие пять-десять лет такой же уровень оборонных расходов. Он полностью соответствует в среднем расходам стран НАТО...»
         Журналисты интересовались и тем, что собирается делать российский президент после ухода со своего поста. Особой ясности Путин не внес и даже постарался объяснить почему: «Точно буду работать. Где, в каком качестве, я пока не могу сказать... Просто несерьезно, если я сейчас буду будоражить общественное мнение в России. Посмотрим, многое будет зависеть от того, как будет складываться политический процесс в России в конце текущего, начале следующего года. Разные есть варианты».
         Зато ответом на вопрос о том, сколько сроков должен пребывать на посту президент в России, Владимир Путин заинтриговал не только журналистов. Он согласился с тем, что ограничение по количеству сроков (по российской Конституции не более двух подряд) «все-таки правильное». А вот что касается самой длительности этого срока, то ответ президента оказался совсем не тривиальным.
         «Четыре года для России, – сказал он, – может быть, калька с американской практики, она не очень была востребована тогда, когда принималась новая Конституция. У нас Сергей Миронов, председатель верхней палаты, говорил как-то, что для России было бы, может быть, правильно пять или даже семь лет. Я сейчас не говорю о сроках, может быть, пять, может быть, семь, но четыре года, конечно, достаточно маленький срок. Я-то ведь был председателем правительства и уже был в курсе происходящих в стране событий, был вовлечен в принятие решений. А так если человеку прийти, если предположить, что губернатор какой-то избран, допустим, ему на федеральном уровне года два нужно только входить в курс общефедеральных и международных проблем. И все, уже нужно начинать новую избирательную кампанию. Мне кажется, что это, во всяком случае, для сегодняшней России пять, шесть или семь лет – это вполне приемлемо, но количество сроков все-таки должно быть ограничено».
         Надо ли говорить, что этот ответ дает простор для самых разных его интерпретаций. Вплоть до новых спекуляций на тему того, не относятся ли эти слова к самому Владимиру Путину, то есть возможности продления срока его пребывания на президентском посту. Хотя на самом деле можно утверждать, что нет, не относятся, во всяком случае, к его нынешнему, завершающемуся сроку. Но что касается будущего и последующих президентов, а также того, когда и как может быть внесена такая поправка в Конституцию, бурные дискуссии нам обеспечены. Особенно если учесть, что сам президент всегда твердо возражал против какой-либо «правки» Основного закона.

    Иван ГОРДЕЕВ.
    © «
    Время новостей», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    «Как же мы без него теперь будем»...

    Отечественные и зарубежные политики – о продлении президентского срока в России

         Российские и зарубежные политики прокомментировали «Времени новостей» и информационным агентствам идею продления президентского срока в России с четырех до пяти-семи лет, высказанную Владимиром Путиным в интервью западным журналистам накануне саммита G8.

    «Наиболее оптимален временной отрезок в семь лет»
         Владимир КАТРЕНКО
    , вице-спикер Госдумы, заместитель руководителя фракции «Единая Россия»:
         – Предложение нынешнего руководителя страны вполне логично и обоснованно. Владимир Владимирович Путин лучше кого бы то ни было знает все трудности работы в этой должности. Поэтому, руководствуясь собственным опытом управления такой большой страной, как Россия, глава государства предостерегает: новый руководитель страны будет вынужден почти половину своего срока входить в курс дела. Едва только вновь избранный президент на этом посту разберется во всех нюансах управления, как отведенный ему Конституцией срок закончится. Для стабильности страны, для ясности и последовательности проводимого президентом курса было бы резонно увеличить продолжительность полномочий главы государства. Владимир Путин не стал уточнять, каким должен быть новый президентский срок. На мой взгляд, наиболее оптимален временной отрезок в семь лет. Этого времени достаточно для того, чтобы россияне в полной мере оценили достижения или неудачи первого лица государства, чтобы приняли главное решение – доверить этому человеку еще на семь лет управление страной или нет.

    «Политически этично говорить только о будущем главе государства»
         Иван МЕЛЬНИКОВ
    , первый заместитель председателя ЦК КПРФ, депутат Госдумы:
         – На мой взгляд, такая постановка вопроса в принципе имеет право на существование, если только предложение президента никак не коснется его собственных сроков. Политически этично в этом плане говорить только о будущем главе государства. Единственное, у меня есть ощущение, что Владимир Владимирович уже когда-то высказывался на тот счет, что восемь лет вполне достаточно, чтобы реализоваться в этой роли.
         Если говорить о моей личной позиции, то она следующая: можно обсуждать об увеличении срока до пяти лет, но вот до семи лет – уже много. В конце концов два раза по семь это даже больше, чем три раза по четыре. Кстати, в Европе уже есть случаи, когда с семи лет возвращались до пяти, например, во Франции. Так что пять лет – объяснимо, в конце концов у нашей страны особая история. Но семь лет – это явный вектор перехода к системе незаменимости и несменяемости. Тогда и у элиты, и у народа, какой бы президент ни был, уже возникает инстинкт – сохранения президента по типу «как же мы без него теперь будем».

    «Страны, где власть меняется чаще, развиваются быстрее»
         Владимир РЫЖКОВ
    , независимый депутат Госдумы:
         – Я думаю, четырех лет президентства более чем достаточно. Тем более что у нас четыре года автоматически превращаются в восемь. У нас было два президента, и оба отработали по восемь лет. Экономисты проанализировали сотни стран за последние 100 лет и выявили закономерность: страны, где власть меняется чаще, в целом развиваются быстрее, чем страны, где власть меняется редко. Это вполне объяснимо: длительное нахождение у власти одного и того же лица или группы лиц приводит к общеизвестным последствиям. Это отсутствие новых идей, рост коррупции, обрастание клановыми связями, и т.д. Советская пропаганда смеялась над послевоенной Италией, где каждые полгода менялось правительство. Но смех смехом, а Италия пережила в послевоенную эпоху невероятный экономический бум и вошла в «большую семерку», впоследствии «восьмерку». В России власть менялась и меняется крайне редко. В советское время вообще все, за исключением Хрущева и Горбачева, до смерти работали. И в итоге страна не преуспела. Поэтому мне кажется, что предложение об увеличении срока нанесет ущерб России. Правда, я не увидел в словах президента указания. Увидел только некое размышление: дескать, вот, надо подумать. Но я боюсь, что сейчас ретивые чиновники и политики кинутся это исполнять. Это в их шкурных интересах. Те, кто уже захватил власть и собственность, не хотят перемен. Они сейчас будут активно лоббировать эту поправку и стараться сделать так, чтобы она распространилась на действующего главу государства.

    «Руководители любого ранга должны занимать свой пост не более десяти лет»
         Владимир ЖИРИНОВСКИЙ
    , лидер ЛДПР, вице-спикер Госдумы:
         – Руководители любого ранга в России, начиная с министров и депутатов и заканчивая ректорами и руководителями художественных театров, должны занимать свой пост не более десяти лет – два срока по пять лет. Мы всегда считали, что четыре года – это не наш срок, эта калька была снята с американского варианта. Необходимо провести всенародный референдум по изменению Конституции в части увеличения срока полномочий президента России до семи лет. Проведение такого референдума должно состояться 2 декабря 2007 года вместе с парламентскими выборами. Если 2 декабря, кроме выборов депутатов, избирателям предстоит проголосовать за изменения в Конституцию, касающиеся изменения срока полномочий главы государства, то 2 марта 2008 года новый президент России будет избираться на новый срок. Проведение именно референдума будет более рентабельно, чем внесение законопроекта по изменению Конституции. Это будет выражение воли народа. А пятилетний срок правления следует распространить и на всех губернаторов

    «Третий срок Путина должен быть прописан в законодательстве страны»
         Терри ДЭВИС
    , генеральный секретарь Совета Европы:
         – Нельзя сказать, что третий срок г-на Путина нарушает демократические принципы – в том случае, когда все происходит законным и демократическим путем. Но такой шаг должен быть прописан в законодательстве страны. Если существует закон, одобренный гражданами России, позволяющий переизбрание, то у меня нет никаких оснований назвать такое переизбрание на третий срок антидемократическим. Я вспоминаю историю избрания на третий срок американского президента Франклина Рузвельта. Тогда многие в Америке посчитали это не самым правильным шагом, поскольку впервые был нарушен конституционный порядок. Тем не менее Рузвельт вошел в историю как американский президент, избранный на третий срок.

    Подготовила Ксения ВЕРЕТЕННИКОВА.
    © «
    Время новостей», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Россия и шляпа

         Читая статью Станислава Говорухина («Как нам не прогалдеть Россию», «Известия», 24.04.2007), ловил себя на том, что мысленно представляю англизированный внешний облик известного режиссера и политика: твидовый пиджак, шерстяной галстук, кепка в мелкую клетку. И неизменная трубка данхилловского образца.
         Покуда статьи в защиту русской самобытности пишут такие стильные джентльмены, за корректную цивилизованность русской идеи можно быть спокойным: охотнорядский посконный вариант ей не грозит. Но искушает и догадка: если уж такие адепты европейской элегантности потянулись под сень родных осин, значит, и их достал безбрежный бытовой космополитизм с возгласами «Вау!» и ссылками по любому поводу на зарубежный опыт – «А вот в Америке...»! «А почему у нас не как в Англии»?!
         Потому! Вздыхать, почему мы не так эффективны, как немцы, и не столь нетерпимы к социальной несправедливости, как французы, глупо и бессмысленно. Все равно что удивляться: почему эти европейцы не так морозоустойчивы, как русские, и не склонны посреди ночи вдруг заваливаться в гости. Даже большевики не отрицали необходимости учиться у соседей здравому и разумному. Но именно учиться в процессе собственного развития и собственной истории, а не перерождаться в иностранцев, пренебрежительно отказываясь от этих понятий. В этом пункте и сталкиваются лбами уже сотню лет российские западники и славянофилы. Говорухинские рефлексии отражают это же противостояние. И что характерно для современного русского человека – происходящее в одной душе. При советской власти он тосковал по «священным камням Европы», в перестройку задыхался от счастья, что они стали доступны, теперь осознал, что никакие путешествия и знакомства с иноземными нравами, обычаями, модой не отменяют желания быть самим собой. Возможность свободно ездить по миру лучше всего способствует нормальному чувству Родины. На пятый день от самой изысканной заграничной кухни тянет на свою родимую. Вот и наших «западников» потянуло. От любви к английским костюмам и французским винам они, понятно, не отреклись, но осознали: любовь сия ничуть не противоречит их русской натуре – впечатлительной, переимчивой и открытой миру.
         Всю свою бедную юность я был окружен нищими англоманами, не выезжавшими из СССР, заочными римлянами и парижскими фланерами, изучившими каждый квартал любимого города по книгам, фильмам, открыткам. Их западничество было некой формой эскапизма. В нем таилось немало от романтической игры.
         Современные западники раздражают не этим. И не обостренным правосознанием, как им хочется думать. Раздражают они глумлением над собственной страной. Тем, что все перемены в мире, чреватые осложнениями для России, все подвохи бывших «братьев» вызывают у них безотчетную улыбку удовлетворения, а в любом конфликте наши «атлантисты» желают отечеству если не поражения, то унижения и позора. Увольте, но ни романтикой, ни игрой такой образ мысли не назовешь. В самом невинном случае это просто невежество, не учитывающее, что до своего благолепия Европа дошла путем катастроф, трагических противоречий и ожесточенных конфликтов. И что сравнивать нынешнюю Россию корректно разве что с Западом сорокалетней давности.
         Современные славянофилы или почвенники не любили советскую власть не меньше западников, но убежища искали не в европейском уюте, а в российском прошлом. Среди моих интеллигентных знакомых, бывших пионеров и комсомольцев, в одночасье оказалось множество столбовых дворян, если не аристократов. В моду вошла стилизованная эмигрантская тоска. Еще больше, чем советскую власть, почвенники ненавидели тлетворный Запад. Те, что не смели претендовать на барскую родословную, воспевали свои крестьянские корни, общинность и соборность, и клеймили Европу за бездуховность, поклонение золотому тельцу и потребительство. Земным прибежищем Бога, естественно, объявлялась исконная, глубинная Русь. Но спокойное осознание исторического размаха России и ее культуры их словно бы не устраивает. Они испытывают неизбывную потребность запальчиво возвеличивать, раздувать до немыслимых масштабов и без того впечатляющую реальность.
         Вот и задумаешься: что больше компрометирует отечество – постоянное по его адресу ехидство или перманентно воспаленный восторг, его провоцирующий.
         В 20-е годы говорить о приверженности русской культуре, традициям, просто о русском происхождении считалось признаком шовинизма и белогвардейщины. Странно, но давняя партийная установка аукнулась сегодня в общественном сознании. Стоит кому-то посетовать, что русский народ пребывает в состоянии нравственной прострации и упадка, преодолеть которые невозможно без общей позитивной идеи, его тотчас заподозрят в тоске по империи или в великодержавности. Что и глупо, и несправедливо (у всех прочих народов право на «собственную гордость» демократами категорически приветствуется). Согласимся: из-под гнета и обаяния жестокой утопии русский народ выбрался с наибольшими потерями. Другие этносы бывшей империи ухитрялись совмещать внешнюю идеологическую лояльность с национальными расчетами и получать от этого выгоду. Русские же с готовностью растворились в советской мифологии, жертвуя ради нее своими интересами и идентичностью, и до сих пор неотделимы в мировом восприятии от рухнувшего коммунизма, платят по его счетам. Демократический радикализм наших соседей выразился прежде всего в неожиданной ненависти ко всему русскому. Где был изобретен заразительный лозунг «Чемодан – вокзал – Россия!»? То-то и оно. Лозунга же «Чемодан – вокзал – Молдавия!» на улицах российских городов слышно не было.
         Нормальное национальное самосознание – не расовое, упаси Бог, не по крови, а по духу и судьбе – требуется русскому народу как раз для того, чтобы такие бредовые призывы никогда не прозвучали. Как единственное средство от энтропии и распада. Чтобы опомниться, перебороть синдром пораженчества, изжить комплекс неполноценности и неотрывной от него глупой заносчивости. Россия – органически европейская страна, разве что превосходящая прочих масштабами и страстями. Если русский человек, питающий слабость к проявлениям иноземной цивилизованности и культуры, все же не желал бы ни за какие коврижки переменить отечество, значит, есть в российском климате нечто, отвечающее невыразимым запросам нашей души. Значит, не так уж мифологичен сто раз осмеянный русский путь к недостижимому счастью. Выходит, нужна была для чего-то Создателю эта страна, где высшее счастье как раз в его недостижимости и состоит. Булгаковский герой пришел однажды к умозаключению, что «Россия не умещается в шляпу». Констатация факта, без восхищения родной страной и без укора шляпе. Тем более – лучшего парижского фасона.
         Разочарование наших соотечественников в либеральных реформах объясняется не русской несовместимостью с правами и свободами, а тем, что они с безотчетной печалью ощутили эгоистичную ограниченность желанного буржуазного идеала. Такого вроде бы обольстительного и привлекательного до той поры, покуда он был недосягаем. А как приблизился, тут-то и оказалось, что шляпа мала.

    Анатолий Макаров, писатель.
    © «Известия», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Владимир Путин: «Я абсолютный и чистый демократ»

    Загружается с сайта И      Так будут ли российские ракеты направлены на Европу? Так будет ли в России увеличен президентский срок? Владимир Путин, ответив на эти вопросы в интервью журналистам стран «большой восьмерки», количество вопросов к себе лишь многократно увеличил. И, по всей видимости, серьезно скорректировал повестку начинающегося в среду саммита G8. Российские эксперты уже расценили это интервью как продолжение речи, произнесенной в Мюнхене, и как часть новой линии внешней политики, при которой Путин публично говорит все то, что обычно остается в сумраке закрытых переговоров. Понятно, что такой подход вызывает весьма жесткую реакцию, но российский президент явно именно на нее и рассчитывал. Теперь ответ – за лидерами «большой восьмерки», с которыми Путин встретится в Хайлигендамме. Время на подготовку у них еще есть.
         С точки зрения внешней политики самые главные темы – размещение американской ПРО в Европе и Косово. Перед предстоящими двумя встречами с Джорджем Бушем – в Хайлигендамме и в начале июля в Вашингтоне – Путин по сути предъявляет своему американскому коллеге ультиматум.

    «Мы никому ничего не навязываем»
         «Что касается системы противоракетной обороны. Это не просто система противоракетной обороны сама по себе. Ведь, если она будет создана, она будет работать в автоматическом режиме со всем ядерным потенциалом Соединенных Штатов. Это будет неотъемлемой частью ядерного потенциала США.
         Обращаю ваше внимание и внимание всех ваших читателей на то, что впервые в истории, хочу это подчеркнуть, на европейском континенте появляются элементы ядерного потенциала Соединенных Штатов Америки. Это просто меняет всю конфигурацию международной безопасности.
         Теперь я хочу окончательно ответить на ваш вопрос: чего мы добиваемся? Мы, во-первых, хотим, чтобы нас услышали. Мы хотим, чтобы была понятна наша позиция. Мы не исключаем, что наши американские партнеры могут пересмотреть свое решение. Мы никому ничего не навязываем. Но мы исходим из соображений здравого смысла и думаем, что этот здравый смысл присутствует у всех. Но если же этого не произойдет, то мы снимаем с себя ответственность за наши ответные шаги, потому что не мы являемся инициаторами безусловно назревающей новой гонки вооружений в Европе. И мы хотим, чтобы все ясно и четко себе представляли, что мы за это ответственности нести не будем, как ее, например, пытаются на нас переложить в связи с совершенствованием нами систем стратегического ядерного оружия». (Из интервью Владимира Путина журналистам «большой восьмерки».)
         Но при этом, как полагают эксперты, шансы на то, что «американские партнеры» действительно пересмотрят свое решение, весьма невелики. Ближайший горизонт пересмотра американской внешней политики, считает политолог Горбачев-фонда Виктор Кувалдин, – это 2009 год. То есть серьезные изменения большей части принятых внешнеполитических решений возможны только после смены президента.
         Не сопротивляться размещению ПРО в Европе и не противодействовать принятию плана Ахтисаари по Косово – именно этого сейчас с максимальным нажимом будут добиваться от России, уверен президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов. Причем, считают политологи, ПРО и Косово – они связаны между собой гораздо теснее простого соседства в одном интервью. Уже сейчас довольно активно звучат предположения о том, что именно эти темы могут стать предметами своеобразного политического торга. То есть, например, если Россия снизит уровень своего противодействия принятию плана Ахтисаари, то США пообещают пересмотреть свою позицию по размещению элементов ПРО. Путин, выступив по обеим темам в интервью, вероятность подобного торга значительно снизил.

    «Мы вынуждены будем предпринимать ответные шаги»
         «Очевидно, что если часть стратегического ядерного потенциала Соединенных Штатов оказывается в Европе и, по мнению наших военных специалистов, будет нам угрожать, то мы вынуждены будем предпринимать соответствующие ответные шаги. Какие это шаги? Конечно, у нас должны появиться новые цели в Европе. А какие это будут средства для поражения тех объектов, которые представляют, по мнению наших военных, потенциальную угрозу для Российской Федерации, это уже дело техники: баллистические ли или крылатые ракеты, или это могут быть совершенно новые системы – повторяю, это уже дело техники». (Из интервью Владимира Путина журналистам стран «большой восьмерки».)
         Именно эта фраза интервью вызвала наибольший резонанс за пределами России. Ее сочли почти что объявлением войны. При этом, как ни странно, ее же можно трактовать и как призыв к компромиссу – Путин выложил все имеющиеся у него аргументы и теперь надеется, что они перед принятием окончательного решения будут самым серьезным образом проанализированы. «Он просто начал называть вещи своими именами, то, что раньше обсуждалось в экспертных кругах, теперь нашло свое место в лексиконе президента», – так оценивает явное ужесточение путинского стиля Вячеслав Никонов. Действительно, Путин и раньше неоднократно говорил, что размещение ПРО в Европе непременно вызовет ответные шаги со стороны России, однако до сих пор его позиция звучала куда более сглаженно, по крайней мере, без перечисления типов ракет. И в итоге эта сглаженная позиция в расчет особо не принималась. Так что эта часть интервью – видимо, урок из опыта мюнхенской речи, в которой Путин принципиально решил отказаться от дипломатических формулировок и перейти «на излишне полемически заостренные рассуждения».

         Первая реакция на предложение Путина увеличить президентский срок

    Борис Грызлов,
         председатель Госдумы, лидер «Единой России»:
         В начале июля предстоит встреча фракции «Единая Россия» в полном составе с президентом, и думаю, что эта инициатива будет подробно обсуждаться.

    Владимир Плигин,
         председатель комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству:
         Учитывая столь сложные задачи, которые предстоит решать стране, полагаю, на какой-то период необходимо продлить полномочия президента до семи лет, а по мере сохранения и упрочения динамики развития и элементов стабильности можно будет сократить этот срок до пяти лет. Для внесения таких изменений в Конституцию времени до президентских выборов достаточно, но в практической плоскости этот вопрос, естественно, пока не рассматривался. Считаю, что такой законопроект может быть рассмотрен и следующим составом Госдумы, но логично было бы принять такие изменения в Конституцию до президентских выборов.

    Глеб Павловский,
         президент Фонда эффективной политики:
         Слабость этой идеи в том, что она будет создавать напряжение между обществом и будущим президентом, потому что состояние нашего общества и политические поколения меняются быстрее чем за семь, а тем более 14 лет. Следующий президент точно не будет Путиным, и выдержать и остаться популярным в течение семи лет – это некое политическое чудо, а остаться популярным в течение 14 лет – это политическое чудо, которое до сих пор не известно в мировой истории. Физически невозможен в России президент, которого общество будет терпеть 14 лет. Это нерешаемая политически задача.

    Вячеслав Никонов,
         президент фонда «Политика»:
         Для меня очевидно, что Путин не имел в виду себя. Его высказывание носило теоретический характер и означает, что в принципе в будущем можно ожидать принятия такой конституционной поправки. Это произойдет в следующем избирательном цикле, если вообще произойдет, поскольку не известно, как будет относиться к этой идее следующий президент Российской Федерации.

    Олег Морозов,
         первый вице-спикер Госдумы, заместитель секретаря президиума Генсовета «Единой России»:
         Эта инициатива заслуживает серьезного внимания и поддержки. Увеличение срока пребывания президента у властиx– гарантия стабильности при одновременном неукоснительном соблюдении принципа сменяемости по истечении срока. Норма Конституции о двух сроках президентских полномочий должна быть соблюдена. Думаю, что оптимальный срок президентских полномочий – 5 лет. При этом – очень важный момент – эту тему в какой-то форме надо обсудить с гражданами России. Поскольку такой подход они, по моему мнению, одобрят, то эффективность решения будет гораздо выше, нежели если его примет только элита.

    Валерий Хомяков,
         сопредседатель Совета по национальной стратегии:
         Путин одобрил эту идею, но сказал о ней достаточно расплывчато – от пяти до семи лет. Весь мир сейчас движется, наоборот, по пути сокращения президентских сроков. Франция, например, сократила его с семи до пяти лет. В наших условиях можно увеличить президентский срок максимум до пяти лет. Тогда можно было бы развести думские и президентские выборы. Поскольку это все-таки конституционное изменение, оно, наверное, состоится лишь после 2015 года или накануне. Многое будет зависеть от личности будущего президента, от политического расклада, от того, насколько глава государства будет пользоваться поддержкой граждан. Здесь много факторов неопределенности, и пока это только заявка о намерениях.

         Что еще сказал президент

    О президентских сроках
         «В разные этапы своего развития у разных стран это решается по-разному, мы это знаем хорошо. В Соединенных Штатах не было раньше ограничений по срокам. Но во Франции сейчас вообще нет ограничений по срокам. Там президент может избираться столько раз, сколько хочет и сколько может, пока народ его избирает. Но все-таки какие-то ограничения, на мой взгляд, необходимы.
         В парламентских республиках, мы с вами знаем, не конкретное лицо у власти, а партия выигрывает и приходит к власти. А внутри партии уже члены партии находят лидера, который может возглавить правительство. В президентских республиках другая система.
         Я думаю, что ограничение по срокам все-таки правильно. Четыре года для России, может быть, – калька с американской практики, она не очень была востребована тогда, когда принималась новая Конституция. У нас Сергей Миронов, председатель верхней палаты, говорил как-то, что для России было бы, может быть, правильно пять или даже семь лет. Я сейчас не говорю о сроках, может быть, пять, может быть, семь, но четыре года, конечно, достаточно маленький срок.
         Я-то ведь был председателем правительства и уже был в курсе происходящих в стране событий, был вовлечен в принятие решений. А так, если человеку прийти, если предположить, что губернатор какой-то избран, допустим, ему на федеральном уровне года два нужно только входить в курс общефедеральных и международных проблем. И все, уже нужно начинать новую избирательную кампанию. Мне кажется, что это, во всяком случае для сегодняшней России, пять, шесть или семь лет – это вполне приемлемо, но количество сроков все-таки должно быть ограничено».

    О своем будущем
         «Точно буду работать (после 2008 года. – «Известия»). Где, в каком качестве, я пока не могу сказать. У меня есть определенные мысли на этот счет, но говорить об этом пока рановато. Даже по действующему российскому законодательству я далеко еще не достиг пенсионного возраста, сидеть просто дома, как у нас говорят, «бить баклуши» было бы просто нелепо.
         Но чем я буду заниматься, я повторяю, мне пока не хотелось бы говорить. Просто несерьезно, если по-честному, если я сейчас буду будоражить общественное мнение в России. Посмотрим, многое будет зависеть от того, как будет складываться политический процесс в России в конце текущего, в начале следующего года. Разные есть варианты».

    О демократии
         «Давайте не будем лицемерить по поводу демократических свобод и прав человека. Я уже сказал, у меня лежит доклад «Международной амнистии» и в отношении Соединенных Штатов. Наверное, не нужно повторять, чтобы никого не обижать. Если хотите, я сейчас наговорю, что предъявляется Соединенным Штатам. У нас есть такое выражение – его, наверное, трудно перевести – «наговорить бочку арестантов». «Международная амнистия» вообще делает вывод о том, что Соединенные Штаты являются сегодня главным нарушителем свобод и прав человека в глобальном масштабе. У меня цитата есть, я могу показать. И обосновывается.
         Такие же претензии и к Великобритании есть, и к Франции, и к Федеративной Республике Германия. Есть претензии и к России. Но давайте не будем забывать, что другие страны «восьмерки» все-таки не пережили таких драматических трансформаций, которые пережила Российская Федерация. Они не пережили гражданской войны, которую мы фактически имели на Кавказе.
         И тем не менее многие так называемые общие ценности у нас защищены даже лучше, чем в некоторых других странах «восьмерки». Мы, несмотря на тяжелый конфликт на Кавказе, не отказались от моратория на смертную казнь. А в некоторых странах «восьмерки», как известно, эта казнь применяется, и достаточно последовательно и жестко приводятся в исполнение смертные приговоры...
         ... Являюсь ли я «демократом чистой воды»? Конечно, я абсолютный и чистый демократ. Но вы знаете, в чем беда? Даже не беда, трагедия настоящая. В том, что я такой один, других таких в мире просто нет. Посмотрим, что творится в Северной Америке – ужас один: пытки, бездомные, Гуантанамо, содержание под стражей без суда и следствия. Посмотрите, что происходит в Европе: жестокое обращение с демонстрантами, применение резиновых пуль, слезоточивого газа то в одной столице, то в другой, убийства демонстрантов на улицах. Я про постсоветское пространство вообще уже не говорю. Была одна надежда на ребят с Украины, но и те просто полностью себя дискредитировали, там дело идет просто к сплошной тирании. Полное нарушение Конституции, всех законов и так далее. После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем».

    Что значит перенацелить ракеты?
         Сегодня все российские и американские межконтинентальные баллистические ракеты несут боевое дежурство с так называемым нулевым полетным заданием (т.е. они никуда не нацелены). Так было решено в 90-х годах ХХ века для «повышения доверия сторон друг к другу». Между тем военные знают: для нацеливания, например, 500 стоящих на постоянном боевом дежурстве российских баллистических ракет нужно несколько секунд – столько грузится компьютерная программа их управления. В том, что программа уже готова, сомнений нет. В России этим занимается целый научно-исследовательский институт. В его обязанности входят постоянный анализ ситуации в мире и подготовка планов нанесения ударов ядерными силами. Чтобы вычислить вероятные места попадания наших боеголовок, достаточно нарисовать циркулем круг «диаметром» в 10 тысяч километров на карте мира от любой российской ракетной базы. Теперь поляки и чехи могут рисовать от Калининградской области и Белоруссии 500-километровые круги – это зона прямого поражения оперативно-тактическим комплексом «Искандер-М».

    ИНТЕРНЕТ-ОПРОС
         Путин считает, что будущий президент России должен иметь опыт управления хотя бы регионом. У кого, на ваш взгляд, больше шансов?
         1. Муртаза Рахимов (Башкортостан) – 2%
         2. Минтимер Шаймиев (Татарстан) – 9%
         3. Валентина Матвиенко (С.-Петербург) – 16%
         4. Александр Хлопонин (Красноярский край) – 23%
         5. Сергей Собянин (экс-губернатор Тюменской области) – 14%
         6. Александр Ткачев (Краснодарский край) – 16%
         7. Юрий Лужков (Москва) – 20%
         В опросе приняли участие 1960 человек

    Наталия Алексеева.
    © «
    Известия», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Госдума готова увеличить срок полномочий президента

    но не для преемника Владимира Путина

         Госдума готова поддержать идею Владимира Путина об увеличении срока президентских полномочий до пяти-семи лет. В ее поддержку высказался вчера и спикер Совета федерации (СФ) Сергей Миронов, который считает, что такие поправки в Конституцию следует внести уже после 2008 года. В этом случае президентский преемник воспользоваться ими не сможет, а вот у самого господина Путина, если он решит вернуться на высший пост в государстве, такая возможность появится.
         Как сообщал накануне Ъ, заявление о поддержке идеи увеличения срока президентских полномочий с четырех до пяти-семи лет Владимир Путин сделал на встрече с журналистами стран-членов «восьмерки» в конце прошлой недели. «Четыре года достаточно маленький срок,– заявил он.– Мне кажется, что для сегодняшней России пять, шесть или семь лет – это вполне приемлемо, но количество сроков (не более двух подряд.– Ъ) все-таки должно быть ограничено». Таким образом, господин Путин впервые публично прокомментировал неоднократно поднимавшуюся в последние годы тему принятия поправок в Конституцию, продлевающих срок полномочий президента (до сих пор он лишь категорически отвергал идею третьего срока для самого себя).
         Напомним, что для принятия соответствующих поправок необходима поддержка двух третей депутатов Госдумы, трех четвертей членов СФ и двух третей законодательных собраний субъектов РФ. Вчера заявление господина Путина поддержали представители всех думских фракций и спикер СФ, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, еще в марте предложивший законодательным собраниям регионов обсудить эту тему и до конца мая направить свои отзывы в верхнюю палату. К указанной дате в СФ накопилось около трех десятков отзывов, примерно половина которых были в целом положительными, однако содержали ссылку на то, что против изменения Конституции выступает сам глава государства.
         На это же до сих пор ссылались и лидеры «Единой России». Тем не менее вчера в партии выразили готовность обсудить идею продления срока президентских полномочий. Вице-спикер Госдумы, член президиума генсовета «Единой России» Олег Морозов заявил Ъ, что вопрос принятия поправок в Конституцию «чисто технический» и в случае необходимости может быть решен «очень быстро». Действительно, одобрить поправки в Конституцию думские единороссы способны собственными силами: сейчас в думской фракции партии состоят 304 депутата при необходимом для такого голосования минимуме 300 голосов.
         Однако присоединиться к думскому большинству выразили готовность и другие партии. «Мы всегда считали, что четыре года – это не наш срок. Минимально – пять лет для всех органов власти и семь лет для президента»,– заявил вице-спикер от ЛДПР Владимир Жириновский, предложивший, правда, править Конституцию не силами федерального и региональных парламентов, а «по воле народа». По этому вопросу он считает нужным провести 2 декабря одновременно с думскими выборами всенародный референдум.
         Зампредседателя ЦК КПРФ, депутат Госдумы Владимир Кашин, хотя и выступил против продления срока президентских полномочий до семи лет, высказался в поддержку избрания президента на три срока подряд. «Важно, чтобы срок пребывания президента на посту был не более четырех, максимум пяти лет. Но можно увеличить его избрание до трех сроков». А первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников сообщил Ъ, что фракция не намерена ставить вопрос об изменении Конституции до выборов 2008 года: «Отношение к продлению срока президентских полномочий может быть разным. Жизнь покажет политическую целесообразность такой инициативы. Но что касается КПРФ, до президентских выборов 2008 года мы с такой законодательной инициативой не выступим».
         Впрочем, торопиться с правкой Конституции не намерена и «Единая Россия». «В начале июля предстоит встреча фракции в полном составе с президентом, и думаю, что эта инициатива будет подробно обсуждаться»,– заявил вчера журналистам спикер Госдумы и лидер партии Борис Грызлов. Учитывая, что темой этой традиционной встречи станет подведение итогов весенней сессии, после чего палата до сентября отправится на каникулы, спикер фактически дал понять, что до начала осенней сессии поправок в Конституцию внесено не будет. Это предположение вчера подтвердил Ъ и вице-спикер от «Единой России» Вячеслав Володин: «Говорить о временных рамках реализации этой идеи пока рано. Мы только готовимся к обсуждению этого вопроса».
         При этом в партии не стали конкретизировать, кто именно сможет воспользоваться поправками – преемник президента, который будет избран в 2008 году, или сам Владимир Путин. Зато исчерпывающий ответ на этот вопрос вчера дал спикер Совета федерации. «Изменение Конституции должно вступить в силу до объявления президентских выборов 2012 года, чтобы мы понимали, что президент, избранный в 2012 году, будет иметь срок полномочий больший, чем сейчас,– заявил господин Миронов.– А сколько лет – пять, шесть или семь – предстоит обсудить». Таким образом, спикер СФ прямо дал понять, что если Конституцию и стоит править, то делать это нужно таким образом, чтобы возможность избираться на более длительный срок получил не преемник нынешнего президента, а сам Владимир Путин, который после перерыва на четыре года сможет вновь баллотироваться на пост главы государства. Хотя в зависимости от обстоятельств (например, из-за досрочной отставки следующего главы государства) этот перерыв может оказаться и гораздо короче.

    СЮЗАННА Ъ-ФАРИЗОВА.
    © «
    КоммерсантЪ», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Медсправка для президента

    Ъ – специально для Владимира Путина

    Представители «Другой России» удивлены, что Смольный на сей раз решил не выставлять на пути демонстрантов кордоны ОМОНа (на фото – «Марш несогласных» в Петербурге 3 марта). Фото: Михаил Разуваев / Коммерсантъ. Загружается с сайта Ъ      Президент Владимир Путин в интервью журналистам стран G8 (см. вчерашний номер Ъ) поставил под сомнение целесообразность вывоза за границу биообразцов человека – запрет на их транспортировку 28 мая ввела Федеральная таможенная служба. Отвечая на вопрос Ъ, глава государства объяснил, что в такой «чувствительной вещи», как вывоз биоматериала, должны быть правила, которых в России нет. Кроме того, президент заявил, что ему неизвестна статистика медицинской помощи, оказанной россиянам в рамках международного обмена биообразцами. Президент просил предоставить ему такую информацию. Корреспонденты Ъ ЮЛИЯ Ъ-ТАРАТУТА и АЛЕКСАНДР Ъ-ВОРОНОВ предоставляют ее Владимиру Путину.
         Правила участия России в проведении клинических исследований новых препаратов регулируются постановлением правительства от 16 июня 2005 года «О порядке ввоза и вывоза лекарственных средств, предназначенных для медицинского применения». Вывоз биообразцов по запросам организаторов клинических исследований (это могут быть как зарубежные, так и отечественные научные институты, которые участвуют в совместных исследованиях) происходит на основании писем Минздравсоцразвития от 15 декабря 2002 года и 15 мая 2004 года. На основании этих документов Росздравнадзор уполномочен выдавать разрешения на вывоз биоматериала, содержащие номер протокола исследования, наименование организации исследования и организации-получателя биообразцов, номенклатуру ввозимых биообразцов, количество единиц и вид упаковки.
         Как сообщили Ъ в Росздравнадзоре, в прошлом году ведомство выдало 791 разрешение на вывоз биоматериала в рамках клинических испытаний, проводимых за рубежом. В 2006 году, по данным Росздравнадзора, в исследовании 597 препаратов приняли участие 49 241 пациент. А как следует из письма #01И-311/07 Росздравнадзора, уже в первом квартале 2007 года ведомство разрешило проведение клинических испытаний 136 препаратов с участием около 16 тыс. пациентов. К примеру, у шведской компании «АстраЗенека АБ» есть разрешение на 31-месячное испытание препарата AZD6140 «для предотвращения развития сосудистых поражений у пациентов с острым коронарным синдромом», в котором участвует 1065 пациентов на базе 39 научно-исследовательских институтов и больниц по всей России. В этой программе, в частности, участвует Учебно-научный медицинский центр управления делами президента РФ.
         По оценкам фармакологов, число реальных участников клинических испытаний в России доходит до 80 тыс., так как в среднем каждое исследование продолжается около двух лет.
         Необходимость проведения испытаний новых лекарств с участием российских пациентов для их последующей регистрации прописана в приказе Минздрава России от 19 мая 2003 года – они нужны для получения научных оценок и доказательств эффективности и безопасности лекарств, данных об ожидаемых побочных эффектах от их применения и эффектах взаимодействия с другими лекарственными препаратами.
         При этом проведение клинических исследований препарата по закону «О лекарственных средствах» обязательное условие их выведения на рынок.
         Член экспертного совета по лекарственным средствам при администрации президента Павел Твердохлеб разъясняет, что вывоз биообразцов за рубеж неизбежен: для сокращения сроков испытания нового препарата необходимо как можно больше участников. «Для этого существуют мультинациональные исследования, в них принимает участие несколько десятков стран»,– говорит он.
         «В российской медицине много областей, где есть острая необходимость в применении новых препаратов,– онкология, кардиология, ВИЧ, трансплантология, заболевания бронхиальной астмой,– рассказывает гендиректор фармакологической компании 'Алмедис' Наталья Какителашвили.– Препараты, проходящие клинические исследования, в дальнейшем регистрируются в стране. Некоторые из прошедших исследования препаратов становятся стандартами лечения, и появление каждого нового дает возможность продлить жизнь пациентам».
         Отвечая на вопрос президента Владимира Путина о том, кому помогли клинические исследования, для которых вывоз биообразцов был неизбежен, госпожа Какителашвили привела пример из области онкологии: «Противоопухолевый препарат гливек четыре-пять лет назад начинался с клинического исследования, а сейчас в России это стандарт для лечения пациентов с хроническим миелолейкозом, онкологическим заболеванием крови. Это жизнеспасающий препарат, он действительно помогает тысячам больных».
         Павел Твердохлеб приводит и другие примеры: «Сегодня Россия вовлечена в программу оказания помощи больным сахарным диабетом так называемого типа два. 350 пациентов принимают участие в программе – их биообразцы регулярно поступали на анализ в западные клиники, где устанавливалась реакция организма на препараты. Они имеют возможность лечиться только благодаря этой программе. А из-за таможенного запрета 29 пациентов так и не были включены в исследование, хотя в течение 30 дней ожидали терапии, что для диабетика крайне сложно».
         Такая же ситуация, по словам эксперта, сложилась и с программами по лечению больных рассеянным склерозом: «Это инвалидизирующее заболевание. В программу клинических исследований вовлечено семь российских научных центров. Все пациенты после отправки биообразцов получали современные препараты. Сегодня для пяти пациентов лечение отменено – невозможно мониторить их безопасность». Еще хуже дело обстоит с программами лечения рака молочной железы, в которые включены пациентки десяти российских медцентров: «На фоне сотен пациенток, проходящих успешное лечение, 20 человек из-за запрета на вывоз биообразцов в исследование не включены, хотя и дождались своей очереди. Опухоль прогрессирует, а они не могут получить качественную медицинскую помощь».
         О конкретной необходимости отправки биообразцов на Запад для лечения пациентов говорит завотделением общей гематологии Государственной детской клинической больницы Михаил Масчан: «Операции по пересадке костного мозга в России стали делать пять лет назад, ежегодно удается сделать до 100 подобных пересадок. В прошлом году было сделано 70 операций, каждая потребовала отправки биообразцов в единственный международный банк данных доноров костного мозга, который находится в Германии. По анализам крови россиян им подбирали донора. Это реальные спасенные жизни. При этом несколько раз в месяц мы отправляли образцы на клиническую диагностику, подтверждение диагноза пациента».
         Напомним, что установление диагноза при помощи биообразцов вызвало скепсис президента: «Где он, этот диагноз? Покажите мне статистику о том, что кому-то показали правильный диагноз в результате этой работы»,– потребовал президент.
         «Вот вам последний пример,– говорит господин Масчан.– Есть такая редкая наследственная болезнь крови – гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз. Сегодня существуют единицы лабораторий в мире, которые могут поставить ее точный диагноз. У нас есть первый пациент, которому диагноз поставлен. Год назад мы послали биообразцы на анализ в Гамбург, теперь он получает необходимое лечение. Сейчас мама этого ребенка снова беременна. Нужно провести дополнительную дородовую диагностику на основании новых анализов: если этого не будет сделано, то есть биообразцы не будут отправлены, мы не узнаем, здоров ли плод. При этом, если по результатам анализа плод окажется здоровым, мы сможем при помощи пуповинной крови спасти первого ребенка». Господин Масчан признался Ъ, что сумел в пятницу провезти через границу три пробирки с биообразцами в собственном рюкзаке.
         Как сообщили Ъ представители одной из фармкомпаний, вчера они попытались зарегистрировать на отправку небольшую партию биоматериала для клинических исследований. Таможня, несмотря на разрешение от Росздравнадзора, вывоз биоматериала запретила.

    ЮЛИЯ Ъ-ТАРАТУТА, АЛЕКСАНДР Ъ-ВОРОНОВ.
    © «
    КоммерсантЪ», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Владимир Путин: Президентский срок 5 – 6 или 7 лет – вполне приемлемо

    Владимир Путин: – Страна у нас огромная, а президентский срок маленький... Загружается с сайта КП      Глава России дал большое интервью журналистам стран «большой восьмерки» (саммит которых начинается в среду в Германии). Вот некоторые выдержки...
         Что сказал президент:

    О «холодной войне» и «медовом месяце»
         – В международных делах и в отношениях между государствами вряд ли можно употреблять терминологию, которая была бы уместна в отношениях между людьми, особенно в «медовый месяц» либо перед тем, как мужчина и женщина собираются отправиться в загс.
         ...Сегодня одна из главных сложностей заключается в том, что некоторые участники международного общения полагают, что их мнение является истиной в конечной инстанции. Это, конечно, не способствует созданию атмосферы доверия. Вместе с тем мы не считаем, что нужно драматизировать события. Мы настроены не на конфронтацию, мы настроены на диалог, но диалог равноправный, с учетом интересов друг друга.

    О демократии
         – Являюсь ли я «демократом чистой воды»? Конечно, я абсолютный и чистый демократ. Но вы знаете, в чем беда? Даже не беда, трагедия настоящая. В том, что я такой один, других таких в мире просто нет. Посмотрим, что творится в Северной Америке, – ужас один: пытки, бездомные, Гуантанамо, содержание под стражей без суда и следствия. Посмотрите, что происходит в Европе: жестокое обращение с демонстрантами, применение резиновых пуль, слезоточивого газа то в одной столице, то в другой, убийства демонстрантов на улицах. Я про постсоветское пространство вообще уже не говорю. Была одна надежда на ребят с Украины, но и те просто полностью себя дискредитировали, там дело идет просто к сплошной тирании. Полное нарушение Конституции, всех законов и так далее. После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем.

    ИЗ ДОСЬЕ «КП»
         Махатма ГАНДИ (2.10.1869 – 30.01.1948) – один из руководителей и идеолог национально-освободительного движения Индии. Дети в семье Ганди воспитывались в духе непричинения вреда живым существам, стремления к самоочищению и терпимости к людям иной религиозной и кастовой принадлежности. Его философия ненасилия оказала влияние на национальные и международные движения сторонников мирных перемен.

    Вопрос журнала «Шпигель»:
         – И нет никаких тенденций в вашей стране по возвращению к тоталитарному режиму?
         В. ПУТИН:
         – Это полное вранье, не верьте никому.

    О новом лидере страны
         – Выбор первого лица государства будет осуществляться не в рамках какой-либо политической партии, а в результате прямого тайного голосования населения России.
         ...Это прежде всего должен быть человек порядочный, честный, с высоким уровнем профессиональных качеств, с опытом работы, позитивно и хорошо зарекомендовавший себя в регионе либо на федеральном уровне. То есть это тот человек, которому подавляющее большинство избирателей России смогло бы оказать доверие в ходе выборов.

         О своем трудоустройстве
    Владимир Путин: – Главное – чтобы президентский портфель перешел к порядочному человеку. Загружается с сайта КП      – Точно буду работать. Где, в каком качестве, я пока не могу сказать. У меня есть определенные мысли на этот счет, но говорить об этом пока рановато. Даже по действующему российскому законодательству я далеко еще не достиг пенсионного возраста, сидеть дома, как у нас говорят, бить баклуши, было бы просто нелепо.
         Но чем я буду заниматься, я повторяю, мне пока не хотелось бы говорить. Просто несерьезно, если по-честному, если я сейчас буду будоражить общественное мнение в России. Посмотрим, многое будет зависеть от того, как будет складываться политический процесс в России в конце текущего и в начале следующего года. Разные есть варианты.

         ВОПРОС:
         – Когда Борис Ельцин уходил в отставку, он вам сказал: «Берегите Россию»... Вам, уходя, придется сказать какую-то фразу тому человеку, который придет после вас. Вы думали о том, что вы ему скажете, уходя?
         В. ПУТИН:
         – Нет, не думал... Еще рановато. Не спешите. Я еще даже кисель не доел, а вы уже... (Смех.)

    О супруге и семье
         ВОПРОС:
         – Ваша супруга – нравилось ли ей быть супругой президента или же она с нетерпением ждет, когда вы закончите деятельность на этом посту?
         В. ПУТИН:
         – С нетерпением. В общем, это, конечно, накладывает определенную нагрузку на семью. И если для меня в известной степени компенсацией служит сам факт моей деятельности, то у членов семьи нет такой компенсации, и им непросто, а ограничений много. Она никогда и не ожидала того, что я буду президентом, и без всякого сожаления смотрит на то, что срок полномочий истекает. Дети у меня учатся, с ними все в порядке, слава богу. В общем, здесь никаких проблем нет и, надеюсь, не возникнет.
         Жена у меня занимается своим любимым делом, она филолог по образованию. Поэтому нашла себя в этом. Так что здесь все нормально.

    О сроке
         – Я думаю, что ограничение по срокам все-таки правильно... 4 года для России, может быть, калька с американской практики, она не очень была востребована, когда принималась новая Конституция. У нас Сергей Миронов, председатель верхней палаты, говорил как-то, что для России было бы, может быть, правильно 5 или даже 7 лет. Я сейчас не говорю о сроках, может быть, 5, может быть, 7, но 4 года, конечно, достаточно маленький срок.
         Я-то ведь был председателем правительства и уже был в курсе происходящих в стране событий, был вовлечен в принятие решений. А так, если человеку прийти, если предположить, что губернатор какой-то избран, допустим, ему на федеральном уровне года два нужно только входить в курс общефедеральных и международных проблем. И все, уже нужно начинать новую избирательную кампанию. Мне кажется, что это, во всяком случае, для сегодняшней России, 5 – 6 или 7 лет – это вполне приемлемо, но количество сроков все-таки должно быть ограничено.

         О «Маршах несогласных»
         – Посмотрите, как работает полиция в европейских странах. Дубинки, слезоточивый газ, электрошок (в Германии 70 человек умерли от применения электрошока), резиновые пули. У нас есть такая поговорка, вы по-русски говорите, и вы поймете: «Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива».
         Слава богу, пока нас Бог миловал от того, чтобы применять какие-то крайние методы, которые применяются в западноевропейских странах.

         О «бочке арестантов»
         – Если кто-то хочет превратить «восьмерку» в замкнутый клуб небольшого числа государств, я думаю, что ничего хорошего из этого не получится.
         Наоборот, сейчас рассматривается идея расширения этого клуба за счет все более и более системного привлечения к работе «восьмерки» других государств: Китая, Индии, Бразилии, Мексики, ЮАР.
         Давайте не будем лицемерить по поводу демократических свобод и прав человека. Я уже сказал, у меня лежит доклад «Международная амнистия» и в отношении США. Если хотите, я сейчас наговорю, что предъявляется США. У нас есть такое выражение – «наговорить бочку арестантов».

         СПРАВКА «КП»
         Правильно эта поговорка звучит так: «Наговорить сорок бочек арестантов». Слово «бочка» используется как символ большого количества. «Сорок» впечатление от этого количества усиливает. «Арестант» в данном случае – «мелкая сушеная рыба» (из старорусских диалектов). Наговорить сорок бочек арестантов – рыбацкая шутка. То есть рассказать небылиц о якобы большом улове.

         «Международная амнистия» вообще делает вывод о том, что США – сегодня главные нарушители свобод и прав человека в глобальном масштабе. У меня цитата есть, я могу показать.
         Такие же претензии и к Великобритании есть, и к Франции, и к ФРГ. Есть претензии и к России. Но давайте не будем забывать, что другие страны «восьмерки» все-таки не пережили таких драматических трансформаций. Они не пережили гражданской войны, которую мы фактически имели на Кавказе.

    О тренировке США на наших ракетах
         – Две страны взяли и приняли решение разместить у себя ПРО и все. Чехия и Польша. Нам говорят: это нужно для защиты Европы. А Европу кто-то спросил? Что, разве было какое-то общеевропейское решение?
         ...Что касается России. Мы не против того, чтобы подумать об этом, больше того, это с самого начала было российское предложение: «Давайте работать вместе». Мы сразу же услышали отказ, сразу же. Потом, видимо, увидев какую-то оппозицию в мире и в Европе этим планам, наши коллеги сказали: «Да, мы хотим с вами разговаривать». Знаете, к чему сводятся предложения по сотрудничеству по линии ПРО? Наши американские партнеры хотят, чтобы мы предоставили им свои ракеты в качестве целей, они могли бы потренироваться на наших ракетах. Вот молодцы какие, вот хорошее кино придумали! Некоторые мои американские коллеги отреагировали так же, как и вы. Они тоже посмеялись.

    КОММЕНТАРИЙ ПОЛИТОЛОГА
         Вячеслав НИКОНОВ
    , президент фонда «Политика»: Достали! Уступок США больше не будет!
         – На мой взгляд, наибольший резонанс в мире будет иметь заявление Путина о размещении в Европе системы ПРО. И вот почему.
         Смысл американской политики в последние годы заключается в том, что они выдвигают какие-то требования к России – с прицелом, чтобы мы поддержали то или иное американское действо. Дескать, в противном случае будет ухудшение отношений. Поскольку такая манера в целом ни к чему не приводила – после того как мы с чем-то соглашались, отношения потом все равно ухудшались и никто никогда нам не говорил «спасибо», – России нет смысла поддерживать американцев.
         Насколько я знаю, в кремлевских коридорах и в МИДе все чаще звучит: «Достали!» Я думаю, именно поэтому в российских верхах и было принято решение: «Никаких уступок в одностороннем порядке больше не будет!»

    А В ЭТО ВРЕМЯ
         Европа не против

         Возможное выдвижение Владимира Путина на третий президентский срок не противоречило бы демократическим нормам, считает генсек Совета Европы Терри ДЭВИС. «Нельзя сказать, – заметил он, – что третий срок господина Путина нарушает демократические принципы». Правда, Дэвис сделал оговорку: «Такой шаг должен быть прописан в законодательстве страны». А в Конституции России, напомним, этот шаг пока не прописан.
         Дэвис также положительно оценил демократические преобразования в России: «Если говорить в целом, то, конечно, тенденция позитивная. Но это отнюдь не исключает, что кое-что можно было бы сделать иначе».

    ВОПРОС ДНЯ
    Загружается с сайта КП      «КП» спросила вчера у бывших кандидатов в Президенты РФ: Сколько должен находиться у власти глава государства?

    Сергей МИРОНОВ, председатель Совета Федерации:
         – Я давно говорю, что для такой большой страны, как Россия, 4 года президентства – слишком маленький срок. Гораздо лучше 5 – 7 лет. И я рад, что президент эту мысль поддерживает.

    Геннадий ЗЮГАНОВ, лидер КПРФ:
         – С точки зрения эффективности, по-моему, оптимален 5-летний срок. И для президента, и для губернатора, и для депутатов. Этот срок был успешно апробирован еще в советское время, когда вся страна жила от пятилетки к пятилетке.

    Григорий ЯВЛИНСКИЙ, лидер партии «Яблоко»:
         – Длиннее срок – сильнее коррупция и воровство. Вообще-то главное, чтобы президент был хороший. А 4 или 5 лет – какая разница.

    Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, лидер ЛДПР:
         – С предложением увеличить президентский срок в России до 7 лет по два раза я выходил еще несколько лет назад. 4 года, которые были скопированы с Америки, нам не подходят.

    Николай ХАРИТОНОВ, депутат Госдумы:
         – У нас все четко оговорено в Конституции: два срока по 4 года. Этого времени хватает за глаза. Можно и управленческую структуру выстроить, и правила игры установить. Президент вообще должен быть, как судья, незаметен. Уже давно всем ясно: чем дольше болото не тревожишь, тем оно крепче затягивает. Нужно свежее дыхание.

    Виктор ГЕРАЩЕНКО, председатель Совета директоров компании «ЮКОС»:
         – Для меня не суть важно, каким будет президентский срок: 4 года или 7 лет. Главное, что нужно изменить в выборной системе России, – это развести президентские выборы с парламентскими, которые сейчас у нас проходят с интервалом в 3 месяца.

    Ирина ХАКАМАДА, политик:
         – 5 лет, по-моему, нормально. А 7 уже многовато. У нас слишком коррумпированные чиновники, и, если их столько лет не трогать, они застынут. Но самое главное, чтобы эти заявления Путина не стали поводом для изменения сегодняшних правил.

    Олег МАЛЫШКИН, депутат Госдумы:
         – Я согласен, что 5 – 7 гораздо предпочтительнее 4 лет. За четырехлетку президент даже познакомиться со всеми не успеет. Надо же проехать по стране, изучить ситуацию. Когда докладывают подчиненные, это не то. А еще международная политика. В общем, дел полно.

    Марьяна, читательница сайта KP.RU:
         – Пусть лучше Россию трясет один раз в семь лет, чем каждые четыре года.

    Артем АНИСЬКИН, Александр ГАМОВ.
    © «
    Комсомольская правда», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Завтрашняя «большая восьмерка» станет самой трудной для России

    Владимир Путин готовится к непростым разговорам с лидерами самых развитых стран мира

    Столкновения полиции с демонстрантами напоминали средневековые сражения. Загружается с сайта КП      Завтра, 6 июня, в курортном городке Хайлигендамм в Германии откроется саммит «большой восьмерки».
         О чем будут говорить за «круглым столом» лидеры России, США, Канады, Германии, Японии, Франции, Италии, Великобритании? Чего ждать России от этой встречи?

    О декорациях
         Миленький курорт Хайлигендамм утопает в сосновых лесах на берегу Балтийского моря. Уже сто лет здесь нежится европейская элита. Наверное, за свою историю курорт не видел столько споров и сломанных копий, сколько предстоит ему лицезреть в ближайшие три дня. А умиротворения и разнеженности на «восьмерке» не предвидится – точно.
         За 11 месяцев, прошедших с прошлой встречи в Санкт-Петербурге, многое переменилось в мире. Точнее, усложнилось, для России, во всяком случае. США решили создавать ракетные щиты в Европе. Всем понятно – не для защиты от мифических боеголовок из Ирана, а чтобы уколоть Россию, взять под радарно-ракетный контроль всю ее европейскую часть – вплоть до Урала.
         США и Европа с еще большим рвением пытаются расчленить Сербию, отколов от нее Косово, наезжают на Иран из-за его ядерной программы, что может закончиться бомбардировками – по опробованной в Ираке схеме.
         Россия пытается не допустить ни первого, ни второго, ни третьего.
         Вовсю возбудились, ощущая американское ободрение, новобранцы Евросоюза – Польша и страны Балтии, интригуя, подговаривая всю Европу «дружить против России».
         С Великобританией у России возникли новые проблемы в связи с «делом Литвиненко» – мало было тех, что имелись из-за отказа Лондона выдать Березовского и Закаева. Впрочем, на днях один кремлевский источник заметил: «Вот увидите, Путин и Блэр встретятся на «восьмерке» как друзья». Но объятия в политике мало что значат.

    Новички и «хромые утки»
         Традиционно на саммитах «большой восьмерки» лидеры усаживаются за «круглый стол» и ведут многочасовые споры. Нередко в запале дискуссии сбрасывают пиджаки, закидывают их за спинки своих кресел. Непротокольное поведение объясняется тем, что в этот момент «небожителей» никто не видит и не слышит: в зал не допускаются не то что телекамеры, даже помощники. Говорят, в этот момент «восьмерочники» режут друг другу правду-матку, в том числе в «недипломатических» выражениях.
         Скорее всего, в начале нынешней встречи в компании будет стадия притирки: есть вновь прибывшие – новый президент Франции Николя Саркози и премьер Японии Синдзо Абэ. От француза ожидают большой активности: он уже заявился как сторонник США и отрицатель многого из того, что делал Ширак, в том числе и по отношению к России. Будут представлены за «столом» и «хромые утки» (так на политическом сленге называют уходящих лидеров): американец Буш, англичанин Блэр и наш Путин. С другой стороны, по мнению экспертов, именно этот факт может позволить вышеобозначенным товарищам не сковывать себя и сказать напоследок все, о чем они думают.
         Российскому президенту придется гораздо труднее, чем на прошлых саммитах: нет друзей Шредера, Берлускони, Ширака, которые на прошлых «восьмерках» защищали Путина от нападок. Хотя с итальянским премьером Романо Проди у Путина дружеские отношения (несмотря на немалую разницу в возрасте, они на «ты»), вряд ли сеньор решительно встанет на сторону коллеги. А про остальных и говорить нечего.
         Но, как предположил один из кремлевских источников, именно опыт в «восьмерочных» делах, более глубокое знание обсуждаемых вопросов позволят Путину получить фору в спорах с менее искушенными коллегами.

    С любовью к Африке
         Германия, как страна-председатель, решила обозначить главную тему саммита – экономика: рост ее ответственности за мир, свои страны и Африку. Проблемам Африки (ее бедности, болезням) на саммите будет отведено много места. Тем более что скоро все там будем, в Африке, – налицо глобальное потепление (о нем лидеры будут много говорить).
         Продолжится тема энергобезопасности, которая была главной на «восьмерке» в Санкт-Петербурге. Помощник Путина по экономике Шувалов (так называемый «шерпа» от российской стороны), готовивший документы к G-8, рассказал, что президент вовсе не просил «продавливать» интересы России, а просил выработать четкие общие принципы, общую ответственность всех стран за энергетику.
         Также будут приняты документы по борьбе с терроризмом и нераспространению ядерного оружия.
         А вечерами, после жарких споров, лидеры будут встречаться за ужином и пытаться сгладить дневные неловкости за рюмкой чая. Жить они будут совсем рядом, так что после вечерних посиделок могут ходить домой пешком.
         В один из вечеров запланирован большой прием, все придут с женами. А кто, возможно, и с мужьями: хозяйка саммита фрау Меркель, может быть, наконец явит миру своего законного супруга, которого на саммитах еще не видели.

    КОММЕНТАРИЙ ПОЛИТОЛОГА
         Вагиф ГУСЕЙНОВ
    , директор Института стратегических оценок и анализа: Москву упрекнут в неумении дружить с соседями
         Фон для саммита не очень приятный. У нас испортились отношения с США, с которыми мы за последнее время обменялись множеством уколов. Не оправдались наши надежды на Германию, которая могла бы во время своего председательства в ЕС вывести отношения России и Европы на более качественный уровень. Нервную тональность задают страны, расположенные по периметру России, в Восточной Европе, во главе которых лидеры, выросшие и сформировавшиеся на Западе. На «восьмерке» эти «ближние ссоры» дадут основание Бушу или Блэру сказать Путину: «Вот видите, Россия даже не может наладить отношения с теми, с кем жила бок о бок десятилетиями, мы-то тут при чем?»
         Очень серьезная проблема с ПРО. Здесь не только политика, но и стремление навязать России финансовую гонку, вымотать ее, отвлечь средства на вооружение от социальных программ, вызвать недовольство властью внутри страны, заставить россиян так думать о власти в стране: не дают жить, как европейцам, а все из-за милитаристских устремлений. А тем временем в Европе будет звучать старая песня на новый лад об агрессивном русском медведе и жутких русских танках.
         Саркози и Меркель четко заявили о своей проамериканской линии, Блэр ужесточает позиции по отношению к России. Новый премьер Японии, разумеется, не обойдет стороной вопрос Курил, к тому же сближение России и Китая, с которым у Японии не самые радужные отношения, тоже не может ее радовать.
         Это будет самый трудный саммит для российского президента.

    СКАЗАНО!
         «Слова американцев, что установка противоракетных систем в Европе будет противостоять иранским ракетам и защитит Европу, являются шуткой года. Радиус действия иранских ракет вообще не покрывает Европу».
         (Глава Высшего совета безопасности Ирана Али ЛАРИДЖАНИ – в интервью иранскому информационному агентству ИРНА.)

    Лариса КАФТАН.
    © «
    Комсомольская правда», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Процесс пошел

    Президент предлагает изменить Конституцию

         В конце минувшей недели президент Путин предложил увеличить срок президентства в России до пяти – семи лет. Нынешний четырехлетний срок глава государства считает недостаточным, так как только на вхождение в курс дела у вновь избранного президента уйдет не менее двух лет. Парламентарии обещают внести поправки в Конституцию уже нынешней осенью, эксперты объясняют инициативу президента желанием обеспечить своему преемнику спокойную жизнь на как можно больший срок.
         Четырехлетний срок президентства Владимир Путин назвал «калькой с американской практики» и «достаточно маленьким сроком». Так, если президентом станет бывший губернатор, ему «года два нужно только входить в курс общефедеральных и международных проблем». А затем «все, уже нужно начинать избирательную кампанию». Президент назвал «вполне приемлемыми для сегодняшней России» сроки в пять, шесть или семь лет. При этом ограничение по количеству сроков отменять не следует.
         Депутаты Госдумы и сенаторы сразу же заявили о готовности внести соответствующие поправки в Конституцию. Председатель комитета по конституционному законодательству Совета Федерации Юрий Шарандин говорит, что если речь идет об увеличении срока для того, кто будет избран в марте 2008 года, поправки в Конституцию нужно внести до ноября – декабря. Председатель комитета по конституционному законодательству Госдумы Владимир Плигин также считает, что «логично принять такие изменения в Конституцию до президентских выборов». Напомним, что для внесения поправок в Конституцию необходимо, чтобы их одобрили две трети депутатов и три пятых сенаторов.
         По мнению экспертов, инициатива президента связана с желанием обеспечить своему преемнику пребывание у власти на как можно больший срок. Высказываются также мнения, что поправки в Конституцию будут приняты ради того, чтобы позволить Владимиру Путину баллотироваться на третий срок. «Действующий глава государства находится в расцвете сил, и он вполне мог бы еще пять лет руководить страной», – считает зампредседателя комитета по региональной политике Совета Федерации Александр Тер-Аванесов. Президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов, напротив, считает, что «Путин имел в виду не себя». Председатель Центральной избирательной комиссии РФ Владимир Чуров, в свою очередь, заявил, что отказывается до марта 2008 года комментировать «все вопросы, касающиеся изменения в законодательство». Бывший же глава ЦИК Александр Вешняков вчера сказал, что «глава государства избирался на четыре года, и менять правила игры по ходу пьесы было бы нетактично».
         Сам Владимир Путин о своих планах на период после президентских выборов отвечает уклончиво. «Точно буду работать. Где, в каком качестве, пока не могу сказать». Также глава государства не называет имя того, кого он хотел бы видеть следующим президентом, ограничиваясь общими фразами, что «это должен быть человек порядочный, честный, с высоким уровнем профессиональных качеств, с опытом работы, позитивно и хорошо зарекомендовавший себя в регионе либо на федеральном уровне».

    АЛЕКСАНДР КОЛЕСНИЧЕНКО.
    © «
    Новые Известия», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Президентская арифметика

    Конституцию могут поправить уже нынешней осенью

         Почти революционно прозвучала фраза Владимира Путина, отвечавшего корреспонденту «Шпигеля» на недавней пресс-конференции. Вряд ли журналист рассчитывал всерьез взбудоражить российскую политическую жизнь – но у него получилось. Сославшись на Герхарда Шрёдера, который сначала полагал, что для Конституции Германии хороши именно два канцлерских срока, а позже на проблему «посмотрел по-другому», представитель прессы поинтересовался у главы России: «Вы согласны со Шрёдером в том, что президенту или руководителю государства хорошо находиться у власти в течение двух раз подряд?» Собственно, ответ предполагался вполне абстрактный. Можно было, к примеру, просто сказать: «Да, согласен, это хорошо». И тогда невозможно было бы доказать, что Путин не считал еще лучшим другой, непроизнесенный вариант. Однако президент пошел в атаку. И взял высоту, ввергнув отечественный политбомонд в пучину новых прогнозов и апокалиптических ожиданий.
         Путин начал издалека: «В Соединенных Штатах не было раньше ограничений по срокам. Но во Франции сейчас вообще нет ограничений по срокам. Там президент может избираться столько раз, сколько хочет и сколько может, пока народ его избирает. Но все-таки какие-то ограничения, на мой взгляд, необходимы». Уже здесь чуткое ухо могло уловить нотку сомнения: «какие-то...», «на мой взгляд...». Следующий пассаж расставил акценты. Положение Конституции касательно президентской четырехлетки, еще недавно признававшееся незыблемым, стало рассыпаться. Повторив для убедительности: «Я думаю, что ограничение по срокам все-таки правильно», Владимир Путин тут же предположил, что «четыре года для России, может быть, калька с американской практики, она не очень была востребована тогда, когда принималась новая Конституция».
         Объяснение заставило заинтересованных лиц немедленно приступить к мысленной перетасовке колоды преемников: «Если предположить, что губернатор какой-то избран, допустим, ему на федеральном уровне года два нужно только входить в курс общефедеральных и международных проблем. И все, уже нужно начинать новую избирательную кампанию. Мне кажется, что это, во всяком случае для сегодняшней России, пять, шесть или семь лет – вполне приемлемо, но количество сроков все-таки должно быть ограничено».
         Полный текст пресс-конференции появился на кремлевском сайте только вчера, и в тот же день Сергей Миронов сообщил: соответствующие изменения в Конституции могут вступить в силу для президента, который будет избираться в 2012 году. И подтвердил свои первые инициативы, теперь уже даже не рассматривая вариант с пятью годами: «Я сторонник продления срока президентских полномочий до семи лет». Спикер уверен, что инициатива внесения соответствующих изменений в Конституцию парламентом может быть рассмотрена уже нынешней осенью, а окончательное решение может быть принято в 2009-2010 годах, когда примут закон о внесении изменений в Конституцию. Миронов дополнил и углубил аргументацию президента, подчеркнув, что в стране сложится уникальная ситуация, когда глава государства сможет не только начать, но и завершить реализацию своих планов и проектов. Он полагает, что в России, видимо, станет нормой один президентский семилетний срок, и эта норма будет действовать до тех пор, пока население не увидит в президенте национального лидера, которому, как выразился спикер, «можно доверить Россию и на второй президентский срок, то есть на 14 лет». Миронов не скрыл – президентский пассаж его обрадовал: «Я уверен, что такое решение может быть принято после президентских выборов 2008 года». Председатель напомнил: для внесения поправок в Конституцию в вопросе увеличения срока президентских полномочий референдум не требуется. Напомним: именно Миронов, избравшись недавно в третий раз председателем Совфеда, предложил увеличить срок пребывания в должности президента «с четырех лет до пяти, а может быть, и семи».
         Впрочем, колебания насчет президентского срока были и у самого Путина: во время традиционной пресс-конференции в Кремле 20 июня 2003 года он заявил, что для него оптимально было бы работать при сроке «пять плюс пять». Но тогда же он оговорился: изменение президентского срока, которое повлечет за собой изменение Конституции, может привести к дестабилизации обстановки в России. Очевидно, сегодня этой обстановке уже ничего не угрожает.
         Последствия случившегося таковы. Конституция перестала быть священной коровой. Дозволена ее сущностная правка. И только Путину известны «пределы границ». Разумеется, соответствующая инициатива поступит снизу – и немедленно: возможно, уже сегодня один из региональных парламентов работает над текстом соответствующей, обреченной на ускоренное прохождение через парламент инициативы. Второе. Лидеры крупнейших политических партий поставлены под удар. Вспомним, как иронизировал Грызлов над Мироновым. Сегодня главный единоросс страны снова может почувствовать себя не слишком уютно. Если, конечно, позволит себе задуматься над ситуацией. Невероятно, чтобы лидер ЕР не похвалил президентскую инициативу, тем самым признав правоту соперника, но тогда какова цена «слову и делу» политика? Далее. Можно предположить, что все более актуальным становится вариант «технического президента», президента-«прокладки», который примет огонь на себя в 2008-м (в случае возможного и даже неминуемого почти краха нацпроектов), – чтобы потом тихо уйти в сторону, подготовив триумфальное возвращение Владимира Путина. Можно еще предположить, что таким путем Путин пришел к компромиссу с теми, кто толкает его остаться у власти сегодня.

    Александра Самарина.
    © «
    Независимая газета», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Акценты Путина

    Вторая и четвертая власть котируются низко

         Президент на встрече с журналистами из G8 был очень хорошо подготовлен и ни разу не выглядел поставленным в тупик или даже неловкое положение тем или иным вопросом.
         Он звучал как человек, который ощущает свое интеллектуальное превосходство не только над собеседниками, но и над самими проблемами в формулировках Запада. Спорные территории? Нет таковых. Мы не считаем их спорными. Гонка вооружений? Не мы ее начали. Считаете ли себя демократом? Конечно, я абсолютный и чистый демократ. Демократические права и свободы? Соединенные Штаты являются сегодня главным нарушителем свобод и прав человека в глобальном масштабе.
         Журналисты выглядели бледно, неубедительно, некомпетентно, лишний раз подтвердив мнение Путина, что таким людям работать в газетах – самое место: в более серьезные структуры они не годятся.
         Когда Владимира Путина спросили про требование Британии об экстрадиции Лугового, он удивился самому факту запроса, поставив под сомнение уровень компетенции руководителей правоохранительных органов Британии. И сделал вывод о том, что чиновникам-незнайкам самое место работы – в парламенте или газете. Путин был настроен на откровенный разговор, потому и был откровенен: людям некомпетентным, не доходящим до глубины, как это обычно делают чиновники власти исполнительной, то есть первой, самое место во власти второй или четвертой. А мы удивляемся, почему иногда создается впечатление, что Дума и Совет Федерации являются отделами, подразделениями администрации президента. Наверное, главе государства кажется, что так оно и есть. Или он точно знает, что так оно и есть. А может быть, в нашей стране действительно так оно и есть.
         Если это так, то у страны большие проблемы на пути к демократии и оптимизм президента относительно нормальности движения к укреплению парламентаризма избыточен.
         Путин проявил доскональное знание проблем, связанных с «Газпромом». Его рассуждения о различиях между недропользователем и совместной работе с иностранцами в сырьевом секторе продемонстрировали и уровень компетентности, и степень готовности к вопросам о месте и роли иностранного капитала в экономике России. Жестко президент оценил уровень риск-менеджмента российскими акционерами, Вексельбергом и Потаниным, в проекте по Ковыкте, не обеспечившими вхождение в трубопроводную систему. Угрожающая фраза насчет того, что он не «будет даже говорить, как приобретались лицензии» в начале 90-х годов, должна ввести в оцепенение упомянутых бизнесменов. Призыв президента к совести в этом контексте выглядит подсказкой, если не руководством к действию.
         Методологически слабой выглядит апелляция Путина к тому, что «мы снимаем с себя ответственность за ответные шаги в вопросах совершенствования российской системы стратегического ядерного оружия». В этом вопросе единственной пострадавшей стороной будет наш народ, и снять ответственность перед ним, увы, нельзя, поскольку гонка вооружений сопровождается ростом бюджетных расходов на оборону.
         И еще одно замечание. Друзья, соратники, родственники, подхалимы, карьеристы – вот то племя паразитов, окружающее человека, даже хорошего, который долго занимает руководящую должность. В условиях убогости второй и четвертой властей, при очевидном нездоровье третьей – судебной – главные риски от продолжительности пребывания у власти достойного человека именно в этом. Размышления президента на эту тему важны хотя бы для того, чтобы оценить уровень понимания им этой проблематики. Их мы не услышали

    © «Независимая газета», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Политика ушла в подполье

    Мы не знаем не только то, кто будет нами править в ближайшем будущем, но и то, какой у нас будет политический строй

    От капризов и настроений властителя зависят судьбы не только придворных-политиков, но и всей страны. Алексей Марков, «Фортуна и нищий». Загружается с сайта НеГа      Россия превратилась в страну тайны и непредсказуемости. Самый важный вопрос нашей политической жизни, кто будет объявлен преемником Путина, в чьих руках будет власть после 2008-го – это самая большая и непроницаемая тайна. Но и вообще планы президента – тайна, и все важные назначения, сделанные им, – неожиданности. Практически наверняка – даже для его окружения. Тайной и непредсказуемостью пронизано все. За любым действием власти может скрываться какой-то иной смысл. Если в компанию приходит налоговая инспекция, руководители компании прежде всего начинают думать – не означает ли это, что где-то принято решение (естественно, тайное) компанию отобрать. Если появляется какая-то новая партия, журналисты и политологи тут же начинают гадать – для чего это нужно Кремлю.
         Эта таинственность усилилась при «закрытом», приученном своей предшествующей работой «не болтать лишнего» Путине, но возникла задолго до его прихода к власти. При психологически более простом и открытом, чем Путин, Ельцине и его безалаберном «дворе» тайн тоже было предостаточно. А процесс, приведший к назначению Путина, был не намного более открытым, чем теперешний процесс передачи власти, и само это назначение не более «предсказуемо», чем то, которое, может быть, уже произошло в глубочайшей тайне президенского сознания, а может быть, даже еще и не произошло и произойдет позже.
         Таинственность и непредсказуемость – не путинские (или не только путинские) черты, а характеристики, имманентные политической жизни постсоветской России. Почему же у нас так много тайного?

    Концентрация власти
         Прежде всего это связано с громадной концентрацией власти в руках наших президентов. Любая личность – тайна, в том числе в значительной мере и для себя, поскольку мы зачастую имеем самое смутное представление о наших реальных мотивах. Проникнуть в мотивацию человека и предугадать его поступки – трудно и до конца – принципиально невозможно. Но если человек – всевластный правитель, тайна его личности и непредсказуемость его решений становятся тайной и непредсказуемостью политики, общества.
         Решения правителя зависят от тысячи не поддающихся учету и контролю факторов – от перепадов его настроения, от каких-то фобий, в которых он сам себе не признается, от влияний, которые могут исходить от кого угодно – от охранника, тренера, любовницы, духовника. Двор правителя, естественно, постоянно пытается проникнуть в его душу, занимается любительским психоанализом и сбором информации об его пристрастиях, привычках и о влияниях на него. А правитель, также естественно, стремится сохранить себя как личность, свою свободу и свою приватную сферу и «прячется» от окружения.
         Любой двор – клубок тайн и интриг. При любом дворе двери плотно запираются, но у этих дверей стоят люди, которые прислушиваются и пытаются подглядеть в замочную скважину. И то, что происходит сейчас в Кремле, – это то же самое, что происходило всегда при различных дворах разных правителей. «Сегодня у государя был Витте (или Столыпин, или кто угодно), они долго беседовали, и Витте вышел расстроенным». – «Я бы не советовал сегодня просить об этом государя, у него дурное настроение». – «А это кто такой? Это – старец Григорий Распутин». Сейчас в Кремле слышно что-то очень похожее. «Сечин (или Сурков, не важно кто) уже две недели не может попасть к президенту!» – «Я заметил, что, когда президент видит Абрамовича, он всегда улыбается». – «Кто это? Это – духовник президента».
         Все это в условиях громадной концентрации власти и есть самая важная информация. От мыслей, настроений, планов, характера властителя зависят судьбы не только придворных, но в какой-то мере – и всей страны.
         И эта информация всегда гипотетична и не полна. В душу человека все равно не проникнешь. А тайна и непредсказуемость порождают страх и благоговение.

    Цари – генсеки – президенты
         Но таинственность и непредсказуемость постсоветской России – не только следствие концентрации власти в руках президента. Очень трудно сказать, больше или меньше власти у наших президентов, чем у царей и генсеков, (трудно сопоставить разную природу ограничений власти этих правителей – традиционалистских в царской России, идеологических и институционально-партийных в России советской и связанных с обязательностью внешнего соблюдения правовых демократических норм в России постсоветской). Но таинственности и непредсказуемости у нас сейчас несомненно, больше, чем раньше.
         В царской России после принятия закона о престолонаследии вопрос о преемнике вообще никакой тайной не был. Все знали, что после ныне здравствующего государя на престол взойдет цесаревич – наследник. И даже до принятия этого закона в период дворцовых переворотов все претенденты могли быть только из членов династии.
         Все варианты можно было перебрать на пальцах одной руки. В СССР, конечно, нельзя было точно сказать, кто будет следующим генсеком, но было ясно, что им может быть только кто-то из членов Политбюро, портреты которых несли на демонстрациях. А сейчас у нас тайной является сам состав «политбюро». Знал ли Фрадков до последней минуты перед своим назначением, что он – «член политбюро»?
         Чем же объяснить, что в современной России, где есть относительно свободные СМИ, ряд партий, в том числе оппозиционные, и т.д., самые важные вопросы политики окружены большей тайной, чем в России самодержавной и России советской? Я думаю, что наши закрытость и непредсказуемость как раз и связаны с тем, что фасадная сторона нашей жизни – открытая и демократическая. По сравнению с царской и советской Россией в нашей теперешней политической системе разрыв формы и содержания, фасада и того, что скрыто за фасадом, максимален.
         В царской России царь и был самодержцем, и назывался самодержцем. Форма и суть самодержавия совпадали. В СССР разрыв формы и содержания был больше. Тем не менее в Политбюро и ЦК фасадная и реальная стороны власти почти совпадали. Эти органы власти и формально, «по уставу», были высшими партийными органами и действительно обсуждали и решали важнейшие вопросы, а Политбюро реально выбирало из своей среды преемника генсека.
         Сейчас фасад и реальность власти фактически не имеют между собой ничего общего. Реальность власти – безальтернативность президента, практическая неограниченность его власти и даже его полная свобода в назначении преемника. А фасад – демократия, разделение властей и свободное избрание народом президента на открытых и альтернативных выборах. Колоссальная реальная власть президента – это «неформальная» власть, противоречащая формальным «фасадным» нормам.
         Но если реальность власти не имеет ничего общего с фасадом, значит, власть должна осуществляться тайно, «подпольно». Тайной становятся не только мотивы решений президента, но и сами важнейшие решения, которые при обязательном демократическом фасаде не могут провозглашаться и реализовываться открыто. Решения типа «обеспечить конституционное большинство «Единой России» или «создать преданную президенту, но конкурирующую с «Единой Россией» «Справедливую Россию» и посмотреть, что из этого получится» или «передать собственность над той или иной компанией или тем или иным СМИ в надежные руки» – могут быть только секретными. И весь механизм их проведения в жизнь может быть только секретным.
         А операция «преемник» должна быть высшей тайной именно потому, что здесь противоречие формы и содержания максимально. Здесь нельзя допустить никакого сбоя, преемник может быть только тот, кто определен президентом. Но и фасад должен быть безупречен. Преемника должны действительно избрать тайным голосованием на альтернативных выборах. «Управляемая демократия» – это по сути своей постоянное проведение «спецопераций». А передача верховной власти в ней – самая ответственная и самая тайная «спецоперация».
         Я не придаю такого уж большого значения тому, что Путин – бывший работник КГБ. В других странах, где президентская власть также велика и «безальтернативна», но президенты имеют другой генезис, система управления – примерно такая же. «Тайны астанийского двора» бывшего партийно-хозяйственного работника Назарбаева – не меньшие, чем тайны путинского двора. Но ясно, что приобретенный Путиным опыт и его возможность опереться на корпоративную лояльность работников спецслужб и использовать их навыки идеально соответствуют задачам управления в нашей системе. Никто не может лучше осуществлять тайное управление, чем профессионалы тайной службы.
         Сфера тайного у нас предельно широка. Но тайна и непредсказуемость порождают страх, неуверенность в завтрашнем дне. Если известно, что после государя будет править наследник, придворный может как-то подготовиться и приспособиться к будущему. Если за генсеком может прийти кто-то из членов Политбюро, непредсказуемости больше, но все же «простой член ЦК» мог как-то рассчитать свое будущее. Но сейчас российский чиновник или магнат, не знающий даже приблизительно, что будет в 2008 году, должен жить в ситуации крайнего стресса.
         И этот страх, вытекающий из непредсказуемости будущего, то есть из самой природы нашего строя, распространяется во всем обществе. Громадная популярность Путина была связана прежде всего с тем, что наконец стало ясно, кто – хозяин. Боящееся неопределенности общество испытало облегчение. Сейчас все снова стало неясно и даже более неясно, чем в 2000 году.

    Мучительная неопределенность
         Ситуация неопределенности, непредсказуемости, прямо вытекающая из природы нашего строя, – неудобная, мучительная. И нет никакого сомнения, что даже «на самом верху» существует большое недовольство этой ситуацией и желание перейти к каким-то более предсказуемым и стабильным формам политической жизни. Или – к более «простому» авторитаризму, продлению до бесконечности правления того, к кому все уже привыкли и приспособились, отбрасыванию неудобной правовой и демократической формы. Или (несомненно, есть и такие настроения) – к более правовой системе, в которой исход борьбы за власть не определен, но правила игры более открыты и определенны, и поражение в ней не так уж страшно.
         Мы не знаем, что творится за кремлевскими стенами, но не может быть сомнения, что обычная, нормальная придворная борьба должна принимать там и некоторую идейную окраску. Какая-то борьба разных образов желательного будущего должна идти и в сознании самого президента, проникнуть в которое уж совсем невозможно. И именно здесь, а не в фасадной сфере открытой политики решается ближайшее будущее нашей страны.
         Общество атомизировано, его сознание не определенно и аморфно, и оно совершенно неспособно к самоорганизации. Оно не так уж далеко ушло от позднесоветского общества, и всякие марши несогласных больше напоминают диссидентские демонстрации, где на одного протестующего приходилось сто сотрудников КГБ, чем демонстрации на Западе или на украинском Майдане.
         Но в позднесоветскую эпоху на одного диссидента приходилось не только несколько сотен или тысяч работников КГБ, но и несколько десятков миллионов людей, испытывающих неопределенное недовольство. И эти люди были везде – и в ЦК, и даже в том же КГБ. И именно смутное понимание этого заставляло власть приставлять по сто агентов к каждому диссиденту, как смутное понимание того, что несогласных в любой момент может стать сотни тысяч, заставляет сейчас власть посылать ОМОН против горстки «городских сумасшедших».
         Неожиданное появление Горбачева и процессы в его сознании, которые никто не мог предвидеть, привели к падению советского режима. Стоило исчезнуть (или ослабнуть) страху власти, стоило обществу ощутить, что власть не имеет ясной «безальтернативной» политики и что она – не монолит, как дремота застоя сменилась судорожной активностью.
         И сейчас достаточно появления некоторой неопределенности в том, в чьих руках власть, выхода в процессе борьбы за власть наружу разных позиций обладающих властью, апелляции борющихся групп к обществу, как теперешняя дремота может пройти. Операция «преемник» таит в себе риски не только для тех, кто в будущем может оказаться в роли новых Березовских и Ходорковских, но и для режима в целом. Но даже если она пройдет без сучка без задоринки, какая-то следующая важная спецоперация неизбежно провалится. Это – в природе спецопераций.
         Мы не знаем не только то, кто будет нами править в ближайшем будущем, но и то, какой у нас будет политический строй.

    Дмитрий Фурман.
    © «
    Независимая газета», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Ненадежные люди

    Население уверено, что, кроме Путина, со стоящими перед страной проблемами никто не справится

    Загружается с сайта Газета.Ru      Еще задолго до 2 марта 2008 года – «черного дня» календаря, когда на очередных президентских выборах Россия вынуждена будет сменить главу государства, – граждане должны начать голосить: «На кого ты нас, батюшка, покидаешь?» Если вопли будут достаточно громкими и интенсивными и причитать станут не только корыстные чиновники и льстивые политики, но и простой люд, целыми домами, школами, заводами и прочими трудовыми и нетрудовыми коллективами, возможно, и мировое сообщество, в последнее время начавшее что-то придираться к Владимиру Путину, поймет, что «глас народа – глас Божий». И как казахстанцам не прожить без Назарбаева, как таджики, словно дети малые, пропадут без освежившего если не имидж, то имя Эмомали Рахмона, как азербайджанцам не справиться с трудностями бытия без семейства Алиевых, так и россияне буквально осиротеют без Путина.
         Да и не в эмоциях вовсе дело. Не в том, что Путин, как недавно кричали ему казаки, собравшиеся в московском храме Христа Спасителя на свой большой круг, «люб» многочисленным народам, населяющим Россию. Что за него не только «гордый внук славян», уже не дикий тунгус «и друг степей калмык». А в том, что, согласно последним данным ВЦИОМ, кроме как действующему президенту, россияне никому не могут доверить решение насущных задач, стоящих перед страной.
         Никто из высших руководителей страны, уверены россияне, самостоятельно не справится.
         На второе лицо в государстве – премьер-министра Михаила Фрадкова – рассчитывает всего 1% опрошенных, его замам – Александру Жукову и Сергею Нарышкину – вообще никто не готов доверить дела государственные. Деловой рейтинг первых вице-премьеров Дмитрия Медведева и Сергея Иванова – 7% и 4% соответственно – настолько низок, что президенту стоит задуматься о поиске более толковых наследников.
         Не полагается народ ни на спикеров – в том, что сдюжит Грызлов, уверены 6%, на Миронова рассчитывают еще меньше – 5%, – ни на губернаторов – в эффективность Матвиенко, которую в последнее время стали называть в качестве возможной кандидатки на президентский пост, верит всего 1%, – ни на полпредов – у представителя президента в ЮФО Дмитрия Козака нулевой показатель, – ни в бизнес-генералов – у главы РАО РЖД Владимира Якунина такой же ноль. На этом фоне тотального безверия и разочарования семипроцентный барьер делового доверия, преодоленный старожилами российской политики, лидером КПРФ Геннадием Зюгановым и Владимиром Жириновским, выглядит как вполне обнадеживающий результат.
         И все же большая часть граждан – 38% – уверены, что совладать с внутренними и внешними проблемами под силу исключительно Владимиру Путину. Еще четверть россиян «пребывают в пессимизме» и вообще не видят никого, кто бы смог дать всем рабочие места и обеспечить экономическое процветание, разрулить международную ситуацию, побороть коррупционеров и покончить с террористами. Если отнестись к этому опросу со всей серьезностью, то вытекающий из него вывод просто-таки пугает.
         После ухода Путина страна, оставленная компании незнаек и неумеек, просто погрузится в хаос. Почти по Уэллсу – «Россия во мгле-2».
         Показательно и то, что даже избиратели «Единой России», а по последнему опросу Левада-центра, более половины – 53% готовых прийти к урнам граждан – проголосуют именно за эту партию, не верят в своего лидера. Только 11%, неутешительно констатирует ВЦИОМ, считают, что Борис Грызлов может решать какие-то государственные проблемы самостоятельно, без путинского совета и кремлевского обеспечения. Это нелицеприятное мнение сводит на нет заявленные намерения лидеров «Единой России» в случае завоевания большинства в Госдуме, в законодательной власти, укомплектовать власть исполнительную, правительство, своими кадрами. Не потому, что президент, хоть новый, хоть старый, не даст им этого сделать. А потому, что даже поклонники партии власти скептически оценивают возможности даже главного единороссовского кадра к деятельности, выходящей за рамки ни к чему не обязывающих думских комментариев и послушного голосования спущенных сверху предложений.
         В этом смысле – и тут для Кремля еще один повод задуматься – электорат прочих партий, и КПРФ, и ЛДПР, и «Справедливой России», верит в деловые качества своих лидеров больше, чем даже в способности президента Путина. Рейтинг Миронова среди его сторонников равен рейтингу Путина – 39%. Любители Зюганова и Жириновского еще более высокого мнения о своих вождях: около двух третей – 65% и 68% соответственно – уверены, что под руководством их лидера все проблемы будут решены. Убедить в этом почитателей других партий вряд ли получится. Да и ни к чему:
         выборы по-путински все ближе приближаются к советскому стандарту.
         И на думских, и на президентских выборах большинство будет голосовать не ради выбора тех, кто может «решать проблемы», а так, чтобы не иметь проблем лично для себя.

    © «Газета.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    «В России попахивает Веймарской республикой»

    В обзоре британских газет

    «Комплекс национального унижения»
    Российский национализм - это старая и мощная сила, и Путин ему не противостоит, считает Times. Загружается с сайта НеГа      Times посвящает статью своего обозревателя Майкла Бинийона состоянию дел в сегодняшней России и роли ее президента Владимира Путина.
         «В современной России явственно попахивает Веймарской республикой», – такими словами открывается комментарий обозревателя Times.
         Банды скинхедов и расистов избивают иностранцев и кавказцев, нападают на геев, силы правопорядка разгоняют оппозиционные митинги, пишет Бинийон. Растет неприятие любой точки зрения, кроме правительственной, а президент Путин ссорится с соседями и угрожает западным союзникам.
         Запад обвиняет Путина в том, что он ведет Россию к фашизму, продолжает обозреватель Times. Однако не следует проводить прямые параллели с Германией 1920 и даже 1932 года.
         Россия действительно страдает от комплекса национального унижения, как и Германия после Первой мировой войны. Но это продолжается уже 16 лет. Да, многие в России тяжело переживают распад Советского Союза, не принимают факт независимости Украины или Грузии. Но лишь теперь у них появилась возможность выразить свое недовольство, пишет Бинийон.
         Насколько Владимир Путин контролирует эти настроения? Он восстановил совесткий гимн, его казарменные шутки хорошо отражают главенствующее направление в российском общественном мнении. И вряд ли удивительно, что его рейтингу может позавидовать любой западный лидер, продолжает Times.
         Российский национализм – это старая и мощная сила, и Путин ему не противостоит. Но он не расист, отмечает Майкл Бинийон, и проводить прямые параллели с фашизмом в России тоже не стоит.
         Скинхеды в России были всегда, и Путин неоднократно осуждал их деятельность (правда, от этих осуждений нападения скинхедов не прекратились). У него сложились хорошие отношения с еврейским населением России. Путин не позволил российскому национализму развиваться по балканскому сценарию, пишет газета.
         Западные партнеры России гадают, как долго будет продолжаться нынешнее похолодание во взаимоотношениях. Некоторые аналитики рассматривают оптимистический сценарий: после грядущих парламентских и президентских выборов волна антизападных настроений в России пойдет на убыль – новым лидерам страны надо будет заниматься ее управлением, а не поисками врагов.
         Пессимистический сценарий предусматривает дальнейшее обострение отношений Росси и Запада, в том числе и потому, что европейские лидеры, которым удалось наладить отношения с Владимиром Путиным, – Берлускони, Шредер, Ширак – уходят с политической сцены.
         «Случись так, что нефть подешевеет и Россия внезапно обеднеет, призрак Веймарха, возможно, появится вновь, – подводит итог Майкл Бинийон. – Следует надеяться на то, что нынешнее богатство смягчит ее гнев, и Россия обуздает своих националистов и их недовольство».

    «Пока еще не доктрина»
         Guardian отмечает, что в целом ряде стратегических вопросов, ставших сегодня камнем преткновения между Россией и Западом, Владимир Путин прав.
         Он справедливо не приемлет расширения НАТО на восток, поскольку это нарушает дух, если не букву, договоренностей о структуре обеспечения безопасности в Европе. Он прав, утверждая, что размещение элементов системы ПРО в Польше и Чехии нарушает европейский стратегический баланс сил, считает издание.
         Саму идею противоракетного щита в Европе Guardian называет одной из заповедей идеологии американских неоконсерваторов – наравне с вторжением в Ирак.
         «Когда Россия распахнула окна и двери навстречу Западу, она испытала катастрофическую потерю суверенитета над своей территорией и коллапс большинства своих внутренних институтов», – отмеччает Guardian. Теперь маятник качнулся в другую сторону, и в стране царит жестокий, ксенофобский национализм.
         «Россией больше не правит пьяный президент – ею управляет слишком трезвый», – утверждает газета.
         Тем не менее, Guardian предлагает не слишком беспокоиться по поводу недавних заявлений Владимира Путина, полагая, что, несмотря на их жесткость и враждебную риторику, они пока еще не представляют собой политику, а тем более доктрину.
         Газета рассматривает недавний обмен высказываниями между российскими и британскими официальными лицами в связи с делом Александра Литвиненко, и приходит к выводу, что, кроме импульсивного желания «дать сдачи» за ними не видно определенной политической линии.
         «Действительно ли Россия готова нацелить ракеты на Лондон, где живут тысячи русских? Являются ли ядерные угрозы лучшим способом убедить новое поколение европейских лидеров в том, что Россия – надежный партнер?» – задает вопросы Guardian, и предлагает решение: обождать, остудить горячие головы и обсудить эти проблемы. Правда, маловероятно, что это произойдет на грядущем саммите «восьмерки».
         Financial Times помещает редакционную статью под заголовком «Угрозы Путина зашли слишком далеко».
         «Путину следует поостеречься», – замечает FT. Возможно, его тактическое мастерство и поможет ему обыгрывать Запад в краткосрочной перспективе, но наследством его режима станет глубокое недоверие к России со стороны США и Европы.
         После унижения 1990-х и накануне выборов Россия не желает мириться с военным присутствием США на территории Польши и Чехии.
         Советники Владимира Путина с порога отвергли предложение США о совместной разработке систем ПРО, пригрозив взамен выходом России из двух главных договоров об ограничении вооружений.
         Курс на конфронтацию не только неверен, но и непродуктивен, полагает Financial Times. Он не поможет наладить отношения ни с Польшей, ни с Чехией, ни с другими странами региона.
         Конечно, Соединенные Штаты могут предпринять определенные усилия для разрядки напряженности, например, ограничить число ракет-перехватчиков на территории Восточной Европы. Но основная ответственность лежит на российском президенте, полагает FT.
         Все, что сделано им с начала этого года, превращает вопрос о ПРО в игру с нулевым результатом – в ней не будет победителей. Такой подход не есть признак государственного деятеля, считает FT.

    «Равносильно самоубийству»
         Independent на первой странице помещает открытое письмо «восьмерке» Елены Трегубовой -российской журналистки, недавно обратившейся в Великобритании за политическим убежищем.
         «У меня есть личный опыт общения с режимом Владимира Путина, – пишет она. – Мне пришлось искать убежища в Великобритании за критику Кремля в качестве независимого журналиста. Я осознала, что возвращение на родину равносильно самоубийству. Но это письмо не обо мне. Я пишу вам потому, что опасаюсь, что Россию уже поджидает трагедия».
         В письме Елены Трегубовой перечисляются претензии к президенту России, уже не раз появлявшиеся на страницах британских газет. Это и угрозы перенацелить российский ядерный арсенал, и травля прессы и негосударственных организаций в самой России, и закон, разрешающий убийство врагов России за ее пределами, и банкротство ЮКОСа.
         В завершение письма автор предлагает лидерам «восьмерки» решить, готовы ли они возложить свободу России на нефтегазовый алтарь.
         Комментируя письмо и ситуацию накануне саммита в целом, Independent замечает, что планы «восьмерки» на подобного рода встречах редко осуществляются. В этот раз причиной срыва стал Владимир Путин.
         Газета видит причину нынешней напряженности в отношениях России и Запада не только проблеме ПРО. Главное – это растущее недовольство Запада развитием событий в России, вызывающее гневное раздражение ее президента.
         Independent приводит отрывки из опубликованного накануне интервью Владимира Путина. Складывается ощущение, что ему абсолютно все равно, как Россию воспринимают за рубежом, считает издание. Однако западные лидеры должны выразить свое беспокойство – это их обязанность.
         В своем письме Елена Трегубова призывает Владимира Путина выбрать: или Россия идет по демократическому, свободному пути, принятому в остальных странах «восьмерки», или прекращает членство в организации.
         Возвращаться к причинам принятия России в G8, сегодня уже не стоит, полагает Independent. Более важен другой вопрос: насколько это клуб полезен в своей нынешней форме.
         И в этом, считает издание, Трегубова права: нынешняя напряженность в отношениях России и Запада вызвана гораздо более серьезными проблемами, чем баллистические ракеты.

    Западные инвесторы перед выбором
         Financial Times рассказывает о неожиданной проблеме, вставшей на пути восточноевропейских стран. Это острая нехватка рабочей силы. В качестве причин газета называет приток иностранных инвестиций, миграцию населения и его низкую мобильность.
         В некоторых секторах экономики за последний год зарплаты выросли уже в полтора раза, сообщает FT, а западные инвесторы все чаще оказываются перед выбором: или искать рабочих еще дальше на востоке, или поднимать уровень зарплаты.
         И это несмотря на то, что уровень безработицы в недавно присоединившихся к ЕС странах довольно высок, достигая иногда 13%.
         Многим безработным в Восточной Европе уже за 50, и у них нет ни соответствующих навыков, ни умения выгодно продать себя на рынке труда.
         Даже в Чехии и Венгрии, менее других пострадавших от массовой миграции в страны Западной Европы в поисках лучших заработков, традиции прочно удерживают население на месте – рынок труда в этих странах не слишком подвижный, и новые вакансии заполняются не слишком быстро.
         А приток инвестиций обогнал неповоротливую систему образования – она не успевает поставлять на рынок квалифицированные кадры. Financial Times замечает, что в поисках рабочей силы восточноевропейские компании все чаще обращают взоры на Восток: в Польше уже можно встретить рабочих из Узбекистана и Таджикистана, а на заводе швейцарского производителя одежды Wear в Румынии трудятся 800 китайцев.
         Все это, вместе взятое, грозит региону замедлением экономического роста, предупреждают экономисты. Западные инвестиции хлынули в Восточную Европу во много благодаря доступности и дешевизне рабочей силы. Теперь это преимущество может испариться.

    Обзор подготовил Михаил Смотряев, Русская служба Би-би-си.
    © «
    BBCRussian», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Для ракетных угроз нет оснований

    Пространные разговоры Путина на ракетную тематику вполне вписываются в рамки воинственных заявлений, которые звучат не только из Москвы, но и из Вашингтона

         В качестве прелюдии к саммиту Группы восьми, открывающемуся на этой неделе в Германии, российский президент Владимир Путин обрушился с критикой на планы администрации Буша по развертыванию системы противоракетной обороны в Польше и Чехии. Хотя между путинской Россией и другими членами 'большой восьмерки' действительно существуют определенные конфликты интересов, столкновение в стиле 'холодной войны' из-за системы ПРО не должно стать одним из таких конфликтов. Эта драка, которую начал президент Буш, и в которую ввязался Путин, никому не нужна.
         В военном плане слова Путина о нацеливании 'баллистических или крылатых ракет, а может быть, совершенно иных систем' на объекты в Европе лишены смысла. Имеющиеся в настоящее время в российском арсенале ракеты могут быть в течение считанных минут перенацелены на новые объекты. Тем не менее, пространные разговоры Путина на ракетную тематику вполне вписываются в рамки воинственных заявлений, которые звучат не только из Москвы, но и из Вашингтона.
         Когда речь заходит о той настойчивости, с которой Буш проталкивает план размещения 10 ракет-перехватчиков в Польше и радарной установки в Чехии, то возрождение риторики времен 'холодной войны', основанной на принципе взаимного устрашения, кажется особенно необоснованным – ведь ситуация представляет собой не что иное, как конфликт, которого можно было бы избежать и корни которого кроются в преднамеренном обмане с обеих сторон исчезнувшего 'железного занавеса'.
         В пространном интервью за щедрым обедом, устроенном в пятницу вечером для западных журналистов, Путин поднял на смех утверждения о том, что запланированная к размещению в Центральной Европе система противоракетной обороны необходима для противодействия иранским ракетам большой дальности. Здесь Путин был прав лишь отчасти. Да, сейчас у Ирана нет ракет, способных достигать территории Европы, а тем более Соединенных Штатов. Однако эта исламская республика работает над увеличением радиуса действия своих ракетных систем, и вполне возможно, что к тому времени, когда США развернут компоненты своей ПРО в Польше и Чехии, она получит ракеты, способные наносить удары по Европе.
         Путин был также неправ и в отношении причин, по которым Буш хочет разместить на европейской территории самую амбициозную версию американской ПРО – системы, предназначенной для уничтожения межконтинентальных баллистических ракет при помощи перехватчиков за пределами земной атмосферы. Что-то явно макиавеллиевское звучало в словах Путина, когда он намекнул, будто бы тайная цель развертывания системы ПРО в Европе заключается в намерении Буша 'подтолкнуть нас к ответным шагам, чтобы не допустить дальнейшего сближения России и Европы'. В его замечаниях звучали какие-то параноидальные нотки, когда он заявил, что ситуация, в которой одна сторона имеет систему ПРО, а другая нет, 'создает иллюзию защищенности и повышает возможность развязывания ядерного конфликта'.
         Путину надо понять следующее – и это могут объяснить ему эксперты по ядерному оружию: та система противоракетной обороны, которую стремится развернуть Буш, имеет один серьезнейший изъян. Ее датчики не отличают находящиеся в космосе настоящие боеголовки от ложных целей, которые легко можно туда запустить. А неработающая система не может представлять угрозу для России, тем более служить в качестве щита от Ирана. От этой системы выгоду получают только подрядчики из оборонной отрасли, а ослабить она может лишь американских налогоплательщиков.

    («The Boston Globe», США).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Гонка со временем

         Интервью Владимира Путина, опубликованное вчера в 'Corriere', заставляет задаться вопросом, основополагающим для нашей безопасности. Кем в действительности является глава Кремля – тем, кто заявляет об окончании вражды с США и через месяц встретится с Бушем в доме его отца в штате Мэн или тем, кто заявляет о готовности нацелить свое ядерное оружие на Европу и не исключает возможности разорвать в клочки договор, который устраняет евроракеты?
         Проблема в том, что оба этих Путина являются выражением интересов, которые Россия считает жизненными, и которые, вероятно, не изменятся после смены президента, предусмотренной в 2008 году.
         Россия не только не хочет повторения «холодной войны», но и не может себе это позволить. Необходимость избежать новой милитаризации экономики, все усиливающаяся взаимозависимость рынков, предполагаемая потребность в крупных иностранных инвестициях для модернизации энергетических инфраструктур – все это элементы, несовместимые с разрывом отношений между Москвой и Западом. В постидеологическом мире, который так сильно отличается от мира блокового, не может удивлять то, что очередной царь держит открытыми каналы коммуникации и сотрудничества с США, не говоря уж о прекрасных европейских клиентах. Но прагматизм имеет свои пределы. Россия вековых страхов не может позволить, чтобы стратегическое равновесие было изменено в ущерб ей, не хочет, чтобы 'испарился' ее статус ядерной державы, и, будучи подверженной национализму, не переносит, когда ее ставят перед свершившимися фактами.
         Объявленное размещение в Польше и Чехии элементов 'щита', который Америка хочет противопоставить будущим иранским ракетам, становится таким образом для Путина неприемлемым оскорблением, заслуживающим жесткого ответа. Не важно, что защита создается против того, что можно считать общим врагом. Эффективности и надежности российского арсенала был бы нанесен ущерб, и этого достаточно. Однако российский президент не говорит о том, что за его резкими предупреждениями скрывается нечто более серьезное, чем то, о чем пока шла речь.
         Первым начал планировать гонку вооружений Буш, в одностороннем порядке выйдя из договора по ПРО, который запрещал оборонные системы, – не без оснований обвиняет Путин. Но подлинная проблема состоит в том, что это американское решение помешало вступлению в силу договора ОСВ-2 о параллельном сокращении наступательных арсеналов, в то время как действующий сейчас договор ОСВ-1 истекает в 2009 году, и не похоже, чтобы Вашингтон был заинтересован в проведении переговоров о новом договоре. Существует, – и это правда, – московское соглашение 2002 года, которое ограничивает количество ядерных боеголовок до 1700-2000 штук с каждой стороны, но Россию это тоже не успокаивает.
         Бывший советский ядерный арсенал морально устареет к 2015 году. Ракеты последнего поколения (такие, как только что испытанные RS-24) не смогут заполнить пустоту, и в скором времени станет непреодолимым разрыв между российским оборонным потенциалом, приходящим в упадок, и продолжающимся технологическим обновлением американского потенциала. Чего Москва действительно боится, так это краха в большей степени политической, чем военной догмы о 'паритете' между Россией и США. А развертывание противоракетной системы неподалеку от российских границ, кроме всего прочего без адекватных консультаций, не может в этом контексте не казаться Путину ни чем другим, как провокационным ускорением. Причем именно тогда, когда Кремлю, напротив, необходимо настроиться на достижение нового и более радикального договора о сбалансированном разоружении.
         На встрече с глазу на глаз в следующем месяце, а, возможно, уже и на саммите 'большой восьмерки', которая со среды будет проходить в Германии, Путин попробует выжать из Буша решение об окончании того, что он воспринимает как вооруженную осаду в ущерб России. Маловероятно, что ему это удастся, даже, несмотря на то, что среди основных европейских союзников Америки только британцы оценили в позитивном ключе сроки и методы осуществления инициативы Вашингтона. Но, возможно, большее внимание сейчас привлечено все-таки не к гонке вооружений, а к гонке со временем. Буш хочет создать 'щит', чтобы сделать менее тяжелыми итоги своего президентства. Путин старается уменьшить ущерб в ожидании президента-демократа, который, конечно, будет тревожить его преемника по поводу прав человека, но который, возможно, будет готов к заключению новых пактов о разоружении и совместным исследованиям по противоракетной обороне. Между ними, как всегда, находится Европа.

    Франко Вентурини (Franco Venturini), («Corriere Della Sera», Италия).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Некомпетентный Буш, царь Путин, и главный вопрос: придется ли нам воевать с Россией в этом столетии?

         Два года назад я в составе группы британцев-любителей рыбной ловли летел чартерным рейсом в Мурманск. 'Будет небольшая задержка, – сообщил по громкой связи пилот, когда мы уже подлетали. – В аэропорту потеряли наше разрешение на посадку'. Через два часа он сделал новое объявление: 'Боюсь, садиться придется в Финляндии. Русские говорят – если мы не покинем их воздушное пространство, они вышлют истребители, чтобы сопровождать нас до границы'.
         Когда старенький автобус, на который мы сели в Финляндии, чтобы добраться до Мурманска, остановился на российской границе, нам пришлось промучиться еще два часа. Пограничникам, похоже, никто не сообщил, что 'холодная война' уже закончилась. Они чуть не с лупой изучали наши паспорта, проверили все катушки для наших удочек. Глядя на наш дорогой багаж, эти люди буквально кожей излучали обиду и возмущение оттого, что сами живут в нищете. В конце концов они неохотно, с каменными лицами и без единой улыбки, все же пустили нас в свою злополучную страну.
         Тот же настрой, что владел этими недовольными мелкими чиновниками, которых мы повстречали в лесу на далекой северо-западной границе России, выразил в минувшее воскресенье их президент Владимир Путин, когда обрушился с грубыми нападками на США и Британию, не скрывая враждебности своей страны по отношению к нам.
         Лет 25 назад, когда 'холодная война' была еще в разгаре, я спросил великого британского историка сэра Майкла Говарда (Michael Howard): неужели русские всегда будут нашими врагами? Да, ответил он с грустью, 'ведь они всегда будут негодовать из-за наших успехов и злиться из-за собственной несостоятельности'.
         Сегодня эти слова столь же справедливы, как и в 1982 г. Пускай путинская страна сказочно богата нефтью и газом, пускай российские олигархи со своими миллиардами путешествуют по всему миру на личных яхтах и самолетах, главной чертой российского народа остается заботливо взращиваемая ярость. Они считают себя жертвами страшной несправедливости. Они потеряли империю. После краха советской экономики они, как им кажется, два десятка лет сносили оскорбления и покровительственный тон Запада. У них на глазах американцы готовятся разместить ракеты на территории их бывших восточноевропейских сателлитов. Они видят, как российские диссиденты, уютно обосновавшись в Лондоне, щеголяют своим богатством и кичатся – как им представляется – своим предательством.
         И потому они до боли в ладонях аплодируют Путину, когда тот говорит Западу – больше мы этого не потерпим. Они радуются, когда BP и другие западные нефтяные компании выгоняют с российских месторождений. Они наслаждаются нашими проблемами с исламским экстремизмом и поражением в Ираке. Они с восторгом узнают, что агенты Москвы ухитрились убить одного из видных критиков России прямо в Лондоне, а затем благополучно покинуть страну, оставив в дураках британских 'джеймсбондов'.
         Для тех из нас, кто надеялся, что после окончания 'холодной войны' отношения с Россией можно будет построить по-новому, все это крайне прискорбно. Очень многое из того, что мы воспринимали как 'прогресс', достигнутый при Горбачеве и Ельцине, сегодня превратилось в пепел. Пессимисты оказались правы. Великий американский дипломат и историк Джордж Кеннан (George Kennan), пятьдесят лет напрямую имевший дело с Россией, в 1992 г. печально констатировал: 'Не следует ожидать, что Россия когда-либо построит 'демократию' – т.е. политические, социальные и экономические институты, аналогичные нашим'.
         Еще в 1944 г. тот же Кеннан в донесении из американского посольства в Москве утверждал, что было бы ошибкой считать Сталина фанатиком-коммунистом. Скорее, отмечал он, его можно назвать 'крестьянским царем'.
         Сталин уничтожил не меньше, если не больше людей, чем Гитлер. Сегодня в Берлине никому не придет в голову публично вывешивать портрет покойного фюрера. В Москве, однако, считается абсолютно приемлемым, если таксист выставит снимок Сталина в углу ветрового стекла. Я слышал от многих россиян такие слова: 'Он сделал Россию великой державой. При Сталине нашу страну уважали'.
         Их не волнует, что это уважение основывалось на методах террора, на беспощадной готовности России сеять смерть, чтобы навязать свою волю. Они бы явно предпочли, чтобы мир дрожал от страха, внушаемого Россией, признанию своей явной неспособности сравниться с Западом – да и бурно развивающимся Китаем – по техническому творчеству, производственной мощи и экономическим достижениям.
         Путин – новый царь, духовный наследник Сталина – правит страной, утратившей любые идейные убеждения, неспособной заставить работать что-либо, кроме нефтегазовых скважин, и одолеваемой узаконенной коррупцией, охватившей всех – от самых высокопоставленных чиновников до последнего гаишника на перекрестке.
         Трудно описать, насколько мало все россияне, начиная с президента, знают об окружающем мире, да и о собственной истории. Путин закрывает российские архивы для западных исследователей не по соображениям безопасности, а потому что ему внушают отвращение ужасы, раскрывшиеся перед историками в 1990-е. В частности, западные ученые изучили подлинную, неприглядную биографию маршала Жукова – самого знаменитого российского полководца во второй мировой войне. Мы узнали, что в 1942 г. Жуков рекомендовал Сталину расстреливать семьи всех, кто попадает к немцам в плен, чтобы остальным было неповадно сдаваться врагу. Именно такие подробности, по мнению Путина, больше не должны становиться достоянием гласности.
         В прошлом году он ошеломил весь мир, на полном серьезе назвав распад СССР величайшей катастрофой 20 века. На деле, конечно, Советский Союз был беспрецедентным в истории воплощением людских страданий и экономической несостоятельности.
         И все же путинский народ любит своего лидера. Россиян на удивление мало волнует, что он душит свободную прессу и систематически демонстрирует хрупкие институты демократии, созданные Горбачевым и Ельциным. В 1990-е, в период хаоса и инфляции, они решили: выборами сыт не будешь. Демократия для них куда менее важна, чем хлеб, порядок, и уважение иностранцев к их стране. Сегодня простые россияне полагают, что их жизнь немного улучшилась, и благодарят за это президента, а не рост цен на энергоносители.
         Они аплодируют его воскресным яростным выпадам против Запада. Нам стоит приготовиться: таких монологов мы услышим еще много – и от самого Путина, и от преемника, которого он подберет себе к концу года, если действительно покинет свой пост по окончании установленного срока.
         Что же касается будущего, то с точки зрения Запада есть определенные основания смотреть на него с надеждой. При всех путинских угрозах нацелить на Европу новые ракеты, возврат к прямой военной конфронтации по образцу 'холодной войны' маловероятен. Россия сегодня так же зависит от денег за энергетические поставки, как мы – от закупки ее нефти и газа. Будем надеяться, что преемник Джорджа Буша на посту президента США не станет действовать с такой же ужасающей некомпетентностью, провоцируя Москву обещаниями развернуть ракеты в нескольких милях от российских границ.
         Однако о дружбе между Западом и Россией можно забыть. Максимум, на что можно рассчитывать, это более-менее сносное сосуществование. Как это уже столь часто происходило в кровавой истории России, медведь вновь показал когти, и ее народ наслаждается этим.
         Есть основания надеяться, что в 21 веке нам не придется воевать с Россией. Но было бы наивно полагать, что мы сможем лежать рядом с опасным, импульсивным медведем, и чувствовать себя спокойно и в безопасности.

    Макс Гастингс (Max Hastings), («Daily Mail», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Ловушка, расставленная Путиным

         Накануне ежегодной встречи великих мира сего – саммита 'большой восьмерки', стартующего на этой неделе в Германии – Владимир Путин заговорил на повышенных тонах. Он делает это злонамеренно, даже не пытаясь этого скрыть, и с чрезмерным нажимом, который показывает, до какой степени он жаждет быть услышанным.
         Противоракетный щит, элементы которого должны быть установлены в Польше и Чехии, вызывает гнев Кремля. Размещение баз ПРО призвано обеспечить с 2012 года защиту от ударов со стороны Ирана и ни в коей мере не является расширением американского ядерного арсенала. Но Путин уверен в последнем и использует именно этот аргумент, когда говорит о том, что над его страной нависла опасность, что стратегическое равновесие в мире находится под угрозой, и поэтому он нацелит российское ядерное оружие на Европу.
         Эти заявления в купе с угрозами наложить мораторий на договоры по разоружению – как в отношении ядерного оружия (РСМД) так и обычного (ДОВСЕ), а также произведенными на прошлой неделе испытаниями новой межконтинентальной ракеты не могут не вызывать беспокойства. Особенно потому, что военной аргументации не хватает убедительности. Соединенные Штаты еще не скоро смогут обезопасить себя от российских ракет и тем самым нарушить 'равновесие страха' в свою пользу.
         Москву скорее беспокоит политический аспект наращивания американского военного присутствия в Центральной и Восточной Европе, поскольку это лишний раз напоминает бывшей сверхдержаве о том, что после падения Советского Союза, ее зона влияния сжалась, как шагреневая кожа.
         Резкая реакция на планы по созданию противоракетного щита, а также отрицательное отношение к предоставлению независимости Косово указывают на то, что Кремль, вступающий в непростой период передачи президентской власти, выбирает путь конфронтации.
         Россия вновь 'накачала мускулы' благодаря нефтяному золотому дождю, и ее президент намерен отомстить за унижения недавнего прошлого. Владимир Путин возвращается к тому, что так хорошо ему знакомо – риторике времен 'холодной войны', которая мало подходит нынешнему миру – как будто он сожалеет, что прошли те времена, когда равновесие между блоками превращало Вашингтон и Москву в два единственных полюса международной системы.
         Правда, администрацию США нельзя назвать удобным партнером, и она не расположена играть в подобные игры. Она предпочла бы поставить Россию на место и уделить максимум внимания Китаю, которого считает зарождающимся стратегическим соперником, с которым придется считаться. Вряд ли цинизм Путина заставит Белый Дом изменить свою позицию, если только Кремль не постарается в большей мере учитывать психологию противоположной стороны.
         Для Европы эта новая напряженность не сулит ничего хорошего. Мы опять попали меж двух огней. Эскалация риторики Кремля явно имеет целью вбить клин между странами Европы, а также между двумя берегами Атлантики. Подобные маневры мастерски удавались Москве во времена Советского Союза, и нет никаких причин считать, что сегодня она потерпит фиаско. Если только Европа постарается не попасться в расставленную ловушку.

    Пьер Руслен (Pierre Rousselin), («Le Figaro», Франция).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    В вопросе ПРО Россия потеряла всякое чувство меры

         Сегодня никто из тех, кто выступает на мировой арене, не может сравниться с Владимиром Владимировичем Путиным. На любом международном форуме президент России мастерски отодвигает на задний план всех остальных, сея раздор в рядах западных стран, каждый раз поднимая ставки в противостоянии с США и делая его все более жестким.
         Самый последний возмутительный пример подобного 'мастерства' мы имели случай лицезреть в начале этой недели, за считанные дни до саммита 'большой восьмерки'. Путин заявил, что, если на европейской земле когда-нибудь появится американская система противоракетной обороны – даже еще толком не разработанная, – то российский ядерный арсенал будет перенацелен на Европу. И этот человек (вот уж поистине, наглость – второе счастье) называет себя единственным в мире 'демократом чистой воды'! Он жалуется, что 'после смерти Махатмы Ганди даже поговорить не с кем'!
         Осторожно, мистер Путин. Пусть сегодня Ваше тактическое мастерство помогает Вам раз за разом переигрывать Запад, но после Вас и Европа, и США будут еще долго помнить эти хитрости, и результат здесь может быть только один: они ни на грош не будут доверять России.
         Яркий тому пример – скандал, разыгравшийся вокруг системы противоракетной обороны, которая, как утверждают скептики, вообще никогда не будет работать. Даже те, кто истово верит в магию ПРО – даже они признают, что подействовать она может только на государство, у которого один, от силы два-три ядерных боеприпаса.
         После 90-х годов прошлого века, когда, как считает Россия, ее все унижали, и к тому же в преддверии избирательной кампании, Россия, понятно, не собирается смиряться с тем, что в Польше и Чехии появится, по ее мнению, плацдарм США. Подручные Путина отвергли все предложения американцев по сотрудничеству в вопросе противоракетной обороны. Вместо этого Россия грозится выйти из двух основных договоров по контролю над вооружениями; от нее в сторону Запада то и дело раздаются все новые воинственные заявления.
         Подобные действия не просто неправильны, они не просто выходят за всякие рамки приличия – они совершенно контрпродуктивны. Хотя социал-демократы в Германии и критиковали позицию США в этом скандале, судя по последним данным, немецкий электорат, видя такое хулиганское поведение Путина, начал поворачиваться к нему спиной. И хотя общественное мнение в Польше и Чехии настроено все-таки против развертывания противоракетных баз – что по большей части как раз и вызвано страхом перед русскими, – со временем антироссийские настроения в этих двух странах не будут ослабевать, скорее наоборот.
         Конечно, США могут еще много чего сделать для разрешения кризиса – например, начать обсуждение вопроса о необходимости жесткого ограничения количества размещаемых на польской базе противоракет. Однако реальная ответственность за то, что происходит, лежит только на Путине. Все, что он сделал до сих пор, свидетельствует, что он считает противоракетную оборону игрой 'с нулевым результатом', из которой победителем может выйти только одна сторона. Настоящие государственники так не делают. Пришло время, когда Путин должен преодолеть российское неприятие Запада и показать, что Россия – партнер, а не старый заклятый враг.

    («The Financial Times», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Упущенные возможности и плачевный результат

         С 2000 г., когда он неожиданно появился на мировой авансцене, Владимир Путин то ошеломляет, то обнадеживает, то злит иностранных партнеров России. Однако в одном бывший офицер КГБ с ледяной улыбкой проявлял абсолютную последовательность. После унижений ельцинской эпохи он был полон решимости вновь превратить Россию в державу, с которой нельзя не считаться. И сегодня можно сказать, что ему это удалось.
         Этой цели можно было добиться и в условиях сотрудничества с Западом; однако сегодня возрождение российского влияния происходит через противодействие ему. Все могло бы сложиться и по-другому. В 2000 г. Тони Блэр, игнорируя Чечню и другие болезненные вопросы, изо всех сил старался подружиться с Путиным – достаточно вспомнить их приятельскую пирушку 'без галстуков' в московской пивной. Или взять знаменитое заявление Джорджа Буша после их первой встречи в 2001 г. – о том, что он заглянул в душу российскому коллеге и остался доволен увиденным.
         Однако российского президента очаровать – да и понять – непросто. Г-на Буша он назвал 'сентиментальным', а в отношении Блэра ограничился холодноватым: 'приятный собеседник'. Кроме того, на пресс-конференции перед Генуэзским саммитом 'большой восьмерки' в 2001 г. Путин дал понять, что под его руководством Россия будет действовать по иному, станет серьезным игроком с собственной активной программой.
         В стратегическом плане она сохранит самостоятельность, и не считает себя кому-либо чем-либо обязанной, заметил он, но и угрозы Россия ни для кого не представляет. Администрации Буша следует не денонсировать важнейший Договор по противоракетной обороне, заключенный в 1972 г., и осуществлять новую программу 'звездных войн', создавая общенациональную ПРО, а вместе с Москвой строить глобальную систему безопасности, соответствующую новой эпохе, наступившей после окончания 'холодной войны'.
         'Сейчас нет ни Варшавского договора, ни Советского Союза, а НАТО существует и успешно развивается', – заметил г-н Путин. И это угрожает российским интересам. Он предложил создать в Европе 'единое пространство безопасности и обороны' за счет роспуска НАТО, или вступления России в этот блок, или формирования совершенно новой организации на условиях равного партнерства.
         Вашингтон не поддержал идею г-на Путина; ее быстро затмили события 11 сентября. Именно это решение, или упущение, в конечном итоге можно считать причиной конфронтации, свидетелями которой мы вероятно окажемся на предстоящем саммите 'восьмерки' в Германии. Напротив, США демонстративно вышли из договора по ПРО. Сегодня планы Вашингтона в области противоракетной обороны приобрели еще более масштабный характер – идея размещения ее объектов в Польше и Чешской Республике в минувшие выходные подверглась резкой критике со стороны г-на Путина.
         Параллельно продолжается расширение НАТО. США хотят арендовать военные базы на территории Болгарии и Румынии. Американское военное присутствие на Ближнем Востоке опаснейшим образом увеличилось. А на восточном фланге России Япония с американской помощью усиливает свой военный потенциал и разрабатывает ракетные технологии.
         Сегодня, через шесть лет после той пресс-конференции, путинские заявления о попытках 'окружения' России со стороны Запада, по мнению Москвы, выглядят еще более обоснованными. В Грузии, на Украине и в Сербии были организованы 'мягкие' революции; на очереди, возможно, Беларусь и даже сама Российская Федерация. ЕС и США стараются усилить свое влияние на российских 'задворках' – в богатых энергоносителями бывших советских республиках Центральной Азии.
         Сегодня, накануне парламентских выборов и передачи власти новому президенту, чреватой дестабилизацией обстановки, путинская администрация сталкивается с шумной критикой со стороны Запада по вопросам прав человека, 'дефицита демократии', и в связи с пренебрежительным, по мнению западных стран, отношением Кремля к законности, проявившимся в историях с убийствами Анны Политковской и Александра Литвиненко.
         Возможно, г-н Путин находится во власти паранойи – у российских лидеров это давняя традиция. Возможно он – диктатор, оторвавшийся от реальности; чего стоят хотя бы его слова на пресс-конференции в минувшие выходные 'Конечно, я абсолютный и чистый демократ' (впрочем, скорее всего это он просто так шутит). Однако, когда речь заходит о проблемах безопасности, его позиция выглядит обоснованной. Разработка в России нового поколения ракет, способных преодолевать систему ПРО, растущее недовольство Москвы договорами по обычным вооруженным силам и ракетам средней дальности, а теперь и угроза нацелить стратегические ядерные силы на европейские города (возможно, она и носит риторический характер, но все равно вызывает тревогу) – все это результат событий 2001 г., и упущенных тогда возможностей.
         Нам не удалось развеять страх Путина перед Западом, и в результате самому Западу теперь следует его опасаться.

    Саймон Тисдолл (Simon Tisdall), («The Guardian», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Россия и 'большая семерка': Последний залп

         По целому ряду вопросов, разделяющих Россию и Запад, Владимир Путин прав. Он был прав, выступая против расширения НАТО на восток, поскольку это противоречило духу, если не букве, переговоров о структуре безопасности, которая должна была прийти на смену развалившемуся Варшавскому договору. Он был прав, говоря о том, что система противоракетной обороны, которую Соединенные Штаты Америки хотят развернуть в Польше и Чехии, нарушает стратегический баланс сил в Европе. Продвижение идеи так называемого щита ПРО – это своего рода идеологическое кредо для американских неоконсерваторов-республиканцев. Тем же самым было для них аннулирование международных соглашений по контролю над вооружениями и вторжение в Ирак. Когда впервые предлагалась система 'сына звездных войн', они говорили о том, что угроза исходит от Саддама Хусейна. Сейчас она якобы идет со стороны Ирана. Ни одно из этих американских заявлений не выдерживает критики, поскольку Тегерану понадобится еще много лет для разработки межконтинентальных баллистических ракет.
         Когда Россия распахнула свои двери и окна навстречу Западу (и пробила большую дыру в собственной крыше), она испытала катастрофическую утрату суверенитета над своей собственной территорией и пережила крушение большей части своих институтов. Мало можно найти стран, которые согласились бы выдать те свои секреты, которые выдала Россия в посткоммунистический период, практически ничего не получив взамен, кроме своекорыстных советов со стороны других государств. Сейчас же маятник качнулся в противоположную сторону, и сегодня в стране тон задает замешанный на ксенофобии агрессивный национализм. Россией сейчас правит уже не вечно пьяный президент, а президент слишком трезвый.
         В своих последних интервью Путин пригрозил перенацелить ядерные ракеты на объекты в Европе, если Вашингтон будет по-прежнему продвигать свои планы развертывания ракетной базы в Польше и радиолокационной системы в Чехии. И не только это. Две страны могут пойти на разрыв международных договоров, о чем, похоже, нас предупреждает Путин. Поскольку администрация Буша в 2002 году вышла из договора по ПРО, который действовал в течение 30 лет, то и Россия может точно так же поступить с договорами о ракетах средней дальности и об обычных вооружениях. Не будет преувеличением сказать, что Европа вновь может столкнуться с угрозой тысяч российских танков.
         Безусловно, это воинственные заявления. Но пока ни одно из них не было трансформировано в политические действия, не говоря уже о доктрине. Возьмите в качестве примера оживленный обмен критикой в связи с просьбой Великобритании экстрадировать бывшего офицера Федеральной службы безопасности Андрея Лугового, который якобы отравил своего бывшего коллегу Александра Литвиненко. Российские дипломаты очень энергично отреагировали на заявления о том, что это дело способно испортить отношения между двумя странами. Они отметили, что это вопрос судебного процесса, которому еще предстоит пройти. А буквально через несколько дней Луговой обвинил в причастности к убийству Литвиненко британскую секретную службу. Путин же осудил Британию за излишнюю политизацию этого убийства. Но если решение по делу пока еще только предстоит вынести генеральному прокурору, почему президент Российской Федерации вообще делает заявления по данному вопросу?
         В этих публичных заявлениях трудно различить какую-то стратегию, кроме импульсивного желания сделать выпад или нанести ответный удар. Неужели русские действительно намерены нацелить свои ракеты на такие города как Лондон, где проживают тысячи россиян? Неужели ядерные угрозы – это лучший способ убедить новое поколение европейских лидеров, таких как канцлер Германии Ангела Меркель или президент Франции Николя Саркози, что с Россией можно и нужно иметь дело? Неужели возврат к языку 'холодной войны' поможет определить законные стратегические интересы России? Не разрушит ли Россия здравую аргументацию по поводу противоракетной обороны, укрепляя решимость восточноевропейских стран согласиться на ее создание на собственной территории? То лекарство, которое Путину советуют применить, является более вредным, чем сама болезнь. Сейчас необходим период спокойствия, а не конфронтации, чтобы лидеры современного мира могли здраво поговорить друг с другом по вопросам, представляющим взаимный интерес. Вряд ли что-то подобное случится на встрече лидеров 'большой восьмерки', которая начинается завтра на побережье Балтийского моря. Россия очень активно настаивала на участии в этом форуме. Но сейчас может случиться так, что она просто выйдет из него.

    («The Guardian», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Куда нацелены ядерные ракеты?

    Если Россия решит перенацелить свои ракеты на Европу, это будет враждебный шаг, но больше в политическом, нежели в военном плане

         После окончания 'холодной войны' НАТО и Россия отказались от практики нацеливания своих ядерных арсеналов друг на друга. В 1998 году каждая из сторон заявила, что ее ракеты больше не наведены на объекты другой стороны. Но поскольку управление ядерными силами – это тщательно охраняемая тайна, то правдивость подобных заявлений проверить так и не удалось.
         Если президент Путин делал свои воскресные заявления всерьез, то российские ракеты снова будут запрограммированы таким образом, чтобы наносить удары по целям в Европе. Но будет ли это реальным шагом в направлении новой 'холодной войны'? Возможно, да, но с военной точки зрения такой шаг будет не очень значительным.
         Что имеет действительно серьезное значение, так это то, что после окончания 'холодной войны' Россия сохранила возможности для нанесения массивных ядерных ударов по Европе и Северной Америке. Соединенные Штаты имеют примерно такой же запас стратегических ядерных вооружений. Своими собственными ограниченными арсеналами располагают Великобритания и Франция. Такие возможности имеют существенное значение, и если США в течение нескольких десятилетий не принимали на вооружение новые межконтинентальные баллистические ракеты, то Россия все время совершенствовала свой ядерный потенциал. Последним тому примером стало испытание новой ракеты РС-24.
         Наведение ракеты на цель не требует таких больших усилий и времени, как разработка и развертывание новых ракетных систем. Некоторые ракеты требуют предварительного наведения на цель, и в последние годы они были наведены на точки в океанах. Другие же ракеты можно навести на объект непосредственно перед пуском. Если Россия решит перенацелить свои ракеты на Европу, это будет враждебный шаг, но больше в политическом, нежели в военном плане.
         Поэтому, в то время как угроза перенацеливания вызывает обеспокоенность у политических руководителей, люди военные будут просто более внимательно следить за российским потенциалом. Заявление Путина имеет политические цели: расколоть Европу и, как он надеется, нарушить американские планы создания там щита ПРО. А тем временем, российские военные будут продолжать наращивать свои силы.
         Тим Уильямс – аналитик из Королевского научно-исследовательского института изучения проблем обороны и безопасности (Royal United Services Institute for Defence and Security Studies).

    Тим Уильямс (Tim Williams), («The Guardian», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Униженные и окруженные

    Источником нынешней напряженности в отношениях между Москвой и Западом являются военные провокации США и НАТО

         Можно простить тех, кто испытывает определенное чувство 'дежавю' в связи с ухудшением отношений между Россией и Западом. Но это не просто возврат к 'холодной войне'. Россия сегодня гораздо слабее, чем даже в годы атрофии этой сверхдержавы в конце 80-х. Ее население уменьшилось более чем наполовину. Также вдвое уменьшился ее валовой внутренний продукт, а уровень жизни населения упал до очень низкой отметки. Она просто не в состоянии быть тем, чем была раньше.
         После распада Советского Союза был краткий период междувластия, когда отношения между Западом и Россией были прекрасными. Главная причина заключалась в том, что Россия была надломлена, а Борис Ельцин был готов идти навстречу требованиям Запада, принимая, хотя бы для видимости, западную демократию и свободный рынок. Конечно, на самом деле российская демократия при Ельцине была ненамного жизнеспособнее, чем при Путине. Но хуже было другое. Ельцинский свободный рынок означал раздачу национальных богатств страны, в первую очередь нефти и газа, олигархам в обмен на поддержку электората. Во многих отношениях Ельцин как президент был катастрофой для страны. Безусловно, в плане создания экономической стратегии, способной вытащить страну из экономического небытия, Путин стоит на голову выше предшественника. Восстанавливая государственный контроль над нефтяными и газовыми запасами страны, он вполне оправданно позаимствовал восточно-азиатскую модель, а не англо-американский неолиберализм.
         Точка отсчета для понимания причин ухудшения взаимоотношений между США и Россией находится в Вашингтоне, а не в Москве. После 1989 года Россия была побежденной державой. Несмотря на красивые слова и некоторые немногочисленные жесты, американцы относились к ней как к проигравшей стороне. Они проводили политику окружения. После окончания 'холодной войны' было много дискуссий по поводу НАТО. В итоге альянс был назван средством ограничения сферы влияния России на ее западных рубежах, и получил задачу изолировать ее. Находившиеся ранее в зависимости от России восточноевропейские государства, а также прибалтийские страны были приняты в НАТО. Сегодня Россия оказалась в военном окружении на западных границах, а также на юге – со стороны Центральной Азии. Неудивительно, что Россия недовольна таким развитием событий. Попираются ее вполне обоснованные и разумные интересы безопасности, и кроме того, она чувствует себя униженной.
         Предложение США о размещении противоракетного щита на польской и чешской территории лишь подливает масла в огонь. Хотя бы кто-то может серьезно относиться к американским заявлениям о том, что данная система ПРО предназначена для противодействия ракетно-ядерному нападению со стороны Ирана и гораздо более удаленной от Европы Северной Кореи? Русские справедливо полагают, что система эта в первую очередь нацелена против них, являясь средством дальнейшей изоляции России. В ответ Путин провел испытания новой ракеты большой дальности и заявил, что Европа вновь может стать целью для российского ядерного оружия. Это очень далеко от настроений начала 90-х годов – ведь мы оказались на пороге новой гонки вооружений.
         В данном контексте следует по-новому взглянуть на политику США и даже на 'холодную войну'. Последнюю представляли как борьбу между капитализмом и коммунизмом. Но хотя коммунизм приказал долго жить, ставшую по сути дела капиталистической страной Россию вновь выставляют в качестве врага. Нельзя сказать, что путинская Россия чертовски привлекательна, но она не выходит за свои рамки. Более того, после 11 сентября Соединенные Штаты надели новую личину национализма, став экспансионистской сверхдержавой, помешанной на усилении своего глобального влияния и на создании в одностороннем порядке империи нового типа. Стоит вспомнить, что инициатива развертывания системы противоракетной обороны принадлежала США, а не Европе. Существует очевидная связь между ближневосточной политикой Буша и его отношением к России. Называется это глобальными амбициями американской администрации, появившимися после поражения ее единственного соперника.
         Нельзя отрицать, что Россия представляет потенциальную угрозу для Европы, особенно в плане поставок энергоресурсов, или что политическая культура этой страны предрасположена к менталитету деспотии и самовластия. Но Россия не собирается меняться, и мы должны прийти к какому-то соглашению, в котором будут учитываться ее легитимные интересы и будет проявляться уважение к ней как к таковой. Опасность позиций США и духа новой 'холодной войны' в Европе состоит в том, что они загоняют Россию в угол. Последствия этого уже налицо. Как только Россия почувствовала себя немного сильнее (в основном из-за роста цен на нефть и газ), она стала действовать более напористо. Но в глобальном плане она остается слабой страной, в основе своей неспособной вновь претендовать на статус сверхдержавы. Михаил Горбачев был, несомненно, прав, когда указал пальцем на Вашингтон как на основного виновника нынешних неприятностей.
         Мартин Жак является научным сотрудником Центра изучения Азии в Лондонской школе экономики (London School of Economics Asian Research Centre).

    Мартин Жак (Martin Jacques), («The Guardian», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Почему я покинула путинскую Россию. И почему Запад не должен ему больше потакать

    Открытое письмо Группе восьми от известного автора и критика режима Путина

         Я на себе испытала режим Путина и то, как действует российский президент. Я была вынуждена искать убежища в Великобритании в связи с тем, что как независимый журналист критиковала Кремль. Я поняла, что возращение на родину будет для меня самоубийством.
         Но это письмо не обо мне. Я пишу вам, так как боюсь, что Россию может постичь трагедия, поскольку ограничения политических и личных свобод усиливаются с каждым днем. Разделавшись с внутренней оппозицией, Путин накануне саммита 'большой восьмерки' решил приняться за внешних 'врагов'.
         Он пригрозил вновь навести российские ракеты на цели в Европе, как это было во времена 'холодной войны', и предупредил о гонке ядерных вооружений. Сейчас становится ясно, что эскалация агрессии Кремля является прямым результатом политики умиротворения, проводимой западными лидерами, которые в течение семи лет путинского правления закрывали глаза на линчевание оппозиции, прессы, неправительственных организаций и всех демократических институтов в России.
         В истории нет ни одного примера диктатора, который рано или поздно не стал бы опасен для своих близких и дальних соседей.
         Целью является не 'возрождение России', не 'возрождение национальной гордости россиян', как это пытаются представить Путин и кремлевская пропаганда. Это полномасштабный реванш спецслужб и авторитарного режима со всеми их старыми методами и уловками.
         Путин закрыл все независимые телеканалы, ввел жесткую цензуру, заблокировал доступ к прессе для демократической оппозиции, обвинил российских активистов-правозащитников и неправительственные организации в том, что они являются шпионами Запада, а также раздал активы крупнейшей нефтяной компании страны ЮКОС своим друзьям из спецслужб.
         Воодушевленный вашей пассивностью, режим Путина стал настолько сильным и наглым, что начал напрямую угрожать своим ближайшим соседям, бывшим колониям Советского Союза Польше и Чехии, пытаясь разговаривать с ними так, будто они являются его вассалами. В последние месяцы от действий управляемых из Кремля экстремистских организаций пострадали послы трех стран – Эстонии, Швеции и Великобритании.
         А теперь события вполне логично приобретают новый оборот. Кремль угрожает Западу, размахивая ракетами. Важнейшее различие между сегодняшней и советской эпохой заключается в том, что тогда вы точно знали, на чьей стороне баррикад находитесь, оказывая моральную поддержку противникам диктатуры. Однако сегодня, благодаря благоприятной конъюнктуре на нефтяном и газовом рынках, Путин имеет достаточно ресурсов, чтобы купить вашу терпимость и молчание.
         Вы молчали даже тогда, когда Путин прошлым летом подписал закон, разрешающий уничтожать врагов России за рубежом. Любого осмеливающегося критиковать Путина вносят в список врагов.
         Сейчас, когда вы поняли, что будет непросто соскочить с нефтегазового крючка, который заставил вас проглотить Путин, вы начали протестовать. А Кремлю наплевать на ваши слова. Единственное, на что ему не наплевать, это ваши деньги.
         Кремль уже открыто показывает, что готов применять жесткую силу против мирных демонстрантов с одной-единственной целью: не допустить проведения предстоящих в следующем году выборов на свободной и справедливой основе. Путин и его близкие сторонники планируют восстановить в России клановую диктатуру, напоминающую прежнее Политбюро. Мы подходим к той точке, откуда уже не будет возврата.
         Если после саммита в Хайлигендамме вы будете по-прежнему обмениваться с Путиным рукопожатиями, как будто ничего не случилось, то вы лишь укрепите его в сознании собственной полной безнаказанности. Путина необходимо решительно поставить перед выбором: либо Кремль восстанавливает демократические свободы, либо Россия будет исключена из 'большой восьмерки' и других международных клубов.
         Всем свободно мыслящим россиянам должно быть стыдно за то, что делает Путин.
         Вы должны решить, готовы ли вы принести в качестве жертвы на алтарь нефти и газа российские свободы.

    Об авторе
         Елена Трегубова в прошлом работала в кремлевском пресс-корпусе. В своей опубликованной в 2003 году книге 'Байки кремлевского диггера' она обвинила Владимира Путина в удушении политических свобод и свободы прессы в России. В результате Трегубова лишилась работы, а ее имя было внесено в черный список российских СМИ. В феврале 2004 года возле ее квартиры взорвалась бомба, причем произошло это буквально за мгновения до того, как она открыла дверь. Сейчас 34-летняя Трегубова подала заявление на предоставление ей убежища в Великобритании.

    Елена Трегубова, («The Independent», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    'Большая восьмерка': мир на грани войны

         На повестке дня саммита 'большой восьмерки', восьми самых промышленно развитых стран мира, который будет проходить с 6 по 8 июня в немецком Хайлигендамме, встает вопрос о 'равновесии страха'. Можно подумать, что мы вернулись во времена, когда мир был разделен на два антагонистических блока. Эту напряженность породил американский проект по размещению элементов противоракетного щита в Польше и Чехии.
         Соединенные Штаты могут сколько угодно объяснять, что десять ракет перехватчиков и радар предназначены для защиты от угрозы со стороны 'государств-изгоев', например, Ирана и Северной Кореи, и никоим образом не направлены против России. Владимир Путин превратил их в новое яблоко раздора в отношениях своей страны с Западом. Его ответ – классика времен 'холодной войны'. 'Если часть стратегического ядерного потенциала Соединенных Штатов оказывается в Европе : у нас должны появиться новые цели в Европе', – пригрозил президент России. Он уже ранее заявил, что Россия может выйти из договора 1987 года о ракетах средней и меньшей дальности и вооружиться новыми типами ракет. Русские в некотором смысле подкрепили слова делом и 30 мая произвели испытания новой межконтинентальной ракеты, оснащенной разделяющейся головной частью.
         Жесты доброй воли со стороны Вашингтона не смогли успокоить русских. Американцы достаточно неосмотрительно дождались, пока полемика достигнет апогея, и лишь затем предложили Москве участвовать в создании этой системы ПРО, выразили желание поделиться с нею технологиями, даже разместить элементы системы на территории самой России. Русским кажется, что их поставили перед свершившимся фактом расширения американского военного присутствия до самых границ их страны, что служит дополнением к вступлению в НАТО бывших сателлитов России – стран Центральной Европы.
         Тем не менее, суть проблемы в другом. Это стало ясно, когда Путин заявил о необходимость восстановить баланс сил в мире, не благодаря созданию Россией системы ПРО, а с помощью строительства эффективных систем преодоления американской системы противоракетной обороны. Действительно, русские опасаются, что американцы в конечном итоге создадут достаточно неуязвимый глобальный противоракетный щит, который сделает устаревшим весь их ядерный арсенал. Но пока еще до этого далеко. Проект создания противоракетного щита был запущен в США много лет назад, и ряд экспертов сомневается в его способности защитить американскую территорию от любого удара, нанесенного с помощью ракет, несущих оружие массового уничтожения.
         Но достаточно и того, чтобы США реализовали свой план по размещению элементов этого щита, который, по мнению русских, нарушает баланс между наступательными и оборонительными вооружениями, лежащий в основе концепции взаимного устрашения. В час распространения ядерного вооружения этот вопрос является важным не только для двух главных действующих лиц этой 'холодной войны' нового образца.

    («Le Monde», Франция).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Путин-хулиган: ведет ли он Россию к фашизму?

         В России нехорошо запахло Веймаром. Все только и говорят о том, что Россия должна силой завоевать себе место на международной арене и снова показать миру, что она – великая держава. На улицах скинхеды и расисты избивают иностранцев и нападают на темнокожих кавказцев. Геев бьют, над либералами глумятся, а акции протеста оппозиции нещадно разгоняют. Внутри страны все больше укореняется нетерпимость ко всему, что отходит от линии власти, а за ее пределами президент Путин использует всякий повод для ссоры с соседями и угрожает даже тем, кто еще недавно считался его союзниками на Западе.
         Ведет ли Путин Россию к фашизму? По крайней мере, именно так утверждают те, кто критикует его сегодня на Западе. Разве не пришло время, говорят они, перестать притворяться, что мы партнеры? Разве не пришло время стеной встать против страны, запугивающей собственных соседей, и, жестко осудив борьбу России с самыми основными свободами собственных граждан, выкинуть ее из 'большой восьмерки'?
         Особенно громко об опасности нынешних тенденций говорят те, кто еще помнит 'политику умиротворения'. Исторические параллели, что и говорить, весьма наглядны. И все же следовать им – значит обманывать себя. Россия – не Германия 1920 года и даже не Германия 1932-го. Да, у России остался комплекс национального унижения, так же как и у Германии после 1918 года. Но в России он продолжается уже шестнадцать лет, и ностальгия по временам Советского Союза – это уже не ностальгия по беспомощной экономической системе. Это тоска по временам, когда Россия была сильной, когда она стояла во главе империи, когда ее считали равной Америке и когда она была сверхдержавой, которую боялся Запад. Многие до сих пор горько оплакивают распад Советского Союза. Многие не понимают, что Грузия и Украина должны на самом деле быть независимы от России.
         До недавнего времени у русских не было практически никаких возможностей выразить свой гнев. Однако сегодня, когда в страну рекой текут деньги, когда западные нефтяники легко 'строятся', а национальные доходы снова повышаются, Кремль решил в кого-то выпустить этот пар. Как смеет нищая Грузия щелкать по носу великую Россию, приглашая к себе американских советников и заговаривая о вступлении в НАТО? Почему Эстония за высоким забором, выстроенным для нее Европой, может спокойно осквернять память российских солдат, погибших на войне? Почему бы Польше, если она так лелеет свои исторические обиды, не заплатить за это потерей рынка для своего экспорта?
         Сегодня в России чувствуется то, что Сталин когда-то назвал 'головокружением от успехов' и что проявляется у любого, кто после многих лет лишений и бедности вдруг получил огромное богатство. Это настроение видит любой, кто сегодня приезжает в Москву: богатство выставляется напоказ; архитектура и искусство столь же крикливы и вульгарны, как и потребляющие их 'новые русские'; сила кичится своим презрением к слабости; обман – своим попранием честности.
         Русские сами знают, что их нынешний успех очень хрупок, и это проявляется в их национальном поведении: они бросаются из одной крайности в другую, от страстного желания, чтобы Запад признал их своими партнерами, до яростного гнева на поведение Запада и в основном Америки, которое здесь называют не иначе как неблагодарностью и пренебрежением.
         А что же Путин? Играет ли он роль сдерживающей силы в этом урагане эмоций и расстройства? Надо отдать ему должное: он прекрасно чувствует настроение общества. Он восстановил старый советский гимн; он, словно казарменный хулиган, задавил чеченских сепаратистов; он являет собой очень четко выписанный и артикулированный слепок с общественного мнения всей страны. Неудивительно, что рейтинг его популярности взлетел на такие высоты, о которых любой западный лидер может только мечтать. Мало удивительного и в том, что по стране бродят призывы 'призвать Путина на службу', заставить его отменить свое решение уйти, в соответствии с Конституцией, в отставку и снова баллотироваться на президентский пост.
         Российский национализм – это старая и мощная сила, и Путин пока ничем не показал, что желает ей противостоять. Он открыто заигрывает с правыми. В некоторых областях – в частности, в своих подчеркнуто тесных отношениях с Русской православной церковью – он использовал эту позицию во благо, ради восстановления разрушенных связей России с традициями ее прошлого. Однако есть и случаи, когда эта связь использовалась во зло. Например, российские власти квазиофициально поддерживают движение 'Наши', банды националистической молодежи, по команде спускаемые с цепи и набрасывающиеся на 'врагов государства', в число которых попал даже посол Великобритании.
         Путин – не расист и пока никак подобные настроения не поощряет. Параллели с фашизмом не нужно заводить слишком далеко. Свои 'бритоголовые' в России были всегда, и Путин уже неоднократно осуждал избиения иностранных студентов или торговцев-азербайджанцев (хотя от его осуждений нападения на них не прекратились). У него хорошие отношения с российскими евреями. Он не позволил своему национализму перейти в уродливую фазу этнической ненависти, как на Балканах.
         Партнеры России по 'большой восьмерке' наверняка не раз зададутся вопросом, сколько еще Россия сможет оставаться столь воинственной. Они должны понимать, что многое из того, что сейчас говорится – не более чем блеф: разговоры о перенацеливании российских ракет направлены исключительно на то, чтобы запугать западную общественность и, надавив на Вашингтон, заставить его отказаться от планов размещения ракет на территории бывшего Варшавского договора. От этого заявления можно в любой момент отказаться: в свое время заявление Ельцина о том, что Россия больше не нацеливает свои ракеты на Запад, было хорошо принято западным электоратом, но совершенно не подействовало на специалистов, которые хорошо знают: главное – не конкретные координаты ракет, а само их наличие.
         Российские специалисты знают, что американский противоракетный 'щит' никоим образом не направлен против России. Однако общество, веками жившее в страхе окружения, думает иначе. Оно не смирится с тем, что на пороге России (который, по мнению русских, уходит на сотни миль за ее границы) появится символ американской военной мощи. Не смирится с этим и Путин. То есть он снова лишь отражает настроения своего народа.
         В преддверии парламентских, а в 2008 году и президентских выборов на националистическую платформу запрыгнет множество политиков. По словам доктора Бобо Ло (Bobo Lo), главного аналитика по России в институте Chatham House, при оптимистическом сценарии эта волна спадет сама собой, поскольку после выборов новому руководству придется сосредоточиться на реальном управлении страной. Однако есть и пессимистическая альтернатива: поскольку в ЕС дружественных России лидеров становится все меньше – ушел Берлускони; Шредера сменила Меркель, которая к России относится куда как более скептически; Саркози (кстати, личный друг президента Грузии Саакашвили) будет, скорее всего, тоже менее податлив, чем Ширак; да и у Брауна не было с Путиным такого же 'медового месяца', какой у был при Блэре, – Россия может стать еще более агрессивной, чем сегодня.
         А если к тому же рухнут цены на нефть и Россия снова обнищает – вот тогда призрак Веймара снова поднимется во весь рост. Одна надежда на то, что нынешний поток денег скоро смирит гнев, и тогда Россия уймет своих националистов и забудет о своих обидах.

    Майкл Биньон (Michael Binyon), («The Times», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Западу необходимо разработать стратегию отношений с Россией

    Антизападная риторика Владимира Путина – элемент просчитанной кампании по возвращению России статуса мировой державы, полагает заведующий внешнеполитическим отделом Times Ричард Бистон

         Президент Махмуд Ахмадинежад (Mahmoud Ahmadinejad) должно быть, кипит от негодования. Еще недавно его гневные речи, сулящие страшные кары врагам Ирана, попадали в заголовки всех газет. Сегодня тегеранского лидера полностью затмил Владимир Путин: он не только взял на вооружение такую же антизападную риторику, но и способен подкрепить ее весомыми аргументами в виде ядерных ракет.
         Кремлевский лидер открыто угрожает нацелить эти ракеты на Европу и говорит о возможности новой 'холодной войны' между Россией и Западом. И все потому, что Америка хочет разместить в Восточной Европе систему ПРО для защиты Запада от будущей угрозы ракетно-ядерного нападения со стороны Ирана.
         Возможно, формулировки российского лидера и отличаются крайней резкостью, но в их содержании ничего нового нет. Уже не первый месяц бывший офицер КГБ повышает накал антизападной риторики в попытках вернуть России статус мировой державы.
         Активы западных инвесторов в российском энергетическим секторе ренационализируются властями. Американская политика ставится на одну доску с действиями нацистской Германии. Британия сделала 'глупость', осмелившись попросить Россию о выдаче подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко. Несколько бывших советских республик и стран Восточного блока ходят в синяках и шишках из-за постоянных баталий с Москвой.
         Возможно, самим американцам и европейцам трудно понять, какую угрозу они могут представлять для Москвы, но россиянам действия Запада представляются явным вызовом.
         Со времен крушения коммунизма Евросоюз и НАТО неуклонно расширяются на восток, а сейчас они активно действуют в таких странах, как Украина, Молдова, Азербайджан и Грузия, которые, по мнению России, входят в ее традиционную сферу влияния.
         Жестокие репрессии против слабых либеральных политических организаций в России – это сигнал Кремля, что он не потерпит появления в стране народных движений по образцу тех, что стали движущей силой 'революции роз' в Грузии и 'оранжевой революции' на Украине.
         Последней каплей стали планы США по размещению противоракетного 'щита' в Польше и Чешской Республике.
         Более напористый и националистический курс Москвы находит мощную поддержку у простых россиян, жаждущих покончить с унижениями, которым, по их мнению, подвергалась страна после крушения советской империи.
         Так насколько же серьезное беспокойство следует испытывать лидерам семи самых богатых и могущественных держав мира, садясь за один стол с Путиным – последним по времени вступления и наименее желанным членом 'восьмерки'?
         Прежде всего следует развеять опасения, связанные с возобновлением 'холодной войны' между Западом и Россией.
         Сегодня Россия гораздо слабее, чем в советские времена. Ее экономику, конечно, подпитывают высокие цены на нефть и газ, но во всех других отношениях она еще очень слаба. Ее армия состоит из плохо вооруженных призывников. Недавно, когда Москва решила обозначить свое присутствие в ходе учений британских ВМС у побережья Шотландии, это задание было возложено на пару турбовинтовых бомбардировщиков Ту-95 – реликтов 'холодной войны', место которым в музее.
         Население России сокращается почти на миллион человек в год: это связано с серьезными социальными и медицинскими проблемами, которым государство не уделяет должного внимания. Инфраструктура в стране остается на примитивном уровне. Россия отчаянно нуждается в западных инвестициях для развития экономики, и западных технологиях для освоения своих сырьевых ресурсов.
         Однако, несмотря на свою слабость, Россия по-прежнему играет важную роль на мировой арене, и Западу необходимо с ней взаимодействовать. Она является постоянным членом Совета Безопасности ООН. Ее конструктивная позиция имеет важнейшее значение при решении таких международных проблем, как будущий статус Косово, мирное урегулирование на Ближнем Востоке и устранение ядерной угрозы со стороны Ирана и Северной Кореи. Ее энергопоставки – при всех сомнениях относительно их надежности – необходимы промышленности европейских стран.
         Наилучшая реакция на шумные заявления Москвы и бряцание казацкой шашкой – уделять России должное внимание. В этом отношении Западу, который постоянно отвлекали война с террором, иракская 'трясина' и будущее ЕС, придется немало потрудиться, наверстывая упущенное.
         Крупнейшим западным державам, и в первую очередь новой 'тройке' лидеров ЕС – канцлеру Меркель, президенту Саркози и Гордону Брауну (Gordon Brown) – следует выработать единую стратегию в отношении России.
         Попытки России запугать соседние государства, кампания Москвы против диссидентов внутри страны и за рубежом и иные неприемлемые шаги должны встречать солидарный отпор Запада.
         В то же время, западным странам не следует провоцировать Россию; там где это возможно, он должен оказывать этой стране уважение, которого, по мнению Москвы, она заслуживает.
         В культурном и 'светском' плане россияне считают себя европейцами. Они предпочитают отправлять детей учиться в Англию и проводить лето на средиземноморских пляжах.
         Г-ну Путину остается меньше года до окончания президентского срока. И западным странам следует позаботиться о том, чтобы его преемник вновь стал членом их 'клуба'.

    Ричард Бистон (Richard Beeston), («The Times», Великобритания).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Русская дипломатия

         В своем желании пошвыряться камнями перед саммитом 'большой восьмерки', который стартует завтра в Германии, хулиганы-антиглобалисты были не одиноки. Самый большой камень в огород Запада – пусть и словесный – запустил Владимир Путин.
         Если Америка, как планирует, разместит в Европе свои системы противоракетной обороны, то, как сказал Путин журналистам из стран 'большой восьмерки', среди которых был и корреспондент нашей газеты, 'конечно, у нас должны появиться новые цели в Европе. А какие это будут средства для поражения. . . – баллистические ли или крылатые ракеты, или это могут быть совершенно новые системы – это уже дело техники'.
         Итак, президент России решил выступить с угрозами в адрес тех глав государств, с которыми он на этой неделе сядет за стол переговоров. И что же он им скажет, когда они встретятся? 'Ну что, друг Ангела? Покричим как в старые добрые времена – по-нашему, по-советски!'?
         В довершение к этой ракетной угрозе Путин отмахнулся от обвинений в попрании демократии и подозрений, связанных с делом об отравлении противника Кремля Александра Литвиненко в Лондоне.
         – Я абсолютный и чистый демократ, – заявил он.
         Надеемся, что это все же была ирония. Что касается просьбы Великобритании выдать ей бывшего агента КГБ, подозреваемого в убийстве Литвиненко, для суда над ним в Лондоне, то ее Путин назвал ее 'одной только глупостью'.
         Страны, изначально образовавшие 'большую семерку', ломают голову над истоками воинствующего московского национализма, в последнее время существенно усилившегося. Может быть, Путин хочет вывести свои политические позиции внутри России на абсолютную вершину, поскольку на то, чтобы выбрать себе преемника, ему осталось меньше года? А может быть, он хочет запугать весь остальной мир, чтобы он не лез в дела, которые он считает российскими внутренними? А может быть, он хочет расколоть Европу и вырвать для России место в старой советской сфере влияния? А может. . .
         Но чем пытаться гадать, что происходит в голове у Путина, США и их союзникам лучше бы разобраться, что происходит в головах у них самих. Радар и десяток ракетных шахт, которые планируется разместить в Чехии и Польше, предназначены для защиты от иранских ракет и для России никакой угрозы не представляют. Эта оборонительная система – один из основных элементов нашей безопасности. Президент Буш сделает победителям 'холодной войны' огромное одолжение, если на этой неделе в Хайлигендамме (Heiligendamm) и на июльской встрече с Путиным в Кеннебанкпорте наконец выскажется по этому поводу громко и отчетливо.
         Ему могут помочь и европейцы – присоединиться к США и выступить единым, также четко артикулированным, фронтом. И Чехия, и Польша – члены Европейского Союза и НАТО. Сегодня они имеют право сами выбирать свою судьбу, что бы этому поводу ни думали их бывшие московские хозяева. Хорошо уже то, что против кремлевского хулигана выступили новые лидеры Германии и Франции, где до недавнего времени правили апологеты Путина. Надеемся, что их решимости хватит на остаток этой недели.

    («The Wall Street Journal», США).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Саммит 'восьмерки': Западу пора определяться

         Хулиганы-антиглобалисты – не единственные, кто швыряется камнями накануне завтрашнего саммита 'большой восьмерки' в Германии. 'Булыжник' – пусть и риторический – который бросил Владимир Путин, оказался самым увесистым.
         За считанные дни до того, как 'преломить хлеб' с лидерами ведущих промышленно развитых демократических государств мира, хозяин Кремля поставил новый рекорд с точки зрения агрессивных выпадов против Запада. Если Америка, как запланировано, развернет на континенте систему противоракетной обороны, 'у нас должны появиться новые цели в Европе, – заявил г-н Путин журналистам из стран 'восьмерки', среди которых был и корреспондент нашей газеты. – А какие это будут средства: . . . . баллистические или крылатые ракеты, или это могут быть совершенно новые системы – это уже дело техники'.
         Помимо этой угрозы ядерным оружием, г-н Путин всячески пытался принизить значение подрыва демократии внутри страны и истории с гибелью Александра Литвиненко, отравленного в Лондоне в ноябре прошлого года. 'Я абсолютный и чистый демократ', – заявил он (надо понимать, иронически). А запрос британских властей об экстрадиции бывшего офицера КГБ, обвиняемого в убийстве Литвиненко, чтобы тот мог предстать перед судом в Лондоне, Путин попросту назвал 'глупостью'.
         Страны, входившие прежде в 'большую семерку', ломают голову: какие мотивы стоят за недавним усилением националистической риторики в Москве. Возможно, г-н Путин стремится укрепить контроль Кремля над страной – ведь до того момента, когда ему придется подбирать себе преемника, осталось меньше года. А может быть, он хочет запугать международное сообщество, чтобы оно не вмешивалось в внутренние, по его мнению, дела России. Или он хочет расколоть Европу и застолбить за Россией 'участок' на территории бывшей советской сферы влияния. Или. . .
         Вместо того, чтобы гадать, что на уме у Путина, США и их союзникам следует четко заявить о собственной позиции. Радар и 10 шахт для перехватчиков, которые будут размещены в Чешской Республике и Польше, предназначены для защиты от иранских ракет, и не представляют для России никакой угрозы. Эта оборонительная система имеет важнейшее значение для нашей безопасности. Президент Буш окажет победителям в 'холодной войне' большую услугу, если скажет об этом без обиняков – и на предстоящем саммите в Хайлигендамме, и на июльской встрече с Путиным в Кеннебанкпорте (штат Мэн).
         Европейцам также необходимо высказаться четко и ясно. Будучи членами ЕС и НАТО, Чешская Республика и Польша сегодня принимают решения самостоятельно – как бы это ни раздражало их бывших хозяев в Москве. Новые лидеры Германии и Франции, где раньше у власти находились апологеты Путина, готовы противостоять кремлевскому шантажисту. Позиция в отношении России – 'лакмусовая бумажка', по которой можно будет судить о всей внешней политике ЕС.
         Возможно, г-н Путин и считает, что демократия, свободный рынок и соблюдение законности не соответствуют его интересам. Однако все это несомненно отвечает интересам Запада – да и российского народа. И встреча в Хайлигендамме – подходящий повод, чтобы недвусмысленно об этом заявить.

    («The Wall Street Journal», США).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.


    НАВЕРХ НАВЕРХ

    Прощай, 'новая Европа'

         Был солнечный июньский день; Джордж У. Буш выступал в Варшавском университете. В аудитории его с интересом слушали политики, снаружи собрались толпы людей, чтобы поприветствовать американского президента, отклики в прессе были выдержаны в восторженных тонах.
         Верится с трудом, но это правда: именно так проходил первый визит президента Буша в Польшу бесконечно далеким летом 2001 г. – могу подтвердить как очевидец. В ходе того же европейского турне Буш побывал и в Испании. На совместной пресс-конференции испанский премьер Хосе Мария Аснар (Jose Maria Aznar) поблагодарил Буша за 'доброту', проявленную его администрацией. Тот ответил: 'Испания – друг Соединенных Штатов, а [премьер-министр] Аснар – мой друг'.
         Конечно, не во всем эта поездка проходила гладко: во время саммита 'США-ЕС' и других мероприятий были и акции протеста. Тем не менее, эти ожидаемые проявления недовольства с лихвой компенсировались первыми признаками формирования нового проамериканского альянса в составе Британии во главе с Тони Блэром, Италии во главе с Сильвио Берлускони, Испании, Португалии и Дании, где у власти находились правоцентристские правительства, и, конечно, бывших коммунистических государств Восточной Европы. Все эти страны недавно осуществили либеральные рыночные реформы; их не устраивала франко-германская гегемония в европейской политике. В 2003 г., когда Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) пренебрежительно назвал Германию и Францию 'старой Европой', у этого неофициального 'почти альянса' тоже появилось имя – 'новая Европа'. 'Новая' означало – проамерикански настроенная, позитивно относящаяся к капиталистической глобализации и поддерживающая войну с терроризмом. Не случайно именно эти страны в конечном итоге вошли в 'коалицию добровольцев' в Ираке.
         Прошло всего четыре года, и 'новая Европа' фактически прекратила существование. Аснар, Берлускони и Блэр покинули или вот-вот покинут свои посты – отчасти они стали жертвами неудачи в Ираке. Ситуация в Центральной Европе резко изменилась – на смену проамериканским настроениям пришел глубокий скепсис. В эту пятницу Буш планирует провести на польской земле ровно 3 часа 10 минут, не собирается нигде выступать, и встретится лишь с президентом страны. Да и обсуждать они будут не столь уж широкий круг вопросов. Получившая смертельную рану в Ираке, страдающая от равнодушия американской администрации к ее заботам – отказом изменить визовый режим или предоставить военную помощь – 'новая Европа', скорее всего, будет окончательно добита планами Вашингтона по размещению противоракетного 'щита' в Польше и Чешской Республике.
         Госдепартамент, пусть и с опозданием, делает все возможное для продвижения этого проекта, а проамерикански настроенные политики в обеих странах лихорадочно ищут способ обеспечить ему поддержку. Однако эта идея остается крайне непопулярной, и неясно, одобрят ли ее польский и чешский парламенты. Европейцам непонятно, зачем размещать систему, призванную защитить США от Ирана, именно на их территории, тем более, что на деле Тегеран угрожает Израилю, а не США или Европе. Они не могут взять в толк, почему им следует безропотно соглашаться с развертыванием на своей земле объектов, из-за которых они сталкиваются с новыми рисками. На этой неделе российский президент Владимир Путин пригрозил: если 'щит' будет создан, он нацелит российские ядерные ракеты на Европу. 'Очевидно, – заметил он в воскресенье на встрече с журналистами, – что если часть стратегического ядерного потенциала Соединенных Штатов оказывается в Европе и : будет нам угрожать, то мы вынуждены будем предпринимать соответствующие ответные шаги'.
         Конечно, это стопроцентно циничное заявление: есть немало оснований задаться вопросом, для чего противоракетную систему понадобилось строить именно сейчас, но к 'стратегическому ядерному потенциалу' она никакого отношения не имеет, и угрозы для России не представляет – в Москве об этом отлично известно. И все же путинская риторика в духе 'холодной войны' начинает всерьез беспокоить людей по всему континенту; должно быть он считает ее весьма эффективным политическим инструментом. Однако, похоже, в Пентагоне никто даже не подумал о том, что этот проект может вызвать возражения, или о том, что европейцам понадобятся дополнительные гарантии, а благоразумные дипломатические демарши, предпринятые заранее, могли бы расчистить путь. Некоторые утверждают, что в Госдепартаменте вообще не знали о планах развертывания 'щита' в Европе, пока Пентагон не принял соответствующего решения. Звучит знакомо, правда?
         Причем всех этих проблем, от начала и до конца, можно было избежать. Более того, 'новая Европа' уходит в небытие именно в тот момент, когда во Франции и Германии к власти пришли лидеры, явно настроенные более проамерикански, чем их предшественники. Прояви мы чуть больше внимания и чуть меньше высокомерия, и в трансатлантический альянс можно было бы сегодня вдохнуть новую жизнь. На практике же мы вызвали лишь возмущение и недовольство. Когда дело дойдет до анализа внешней политики Буша, возможно выяснится, что ущерб, который он нанес нашим отношением со Старым Светом, сравним с пагубными последствиями иракской войны.

    Энн Аппельбаум (Anne Applebaum), («The Washington Post», США).
    © «
    ИноСМИ.Ru», 05.06.07.



    НАВЕРХ ПОДПИСКА ПОЧТА КНИГА
    /gov/pr/opr63.html
  • О проекте | Контакты | Архив сайта
    (с) Copyright by vff-s.ru. All rights reserved.