Поиск



Новости Статьи

Государство и право


Аналитика и обзоры законов


Обзор прессы

Экспертное мнение

Правовые новости


Май
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Опрос


По вашему мнению, готовы ли родители платить за школьное образование?

образование должно быть бесплатным;
родители и сейчас платят, только не напрямую;
готовы оплачивать только дополнительные кружки и факультативы;
на образование ребенка не жалко любых денег.

Подписка


Подпишитесь на новости:

Реклама


VFF-S Шельф Вниз

Шельф. Газ. Нефть. 34

  1. Сдали нефть на анализ. «Восьмерка» изучает причины роста цен. «Время новостей», 16.06.08.
  2. Угрозы, налоговые дела и трое мужчин, в чьих руках судьба BP в России. «КоммерсантЪ-Власть», 16.06.08.
  3. ТНК-BP не продается. «RBCdaily», 16.06.08.
  4. Геологоразведка не спасет. Добыча нефти превысит воспроизводство запасов. «RBCdaily», 16.06.08.
  5. Замкнутый сырьевой круг. «Газета.Ru», 16.06.08.
  6. Российские партнеры ВР подливают масла в огонь. «The Guardian», 16.06.08.
  7. Глубоко копаем: пока Штаты и Европа спорят, где брать энергию, Россия действует. «The Wall Street Journal», 16.06.08.
  8. Пессимист – хорошо осведомленный оптимист? Не всегда. «The Wall Street Journal», 16.06.08.
  9. Вызов Миллера. Труба с Ямала будет стоить 80-90 млрд долларов. «Время новостей», 17.06.08.
  10. Труба на одну пятую. Дмитрий Медведев раскритиковал «Транснефть» за плохую работу по возведению ВСТО. «Российская газета», 17.06.08.
  11. Миллиарды про запас. «Российская газета», 17.06.08.
  12. Программа «Газпром-2020». «RBCdaily», 17.06.08.
  13. Газ без спросу. «Время новостей», 18.06.08.
  14. ТНК-ВР рвет внутренние связи. «КоммерсантЪ», 18.06.08.
  15. Выход в Африку. «Газпром» заменит Shell в Нигерии. «RBCdaily», 18.06.08.
  16. На шельф за добычей. «Газпром нефть» расширяет географию присутствия. «RBCdaily», 18.06.08.
  17. Гигантская шахматная партия Путина: 'Нефтегосударство'. «The New York Sun», 18.06.08.
  18. Нелегко вести бизнес, когда Россия не играет по правилам. «The Times», 18.06.08.
  19. «У трубы два конца». «Газпром» продолжает убеждать Европу во взаимозависимости. «Время новостей», 19.06.08.
  20. Америка задумалась об Аляске. «Независимая газета», 19.06.08.
  21. Будущее в трубе. 'Нефтегосударство', Маршалл Голдман. «The Wall Street Journal», 19.06.08.
  22. Москва и Киев не поделили Черное море. «Независимая газета», 20.06.08.
  23. Правильное место в банановом раю. «Газета.Ru», 20.06.08.
  24. Gasunie затянуло в «Северный поток». «КоммерсантЪ», 21.06.08.
  25. Российский брак British Petroleum обернулся фиаско. «Liberation», 23.06.08.
  26. Возобновляемая энергия и будущее России. «Время новостей», 24.06.08.
  27. Успехи и неудачи «энергетической сверхдержавы». «Время новостей», 24.06.08.
  28. Сечина отправляют в Якутию. Вице-премьеру придется заняться разработкой Талаканского месторождения. «Время новостей», 24.06.08.
  29. Chevron не нашла нефти в России. «КоммерсантЪ», 24.06.08.
  30. Шельф вне конкурса. Депутаты Госдумы осчастливят «Роснефть» и «Газпром». «RBCdaily», 24.06.08.
  31. Русские страдания: родники надежды вечны, но нефть не бесконечна. «The Independent», 24.06.08.
  32. Еще 35 лет. E.ON Ruhrgas рассчитывает на газ из России. «Время новостей», 25.06.08.
  33. ЛУКОЙЛ попал в итальянскую переработку. «КоммерсантЪ», 25.06.08.
  34. «Роснефть» не хочет строить «самовар». «RBCdaily», 25.06.08.
  35. Восточные маневры «Газпрома». «RBCdaily», 25.06.08.
  36. Медведев не хочет ТНК-BP. «Газета.Ru», 25.06.08.
     
  37. Парламентские слушания в Госдуме «Правовые проблемы заключения и реализации соглашений о разделе продукции (СРП) при освоении месторождений континентального шельфа» (в другом файле)
  38. Другие материалы по теме (1), (2), (3), (4), (5), (6), (7), (8), (9), (10), (11), (12), (13), (14), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (21), (22), (23), (24), (25), (26), (27), (28), (29), (30), (31), (32), (33), (34) (в других файлах)

НАВЕРХ НАВЕРХ

Медведев не хочет ТНК-BP

     Дмитрий Медведев призвал не вмешивать государство в конфликт акционеров российско-британского холдинга ТНК-BP и опроверг заинтересовать госкомпаний в его активах. Однако эксперты полагают, что это заявление всего лишь попытка перестраховаться, а доля в ТНК-BP все равно достанется госкомпании.
     Президент России Дмитрий Медведев отрицает заинтересованность госкомпаний в активах частных корпораций. В интервью агентству Reuters Медведев опроверг попытку захвата «Газпромом» нефтяной компании ТНК-BP.
     «Насколько я знаю, предложений о продаже активов «Газпрому» или «Роснефти» нет, поэтому здесь не о чем говорить», – заявил он.
     «Если предложения появятся, они будут рассмотрены. Однако на самом деле госкомпаниям нет смысла гоняться за активами частных корпораций», – отметил президент.
     «Я могу только назвать незаконными попытки использовать государство в решении внутренних корпоративных споров. Ни российские, ни британские партнеры не должны обращаться к такой политике», – заявил президент.
     Эксперты считают, что «Газпром» и «Роснефть» в любом случае будут расширяться. Причем именно за счет вхождения в капитал частных компаний.
     По прогнозам, первыми на очереди стоят ТНК-ВР и «Сургутнефтегаз».
     «Если государство будет заинтересовано в какой-то сделке, оно на нее пойдет, – говорит начальник отдела рыночного анализа Собинбанка Александр Разуваев. – Например, в ТНК-ВР государству интересен 50% пакет акций «Славнефти», которым владеет российско-британский холдинг. Вторая его половина принадлежит «Газпромнефти», и госкомпания заинтересована в том, чтобы консолидировать 100% компании «Славнефть».
     Кроме того, до сегодняшнего дня не закрыта сделка по продаже «Газпрому» лицензии на Ковыктинское месторождение, которая принадлежит дочке «ТНК-BP» «Русиа Петролеум». Компания готова продать права на месторождения за $1 млрд.
     В случае, если газовая монополия выкупит российскую часть ТНК-BP, месторождение достанется ей автоматически.
     Кстати, во вторник на пресс-конференции «Газпрома» на вопрос о сроках закрытия сделки по Ковыкте заместитель председателя правления холдинга Александр Медведев не смог назвать точную дату, сообщив лишь, что все свои предложения «Газпром» направил коллегам из ТНК-BP, но, по всей видимости, «у них сейчас другие проблемы».
     Судя по всему, Александр Медведев намекал на корпоративный спор между российскими и британскими акционерами. Конфликт, по мнению участников рынка, увеличивает шансы «Газпрома» купить часть компании.
     Сами акционеры ТНК-BP пока не торопятся обнародовать подобную информацию. Например, руководитель «Альфа-групп» и один из основных российских владельцев компании Михаил Фридман в интервью «Би-би-си» упорно отрицал слухи о продаже компании третьей стороне. «Мы точно не собираемся этого делать. Мы ни с кем никогда не вели переговоры на эту тему. Более того, мы никогда не были даже объектами каких-то предложений со стороны там «Газпрома» или «Роснефти» по этому поводу. Поэтому на чем строятся все эти идеи, мне сказать трудно. Скорее всего, на такой врожденной склонности к теории заговоров, которая царит не только, правда, в России, но и вообще в мире», – заявил Фридман.
     На этом фоне заявление российского президента выглядит как попытка максимально дистанцироваться от конфликтной ситуации. Эксперты полагают, что российский президент таким образом хочет снизить потенциальные имиджевые риски верховной российской власти. «Президент пытается обозначить свое неучастие, так как если сделка по поглощению ТНК-ВP произойдет (а она произойдет с большой долей вероятности), Медведев не будет выглядеть лоббистом госкомпаний, – объясняет эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. – Сегодняшнее заявление будет доказательством того, что президент занимал нейтральную позицию и решение о сделке было решением исключительно бизнес-структур».

Галина Шакирова, Алексей Топалов.
© «
Газета.Ru», 25.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Восточные маневры «Газпрома»

Монополия может построить на Дальнем Востоке газохимический комплекс

     «Газпром» рассматривает возможность строительства завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) и газохимического комплекса в Приморском крае. Возможность для реализации этих проектов, по мнению компании, создаст формирование газотранспортной системы из двух газопроводов: Сахалин – Хабаровск – Владивосток и Якутия – Хабаровск – Владивосток. Однако для дальнейшего развития инфраструктуры в регионе «Газпром» просит власти разработать специальный закон.
     «Газпром» продолжает наращивать свое присутствие на Дальнем Востоке. Вчера на брифинге зампредседателя правления монополии Александр Медведев рассказал, что правительство уже подготовило распоряжение о передаче ей прав уполномоченной организации по реализации государственной доли газа, добываемого в рамках проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2».
     Теперь речь идет о получении компанией контроля над проектом «Сахалин-3». Как ранее сообщала РБК daily, ей уже досталось одно из месторождений блока – Киринское ГКМ. Добыча на Киринском блоке начнется в 2014 году, сообщил вчера член правления холдинга Василий Подюк. Всего в рамках проекта «Сахалин-3» к 2020 году добыча ожидается на уровне 24,8 млрд куб. м.
     Чтобы выдержать заявленные сроки, до конца 2008 года «Газпром» ждет от Москвы решения о распределении всех остальных лицензий «Сахалина-3», сказал начальник управления координации восточных проектов газового холдинга Виктор Тимошилов. «Газпром» настойчиво обращает на это внимание правительства», – сказал он. По его словам, оно должно принять такое решение «как можно быстрее», иначе будут сдвинуты сроки реализации Восточной газовой программы.
     Восточная газовая программа может столкнуться еще с одной сложностью, связанной с отсутствием единого плана обеспечения развития газотранспортной системы на востоке России. «Отдельные региональные газопроводы, имеющиеся на Дальнем Востоке, не отвечают перспективным задачам развития газоснабжения и не могут предложить оптимальных решений в транспорте газа», – заявил зампред правления «Газпрома» Александр Ананенков корпоративному журналу компании.
     В частности, монополия недовольна тем, что «Роснефть» отказалась продавать ей газопровод с Сахалина на континент. Также «Газпрому» не удается договориться о реализации на экспорт газа «Сахалина-1» по единому экспортному каналу. В связи с этим «Газпром» призывает государство в ближайшее время разработать нормативно-правовую базу развития газотранспортных мощностей. «Здесь правительство тоже должно задать эти правила игры», – заявил вчера Виктор Тимошилов. Речь идет либо о принятии федерального закона «О магистральном трубопроводном транспорте», либо отдельного закона о развитии Единой системы газоснабжения.
     Если эти сложности будут устранены, «Газпром» сможет сконцентрироваться не только на газификации Дальнего Востока, но и более активно осваивать рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Компания рассчитывает в ближайшие десять лет выйти на все рынки региона, сообщил Александр Медведев. В первую очередь это КНР, Япония и Южная Корея, а в будущем – рынки Индии, Тайваня и других стран. В настоящее время «Газпром» ведет переговоры по организации поставок трубного газа в Южную Корею и Китай.
     Для удовлетворения нужд стран АТР компания рассматривает возможность строительства завода по производству сжиженного природного газа и газохимического комплекса в Приморском крае, говорится в материалах газового холдинга. В этом проекте могут принять участие компании Японии и Кореи. Возможность для реализации этих проектов создаст формирование газотранспортной сети из газопроводов Сахалин – Хабаровск – Владивосток и Якутия – Хабаровск – Владивосток.
     Заинтересованность «Газпрома» в освоении рынков стран АТР носит скорее политический, нежели экономический характер, считает старший аналитик ИФК «Метрополь» Александр Назаров. Страны АТР не готовы платить за газ по европейским тарифам. Китай заявлял ранее, что не станет покупать газ дороже 180 долл. за 1 тыс. куб. м, при этом запланированная «Газпромом» цена для поставок в Европу на 2008-2009 годы составляет около 220 долл. за тыс. куб. м. При этом Дальневосточный регион России не способен самостоятельно потреблять добываемые объемы сырья, рассуждает он.
     «Газпром» стремится выйти на этот рынок с учетом перспективы на будущее, полагает аналитик ИК «Велес Капитал» Дмитрий Лютягин. Потребление нефти и газа в этом регионе растет значительными темпами, ожидается, что в период до 2011 года темпы его будут только увеличиваться, в связи с чем можно ожидать, что цены также станут расти, постепенно догоняя европейские, считает он.

ДМИТРИЙ КОПТЮБЕНКО, ЕЛЕНА БОЛДЫРЕВА.
© «
RBCdaily», 25.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

«Роснефть» не хочет строить «самовар»

Компания может отказаться от завода в конечной точке ВСТО

     «Роснефти» невыгодно строить нефтеперерабатывающий завод в Находке, конечной точке ВСТО, при существующем налоговом режиме, сообщил ее первый вице-президент Сергей Кудряшов. Компания уже направила свои предложения в правительство по смягчению налогового бремени. Но вопрос о выборе между НПЗ и нефтехимическим заводом до сих пор остается открытым. Как полагают эксперты, «Роснефть» скорее всего полностью откажется от ранее озвученных планов.
     Нефтяная компания обратилась к правительству с просьбой предоставить особые налоговые условия для функционирования нефтеперерабатывающего завода, так как при существующем налогообложении глубокая переработка нефти неэффективна, сказал Сергей Кудряшов, передает РИА РБК. Он добавил, что на сегодняшний день в регионе эффективно осуществлять лишь низкую переработку нефти. «При таких условиях там только «самовар» можно строить», – заключил г-н Кудряшов.
     Напомним, как уже писала РБК daily, «Роснефть» в начале лета обсудила с правительством изменение налогового режима для реализации проекта по строительству НПЗ на Дальнем Востоке. Тогда компания просила предоставить ей возможность ввоза профильного оборудования для строительства и оснащения завода, которое не производится в России, с учетом нулевых таможенных пошлин, а также рассчитывала на льготы по налогу на прибыль на несколько лет до выхода проекта на окупаемость.
     Еще ранее, в марте, о возможности строительства нефтехимзавода вместо НПЗ упоминал президент компании Сергей Богданчиков. По его словам, строительство предприятия нефтехимического профиля было бы более предпочтительным, учитывая, что Япония, Корея и Китай, куда планировалось сбывать продукцию завода, способны обеспечить потребность в топливе за счет собственных НПЗ.
     Начальник управления информации «Роснефти» Николай Манвелов сообщил РБК daily, что в Приморье первоначально планируется построить блок первичной переработки, затем уже будет вынесено решение о строительстве НПЗ или нефтехимического завода. Впрочем, источник в «Роснефти» отметил РБК daily, что компания больше склоняется к варианту строительства нефтехимического завода в Находке.
     Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, сомневается, что «Роснефть» заинтересована в строительстве НПЗ или нефтехимзавода в Находке. «Ей больше нужен рынок Китая, чем Японии и Дальнего Востока, куда она придет после ввода в действие ответвления ВСТО в эту страну», – отмечает эксперт. Вчерашние заявления руководства компании больше похожи на попытку оправдаться за отсутствие реализации этого проекта в будущем, полагает он.
     В любом случае отказаться от строительства НПЗ компании все же придется, что связано с экспортной политикой в стране, полагает аналитик ИГ «КапиталЪ» Виталий Крюков. По его мнению, «Роснефти» лучше остановиться на нефтехимическом заводе. При сегодняшней стоимости эффективней экспортировать темные нефтепродукты (мазут, вакуумный газойль), чем светлые, получаемые путем глубокой переработки нефти», – говорит г-н Крюков.
     Сейчас ставка экспортных пошлин на нефть составляет 398,1 долл. за тонну, на светлые нефтепродукты с 1 июня была установлена в размере 280,5 долл. за тонну, на темные – 151,1 долл. за тонну. Кроме того, как передает РИА РБК, Минфин РФ в августе может повысить экспортную пошлину на нефть до уровня 490-495 долл. за тонну. А пошлина на светлые нефтепродукты составит около 340 долл. за тонну, на темные – 185 долл.

ГАЛИНА СТАРИНСКАЯ.
© «
RBCdaily», 25.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

ЛУКОЙЛ попал в итальянскую переработку

Компания купила долю в НПЗ на Сицилии

Загружается с сайта Ъ      ЛУКОЙЛ осуществил давнюю мечту, купив 49% в итальянском нефтеперерабатывающем комплексе ISAB за $2 млрд, а в течение пяти лет может довести свою долю до 100%. Это первый НПЗ в Западной Европе, владельцем которого стала российская компания. Сам ЛУКОЙЛ последний раз приобретал нефтеперерабатывающие мощности в Восточной Европе почти десять лет назад, с тех пор его многочисленные попытки выйти в какой-либо проект были неудачными. Сделка позволит ЛУКОЙЛу увеличить мощности в Европе на 70%.
     Вчера в Риме президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов и глава ERG S.p.A. Алессандро Гарроне подписали соглашение о создании СП по управлению нефтеперерабатывающим комплексом ISAB, расположенным в районе города Приоло (Сицилия). В СП российской компании будет принадлежать 49%, ERG – 51%. Сумма сделки – €1,347 млрд (около $2,1 млрд), завершить ее планируется до конца года. По словам вице-президента ЛУКОЙЛа Леонида Федуна, в ближайшие пять лет компания может стать единоличным владельцем завода – это уже согласовано с итальянскими партнерами. «Цена не будет выше той, которая есть сейчас»,– уточнил господин Федун.
     Комплекс ISAB в Италии выпускает керосин и дизтопливо. В него входят два НПЗ, объединенные системой трубопроводов и составляющие единый технологический комплекс мощностью переработки 16 млн тонн нефти в год, три морских причала, резервуарный парк, электростанция и другая инфраструктура.
     У ЛУКОЙЛа уже есть два НПЗ в Европе, но в Восточной. Это завод в болгарском Бургасе установленной мощностью 8,8 млн тонн нефти в год и НПЗ в Плоешти (Румыния) мощностью 2,4 млн тонн нефти в год. Новое приобретение позволит компании увеличить свои перерабатывающие мощности в Европе на 71%. Суммарно перерабатывающие мощности ЛУКОЙЛа увеличатся более чем на 13%. Для сбыта нефтепродуктов ЛУКОЙЛ развивает розничную сеть в Европе. На конец 2007 года там под брендом компании работало 2,2 тыс. АЗС. «Наши приобретения в Хорватии, Македонии, Черногории также будут способствовать развитию компании в этом регионе. Мы обладаем более 150 АЗС в этом регионе, и наши планы – увеличить в три-четыре раза число АЗС в ближайшие несколько лет»,– говорит Леонид Федун.
     Однако с НПЗ ситуация до сих пор складывалась не столь удачно – последний завод ЛУКОЙЛ купил почти десять лет назад. С тех пор компания многократно анонсировала предстоящие сделки, ни одна из них не состоялась. ЛУКОЙЛ претендовал на НПЗ Hellenic Petroleum в Греции, Гданьский НПЗ в Польше, Mazeikiu nafta в Литве. В 2006 году компания почти договорилась о покупке НПЗ в Роттердаме у Kuwait Petroleum International, но в последний момент владельцы передумали продавать актив. Российской компании пыталась помочь ее совладелец компания ConocoPhillips, которая была готова продать ЛУКОЙЛу 17% в чешской Ceska Rafinerska. Однако преимущественным правом покупки бумаг воспользовался другой акционер завода – итальянская Eni (материал о проблеме покупки активов в нефтегазовом секторе см. на стр. 10).
     Тем не менее ЛУКОЙЛ продвинулся в Европу дальше других российских компаний. «Сургутнефтегаз» НПЗ в этом регионе не интересуют вовсе, у ТНК-ВР есть только завод на Украине, «Роснефть» не раз заявляла о желании приобрести активы в Европе, в частности долю в германском заводе Miro, но так и не смогла договориться об этом. Зимой 2007 года Сербия обещала «Газпром нефти» 51% в государственном нефтеконцерне NIS, но сделка до сих пор не согласована.
     «Со стратегической точки зрения НПЗ в Средиземноморье обеспечит топливом существующие АЗС компании на Балканах, а также те, которые компания приобретет в этом регионе»,– отмечают в своем отчете аналитики Альфа-банка. По их мнению, покупку можно будет считать удачной, если ЛУКОЙЛ сможет добиться увеличения числа АЗС «за разумный период времени». Аналитики UBS считают, что ЛУКОЙЛ заметно переплатил: «Оценка, основанная на наших прогнозах EBITDA завода на 2008 год, дает стоимость сделки в 9хEBITDA, основанная на подсчетах ЛУКОЙЛа – 8х. Европейский сектор переработки торгуется с коэффициентом 5,5хEBITDA».
     ЛУКОЙЛ тоже признает, что быстрого экономического эффекта от сделки ждать не стоит. В результате нее чистая прибыль компании в 2009 году увеличится всего на 1%, считает Леонид Федун (в 2007 году прибыль составила около $10 млрд). «Масштаб сделки и влияние на чистую прибыль невелики, и скорее всего, она будет проигнорирована инвесторами»,– считают в Альфа-банке. Так и произошло. Вчера на ММВБ акции ЛУКОЙЛа подешевели на 1,78% при снижении индекса на 2,18%.

Денис Ъ-Ребров, Наталья Ъ-Скорлыгина.
© «
КоммерсантЪ», 25.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Еще 35 лет

E.ON Ruhrgas рассчитывает на газ из России

Загружается с сайта ВН      Глава E.ON Ruhrgas Бернхард Ройтерсберг, заступивший на пост председателя правления концерна в марте этого года, вчера впервые провел встречу с российскими журналистами, чтобы, в частности, рассказать о планах компании по сотрудничеству с Россией и «Газпромом», акционером которого является немецкая компания, и ответить на вопросы. Он выразил солидарность с негативной позицией российского концерна по отношению к третьему энергетическому пакету (отделение от энергоконцернов сетевой составляющей), который предложила Еврокомиссия. А также говорил о том, что за 35 лет партнерства E.ON Ruhrgas не только купил 520 млрд кубометров российского газа на сумму 55 млрд евро, но и реализует целый ряд совместных проектов в самых разных сферах. Эти мысли емко выразил глава представительства E.ON Ruhrgas в Москве Райнер Хартманн после выступления г-на Ройтерсберга: «Мы сейчас празднуем очередной юбилей поставок российского газа. И собираемся получать газ из России еще 35 лет. Пожалуйста, напишите об этом». Правда, пока контракты с «Газпромом» заключены только до 2035-2036 года.
     Следует отметить, что целый ряд совместных проектов «Газпрома» и E.ON Ruhrgas идет непросто. Например, уже четыре года ведутся переговоры по поводу вхождения немецкого концерна в проект освоения Южно-Русского месторождения. Как известно, осенью прошлого года «Газпром» завершил сделку по обмену активами на базе этого проекта с другим немецким предприятием – Wintershall, который получил пакет 25% минус одна акция в капитале и одну привилегированную акцию, обеспечивающую дополнительные 10% в прибыли совместного предприятия. Хотя изначально переговоры велись именно с E.ON Ruhrgas. После этого месторождение с доказанными запасами в 600 млрд кубометров и проектным уровнем добычи 25 млрд кубометров в год было торжественно введено в эксплуатацию. Но переговоры о присоединении еще одного партнера все же были продолжены. Стороны объясняют столь длительное обсуждение постоянным изменением цен на нефть и соответственно стоимости запасов газа. Как пояснил вчера г-н Ройтерсберг, из-за этого менялся набор активов, который предлагается к обмену с немецкой стороны. Новые предложения уже сделаны «Газпрому» и обсуждаются. Глава немецкой компании выразил надежду, что до конца года стороны все же окончательно договорятся. Но отказался от дальнейших комментариев, сославшись на взаимные обязательства с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером не разглашать детали.
     Проблемам, которые сопутствуют подготовке другого российско-немецкого мегапроекта – газопровода «Северный поток», г-н Ройтерсберг уделил особое внимание. Как он считает, этот трубопровод имеет «чрезвычайное значение для газоснабжения Европы», «на его базе Россия и ЕС укрепляют торговые связи», а европейские страны обеспечивают «часть своих поставок энергоносителей на ближайшие десятилетия». «Тем не менее проекту приходится сталкиваться со многими препятствиями. Раздраженная реакция некоторых сопредельных государств и связанные с ней утверждения о том, что «Газпром» якобы намерен в одностороннем порядке повысить степень зависимости Европы от российского газа, просто-напросто несостоятельны», – подчеркнул г-н Ройтерсберг. По его словам, E.ON Ruhrgas вместе с партнерами по проекту «Газпромом» и Wintershall (голландская Gasunie присоединилась к нему на днях) изначально «недооценили проблемы, которые возникнут в процессе получения разрешений и сроки их выдачи». «На последнем заседании комитета акционеров компании-оператора Nord Stream (4 июня. – Ред.) мы очень плотно обсуждали график работ по проекту и приняли общее решение, что ввод газопровода в эксплуатацию осенью 2011 года является реалистичной задачей», – сообщил он. При этом, как отметил глава E.ON Ruhrgas, «Газпрому» не будут грозить санкции за невыполнение обязательств по поставкам газа по «Северному потоку» в связи с невозможностью ввести трубу в конце 2010 года, как предполагалось ранее.
     Часть трудностей в проектах «Газпрома» и E.ON Ruhrgas связана с политикой Еврокомиссии по отношению к вертикально интегрированным энергетическим концернам. Как известно, регулятор принуждает их продать транспортную инфраструктуру. Г-н Ройтерсберг по этому поводу высказался коротко и ясно: «Мы благодарим «Газпром» за то, что он занимает такую однозначную позицию (десять дней назад глава «Газпрома» Алексей Миллер обрушился на предложения Еврокомиссии с резкой критикой, пугал недостатком инвестиций в сети и газовым дефицитом. – Ред.). Наша позиция не отличается от мнения наших российских партнеров, о чем мы сразу и четко заявили. Точно так же, как и другие компании в Германии». По его мнению, свободный доступ к транспортным системам можно обеспечить, не трогая права собственности на них: «Мы полностью поддерживаем идеи федерального правительства о том, что нам надо идти «третьим» путем».
     Кроме того, г-н Ройтерсберг категорически отверг возможность того, что его компания пойдет на сделку с Еврокомиссией и согласится продать свои газопроводы в обмен на прекращение ведущихся против нее антимонопольных расследований. Хотя, как известно, совсем недавно на такой компромисс с Брюсселем пошел другой немецкий концерн – RWE, решивший избавиться от 4 тыс. км своих газопроводов. Более того, в начале года E.ON (материнская компания E.ON Ruhrgas) в обмен на снятие антитрестовых претензий со стороны регулирующих органов объявил о продаже своих электрических сетей. Бернхард Ройтерсберг пояснил, что компания предпочла договориться, а не вступать в длительные судебные разбирательства, которые могли бы нанести имиджевый и финансовый ущерб. «Мы убеждены, что в газовой сфере наша правовая позиция очень прочна, и не планируем идти на подобную сделку с Брюсселем», – подытожил он.

     E.ON станет третьим по значимости игроком на рынке электричества Франции, заявил вчера в Мюнхене глава входящей в энергоконцерн компании E.ON Energie Клаус-Дитер Маубах. Это станет возможным после перехода к E.ON контрольного пакета акций SNET-Electricite, до сих пор принадлежащего испанскому концерну Endesa. Сообщается, что испанцы могут передать E.ON причитающиеся ему акции еще на текущей неделе. Благодаря SNET-Electricite немецкий концерн будет располагать во Франции электростанциями суммарной мощностью 2500 МВт. Г-н Маубах также высказался в пользу, как того требует Еврокомиссия, разделения выработки электроэнергии и ее передачи по ЛЭП высокого напряжения. Глава E.ON Energie опроверг сомнения в том, что подобное разделение может отрицательно сказаться на надежности снабжения. «В других странах подобная модель действует и не подрывает стабильности, – отметил он. – Решающим является не то, кому сети принадлежат, а то, насколько сильны стимулы для ухода за сетями». Юрий ШПАКОВ, Берлин

Алексей ГРИВАЧ.
© «
Время новостей», 25.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Русские страдания: родники надежды вечны, но нефть не бесконечна

ВР надо было предвидеть возникшую ссору, но сегодня важнее говорить об истощении тех нефтяных месторождений, к которым мы уже привыкли и от которых так зависим

     Тони Хейуорду (Tony Hayward), должно быть, очень одиноко. По мере того, как цены на нефть продолжают бурно расти, в мире усиливается ощущение, что объемы добычи 'черного золота' приближаются к своим естественным геологическим пределам. Однако шеф ВР продолжает храбро утверждать, что причины нынешнего 'нефтяного шока' кроются 'не столько под землей, сколько на ее поверхности, и носят они не геологический, а политический характер'.
     Поскольку совместное предприятие его компании 'ТНК-ВР' в России подвергается яростным нападкам со стороны российских акционеров и российского государства, Хейуорду можно простить его уверенность в том, что проблемы отрасли искусственного, а не естественного происхождения. Но это разграничение ложное, и более пристальный анализ происходящего говорит о том, что затруднительное положение ВР само по себе является свидетельством надвигающихся геологических ограничений в глобальной нефтедобыче, то есть 'нефтяного пика'.
     С виду все проблемы ВР в России явно наземного, а не подземного происхождения, пусть компания и утверждает, что ее мучители отнюдь не честны. Компанией 'ТНК-ВР' в равных долях, 50 на 50 процентов, владеют British Petroleum и консорциум российских магнатов-миллиардеров AlfaAccessRenova, возглавляемый Михаилом Фридманом. Стороны в настоящее время заняты острым спором. ВР заявляет, будто русские пытаются захватить контроль над компанией, а олигархи утверждают, что они просто защищают свои права. На прошлой неделе Михаил Фридман сказал, что утверждения британской компании выдержаны 'в лучших традициях геббельсовской пропаганды'.
     На чьей бы стороне ни была правда, ни у кого нет сомнений в том, как закончится данный спор. Российские акционеры обратились в суд в своей стране и в Швеции, однако настоящее давление на ВР оказывают не они, а государство. В последние месяцы совместное предприятие 'ТНК-ВР' неоднократно подвергалось обыскам службы безопасности ФСБ, расследующей обвинения в промышленном шпионаже. Наряду с этим на его крупнейшем нефтяном месторождении проводится экологическая проверка. Тем временем, назначенного ВР генерального директора совместного предприятия допрашивают в министерстве внутренних дел по поводу якобы имеющих место фактов уклонения от уплаты налогов, а также вызывают в московскую прокуратуру в связи с подозрениями в нарушениях трудового законодательства.
     Все это уже до боли знакомо. В 2006 году российский государственный гигант 'Газпром' приобрел контроль над проектом компании Shell 'Сахалин-2'. Произошло это после проведения активной кампании преследований со стороны государственных природоохранных ведомств. А в прошлом году 'ТНК-ВР' была вынуждена продать контрольный пакет своего богатейшего Ковыктинского месторождения в Сибири, причем тоже 'Газпрому'. Случилось это тогда, когда государство заявило, что компания нарушила условия выданной ей лицензии.
     Многие наблюдатели считают, что последние действия против 'ТНК-ВР' это всем знакомая 'огневая подготовка', предназначенная для изматывания противника с целью постепенной передачи контроля над совместным предприятием 'Газпрому' или государственной нефтяной компании 'Роснефть'.
     Это станет мощным ударом по ВР, но компания должна была заранее просчитать все риски – и не в последнюю очередь по той причине, что когда предшественник Хейуорда лорд Браун в 2003 году создавал это совместное предприятие, у него уже имелся довольно неприятный опыт делового общения с Фридманом.
     Их знакомство состоялось в 1997 году, когда ВР потратила 500 миллионов долларов на покупку 10-процентного пакета акций сибирской нефтяной компании 'Сиданко' – а затем потеряла значительную часть своих вложений, поскольку фирма эта быстро обанкротилась. Акционер Михаил Фридман ловко сфабриковал темный и загадочный процесс банкротства к собственной выгоде. ВР сначала пришлось списать 200 миллионов долларов, а затем инвестировать еще 375 миллионов, чтобы защитить свои позиции. Когда одного из руководителей ВР спросили, почему компания просто не заключила с Фридманом сделку, он якобы сказал: 'Вы же не будете разговаривать с человеком, укравшим ваш кошелек'.
     Но уже через несколько лет лорд Браун снова вложил 7 миллиардов долларов, чтобы вместе с Фридманом и его партнерами создать 'ТНК-ВР'. (Во время переговоров он посчитал нужным спросить своих новых друзей: 'А вы не сбежите с этими деньгами?' Но контракт подписал.) Это была чудовищно рискованная сделка. Но его убедило пойти на нее то, что ВР больше нигде на свете не имела возможности приобрести резервы и потенциал добычи нефти такого огромного масштаба. И связано это было с глобальными причинами геологического характера.
     Основная проблема ВР заключалась в том, что транснациональные нефтяные компании все чаще вытеснялись из стран, контролирующих большую часть разведанных мировых запасов нефти. Речь идет о государствах-членах ОПЕК. В отличие от них, в остальных странах мира нефтяные запасы были гораздо больше истощены. Наиболее перспективные регионы давно уже были изучены, тщательно разведаны и эксплуатация месторождений там шла на убыль. В большинстве не входящих в ОПЕК стран объем добычи уже начинал сокращаться. Возможности для роста были серьезно ограничены, но Россия являлась исключением.
     С закатом Советского Союза в конце 80-х годов прошлого века российская экономика пришла в упадок, и добыча нефти резко сократилась с 11,5 миллиона баррелей в день в 1987 году до шести с небольшим миллионов в 1998-м. Многие месторождения были законсервированы либо просто не эксплуатировались. Но когда вернулась уверенность, вместе с ней пришли и инвестиции. Добыча стала увеличиваться. К 2007 году она выросла почти на 60 процентов. И на гребне этой волны хотел прокатиться лорд Браун.
     Благодаря сделке по 'ТНК-ВР' британская компания быстро увеличила объемы добычи на полмиллиона баррелей в день, и рост производства в России продолжал компенсировать спад добычи ВР в Северном море, Европе и Америке. Анализ квартальных показателей компании говорит о том, что если бы лорд Браун не рискнул пойти на эту сделку, то к сегодняшнему дню объемы добычи ВР уменьшились бы почти на те же полмиллиона баррелей. Вместо среднего показателя в 2,4 миллиона баррелей в день в 2007 году объем добычи ВР составлял бы 1,6 миллиона. В условиях отсутствия таких возможностей в других регионах все говорит о том, что у лорда Брауна не было иного выбора.
     Но в азартных играх когда-то обязательно происходит сбой. И теперь ВР вполне может потерять до трети своего объема добычи в борьбе с российскими акционерами по 'ТНК-ВР', которые пользуются поддержкой государства. Тем не менее, это не просто пример рукотворных бед нефтяной индустрии, которые лежат на поверхности, как хотелось бы думать Хейуорду. Это прямое следствие усиливающейся нехватки нефти под землей.
     Такая нехватка начинает ощущаться и в самой России, где десятилетний рост нефтедобычи в прошлом году остановился, а теперь началось его снижение. Некоторые мудрецы обвиняют во всем высокие налоги на прибыль в нефтяной промышленности России, но есть и более глубокая причина, состоящая в том, что 'легкая нефть', которую удавалось добывать благодаря восстановлению существующих месторождений, сейчас заканчивается. Для увеличения объемов добычи и резервов потребуется разрабатывать новые месторождения в удаленных районах, таких как Восточная Сибирь и Арктика, где условия для работы чрезвычайно суровые. Аналитики согласны с тем, что дальше будет тяжелее.
     Но снижение роста добычи в России не должно никого удивлять. Совсем недавно, в 2005 году, тогдашний министр нефтяной промышленности Виктор Христенко (в то время он был министром промышленности и энергетики Российской Федерации – прим. перев.) предсказал, что начиная с 2010 года добыча нефти стабилизируется на уровне в 10 с небольшим миллионов баррелей в день – то есть немного выше сегодняшнего объема. Позже вице-президент частной нефтяной компании 'Лукойл' Леонид Федун заявил, что добыча нефти в России не превысит сегодняшнего уровня за всю его жизнь.
     И это имеет огромное значение – ведь лишь благодаря росту добычи в России в этом десятилетии удовлетворяется бурно растущий спрос в Азии. Сейчас этот быстрый рост закончился; к тому же многие полагают, что к концу десятилетия достигнет своего пика и совокупный объем добычи стран, не являющихся членами ОПЕК. После этого единственной силой, которая будет отделять нас от глобального нефтяного пика, останется картель ОПЕК. А многие аналитики сомневаются в том, что даже в этих странах достаточно запасов нефти, чтобы существенно увеличить добычу.
     В конце этой недели все взоры будут прикованы к нефтяному саммиту в Саудовской Аравии. И в них, пожалуй, будет больше надежды, чем реальных ожиданий.
     Дэвид Страхан – автор книги 'The Last Oil Shock: a Survival Guide to the Imminent Extinction of Petroleum Man' ('Последний нефтяной шок: Руководство по выживанию для Нефтяного Человека, которому грозит вымирание').

Дэвид Страхан (David Strahan), («The Independent», Великобритания).
© «
ИноСМИ», 24.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Шельф вне конкурса

Депутаты Госдумы осчастливят «Роснефть» и «Газпром»

     Госдума собирается законодательно закрепить право госкомпаний получать без конкурса в разработку участки недр континентального шельфа. Как сообщили РБК daily в думском комитете по природным ресурсам, природопользованию и экологии, соответствующий законопроект внесен вчера в нижнюю палату парламента главой этого комитета Натальей Комаровой. Ранее правом бесконкурсного получения шельфовых лицензий, содержащих газовые запасы, на основании закона «О газоснабжении» пользовался лишь «Газпром». Теперь соответствующие рычаги появятся и у «Роснефти».
     После принятия закона об инвестициях в стратегические отрасли РФ и поправок в ряд сопутствующих законов было определено, что под критерии обладателей права на разработку месторождений нефти и газа на шельфе России подпадают лишь компании с долей государства в акционерном капитале не менее 50% и опытом работы на российском шельфе от пяти лет. Это «Газпром» и «Роснефть». Однако в интервью РБК daily гендиректор «Зарубежнефти» Николай Брунич говорил, что и его компания готова в перспективе участвовать в разработке российского шельфа с учетом своего опыта работы на шельфе Вьетнама.
     Вчера по инициативе председателя комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Натальи Комаровой в Госдуму был внесен законопроект о внесении изменений в ст. 7 закона «О континентальном шельфе РФ», согласно которому планируется предоставление в пользование участков шельфа как по конкурсам и аукционам, так и без их проведения. В тексте поправок (есть у РБК daily) поясняется, что перечни месторождений нефти и других полезных ископаемых, для разработки которых предоставляются участки в пользование без проведения конкурсов и аукционов, утверждаются правительством.
     Г-жа Комарова пояснила РБК daily, что текст поправок может быть уточнен и доработан ко второму чтению закона, которое состоится на следующей неделе. В частности, планируется прописать, могут ли быть предоставлены без конкурса участки недр на шельфе, содержащие лишь прогнозные ресурсы. Она также добавила, что утвержденного правительством перечня шельфовых лицензий для передачи без конкурса еще нет. В «Роснефти» и «Газпроме» официально не комментируют инициативу депутатов.
     Источник в «Газпроме» дал понять, что госкомпании выгодна такая поправка лишь в том случае, если без конкурса она сможет получить и участки с прогнозными ресурсами, в том числе и на сахалинском шельфе. Менеджер газовой монополии посетовал, что шельф очень слабо разведан, а поэтому его разработчиков ожидают огромные инвестиционные риски, которые должны компенсироваться государством, в частности, за счет льготного режима налогообложения.
     Юрист подведомственной Минприроды госструктуры считает, что практически осуществлять выдачу шельфовых лицензий без конкурса можно будет еще не скоро – не ранее чем по итогам внесения новых поправок еще и в закон «О недрах», регулирующий правила выдачи лицензий. Чиновник Минприроды уточнил, что программа лицензирования шельфа все еще прорабатывается. Он предполагает, что она будет готова до конца лета. По словам собеседника РБК daily, ведомство почти месяц назад направило в «Роснефть» и «Газпром» письма с просьбой предоставить планы разработки шельфа до 2015 года с учетом получения желаемых лицензий, однако ответа от компаний все еще нет. В «Газпроме» и «Роснефти» неофициально говорят, что ответы пока не готовы. В «Газпроме» уточняют, что без понимания сроков и объемов выдачи лицензий со стороны Минприроды невозможно проработать такие долгосрочные планы.
     Глава консалтинговой компании «СРП-Экспертиза» Михаил Субботин полагает, что внесение в закон поправок о бесконкурсной выдаче шельфовых лицензий является лишь юридической формальностью с учетом того, что такая практика уже давно имеет место, в частности в отношении «Газпрома». Газовой монополии только в этом году решено передать десять лицензий на суше и шельфе Ямала, Якутии и Сахалина. По его мнению, обязательный конкурс между неизменными двумя участниками часто выглядит «срежиссированным мероприятием». При этом платежи в случае бесконкурсной передачи лицензии обычно на порядок ниже тех, что можно было бы выручить на торгах. Эксперт полагает, что процедуру конкурсов на шельфе можно будет сохранить лишь на месторождения, интересные обеим госкомпаниям, к примеру на Сахалине. И то лишь в случае, если государство не захочет волевым решением отдать их в разработку кому-то из них или поручить работать сообща.

ЛЮДМИЛА ПОДОБЕДОВА.
© «
RBCdaily», 24.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Chevron не нашла нефти в России

Компания остановила работу на участках «Газпром нефти»

     Американская Chevron приостанавливает работу на участках, внесенных «Газпром нефтью» в СП «Северная тайга нефтегаз». Обе стороны заверяют, что этот шаг не означает разрыва партнерства. Аналитики полагают, что Chevron больше заинтересована в этом партнерстве, чем «Газпром нефть», и российская компания вряд ли вложит в СП реально перспективные участки.
     Вчера компания Chevron объявила о приостановлении работ на Пякутинском и Айхеттинском участках в Ямало-Ненецком АО, на которых она работает в рамках СП с «Газпром нефтью». «Данное решение было принято после результатов двухлетних работ по геологоразведке, бурению, испытанию скважин и техническому изучению лицензионных участков,– пояснили в Chevron.– И хотя данный проект не оправдал первоначальных ожиданий партнеров, мы будем рады возможности для совместной работы в будущем».
     СП «Северная тайга нефтегаз» было учреждено в апреле 2006 года с целью исследования ачимовских залежей в ЯНАО. На момент образования у Chevron в проекте было 70%, а у «Газпром нефти» – 30%. Впоследствии «Газпром нефть» увеличила долю в СП до 75%. В СП изначально были внесены Пякутинский и Айхеттинский участки. На 2003 год (последняя оценка) балансовые запасы C3 Айхеттинского участка составляли 148,28 млн тонн, ресурсы D1 – 50,42 млн тонн, извлекаемые – 29 и 8,6 млн тонн соответственно. На двух месторождениях Пякутинского участка, Пякутинском и Малопякутинском, извлекаемые запасы C1+C2 составляли 5,6 млн тонн и 3,8 млн тонн соответственно.
     Однако по итогам геологоразведочных работ, которые велись на участках с декабря 2006 года, компания установила, что вероятность открытия коммерческих запасов нефти на этих участках крайне низка. «Это не значит, что ачимовские залежи в Западной Сибири бесперспективны,– поясняют в Chevron.– Это значит, что залежь в той части ЯНАО, где велись работы, была признана бесперспективной. В других регионах Западной Сибири ачимовские структуры оказались очень насыщенными».
     По информации «Ъ», при заключении соглашения «Газпром нефть» обязалась внести в СП лицензии, имущество на лицензионных участках и интеллектуальную собственность, а Chevron – денежный вклад, эквивалентный стоимости внесенных партнером лицензий, и средства на проведение геологоразведки. Таким образом, «Газпром нефть» в финансовом плане вряд ли сильно пострадала от негативных результатов геологоразведки.
     «Мы рассчитываем на дальнейшее сотрудничество с Chevron в других проектах»,– сообщили «Ъ» в «Газпром нефти». В пятницу глава компании Александр Дюков заявил, что российская компания направила Chevron письмо с предложением о совместной разработке еще одного участка в Западной Сибири. В «Газпром нефти» пояснили, что ответ пока не получен.
     Аналитик ИФК «Солид» Денис Борисов полагает, что Chevron не откажется от СП с «Газпром нефтью». «Как следствие ограниченности новых запасов в мире сегодня большая часть проектов, в которые заходят нефтяные компании,– венчурные, с высоким риском провала, но и высокой потенциальной отдачей»,– говорит аналитик. Он добавляет, что российские запасы в ЯНАО интересны и тем, что при сопоставимых перспективах нефтеносности бурение одной разведочной скважины на материке обходится куда дешевле, чем на шельфе. А Виталий Крюков из ИГ «КапиталЪ» полагает, что «Газпром нефти» придется улучшить свое предложение партнеру, хотя и не ожидает, что компания внесет в СП особенно качественные активы.
     Глава Chevron Дэвид О'Рейлли в разговоре с «Ъ» не исключил, что в этом году СП будет участвовать в аукционах по новым участкам (о позиции Chevron по прочим проектам в России и СНГ см. интервью на этой же странице). Он также заявил, что не ожидает изменений в соотношении долей в СП, где «Газпром нефть» «всегда будет мажоритарным партнером».

Наталья Ъ-Скорлыгина.
© «
КоммерсантЪ», 24.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Сечина отправляют в Якутию

Вице-премьеру придется заняться разработкой Талаканского месторождения

Загружается с сайта ВН      Вице-премьер Игорь Сечин вплотную займется проблемами, сопутствующими строительству нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). Вчера на заседании президиума правительства он заявил премьеру Владимиру Путину, что в ближайшее время направится в Якутию, где планирует осмотреть ряд промышленных и социальных объектов, а также объекты, строящиеся в рамках реализации проекта нефтепровода. «Талаканское месторождение (принадлежит «Сургутнефтегазу». – Ред.) будет одной из ресурсных баз заполнения этого нефтепровода», – сказал вице-премьер, дав тем самым понять, что намерен лично разобраться в скандалах вокруг этого месторождения. В ходе многочисленных сделок за последние шесть лет инфраструктура «Талакана» не была продана «Сургутнефтегазу» и находится на балансе компании «Саханефтегаз», не подконтрольной ни одной из крупных российских бизнес-структур.
     За несколько часов до начала заседания президиума правительства глава «Саханефтегаза» Михаил Поляков заявил журналистам, что сейчас активно идут переговоры с «Сургутнефтегазом» о продаже инфраструктуры Талаканского месторождения. «Цена покупателя – 700 млн руб., цена продавца – 1,2 млрд руб., – цитирует его Интерфакс. – Я полагаю, что справедливая цена за 37 скважин и иное оборудование нефтепромысла лежит где-то посредине». Судя по всему, именно г-н Сечин и должен поставить точку в конфликте.
     Как известно, Талаканское месторождение в 2001 году приобрела на конкурсе структура ЮКОСа – «Ленанефтегаз» (на 85% его контролирует «Саханефтегаз», 50,6% акций которого, в свою очередь, принадлежали ЮКОСу, а 26,5% – правительству Якутии), которая получила временную лицензию. Однако в 2003 году, в начале кампании против ЮКОСа, лицензия была аннулирована под предлогом того, что государству не выплачен бонус, и передана «Сургутнефтегазу», который на конкурсе занял второе место. Чуть позднее компания Владимира Богданова добилась выдачи постоянной лицензии на Талаканское месторождение. Но инфраструктура месторождения осталась у ЮКОСа, то есть у «Саханефтегаза». Причем опальная компания была вынуждена продать «Сургутнефтегазу» долю в «Саханефтегазе» (тогда продавец оценивал имущественный комплекс «Талакана» в 2 млрд руб.), но сделка не состоялась. Дело в том, что 50% акций «Ленанефтегаза» в январе 2004 года арестовал арбитражный суд Якутии. Поводом для этого стал иск компании-подрядчика «Учур», которая строила для «Саханефтегаза» промысловый нефтепровод Талакан-Витим (стороны не сошлись в оценке стоимости работ). После этого ЮКОСу удалось продать контрольный пакет «Саханефтегаза» структурам Бинбанка, те перепродали его АЛРОСА, но де-факто контроль оказался в руках менеджмента якутской компании.
     Нефть «Талакана» планируется начать закачивать в ВСТО уже в сентябре. «Сургутнефтегаз» собирается временно использовать уже построенный участок трубы в реверсном режиме. Однако отсутствие контроля над инфраструктурой месторождения создает определенный дискомфорт. Глава «Саханефтегаза» вчера пояснил, в чем интерес г-на Богданова и почему пока не удается договориться: «Я знаю о заявлении гендиректора «Сургутнефтегаза» Богданова, компании которого принадлежит лицензия на разработку «Талакана» и которая должна выкупить указанное имущество, что чем ближе конец 2008 года, тем менее привлекателен этот актив. По его версии, если «Сургутнефтегаз» не станет владельцем имущественного комплекса до конца текущего года, то потеряет к нему интерес и начнет бурить собственные скважины. Я полагаю, что г-н Богданов неправ. Все 37 скважин пробурены «Ленанефтегазом» на «шапках» месторождения. Их суточный дебит – примерно 370 кубометров в сутки – существенно выше дебита скважин, которые «Сургутнефтегаз» сейчас бурит на месторождении. На них, насколько мне известно, дебит не превышает 200-250 кубометров в сутки. Так что «Сургутнефтегаз» заинтересован в скважинах «Саханефтегаза».
     В то же время договориться о продаже сейчас невозможно, поскольку все имущество «Саханефтегаза» арестовано по искам кредиторов. В частности, «Роснефть», которой в наследство от ЮКОСа досталось право требования с якутской компании около 1,2 млрд руб. (с учетом штрафов и процентов – 2 млрд руб.), на днях подала повторный иск с требованием банкротства «Саханефтегаза». Г-н Поляков вчера также напомнил, что компания самостоятельно приняла аналогичное решение. Общая сумма претензий к «Саханефтегазу» составляет 4,5 млрд руб. «Я полагаю, что продажа «Сургутнефтегазу» имущественного комплекса месторождения станет возможной сразу после начала процедуры банкротства «Саханефтегаза», – резюмировал он.
     Впрочем, продажа инфраструктуры «Талакана» не единственная проблема, которую придется решать в Якутии г-ну Сечину. Г-н Поляков сообщил также, что обратился в Генпрокуратуру, региональную прокуратуру и в УБЭП с заявлением о хищении более 160 млн руб., выделенных прежним менеджментом «Саханефтегаза» на строительство нефтепровода Талакан-Витим. Некоему ООО «Ленанефтегазстрой» год назад был выплачен аванс 198 млн руб., однако до генподрядчика – структуры «Газпрома» «Спецгазремстрой» – дошли только 32 млн руб. На что «Ленанефтегазстрой» потратил остальные деньги, не известно. «Была чисто мошенническая сделка. Наша комиссия выявила серьезные нарушения на магистральном нефтепроводе: технологические разрывы, отсутствие валиков, в переходах через речки нефтепровод лежит на поверхности без изоляции, в некоторых местах не проложены траншеи, часть трубопровода находится на поверхности воды... Сами понимаете, что эти грубые нарушения чреваты серьезными последствиями при эксплуатации нефтепровода», – заявил г-н Поляков.
     Так что, похоже, г-ну Сечину придется разбираться во всех тонкостях подготовки «Талакана» к сдаче нефти в ВСТО, в том числе и криминальных. Впрочем, по сравнению с делом ЮКОСа якутские проблемы выглядят мелко. Как говорят источники «Времени новостей» в правительстве, на закрытой для прессы части заседания президиума правительства Владимир Путин вчера лично дал указание сделать публичным вопрос о поездке г-на Сечина на «Талакан».

Николай ГОРЕЛОВ.
© «
Время новостей», 24.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Успехи и неудачи «энергетической сверхдержавы»

     Среди понятий, которыми принято характеризовать правление Владимира Путина, – «энергетическая сверхдержава» занимает особое место. Сам глава государства, правда, дистанцировался от такого определения руководимой им страны. «Я, если вы обратили внимание, никогда не говорил о том, что Россия – какая-то энергетическая сверхдержава», – заметил Путин в сентябре 2006 года, встречаясь с участниками дискуссионного клуба «Валдай». И продолжил: «Но у нас больше возможностей, чем почти у всех других стран мира... Все должны понять, что это прежде всего наши национальные ресурсы, и не раскрывать на них рот, как на свои собственные».

Встревоженный мир
     Президентство Путина начиналось многообещающе: Россия вступила в интенсивные «энергетические диалоги» с Евросоюзом и Соединенными Штатами. Казалось, что Москва нашла не только источник стабильного и растущего дохода, но и выгодное место в международном разделении труда, а в перспективе – и способ занять достойное место в формирующемся мироустройстве XXI века.
     Однако России так и не удалось выбрать верный тон, способствующий созданию устойчивой системы взаимовыгодного «натурального» обмена (энергоресурсы на технологии, доступ к недрам на доступ к рынку сбыта). Не в последнюю очередь это связано с тем, что со времени вступления Владимира Путина в должность главы государства значительно изменилась общая ситуация в мире. Международная среда стала куда менее стабильной и предсказуемой, усилилась всеобщая нервозность. Американская кампания по демократизации «расширенного Ближнего Востока», призванная кроме всего прочего повысить уровень энергетической безопасности развитого мира, фактически провалилась. А эпоха высоких цен на нефть, начавшаяся в 2003-2004 годах, культивирует у Москвы преувеличенное чувство собственной значимости и успешности, у Запада же (прежде всего Европы) порождает гипертрофированную и зачастую иррациональную фобию энергозависимости.
     Тем не менее реалии современной мировой экономики, основанной в значительной степени на растущем потреблении углеводородов, неумолимы. Участникам энергетического рынка придется либо договориться, либо научиться жить друг без друга. Второй путь требует качественного инновационного скачка: для одних – в сфере снижения энергопотребления и освоения альтернативных источников энергии, для других – в сторону серьезной диверсификации экономики и дистанцирования от ее сырьевой ориентации. Предпосылок для таких радикальных прорывов еще не заметно, поэтому пока переговоры и последующие компромиссы представляются обязательной частью повестки дня глобального политического диалога России и Запада.
     Среди участников мирового рынка есть крупные и растущие импортеры ресурсов – Китай и Индия. Есть регионы-импортеры с плавным увеличением спроса – Северная Америка, Европа. Есть экспортеры, не претендующие на серьезный рост самостоятельного потребления ресурсов, – к примеру, Ближний Восток. Россия является крупным экспортером, но перед ней стоит задача глубокой модернизации, которая может потребовать изменения энергетического баланса в пользу роста внутреннего потребления. Так, воплощение планов по масштабному строительству энергомощностей нуждается в существенных объемах газа как топлива для электростанций, сырья же не хватает даже для обеспечения некрупных новых объектов.
     Угроза превращения России в нетто-импортера энергоресурсов пока не представляется реальной. Но нельзя исключить перспективу того, что страна окажется неспособной бесконечно удовлетворять растущие энергетические потребности иностранных клиентов. Поэтому боязнь заграничных потребителей остаться крайними в распределении российского энергетического «пирога», не выглядит паранойей, хотя, без сомнения, преувеличена.

Многообещающее начало
     Еще недавно идея равноправного диалога России с западными партнерами казалась не более чем данью дипломатической вежливости. Трудно было вообразить, что страна, буквально только что проигравшая идеологическую и экономическую гонки, а потом еще и оказавшаяся аутсайдером в деле политико-экономической трансформации, станет претендовать на одинаковый статус с победителями. Тем не менее примерно к середине президентства Путина Москва морально и материально созрела для разговора на равных. Катализатором процесса национально-государственного восстановления стал фактор, традиционный для богатых сырьевыми ресурсами государств, – взлет мировых цен на нефть и стоимость привязанных к ним газовых контрактов с Европой.
     В 1999 году, когда глава ФСБ Владимир Путин был номинирован на пост премьер-министра и преемника Бориса Ельцина, средняя цена нефти марки Brent составляла всего лишь 17,98 дол. за баррель. Через год она выросла сразу на 10 дол., однако вскоре после этого последовал трехлетний период волатильности мировой конъюнктуры. Средняя цена то падала до 24 дол., то опять достигала 29 долларов. И лишь в 2004-м начался период стабильного и стремительного роста котировок. В тот год баррель марки Brent шел по 38 дол., и впоследствии один рекорд следовал за другим. В 2005 году среднегодовая цена перевалила за 54 дол., в 2006-м – за 65 дол., а в прошлом году превысила 72 дол. за баррель. То есть за восемь лет цены выросли в среднем в четыре раза. Смены тенденции не ожидается. Уже никого не удивляют скачки выше психологической отметки в 100 и даже 110 дол. за баррель, и очевидно, что среднегодовой показатель поставит очередной рекорд.
     Экспортные цены на российский газ, который продается в Европейский союз и страны ближнего зарубежья, также устроили ралли. С 64 дол. в 1999 году они выросли до 350 дол. в первом квартале 2008-го, а экспортная выручка «Газпрома» – с 6,8 млрд дол. в 1999 году до 38 млрд дол. в 2007-м (по предварительным оценкам).
     Это изменение конъюнктуры в сочетании с реформой налого-обложения российской нефтяной отрасли, обеспечившей предельные изъятия сверхприбылей в пользу бюджета, и переделом собственности в пользу госкомпаний, сформировало новое качество внешней политики Кремля. Целью последней являются двусторонние инвестиции, направленные на эквивалентный обмен активами и поддержку технологической модернизации российской экономики. Однако Запад оказался явно не готов к подобной перемене в поведении России, которая была воспринята не как приглашение к цивилизованному торгу, а как энергетический шантаж.
     Впрочем, разворот произошел не сразу. В первый срок президентства Путина начал налаживаться энергодиалог с США, а обсуждение сотрудничества с Европой шло, как никогда, конструктивно и даже с взаимными уступками. В частности, «Газпром» согласился убрать из контрактов с европейскими покупателями запрет на перепродажу российского газа, а Еврокомиссия признала незыблемость этих самых долгосрочных контрактов. Последнее не соответствовало общей установке Брюсселя на либерализацию газового рынка (впрочем, и внутри ЕС либерализация встречает упорное сопротивление со стороны крупных компаний).
     Для иностранных капиталовложений в российский нефтегазовый сектор существовал благоприятный политический фон. Британской ВР было позволено объединить нефтегазовые активы с акционерами ТНК и создать первую такого масштаба частную компанию с иностранными акционерами в российской «нефтянке». А ConocoPhillips получила разрешение стать крупным совладельцем ЛУКОЙЛа.
     На это же время приходится период максимальной «покладистости» Кремля в международных делах. Что проявлялось и в энергетической сфере: так, Москва не стала в позу, когда Турция и Польша стали добиваться снижения своих контрактных обязательств по отбору газа согласно долгосрочным договорам.

Надежный «жандарм»
     Однако «медовый месяц» длился недолго. Уже к середине 2000-х Россия и Запад успешно опровергли распространенное мнение о том, что политикой движут экономические интересы. Уровень политического доверия снижался на глазах – отчасти в силу субъективных факторов, отчасти этому способствовало объективное нарастание дестабилизирующих тенденций в международных отношениях.
     Москва постепенно стала осознавать свои возможности в «новом» мире дорожающей нефти, где все крупные державы одержимы энергетической безопасностью.
     В феврале 2008 года, Владимир Путин произнес на своей ежегодной пресс-конференции: «Дайте нам адекватные активы у себя. Деньги – уже никому не нужны, эти бумажки. Это честная и открытая наша позиция».
     Но ни в 2006-м, ни в 2008-м «честная и открытая» позиция не встречала отклика у западных партнеров. И Москва постепенно стала подстраиваться. В 2005-2006 годах правительство усиленно работало над новой версией Закона «О недрах», призванной ужесточить условия доступа иностранных инвесторов к разработке российских недр, закрыв для них крупные («стратегические») месторождения. Закон не принят до сих пор, а между тем идея протекционизма в «стратегических отраслях» постепенно завоевывает популярность по всему миру, в том числе и в странах, прежде гордившихся своей приверженностью принципам свободной торговли.
     Когда главной темой российского председательства в «Большой восьмерке» (2006 г.) объявили энергетическую безопасность, было уже ясно: речь идет не об отношениях клуба с остальным миром, а об отношениях России с остальными членами клуба. В конце декабря 2005-го президент Путин провел заседание Совета безопасности РФ «по вопросу о роли России в обеспечении международной энергетической безопасности». Он подробно остановился на необходимости объединения усилий, с тем чтобы надежно обеспечить мировую экономику традиционными видами топлива, говорил о важности диверсификации и безопасности энергоснабжения, в том числе антитеррористической.
     Однако в те же дни готовилась операция, которой и суждено было стать «лицом» российского председательства в G8, предопределить весь его характер. 1 января 2006 года из-за ценового конфликта с Киевом «Газпром» ограничил поставки газа в Украину. Этот шаг, к тому же сделанный на редкость топорно с точки зрения информационно-пропагандистского сопровождения, вызвал на Западе куда более бурную реакцию, чем решения российского Совбеза. И хотя реальных проблем с газоснабжением никто из европейских клиентов российского поставщика не ощутил, а право продавца требовать с покупателя рыночную цену в принципе никто не оспорил, рассуждать о совместных усилиях в сфере энергетической безопасности стало практически бессмысленно.
     Из «надежного поставщика» энергоресурсов в глазах европейской общественности Россия немедленно превратилась в «энергетического жандарма», а «Газпром» – в «энергетическое оружие Кремля». Запад, обвинявший Москву в политизации энергетического бизнеса, в свою очередь взял на вооружение исключительно политический подход. Его кульминацией стали звучавшие в кулуарах саммита НАТО (Рига, декабрь 2006 г.) призывы рассматривать энергетические споры со странами – членами блока в качестве агрессии, которая требует солидарного ответа Североатлантического альянса.
     А достигнутая незадолго до российско-украинской коллизии стратегическая договоренность России и Германии о строительстве Северо-Европейского газопровода, казавшаяся прообразом новых энергетических отношений в Большой Европе, превратилась в повод для консолидации всех противников сближения с Москвой внутри Европейского союза.

«Энергетический кулачок»
     Идеей фикс Брюсселя стало заставить Россию выполнять требования Энергетической хартии. Сам Договор к Энергетической хартии был подписан в середине 1990-х и был призван закрепить принципы защиты западных инвестиций в добычу и транспортировку углеводородов, а также гарантии со стороны государств-транзитеров, которых после распада советского блока и СССР оказалось очень много между регионами добычи (Россия и Центральная Азия) и потребления (ЕС-15). При этом положения данного договора не распространялись на территорию самого Евросоюза, то есть режима благоприятствования для российских инвестиций ратификация не предполагала.
     Газовый конфликт с Украиной и несанкционированный отбор Киевом российского газа, транспортируемого в Европу, подтвердили, что присоединение к договору (а Украина его ратифицировала) не является действенным механизмом контроля за выполнением транзитных обязательств. В ответ на отказ России принимать правила, прописанные в хартии, Брюссель заговорил о праве Еврокомиссии разрешать поставщикам инвестировать в инфраструктуру по транспорту углеводородов (сети и подземные хранилища) в ЕС только на основе специальных соглашений о сотрудничестве.
     Для Москвы вопросом чести стало не уступить европейцам ни пяди своей политической позиции. Ее квинтэссенцию Владимир Путин обозначил на саммите Россия – ЕС в Сочи (май 2006 г.) – буквально за несколько недель до встречи лидеров «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. «Когда мы говорим о нашем полном присоединении к Энергетической хартии и дополнительному протоколу о транзите – там о чем речь идет? О свободном допуске к инфраструктуре добычи углеводородов и к инфраструктуре транспорта... Хорошо, вы получаете такой свободный доступ к этим инфраструктурам, а мы что получаем? И мы слышим от них: и вы то же самое. А я уже говорил: а где у вас месторождения, в которые вы нас запустите? Или где у вас такие магистральные трубопроводные системы, которыми Газпром располагает? Нет. Поэтому мы не против того, чтобы это делать. В будущем. Но нам нужно понять, что мы получим взамен. Это легко очень понять, если вспомнить наше детство. Во двор вышел, конфетку держишь – тебе говорят: «Дай конфетку». В потный кулачок зажал: «А ты мне что?» Мы хотим знать: а они нам что? И если у них нет адекватного ответа?»
     Образ жадного малыша, в чьем потном кулачке тает вожделенная конфета, в качестве модели поведения великой страны не смущал президента России. Больше того, практически одновременно с Санкт-Петербургским саммитом российские власти еще плотнее сжали «энергетический кулачок». В начале июля парламент принял Закон «Об экспорте газа», закрепивший за собственником единой системы газоснабжения – «Газпромом» «исключительное право на экспорт газа». Как только участники саммита «Группы восьми» разъехались по домам, закон подписал и президент Путин.
     Неудивительно, что итоги форума оказались скромными. Россия подходила к нему с лозунгом «Энергетический эгоизм – это тупиковый путь». Понятно, что имелся в виду эгоизм потребителей. Но если в программной статье Владимира Путина, приуроченной к началу российского председательства в G8, такой лозунг казался уместным, то подписываться под ним в итоговой декларации саммита желающих не нашлось.
     Все, что удалось «пробить» российской стороне, – это зафиксировать как одну из задач глобальной энергетической безопасности «развитие диалога и обмена мнениями между всеми заинтересованными сторонами по вопросам усиления взаимозависимости в энергетической сфере и безопасности предложения и спроса». Концепция безопасности предложения и спроса строилась на том, что экспортер энергоресурсов (читай: Россия) должен быть уверен: его инвестиции в добычу не будут напрасными, и энергоресурсы найдут спрос. Очевидно, что с точки зрения Москвы, политика «безопасности спроса» европейских стран должна была проявиться в отказе от «навязчивой идеи» диверсификации источников закупок. Европа со своей стороны тоже хотела бы добиться от России отказа от диверсификации рынков сбыта.

Неоднозначные итоги
     Итоги «энергетической дипломатии» Москвы в первые годы XXI столетия трудно оценить однозначно.
     С одной стороны, Россию стали воспринимать всерьез, а ее право на жесткое отстаивание своих национальных интересов (в том числе в энергетической сфере) больше не подвергается сомнению. Несмотря на издержки, которых можно было избежать, и непоследовательность, связанную с политическими соображениями, система энергетических отношений с государствами постсоветского пространства стала более рациональной и прозрачной, чем пять-семь лет назад. Хотя качественного прорыва не произошло, присутствие российских компаний на мировом рынке расширилось.
     С другой стороны, атмосфера энергетических отношений ухудшилась: она совершенно не способствует достижению тех целей, которые ставило перед собой российское руководство на заре нового столетия. Всеобщая политизация, которой активно содействуют и поставщики, и потребители, подрывает основы рынка, толкая его участников к внеэкономической логике поведения. Относительная скудость внешнеполитического арсенала (отставание от западных стран в том, что касается военно-политического влияния, информационных возможностей и «мягкой силы») заставляла Москву делать больший упор на энергетический рычаг. Это несказанно нервировало внешних партнеров и повышало уровень противодействия российским инициативам. Так, в 2007-м Европейский союз приступил к работе по формализации политических ограничений на инвестиции иностранных госкомпаний в энергетический сектор Евросоюза.
     Кампания по повышению цен для клиентов «Газпрома» в СНГ привела к естественному результату – ультиматуму Туркменистана, Узбекистана и Казахстана, которые тоже потребовали платить им за поставляемое сырье «европейскую» цену. В целом резко возросла политическая конкуренция за источники углеводородов и маршруты их доставки.
     Поиск баланса интересов между поставщиками и потребителями энергоресурсов станет основным содержанием мировой и в особенности европейской политики в обозримом будущем. Взаимный отказ от политизации в энергетическом сотрудничестве мог бы составить основу ответственного и по-настоящему партнерского поведения.

Что можно считать признаками такого поведения?
     Во-первых, надежность исполнения обязательств. За последние годы «Газпром» продлил контракты с крупнейшими клиентами в Европе (Германия, Австрия, Чехия, Италия, Франция и др.) на 15-20 лет вперед – это важный и позитивный фактор.
     Во-вторых, развитие транспортной инфраструктуры. Как бы ни критиковали в некоторых странах газопроводные проекты «Северный поток» и «Южный поток», они, несомненно, играют позитивную роль для обеспечения европейского рынка. Тем, кто тревожится в связи с ростом энергозависимости от России, стоит вспомнить о стоимости проектов. Она слишком велика, чтобы использовать трубопроводы как «энергетическое оружие». Самой Европе в попытках диверсификации источников закупок газа и при выборе альтернативных трубопроводных проектов стоило бы руководствоваться экономической логикой – это окажется дешевле.
     В-третьих, России пора уже сформулировать правила игры на собственном энергетическом рынке и в сфере доступа к недрам. Даже если эти правила зафиксируют жесткие условия для иностранного капитала, само наличие понятного правового режима станет фактором стабильности и предсказуемости.
     В-четвертых, политикам в России, Европе и Америке необходимо подходить к обсуждению и решению энергетических проблем с холодной головой, не стремясь изобретать мифические «угрозы» и культивировать атмосферу взаимного недоверия и шантажа. Москве в этом смысле стоит отказаться от спекуляций на тему создания «газовой ОПЕК».
     Наконец, российским властям нужно последовательно реализовывать те планы инновационного развития экономики, которые были сформулированы в начале 2008 года в рамках концепции развития страны до 2020-го. В конечном итоге осуществление этих планов снизило бы давление внутреннего спроса на энергетический баланс, а значит, могло бы способствовать стабилизации всего европейского рынка

     Полностью статья опубликована в журнале «Россия в глобальной политике»

Алексей ГРИВАЧ, Андрей ДЕНИСОВ.
© «
Время новостей», 24.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Возобновляемая энергия и будущее России

Нужны ли углеводородам конкуренты

     Россия добывает огромное количество нефти, газа и угля и располагает колоссальными запасами этих полезных ископаемых, но она может преуспеть и в производстве возобновляемых энергоносителей. Существуют технологии использования солнечной и ветряной энергии, которые позволят решить проблемы удаленных регионов, не подключенных к единой энергосети. В то же время биомасса нескончаемых лесов и полей, многочисленные реки на востоке страны, приливы в Белом и Охотском морях и геотермальные источники на Северном Кавказе и Камчатском полуострове могли бы стать хорошим дополнением к ныне используемым источникам энергии.

Зачем России возобновляемые источники энергии?
     В 2005 году возобновляемые энергоносители в России составляли примерно 3,5% от суммарного предложения первичной энергии (СППЭ). В мире же это самый быстрорастущий источник энергии, на который приходится 13,5% мировых поставок (если исключить гидроэнергетику, доля возобновляемых источников энергии в России составляет всего 1,2% СППЭ, а к 2010-му она может вырасти лишь до 1,9%).
     Колоссальные запасы углеводородов, низкие внутренние цены на энергию, слабые экономические стимулы и отсутствие необходимой юридической базы – вот лишь некоторые причины, объясняющие, почему Россия не входит в число ведущих 25 стран, которые создают благоприятные условия для инвестиций в нетрадиционные источники энергии и наращивают ее использование. В то же время в этом списке присутствуют такие богатые энергетическими ресурсами государства, как Норвегия и Австралия.
     Отчего в России столь медленно пробуждается интерес к возобновляемым энергоносителям? Низкий уровень государственной поддержки, иные приоритеты, такие, как безотлагательная необходимость модернизации существующей инфраструктуры, и почти полное отсутствие общественных дебатов и понимания роли возобновляемых источников энергии – таковы главные факторы. Экономика опирается на гигантские запасы нефти и газа, а на развитие альтернативных источников энергии выделяется мало бюджетных средств. Первостепенное внимание направлено на инвестиции в приоритетные «национальные проекты», государственные корпорации и стратегические отрасли.

Что нужно делать?
     Чтобы создать благоприятные условия для выработки возобновляемой энергии, необходим прорыв на четырех основных направлениях.
     Во-первых, политическое руководство России должно четко сформулировать национальные приоритеты в этой области.
     Во-вторых, нужно принять новое законодательство, которое создаст более прочный фундамент для субсидирования этой отрасли и стимулирования инвестиций в производство нетрадиционных энергоресурсов.
     В-третьих, требуется большая заинтересованность со стороны российского общества.
     В-четвертых, необходимо партнерство между российскими компаниями и международными корпорациями, призванное дать импульс развитию жизнеспособного рынка.
     В целом спрос на возобновляемую энергию быстрее всего растет в странах, сделавших ее использование одним из приоритетов национальной энергетической политики, поскольку такое решение – это значительный шаг на пути к увеличению привлекательности капиталовложений. Важно также обозначить минимальный процент возобновляемой энергии в общем производстве энергии в данной стране или регионе. Такие плановые показатели служат обнадеживающим сигналом для рынка. Они свидетельствуют, что инвестиции в возобновляемые энергоносители приветствуются и будут вознаграждены. Например, компания «Ренова» готова участвовать в проектах по производству солнечной и ветровой энергии, но ждет государственных субсидий.
     В России политические сигналы значат много, но и экономические приобретают все большее значение. Если руководство по-прежнему будет делать акцент на добычу нефти и газа, а государственный бюджет полагаться преимущественно на налоговые поступления от этих отраслей, у российского бизнеса не появятся стимулы для инноваций в области крупномасштабного производства новых источников энергии. Однако в будущем, по мере того как внутренние цены на газ будут расти, а стоимость генерации возобновляемой энергии падать, ее доля в общем производстве должна увеличиться. Кроме того, поскольку международные компании начали вкладывать средства в альтернативную энергию, высока вероятность того, что их примеру последуют передовые компании России.
     Некоторые из них в настоящее время делают первые шаги, инвестируя в западные высокотехнологичные производства («Интеррос» и «Норильский никель»). «Ренова» обнародовала в 2007 году проекты производства солнечной, ветровой и биологической энергии на итальянском рынке, а в этом году она увеличила до 39% свою долю в швейцарской технологической компании Oerlikon, выпускающей оборудование для создания солнечных элементов. В начале 2008-го филиал независимого российского производителя газа «Итера» объявил о намерении инвестировать в строительство двух биотопливных установок в Соединенных Штатах, а также в аналогичные проекты, реализуемые в России и СНГ.
     Российские компании также могут привлекать иностранный капитал на проекты в области возобновляемой энергии ради получения льгот за сокращение выбросов и последующей перепродажи квот на мировых рынках. Правительственная комиссия, созданная под эгидой Министерства экономического развития и торговли, начала принимать заявки на подобные проекты в марте 2008 года. Но если процесс принятия решений будут слишком сложными и забюрократизированным, российский бизнес не сможет в полной мере воспользоваться механизмом совместных проектов, предусмотренным Киотским протоколом, чтобы привлечь дополнительные источники финансирования программ эффективного энергопотребления. Темпы технологической конверсии отчасти зависят от создания в России благоприятных рыночных условий.
     В западных странах высокие цены на энергоносители являются мощным стимулом для развития технологий получения солнечной и ветровой энергии, создания топливных элементов, приливных и геотермальных электростанций, производства возобновляемой энергии из биомассы и других подобных технологий.

     У России нет серьезных экономических стимулов для того, чтоб снижать зависимость от ископаемого топлива. Вследствие этого, а также в силу недофинансирования опытного производства и недостаточных инвестиций в нетрадиционные источники энергии, она отстает в развитии конкурентоспособного производства в этой области.
     Правда, в последнее время правительство начало уделять больше внимания технологиям генерации возобновляемых энергоресурсов. В январе 2008 года на совещании Совета безопасности президент Владимир Путин заявил, что «у России имеются финансово-экономические возможности для более широкого использования чистых технологий». После этой речи, посвященной экологической безопасности страны, бывший вице-премьер Дмитрий Медведев выразил мнение, что Россия «должна быстро действовать, чтобы застолбить себе место» на мировом рынке технологий производства чистой и возобновляемой энергии.

     Полностью статья будет опубликована в журнале «Россия в глобальной политике»

Тоби ГАТИ,
старший международный советник Akin Gump Strauss Hauer and Feld LLP.

© «
Время новостей», 24.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Российский брак British Petroleum обернулся фиаско

Это можно было бы счесть банальной ссорой акционеров, не разворачивайся эта драма в России

     Это было образцовое совместное предприятие путинской эпохи: в 2003 году, когда консорциум олигархов (Виктор Вексельберг, Михаил Фридман и Леонард Блаватник) создал совместно с британцами, разделив акций в соотношении 50-50, третью по величине российскую нефтяную компанию ТНК-ВР, счастливые 'молодожены' называли это 'сигналом для иностранных инвестиций в Россию' и даже 'фундаментальным прорывом' . . . BP тогда осуществила самое крупное вложение иностранного капитала в Россию, около 7 миллиардов долларов: 'доказательство доверия зарубежных инвесторов к российским компаниям', восторженно заявила в то время Москва. Шесть лет спустя партнеры самого крупного СП в истории России поносят друг друга почем зря под насмешливым взором Кремля.

Торпедированные проекты
     Российские акционеры ведут себя как 'промышленные рейдеры' 1990-х годов, заявил недавно президент British Petroleum Питер Сазерленд (Peter Sutherland). Это – 'пропаганда, достойная Геббельса', – ответил миллиардер Михаил Фридман . . . 'Можно подумать, что мы – в приюте для умалишенных', – резюмировал один из трех основных акционеров Виктор Вексельберг в пространном интервью газете 'Коммерсант' 16 июня. Российские акционеры хотели бы развивать зарубежную деятельность ТНК-ВР, но у BP на международных рынках свои интересы, и она предпочитает не выпускать СП за пределы России, жаловался олигарх. 'Было упущено много возможностей', – поддерживает его Михаил Фридман в другом интервью, в котором он обвинил BP в том, что она торпедировала проекты в странах бывшего СССР, Ираке, Кубе, Венесуэле – на рынках, куда у российских инвесторов есть привилегированный выход.
     Михаил Фридман с возмущением заявил, что British Petroleum, блокировала проект в Иракском Курдистане под тем предлогом, что американское государство не приветствует инвестиции в этот регион. Российские акционеры также не довольны тем, что BP назначила 150 иностранцев менеджерами ТНК, но при этом они продолжали пользоваться пенсионной системой ВР, и таким образом оставались в полном 'подчинении' у британского партнера. Для справки: в 2003 году при запуске СП те же самые Фридман и Вексельберг радовались, что опыт и экспертиза специалистов British Petroleum принесет пользу предприятию.
     Это можно было бы счесть банальной ссорой акционеров, не разворачивайся эта драма в России, где государство на примере с ЮКОСОМ (расчленение нефтяной компании номер один в России с помощью налоговых претензий) продемонстрировала свою крайне своеобразную манеру вмешиваться в дела частных предприятий . . . Неприятности ТНК-ВР начались в 2004 году, когда 'Газпром', тесно связанный с Кремлем полугосударственный газовый гигант, решил завладеть самым крупным газовым месторождением российско-британского СП – сибирской Ковыктой. За этим последовал ряд государственных 'атак' на ТНК-ВР: налоговые претензии, угрозы отозвать лицензию, экологические проверки . . .
     В последние месяцы это давление стало принимать все более абсурдные формы: 150 менеджеров-иностранцев не получили разрешения на работу, в головном офисе ТНК-ВР были арестованы два 'шпиона', которых обвинили в том, что они плели заговор вместе с московским центром Британского совета . . . Казалось бы Владимир Путин собственной персоной дал карт-бланш этому наступлению, заявив в интервью в конце мая, что он еще в 2003 году предупреждал акционеров, что в СП, где акции поделены в соотношении 50 на 50, неизбежно возникнут 'проблемы'. 'Кроме реально существующего конфликта между акционерами, проблема заключается в том, что 'Газпромнефть' (нефтяная компания, принадлежащая 'Газпрому' – прим. Liberation) заинтересована в ТНК-ВР, – объясняет Дмитрий Абзалов, аналитик московского Центра политической конъюнктуры. – 'Газпромнефть' с конца 2007 года ведет переговоры с целью завладеть 51% ТНК-ВР. По самому вероятному сценарию 'Газпром' купит долю российских акционеров и добавит к ней 1%, который ему уступит ВР. Но переговоры затянулись, и государство начало потихоньку давить, чтобы заставить акционеров прийти к согласию'.

'Второстепенная роль'
     Журналистка Юлия Латынина, эксперт по олигархическим войнам, считает, что на этот раз государство не станет играть первую скрипку: 'Игорь Сечин (бывший кремлевский советник, сегодня – заместитель премьер-министра, отвечающий за развитие промышленности – прим. Liberation) имеет непосредственное отношение к тому, что происходит вокруг ТНК-ВР, именно он стоит за маневрами Альфы (группа Михаила Фридмана, акционера ТНК), также как он был творцом всех произошедших в последние годы изменений в структуре собственности нефтегазового сектора. Но в отличие от дела ЮКОСа, где у истоков преследований действительно стоял Кремль, здесь власть будет играть второстепенную роль'. И это – очень хороший знак, уверяет Латынина, обычно не склонная расточать власти комплименты. 'Мы возвращаемся к механизмам, которые преобладали в 1990-к годы, когда компании защищали свои интересы зачастую дикими способами, по-русски. По крайней мере, теперь не все решает государственная машина', – хочет верить Юлия Латынина. В любом случае исход конфликта станет индикатором 'нового политического курса', более либерального, которого многие эксперты ожидают от нового российского президента Дмитрия Медведева. Тот же до настоящего времени тщательно избегал давать комментарии по данному вопросу, только заявил, что обыски в ТНК-ВР связаны с экономическими, а не государственными преступлениями.

Лорен Мийо (Lorraine Millot), («Liberation», Франция).
© «
ИноСМИ», 23.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Gasunie затянуло в «Северный поток»

Компания получила 9% акций Nord Stream AG

     Голландская Gasunie закрыла сделку по приобретению 9% акций компании Nord Stream AG, оператора газопровода «Северный поток». В обмен «Газпром» получит 9% уже построенного газопровода BBL, ведущего в Британию, и право пользования распределительной системой Gasunie в Голландии.
     Вчера «Газпром» официально сообщил о том, что еще 10 июня голландская N.V. Nederlandse Gasunie получила 9% акций в уставном капитале оператора северноевропейского газопровода Nord Stream AG. Для этого немецким E.ON Ruhrgas и Wintershall Holding, ранее вошедшим в проект, пришлось сократить свои доли на 4,5%. В результате доли в Nord Stream AG распределились следующим образом: у «Газпрома» остался 51%, у Wintershall и E.ON Ruhrgas – по 20%, у Gasunie – 9%.
     «Северный поток» соединит балтийское побережье России под Выборгом с балтийским берегом Германии в районе Грайфсвальда. Протяженность газопровода составит около 1,2 тыс. километров. Ввод в эксплуатацию первой нитки «Северного потока» пропускной способностью 27,5 млрд кубометров газа в год намечен на 2010 год. Строительство второй нитки газопровода к 2012 году приведет к увеличению его пропускной способности до 55 млрд кубометров.
     Акционеры Nord Stream инвестируют в строительство газопровода пропорционально размеру своего пакета. В инвестпрограмме «Газпрома» на 2010 год говорится, что акционеры Nord Stream инвестируют в строительство газопровода около 30% необходимых средств, а 70% будет привлечено за счет внешнего финансирования. При этом стоимость проекта уже несколько раз менялась. Изначально «Газпром» оценивал его в $7 млрд, однако затем скорректировал эту цифру до $12 млрд. Виталий Крюков из ИГ «Капиталъ» считает, что, когда компании приступят к активной фазе строительства подводного участка газопровода, не исключено, что стоимость «Северного потока» может снова вырасти. «Кроме того, на стоимость проекта будет оказывать негативное влияние отраслевая инфляция»,– отмечает аналитик.
     В обмен на допуск Gasunie в Nord Stream «Газпром» получит опцион на 9% в недавно построенном газопроводе Balgzand Bacton Line (BBL, газопровод мощностью 20 млрд кубометров), соединяющем Нидерланды и Великобританию. Его стоимость составила около $1 млрд. Поскольку Nord Stream значительно крупнее, стороны обсуждали разные варианты дополнительной компенсации для «Газпрома». Еще в конце прошлого года речь шла о денежной компенсации в размере $670 млн, также «Газпром» интересовался подземными хранилищами газа, принадлежащими Gasunie. Однако окончательный документ предусматривает третий вариант, при котором «Газпром» дополнительно к опциону на 9% BBL получает право «использования газотранспортных мощностей Gasunie на территории Нидерландов». В собственности Gasunie находится одна из крупнейших газораспределительных сетей в Европе общей протяженностью свыше 12 тыс. километров, объем поставок по которой достигает порядка 100 млрд кубометров газа в год, что составляет значительную часть общеевропейского потребления газа.
     Господин Крюков констатирует, что газопровод BBL открывает «Газпрому» дорогу на привлекательный британский рынок газа, а участие Gasunie в проекте повышает шансы «Газпрома» на получение доступа к конечному потребителю газа в Голландии. «В свою очередь, Gasunie обеспечит себя стабильными поставками газа, что особенно актуально, учитывая истощающиеся газовые запасы страны»,– рассуждает аналитик. Дмитрий Лютягин из «Велес Капитала» отмечает, что Gasunie может вложить в строительство газопровода средства, полученные от «Газпрома» в рамках реализации опциона по BBL. Участие третьего иностранного партнера увеличит статус проекта на мировом рынке и снизит политические риски, говорит он.

Ольга Ъ-Мордюшенко.
© «
КоммерсантЪ», 21.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Правильное место в банановом раю

Загружается с сайта Газета.Ru      Скупка частных компаний государственными с привлечением иностранных кредитов и последовательное выдавливание частного бизнеса с рынка выдается за свидетельство благоприятного инвестиционного климата в России.
     Обнаружилось, что и конфликт акционеров ТНК-ВР существенно не влияет на инвестклимат в России. Во всяком случае, так на днях заявил вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин: «Я думаю, что это частный случай».
     Сколько таких частных «не влияющих» случаев произошло в последние годы: «Сахалин-3» (Киринский блок), ЮКОС, «Сахалин-2», «Ковыкта», «Русснефть»… Тенденция, однако.
     Проблема не в том, что акционеры какой-то частной компании внезапно вдрызг разругались, в конце концов, это их внутреннее дело; проблема в том, что в подобных случаях в России, как по команде, немедленно появляется группа быстрого реагирования из разных органов государственной власти. И эта группа «способствует» переделу рынка, а сразу после успешно проведенной экономической спецоперации жизнь вновь возвращается в привычную колею, а все государственные претензии испаряются.
     Иностранные инвесторы твердят об избирательном российском правосудии, о невозможности защитить права собственности, о высоких административных барьерах и непрозрачности правил игры. Глава российского представительства E.ON Ruhrgas Рейнер Хартманн позволил себе напомнить о цели, озвученной российским руководством, – создать такую привлекательную модель, которой другие страны захотят следовать. И заметил, что улучшение инвестиционного климата нужно подтверждать не только словами и замечательными речами, но и реальными делами.
     Тем не менее, кажется, никакие трудности не в состоянии сдержать бесстрашный иностранный капитал. Согласно на днях опубликованному компанией KPMG опросу 311 топ-менеджеров крупнейших компаний и инвестиционных фондов из 15 стран относительно их инвестиционных предпочтений, Россия в 2014 году может оказаться на третьем месте в мире.
     В стране возникла парадоксальная ситуация: про инвестиционный климат никто, кроме официальных лиц, слова доброго не говорит, а с иностранными инвестициями, вроде бы, полный порядок. В чем тут дело?
     Тот же Минфин очень любит оперировать данными Банка России об иностранных инвестициях по платежному балансу – эти данные обычно в несколько раз больше аналогичных росстатовских. Все зависит от методики расчетов, то есть от того, как считать. По Росстату, на конец 2007 года накопленный иностранный капитал в экономике России составил $220,6 млрд, что на 54,3% больше, чем в соответствующий период предыдущего года.
     Наибольший удельный вес в накопленном иностранном капитале приходился на т. н. «прочие инвестиции, осуществляемые на возвратной основе» (кредиты международных финансовых организаций, торговые кредиты и пр.) – 50,2% (на конец 2006 года – 49,1%), доля прямых инвестиций (взносы в капитал, лизинг, кредиты, полученные от зарубежных совладельцев организаций и прочие) составила 46,7% (47,5%), портфельных (в том числе в акции и паи) – 3,1% (3,4%). В 2007 году в экономику России поступило $120,9 млрд иностранных инвестиций, что в 2,2 раза больше, чем в 2006 году.
     Таким образом, к прямым инвестициям официальная статистика относит как простую замену собственника в той или иной компании в результате ее приобретения – в международной практике инвестиции такого рода принято измерять показателем «слияния и поглощения» («Mergers and Acquisitions»), – так и затраты на создание нового производства. Или, другими словами, в аналитических целях прямые инвестиции в форме взноса в капитал делятся на инвестиции, увеличивающие и не увеличивающие его размер. К первым относятся инвестиции в создание новых компаний («Greenfield investment») и дополнительную эмиссию акций, размещение долей, паев уже действующих структур, а также реинвестированные доходы. Вторые включают в себя инвестиции в уже существующие финансовые инструменты: акции, доли, паи и пр.
     В отнесении к «прямым инвестициям» средств, потраченных на поглощения и слияния, есть определенный экономический смысл: можно рассчитывать, что новый собственник начнет расширять свое дело. Но даже доля таких иностранных инвестиций, формально учитываемых статистикой как «прямые», в общем притоке средств из-за границы составляет меньше половины. А
     большая часть иностранных инвестиций – это вообще займы. В свою очередь, резкий рост заимствований возник во многом из-за значительного увеличения внешнего долга частных и контролируемых государством компаний и банков.
     Дело дошло до того, что Минфин предложил уже в 2008 году начать мониторинг заимствований госкомпаний, который в перспективе может превратиться в политику ограничения их займов. В частности,
     «Роснефть» в 2007 году заняла у западных банков 22 миллиарда долларов для приобретения активов «ЮКОСа», продававшихся на аукционах после банкротства компании. Аналогичным образом действуют и другие государственные компании, скупая все, что плохо лежит, и все, что лежит хорошо…
     Им усердно помогают государственные банки, которых кредитуют их заграничные партнеры и т.д. Следовательно, скупка частных компаний государственными с привлечением иностранных кредитов и последовательное выдавливание частного бизнеса с рынка у иных златоустов становится формой успешного привлечения иностранных инвестиций и свидетельством благоприятного инвестиционного климата в стране. Вот уж, как говаривал Козьма Прутков: «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим».
     Более того, подчас кредитование из-за границы (возвращение российского капитала под видом иностранного из оффшоров) для владельцев некоторых российских компаний является формой защиты от «бархатной ренационализации», поскольку в случае разорения их компаний именно такие кредиторы оказываются первыми в списке получателей средств от распроданного имущества. И опять-таки, подобная форма защиты собственности – а значит, молчаливое свидетельство неблагоприятного инвестиционного климата – оказывается (если исходить из логики «чем больше иностранных инвестиций, тем лучше инвестиционный климат в стране») признаком благоприятного инвестиционного климата. Издевательство над здравым смыслом? Нет, конечно, ничего личного – только статистика.
     В нефтегазовой сфере продолжающийся приток прямых иностранных инвестиций во многом является следствием проектов, запущенных еще десятилетие назад.
     А вот для всех новых введены существенные ограничения: относительно доступа к активам, к объектам транспортировки, к проектам в сфере недропользования, на использование договорных контрактных форм и т. п. В частности, бывший премьер Виктор Зубков накануне своей отставки поручил не только передать «Газпрому» без конкурса восемь участков на Ямале и Сахалине, но еще и подготовить распоряжение о назначении «Газпрома» уполномоченной организацией по реализации государственной доли газа проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2».
     Таким образом, по Закону «О газоснабжении», «Газпром» получает без конкурса лицензии на крупные газовые месторождения, по Закону «Об экспорте газа», только он может продавать газ за рубежом (за исключением топлива с СРП), по Закону «О недрах», только он да другая госкомпания (Роснефть) могут быть полноценными недропользователями на шельфе. На очереди планы заполучить статус уполномоченного трейдера по проектам СРП.
     Монополизм крепчает, а для потенциальных конкурентов заколачиваются последние дырки в заборе.
     В своем недавнем интервью по завершении Петербургского международного экономического форума главный исполнительный директор компании Shell Йерун ван дер Вир, отвечая на вопрос, что он как человек, довольно давно работающий в России, мог бы посоветовать компаниям, в том числе неэнергетическим, которые только собираются выходить на российский рынок, ответил без экивоков: «Я всегда удивлялся тому, как неэнергетическим компаниям нравится работать в России. Я думаю, что проблемы в России существуют в основном для энергетических компаний или, скорее, тех, которые занимаются добычей металлов и полезных ископаемых, то есть наиболее привлекательных ресурсов. У компаний, делающих мороженое или игрушки, большое преимущество».
     За последние годы вместо равных условий для бизнеса разных форм собственности приходится констатировать патернализм государства «своим» – приоритет госкомпаниям: им создаются привилегированные условия приобретения частных активов, доступ к недропользовательским лицензиям без проведения тендеров, органы надзора и контроля сквозь пальцы смотрят на нарушение условий лицензирования, а кроме того, легкие кредиты от госбанков, гарантированные транспортировка и экспорт, началась законодательная реализация обещаний налоговых послаблений, включая т. н. «налоговые каникулы».
     Вот и получается, что в одной отдельно взятой стране есть два инвестиционных климата: для государственных компаний ярко светит солнце и бананы висят на ветках, для частных компаний – заморозки на почве и опять идут дожди… И радость от жизни в банановом раю в состоянии испытать лишь тот, кто нашел свое место под солнцем.

Михаил Субботин
Cтарший научный сотрудник ИМЭМО РАН.

© «
Газета.Ru», 20.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Москва и Киев не поделили Черное море

Россия нашла новый инструмент давления на Украину в нефтегазовых спорах

     МИД РФ потребовал от Киева прекратить разработку нефтегазовых месторождений на черноморском шельфе из-за неопределенности их правового статуса. В ответ заявлено, что работы ведутся на участках, принадлежащих к зоне компетенции Киева. По мнению экспертов, Москва рассчитывает получить инструмент давления на случай противодействия Украины прокладке через свои воды по дну Черного моря газопровода «Южный поток».
     «Украинская сторона не выдает лицензии на территориях, которые не принадлежат к зоне компетенции Украины», – заявил в среду уполномоченный президента Виктора Ющенко Богдан Соколовский в ответ на выраженное РФ недовольство. По его словам, подобные проблемы будут возникать до тех пор, пока не будут завершены переговоры по приграничным вопросам, которые, как отметил Соколовский, затягиваются не по украинской вине.
     Напомним, что в минувшую пятницу департамент информации и печати российского МИДа опубликовал на своем сайте комментарий, в котором отметил, что украинские компании совместно с компаниями третьих стран ведут активную разработку нефтегазоносных площадей на шельфе Черного моря, в частности в районе так называемой «Структуры Субботина». Кроме того, намечено освоение ресурсов газа в районе «Поднятия Палласа». «Российская сторона обращает внимание, что указанные районы являются предметом переговорного процесса между РФ и Украиной по разграничению континентального шельфа и исключительной экономической зоны в акватории Черного моря, – пояснили во внешнеполитическом ведомстве. – В этой связи полагаем, что указанная деятельность носит противоправный характер и должна быть прекращена».
     На следующий день поступила первая ответная реакция: руководитель пресс-службы МИД Украины Василий Кирилич подчеркнул, что его ведомство не получало никаких документов, в которых бы говорились о требованиях прекратить добычу нефти и газа в Черном море. «Российская и украинская стороны, как известно, ведут переговоры по поводу размежевания Азовского и Черного морей, а также Керченского пролива, однако стороны не достигали никаких договоренностей воздерживаться от проведения геолого-разведывательных работ в этой части», – отметил Кирилич. Он добавил, что в 2007 году российская сторона начала в одностороннем порядке выдавать лицензии на проведение разведывательных работ в Черном море и Украина обратилась с нотой в МИД РФ о прекращении таких действий, поскольку речь идет о районах, прилегающих к госгранице.
     В среду Богдан Соколовский расширил этот комментарий. «Речь не идет о том, что украинская сторона проводит какие-то работы за пределами своей территории или, наоборот, в пределах российской территории», – отметил он в интервью Интерфаксу. По его словам, украинская сторона не один раз предлагала сесть за стол переговоров, чтобы определить условия работы на черноморском шельфе.
     Между тем ценность спорных участков с экономической точки зрения весьма сомнительна, что позволяет предполагать, что Москва выдвигает эти претензии к Украине в попытке создать новый инструмент давления на соседа в случае, если он решит противодействовать другим экономическим интересам России в этом регионе. Например, затянуть согласование прокладки через свой участок Черного моря подводного газопровода «Южный поток». Отметим, что прогнозные запасы природного газа на «Структуре Субботина», расположенной в Черном море между Феодосией и Керчью и являющейся одной из наиболее перспективных на черноморском шельфе, составляют около 20-24 млрд. кубометров. Промышленные запасы нефти – около 100 млн. тонн.
     «Это чистая политика, – уверен руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин. – Украина, начиная хозяйственную деятельность на участках с неопределенным правовым статусом, пытается де-факто определить границу. В этой ситуации вопрос становится принципиальным, и уже не имеет значения, сколько нефти или газа на них находится».
     «Ежегодная добыча там может составить около 1 миллиона тонн нефти в год, – отмечает глава департамента инвестиционного проектирования компании «2К Аудит – Деловые консультации» Светлана Савченко. – При этом годовое потребление нефти Украиной составляет около 15 миллионов тонн ежегодно, из них более 70% страна импортирует. Газа страна потребляет около 75 миллиардов кубометров в год, из них 55 миллиардов импортируется. Понятно, что ни о каком снижении энергозависимости с помощью запасов этих участков говорить не приходится». К тому же, как считает эксперт, могут возникнуть сложности с их разработкой, поскольку украинские компании не имеют достаточного опыта для работы на шельфе, которая технологически является достаточно сложной. Российским компаниям эти месторождения также малоинтересны, учитывая скромность запасов.
     В этой связи большинство экспертов сходятся в том, что данная проблема является политической и принципиальной для обеих сторон. К тому же неумолимо приближаются сроки заключения договоров о цене поставок центральноазиатского газа, а вместе с ними и период очередной напряженности с Украиной, которая вряд ли согласится на их резкое повышение.
     «Если у России козырем во всех разногласиях с Украиной является вопрос цены газовых поставок, то у Украины свои аргументы и методы давления, – считает Савченко. – Возможная кампания против «Южного потока», который должен пройти по дну Черного моря, – лишь один из них. Также можно отметить возможные препятствия для России при вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО)». Поэтому не исключено, что проблему шельфа Россия может выдвинуть на первый план в случае появления со стороны Украины каких-либо претензий к «Южному потоку». Например, экологических, по аналогии прибалтийских стран и Польши, которые сегодня отчаянно сопротивляются прокладке газопровода Nord Stream по дну Балтики.
     «Энергетические проблемы сегодня становятся политическими, так что для их решения можно использовать любые рычаги, – отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – К тому же данный вопрос при желании вполне разрешим, особенно с учетом накопленного за последние годы опыта. Аналогичная ситуация складывалась и вокруг месторождений на каспийском шельфе. Но сегодня вчерашние спорные участки разрабатываются совместно компаниями России и Казахстана, и все довольны».

Сергей Куликов.
© «
Независимая газета», 20.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Будущее в трубе

'Нефтегосударство' (Petrostate), Маршалл Голдман (Marshall Goldman), (Oxford, 244 pages, $27.95)

Загружается с сайта ИноСМИ      Газовый бизнес является монопольным: строительство даже одного газопровода требует больших инвестиций, а строить второй – нерентабельно. Россия с ее гигантскими запасами природного газа, пользуется своей монополией на трубопроводы восток-запад для реализации политических интересов – и жестко реагирует, когда ей бросают вызов. Маршалл Голдман излагает эти тревожные истины в своей книге 'Нефтегосударство', мрачном, но вдохновенном рассказе об энергетической политике России. Запад, разъясняет Голдман, должен осознать всю меру своей уязвимости.
     Эта история по версии Голдмана начинается с первого нефтяного бума в царскую эпоху, когда на долю России и Америки приходилось 97 процентов мировой добычи нефти. Иностранные компании были изгнаны из Советского Союза Лениным и Сталиным и вновь приглашены (но на других условиях), когда потребовались их технологии и опыт. После падения коммунизма эта ситуация повторилась с точностью до наоборот: иностранцы ринулись в Россию, чтобы помочь ей создавать посткоммунистическую экономику, а через несколько лет были вынуждены отступить.
     В советский период, когда доходы от нефти и газа были важнейшей опорой ослабевавшей плановой экономики Леонида Брежнева, велась изоляционистская энергетическая политика. Повторилась характерная для советской системы ситуация: изобретательность вступила в бой с некомпетентностью, и некомпетентность победила. Возможно, свою руку приложило Центральное разведывательное управление, убедившее саудовцев обрушить цены на нефть в 1980-х годах – так предполагает Голдман – но, по его словам, в конечном итоге советскую систему обрекло на гибель неэффективное управление энергетическими ресурсами.
     Эта некомпетентность жива и поныне. Жадность и близорукие технологические практики, применявшиеся в прошлом, практически погубили многие российские нефтяные месторождения: стандартной практикой было закачивание воды в скважину, чтобы добыть из нее нефть, невзирая на последствия. Сегодня перед российскими инженерами стоит сложная задача: извлекать больше нефти из искалеченных недр России – например, ведя бурение горизонтально, а не вертикально. Это непростой технический вызов. Спор о том, какой подход к добыче нефти является самым лучшим, лежит в основании нынешнего спора между ВР и ее российскими партнерами. Русские хотят за свои деньги много нефти и сразу, в то время, как ВР стремится к аккуратной разработке месторождений с учетом долгосрочной перспективы.
     Более разумный подход Россия проявляет, когда речь идет об экспорте газа. Она пронзила Европу своим газопроводами, заключив двусторонние сделки, которые в краткосрочном плане могут иметь смысл для некоторых стран, но лишают рычагов влияния и возможности диктовать свои условия континент в целом. Европа в три раза больше России по населению и в десять раз больше по размеру экономики, однако готовность отдельных стран соглашаться на условия России делает Европу политически уязвимой перед стратегией Москвы, основанной на принципе 'разделяй и властвуй'. Когда Россия налаживает отношения с энергетическими компаниями, которые в ином случае имели бы возможность искать другие источники газа, способность Европы к диверсификации поставщиков уменьшается и эта диверсификация становится чрезмерно дорогостоящим предприятием.
     Попав в руководящий центр московской штаб-квартиры «Газпрома» и глядя на 30-метровое электронное табло, на котором отражается паутина газопроводов из России в Европу, Голдман рассуждает: 'Вот это чувство власти! Эти газпромовцы могут, если захотят, отключить не только газ, поступающий в котлы и плиты 40 процентов немецких домов, но и газ, который нужен многим немецким заводам для производства'.
     Иными словами, те предостережения, которые Рональд Рейган делал в 1980-е годы о политических рисках зависимости Западной Европы от советского газа, кажутся сегодня оправдавшимися. Сегодня Западная Европа получает от России половину импортируемого газа.
     Порой утверждается, что рост потребления энергоносителей и стагнация уровня производства в России – последние четыре года добыча природного газа находится практически на неизменном уровне – приведет к дефициту газа в Европе (он уже дает о себе знать в России). Голдман отвергает такие страхи, хотя он касается этого слишком мимолетно, чтобы его аргументы звучали убедительно. Похоже, он не видит угрозы и в создании международного газового картеля по образцу Организации стран-экспортеров нефти, членами которого могут стать Туркменистан, Венесуэла и Тринидад.
     По словам Голдмана, Россия никогда никому не позволит влиять на ее процесс принятия решений. Возможно это так, если речь идет о ценовой политике (сильно отличающейся от нефтяного рынка, поскольку нефтью торгуют на спот-рынках, а международный газовый бизнес основан, в первую очередь, на долгосрочных контрактах). Но появление Организации стран-экспортеров газа могло бы усилить позицию России, консолидировав силы производителей в сфере геологоразведки, строительства и обслуживания трубопроводов и развития рынка сжиженного газа.
     Крупнейшим пробелом в 'Нефтегосударстве' является поверхностное освещение роли Европейского Союза. Например, сейчас ЕС решает важный вопрос: чем станет для Кремля его политика либерализации энергетического рынка, заключающаяся в разделении оптового и розничного бизнеса в газовой и электроэнергетической сферах – препятствием или подспорьем? Возможно, фрагментированным рынком будет проще манипулировать. Острый ум Голдмана, безусловно, способен разрешить такие запутанные вопросы.
     Вопрос, остающийся без ответа, заключается в том, воспользуется ли Кремль – или, точнее, Владимир Путин – газом в качестве инструмента обретения международного политического влияния. Оптимистическая позиция такова, что бизнес нормализует политику – в этом случае, если Россия желает быть надежным партнером, то ей придется смягчить свою позицию и соответствовать международным стандартам поведения. Пессимисты опасаются того, что газовая зависимость приведет к финляндизации Европы. Имеющиеся факты, скорее, подтверждают правоту пессимистов.
     Э. Лукас – автор книги 'Новая 'холодная война': Путинская Россия и угроза Западу' (Palgrave).

Эдвард Лукас (Edward Lucas), («The Wall Street Journal», США).
© «
ИноСМИ», 19.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Америка задумалась об Аляске

США судорожно ищут механизмы по недопущению дальнейшего удорожания нефти

Биржевые торговцы черным золотом в Нью-Йорке спешат побольше заработать, пока им не ограничили число заключаемых контрактов. Фото Reuters. Загружается с сайта НеГа      Неконтролируемый рост цен на нефть вынудил Вашингтон искать неординарные пути его обуздания. Президент США Джордж Буш обратился в Конгресс с предложением отменить запрет на добычу углеводородов на континентальном шельфе страны. Одновременно конгрессмены начали обсуждать возможность ограничения доступа спекулянтов к нефтяному рынку.
     Резкое и непрекращающееся удорожание нефти заставило власти США искать нестандартные пути стабилизации этого стратегически важного рынка. Только за последние полтора года цена барреля нефти выросла с 50 до 140 долл. и непонятно, когда это удорожание прекратится. В сложившейся ситуации президент США Джордж Буш вчера в очередной раз обратился к Конгрессу с предложением об отмене закона, запрещающего бурение на территории континентального шельфа США и в заповедной зоне Аляски. Предвещая традиционные возражения демократов, считающих, что отмена этого запрета нанесет непоправимый вред экологии страны, пресс-секретарь Белого дома Дана Перино заявила накануне выступления Буша, что президент призовет Конгресс «принять закон, отменяющий запрет на безопасное шельфовое бурение, соответствующее всем нормам природоохраны». По мнению республиканцев, это решение увеличит предложение нефти на рынке, что собьет ажиотажные цены. Отметим, что сейчас действует запрет на разработку нефте– и газоносных территорий 80% континентального шельфа, в том числе в районе Аляски и большей части Мексиканского залива.
     Это не единственная радикальная инициатива. Одновременно с предложением Буша конгрессмены рассматривают возможность по ограничению финансовых операций на бирже с нефтяными контрактами, чтобы воспрепятствовать биржевым спекуляциям с энергоносителями. Биржевые спекулянты в последнее время обвиняются в росте цен на нефть даже чаще, чем не желающая увеличивать добычу ОПЕК.
     Одновременно Комиссия США по торговле товарными фьючерсами потребовала от Лондонской биржи IntercontinentalExchange (ICE) ограничить количество контрактов на одного трейдера в день, которые брокеры могут совершать с нефтью американского сорта WTI. Ранее комиссия достигла соглашения с ICE о предоставлении ей информации по трейдерам, покупающим и продающим нефтяные контракты.
     Впрочем, американские биржевые работники полагают, что ограничение по числу контрактов не даст ожидаемого в США эффекта. Более того, по их мнению, оно скорее всего приведет к новому резкому скачку цен на энергоносители, поскольку спекулянты постараются успеть провернуть максимальное количество сделок до вступления такого ограничения в силу. Сомневаются они в способности администрации США преодолеть сопротивление демократов и экологов, чтобы разморозить разработку американского нефтегазового шельфа.
     С ними солидарны и опрошенные «НГ» российские эксперты. Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов уверен, что проблему удорожания энергоносителей не решить, пока не будут найдены новые источники для резервирования богатства. Раньше это было золото и серебро, в последние 50 лет – американский доллар. «Сейчас американская валюта в цене упала, и владельцы капитала ничего лучшего не придумали, как инвестировать деньги в реальные биржевые товары: нефть, газ, золото и продовольствие. Именно из-за этого цены на них резко пошли вверх», – полагает аналитик. «Ограничения же, направленные на борьбу со спекулянтами, вызовут немедленный рост цен – так было всегда», – подчеркнул Правосудов.
     Снятие эмбарго на бурение американского шельфа также не сможет мгновенно решить создавшейся проблемы. По словам Правосудова, нефтедобывающие компании не будут выбрасывать нефть по демпинговым ценам.
     «Бурение на шельфе даст первую отдачу для рынка через 3-5 лет, не раньше», – полагает начальник аналитического отдела «БрокерКредитСервис» Максим Шеин. По его словам, заявления Буша скорее направлены на то, чтобы успокоить население, нежели увеличить предложение нефти на рынке. При этом ограничение количества контрактов на одного трейдера Шеин назвал временной мерой, поскольку вскоре после ее введения количество участников биржевых торгов просто возрастет и объемы спекуляций вернутся к прежнему уровню.
     В то же время начальник отдела рыночного анализа Собинбанка Александр Разуваев считает правильным решение о бурении на шельфе. Если США снимет запрет на разработку шельфа, то это поможет увеличить предложение на рынке и предотвратить рост цен на нефть в будущем.

Максим Егоров.
© «
Независимая газета», 19.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

«У трубы два конца»

«Газпром» продолжает убеждать Европу во взаимозависимости

     Экспортная выручка «Газпрома» в этом году по сравнению с результатами 2007-го увеличится более чем в полтора раза, на 25 млрд долл. Как сообщил вчера на брифинге зампред правления концерна по внешнеэкономической деятельности Александр Медведев, общие валютные поступления от продаж прогнозируются на уровне 71,6 млрд долл., из них 64 млрд долл. «Газпром» выручит в дальнем зарубежье. Главной причиной очередного рекорда является средняя цена газа при поставках в ЕС и Турцию, которая превысит 402 долл. за тыс. кубометров (хотя свой бюджет концерн рассчитывал, исходя из 310 долл.). Сыграл свою роль и объем поставок. «Газпром экспорт» планирует продать в Европу 163 млрд кубометров газпромовского топлива и 3,8 млрд кубометров газа других производителей, что на 13,5 млрд кубометров больше прошлогоднего показателя.
     Растущие доходы от поставок газа в Европу позволяют российскому монополисту планировать огромные средства (30-35 млрд долл. в год в ближайшей перспективе) на капитальные вложения. В то же время политика европейских властей по ограничению зависимости от российского газа приводит к явной пробуксовке многих газпромовских проектов и является одним из самых главных рисков для развития экспортного бизнеса «Газпрома». «Мы не хотим зависеть только от одного поставщика или группы поставщиков. Поэтому мы настаиваем: необходимо диверсифицировать источники энергии, – заявил в опубликованном вчера интервью итальянской Corriere della Sera глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу. – Но, с другой стороны, мы не хотим противостоять какой-то одной стране или какой-то отдельно взятой компании, мы лишь защищаем европейские интересы». Тем не менее такое противостояние налицо, и в «Газпроме», судя по всему, чувствуют его все сильнее и сильнее. Даже несмотря на то, что «третий энергетический пакет» (законодательные инициативы, предложенные Еврокомиссией в сентябре прошлого года), который помимо требования разделения вертикально интегрированных концернов содержит и ярко выраженную «антигазпромовскую» инициативу, пока продолжает обсуждаться.
     Сохраняется напряженность вокруг главного на сегодняшний день инфраструктурного проекта «Газпрома» по поставкам газа в Европу – «Северного потока». Как уже сообщалось, 4 июня комитет акционеров компании-оператора Nord Stream все же одобрил предложенный менеджментом план мероприятий по вводу трубы в третьем квартале 2011 года. Но из-за проблем с получением согласований на строительство трубы прежде всего со стороны Швеции пришлось отсрочить начало стройки на 2010 год. Впрочем, никаких гарантий того, что за полтора оставшихся года удастся пройти все необходимые бюрократические процедуры, нет. А значит, отсрочки еще возможны и соответственно грозят «Газпрому» санкциями за невыполнение обязательств перед покупателями в Западной Европе. В беседе с журналистами в кулуарах празднования 35-летия поставок российского газа в Германию в Лейпциге Александр Медведев выразил мнение, что Еврокомиссия недостаточно активно поддерживает проект «Северный поток», хотя еще в 2003 году присвоила ему статус трансъевропейской энергетической сети (TEN-E).
     Не все гладко идет и с газопроводом OPAL в Германии, который Wingas (80%) и E.ON Ruhrgas (20%) должны ввести к 2011 году для приема газа из первой нитки «Северного потока». Контрольный пакет Wingas принадлежит немецкой Wintershall, 50% минус одна акция «Газпрому». Как рассказал на прошлой неделе глава компании Wingas Transport Инго Нойберт, его компания еще не смогла получить от немецкого регулятора права исключения проекта OPAL из-под действия европейских правил о свободном доступе третьих поставщиков к мощностям газопровода. Он не стал пояснять, на какой именно объем Wingas собирается получить исключение (все 38 млрд кубометров или только на часть). Но, по его мнению, нет никаких оснований отказывать OPAL, который проектируется под поставки из «Северного потока» и в обозримой перспективе не может иметь альтернативных поставщиков. Тем более что уже три подобных газопровода в Европе были выведены из-под действия правил либерализованного рынка транспортных мощностей (труба BBL из Нидерландов в Великобританию, а также проектируемые Nabucco из Турции в Австрию и Poseidon из Греции в Италию).
     Заметные сложности испытывают и планы «Газпрома» и его европейских партнеров по инвестированию в развитие системы подземных хранилищ. Как известно, «Газпрому» пришлось отказаться от планов строить ПХГ в Бельгии совместно с Fluxys, а совместному предприятию Wingas и Gazprom Germania начать заново процедуру согласований по реализации проекта ПХГ на базе месторождения «Солтфлитби» в Великобритании. Однако, как рассказал в Лейпциге г-н Медведев, определенные проблемы возникли и со второй фазой ПХГ «Хайдах» в Австрии. В 2007 году «Газпром экспорт», Wingas и австрийская RAG ввели первую очередь хранилища емкостью 1,2 млрд кубометров в год. Тогда же было объявлено о намерении расширить его мощность вдвое к 2011 году, за счет реализации второй фазы инвестиций. Однако, по словам зампреда правления «Газпрома», партнеры столкнулись с «непонятной позицией» австрийских властей, которые настаивают на свободном доступе к ПХГ других поставщиков. «Газпром» и Wingas, естественно, заинтересованы вкладывать деньги только при условии гарантий долгосрочного резервирования за ними мощностей хранилища. Г-н Медведев отметил, что действия регулятора привели к тому, что принятие решения об инвестициях во вторую фазу «Хайдаха» на сегодняшний день приостановлено.
     Характерно, что даже если удастся договориться об исключении этих проектов из правил либерализованного рынка с национальными властями, останется необходимость согласия со стороны Брюсселя. В условиях напряженности отношений с «Газпромом» дождаться его будет очень не просто.
     Поэтому руководители российского концерна сейчас используют любую возможность, чтобы подчеркнуть взаимный характер зависимости России и Европы, облекая свои мысли во все новые яркие метафоры. На прошлой неделе во французском Довиле председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер призывал единомышленников в ЕС совместно убеждать чиновников в Брюсселе «не рубить сук», на котором они сидят. На праздновании 35-летия поставок российского газа в Германии в Лейпциге он же подчеркнул, «что не может быть надежности для потребителей газа без надежности спроса для газодобытчиков». «Это две стороны одной медали. Ни одна формула энергетической безопасности не будет эффективной, если она не стимулирует добычу и транспортировку газа», – говорил он. Вчера на брифинге г-н Медведев предложил еще одну трактовку ситуации: «Зачем говорить о зависимости Европы от российского газа? Так можно дойти до того, чтобы заявить: давайте сбросим европейскую денежную удавку с «Газпрома» и России». По его словам, не стоит забывать, что «у трубы два конца». При этом на традиционный вопрос о росте цен на газ г-н Медведев терпеливо объяснил, что «Газпром» не устанавливает цен и не имеет никакого отношения к их росту. Более того, зампред правления напомнил, что в ряде стран до 45% цены газа для конечных потребителей составляют налоги и «сейчас в Европе идет дискуссия – правильно ли заставлять потребителей платить не только за газ, но и за бюджетные проблемы своих государств».

Алексей ГРИВАЧ.
© «
Время новостей», 19.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Нелегко вести бизнес, когда Россия не играет по правилам

Загружается с сайта ИноСМИ      Скандал, разгоревшийся между ВР и ее российскими партнерами, не должен негативно отразиться на инвестициях в Россию, заявил вчера министр финансов Алексей Кудрин. Забавно, знаете ли – как будто ВР и не оказывалась вовсе в ситуации, когда к ней уже относятся как к простому иностранному наемнику – когда-то полезному, но сейчас уже почти ненужному.
     Теперь уж инвесторы никак не смогут не думать о риске ведения бизнеса в стране, правительство которой, судя по всему, перестает ценить закон сразу же, как он начинает противоречить его – правительства – интересам. Иными словами, что бы там ни говорил новый президент России, судьба инвесторов, которым не повезет быть вытесненными на обочину, ее не интересует. При цене на нефть в 140 долларов за баррель менталитет, который и без того был закрыт и параноидален, становится таковым в еще большей степени.
     Что у ВР, что у других компаний (скажем так, у большинства других компаний), работающих в этой легко политизируемой отрасли, сейчас на руках практически нет козырей. Вопрос в другом: что могут и хотят сделать другие страны, чтобы убедить Россию, что уважать принципы международного сотрудничества – это в ее же интересах. В случае с Китаем это получилось; в случае с Россией – пока нет.
     Нынешний спор сразу же обнажает главный вопрос для инвестора: может ли он чувствовать себя в безопасности, заключив сделку и рассчитывая на выполнение условий контракта. Трудно переоценить важность совместного предприятия, созданного пять лет назад на паритетных началах с тремя олигархами, для сегодняшней ВР: половинная доля в 'ТНК-BP' дает ей более 800 тысяч баррелей нефти в сутки – в прошлом году это было больше трети совокупного объема добычи ВР. Без 'ТНК-BP' общая добыча ВР за последние пять лет если и выросла бы, то ненамного.
     Однако в России нефть и газ, даже если формально Кремль их не контролирует, все равно подвластны любым его капризам. На ВР давят уже в двух сторон – как со стороны министерств, так и со стороны российских совладельцев 'ТНК-BP'. Особенно сильным давление стало на этой неделе: главный из российских акционеров Михаил Фридман заявил, что олигархи начали выступать против нынешнего менеджмента компании, потому что ВР проявила по отношению к ним 'высокомерие', и обвинил компанию в том, что она действует 'в лучших традициях геббельсовской пропаганды'.
     Олигархи отрицают, что их действия политически мотивированы; однако многие наблюдатели полагают, что они просто пытаются захватить контроль над компанией, а затем продать ее – не исключено, что государственным энергетическим гигантам 'Газпрому' или 'Роснефти' (хотя генеральный директор 'Газпрома' вчера заявил, что у его компании нет подобных намерений). Что же касается министерств, то оттуда в адрес иностранных сотрудников 'ТНК-BP' раздались заявления о нарушении визового режима и отсутствии разрешений на работу – таким образом, компанию обвинили в нарушениях трудового законодательства.
     Трудно не прийти к заключению, что, поскольку за короткую жизнь 'ТНК-BP' цены на нефть выросли в четыре раза, компания стала кое для кого в Кремле слишком ценной, чтобы и дальше позволять половине ее прибылей уходить за границу. Однако сигналы из Кремля поступают самые разные. Только недавно на ежегодном экономическом форуме в Санкт-Петербурге Игорь Шувалов, заместитель премьер-министра Владимира Путина, выступил с широко распубликованной речью, в которой заявил, что, если Россия хочет занять сильные позиции в инновациях, государству необходимо развивать демократические институты и меньше вмешиваться в экономику. В этом же ключе прошли и первые шаги нового президента Дмитрия Медведева – он защищает малые предприятии я от бюрократии и говорит о развитии конкуренции.
     Вступив во Всемирную торговую организацию и начав искать источники поставок энергоносителей, Китай, если посмотреть на его действия, уверился в том, что, действуя как страна, готовая выполнять требования законов и условия контрактов, он в конечном счете удовлетворяет собственный интерес. Судя по всему, Россия, имея нефть по 140 долларов, так не считает.

Бронвен Мэддокс (Bronwen Maddox), («The Times», Великобритания).
© «
ИноСМИ», 18.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Гигантская шахматная партия Путина: 'Нефтегосударство'

Сегодня российская власть и сила превосходят ту военную мощь, которой страна обладала во времена 'холодной войны'

Загружается с сайта ИноСМИ      На встрече в Осаке на прошлой неделе министры финансов из Группы восьми промышленно развитых стран заявили, что высокие цены на сырьевые ресурсы представляют угрозу мировой экономике. В условиях, когда цена на нефть перешагнула рубеж в 130 долларов за баррель, министр финансов США Генри Полсон (Henry Paulson) обвинил страны с большими запасами нефти в том, что они вкладывают недостаточно средств в ее добычу.
     Как отмечают средства массовой информации, большинство стран 'большой восьмерки' практически никак не может влиять на добычу. Однако одна такая страна в составе этой группы все же есть, и она в полной мере использует данное влияние, а также свои мощные резервы, чтобы восстановить статус мировой державы.
     Новое превращение России в 'нефтегосударство' стало темой одноименной книги Маршалла Голдмана (Marshall Goldman). Почетный профессор экономики из Уэллсли-колледжа (Wellesley College) и старший научный сотрудник Центра Дэвиса по исследованиям России и Евразии при Гарвардском университете десятилетиями углубленно изучал российскую и советскую экономику, и эта новая книга из целой серии его произведений предлагает читателю критический взгляд на энергетический сектор страны.
     После того, как царский режим в середине 19-го века завоевал сегодняшний Азербайджан и весь Кавказ, Россия вступила в повторяющийся цикл, который в различных формах проявляется по сей день. Иностранным концернам, начиная со шведской династии Нобелей и рокфеллеровской компании Standard Oil, была дана возможность для разработки нефтяных месторождений и предоставления своей передовой технологии. Но когда к власти пришли большевики, иностранцев изгнали.
     В своей книге 'Нефтегосударство' Голдман подробно описывает добычу нефти в советскую эпоху и особенно тот политический вес, который давали этой стране ее крупнейшие нефтяные и газовые резервы. Он пишет о том, как благодаря нефти СССР удалось усилить свое влияние на Кубу и Пакистан, и описывает ту возможность, которую предоставило Советскому Союзу введенное в 1973 году нефтяное эмбарго, когда Западная Европа стремилась снизить свою зависимость от нестабильного импорта из стран Ближнего Востока. Запад на протяжении всей 'холодной войны' скрывал от Советского Союза свои передовые технологии бурения, а СССР понес колоссальные потери из-за упора на количество в ущерб качеству. Но к началу 80-х началось строительство газопровода, соединившего Советский Союз с Западной Европой. Несмотря на возражения президента Рейгана, в 1985 году его прокладка была завершена.
     Распад Советского Союза и распределение его ценнейших активов дает Голдману самый богатый и интересный материал. Министерство газовой промышленности было сохранено в целости и сохранности в виде гибрида – государственно-частной корпорации. Оно превратилось в 1989 году в компанию 'Газпром' во главе с министром Виктором Черномырдиным, ставшим ее руководителем. А вот министерство нефтяной промышленности свои месторождения приватизировало.
     Голдман пишет, что последовавший за этим хаос был вполне предсказуем. Пока многие россияне за бутылку водки продавали полученные от правительства президента Ельцина ваучеры, вместо того, чтобы покупать на них акции новых российских компаний, небольшая группа людей готовила почву для колоссального захвата собственности.
     Так, Михаил Ходорковский и его банк 'Менатеп' благодаря сомнительной программе 'Займы в обмен на акции' сумели путем подстроенных аукционов получить контроль над огромными нефтяными месторождениями 'ЮКОСа' всего за 309 миллионов долларов. Вскоре рыночная цена этой компании – одной из многих, попавших в руки нового российского класса олигархов, составляла уже 15 миллиардов долларов.
     Когда объемы добычи и цены на нефть в 90-е годы начали снижаться, Россия вновь обратилась к зарубежным партнерам. Она предоставила возможность British Petroleum купить часть российского нефтяного концерна 'ТНК', а также дала согласие на подписание соглашений о разделе продукции с некоторыми компаниями, включая Royal Dutch Shell и Total, которые приступили к бурению скважин на неприветливых шельфовых месторождениях Сахалина.
     Но вскоре после того, как в августе 1998 года в России наступил дефолт, и она упала на самое дно, цены на сырье вновь поползли вверх. Одновременно стал увеличиваться спрос на нефть и газ в Индии и Китае. Как пишет Голдман, годом позже, то есть спустя пять месяцев после начала оздоровления экономики, никому не известного санкт-петербуржца по имени Владимир Путин назначили на пост премьер-министра.
     Потом он стал президентом, а сейчас вновь занимает должность премьер-министра. В период его пребывания у власти темпы экономического роста приблизились к 8 процентам в год. Свою экономическую стратегию Путин изложил в написанной в 1997 году диссертации. Вместо того, чтобы позволять контролируемым российскими олигархами компаниям заниматься исключительно получением прибылей, их надо заставить отстаивать национальные интересы страны. России следует приветствовать прямые иностранные инвестиции, но оперативное управление должно оставаться у нее в руках.
     Государство усмирило 'Сибнефть' и 'ЮКОС', который подумывал о том, чтобы продаться компаниям ExxonMobil и Chevron. Руководившие ими олигархи сели в тюрьму либо бежали за границу. Соглашения о разделе продукции на Сахалине, которые Путин назвал 'колониальными', были изменены в пользу России. Теперь ведущие российские компании, такие как 'Газпром' и 'Роснефть', прежде чем продавать какие-либо активы иностранцам, обязательно советуются с Путиным.
     В отличие от сообщений недовольной западной прессы об экономической стратегии Путина и последовавшем затем падении олигархов, таких как Ходорковский, Голдман использует агностический подход, анализируя данные события. 'Говоря по совести, – пишет он, – то, как российское государство реагирует на попытки иностранных инвесторов выкупить его энергетические ресурсы, очень похоже на реакцию и поведение других стран в схожей ситуации. Например, большая часть стран ОПЕК отличается еще большим протекционизмом'.
     Тем не менее, в его книге звучит жесткое предостережение в адрес Западной Европы. Он пишет, что этот регион стал опасно зависимым от российских поставок природного газа. Расширяя свою сеть газопроводов, 'Газпром' сегодня получает возможность заморозить всю Европу, если он того пожелает.
     Хотя заместитель руководителя государственного газового гиганта Александр Медведев заявляет: 'Что хорошо для 'Газпрома', хорошо для всего мира', Голдман отмечает, что на протяжении многих лет Советский Союз, а теперь и Россия без колебаний ограничивали или прекращали подачу газа. Ссоры последних лет с Украиной, Белоруссией и Грузией опровергают заявления 'Газпрома' о том, что он является надежным энергетическим партнером. Хотя европейцы и американцы пытаются нарушить трубопроводную монополию 'Газпрома', выступая за строительство обходного газопровода по дну Каспия, а затем через Азербайджан и Грузию в Турцию, они запаздывают в этой, как говорит Голдман, 'гигантской шахматной партии' Путина. Он пишет, что сегодня российская власть и сила превосходят ту военную мощь, которой страна обладала во времена 'холодной войны'. Сейчас отсутствует взаимно гарантированное уничтожение, но нет и взаимно гарантированной сдержанности. А это дает России больше экономического влияния, чем есть у Европы или даже у королевства с самыми большими в мире разведанными запасами нефти – Саудовской Аравии.
     А шахматная партия продолжается.

Марта Мерсер (MARTHA MERCER), («The New York Sun», США).
© «
ИноСМИ», 18.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

На шельф за добычей

«Газпром нефть» расширяет географию присутствия

     «Газпром нефть» объявила о планах на ближайшие годы. Компания намерена в этом году увеличить добычу на 15%, заняться освоением месторождений Ближнего Востока и Средней Азии, а также участвовать в разработке океанического шельфа, где рассчитывает приобрести несколько лицензий. Эксперты считают эти проекты вполне реалистичными.
     «Газпром нефть» намерена увеличить добычу нефти на 15%, до 48-48,5 млн т, уже в этом году. Об этом сообщил вчера на конференции «Россия: во власти преобразований», организованной ИК «Ренессанс Капитал», заместитель генерального директора по экономике и финансам компании Вадим Яковлев. Такого роста добычи в ближайшее время компания ожидает за счет ресурсов Приобского месторождения в ХМАО, где уже к 2011 году планируется добывать около 11 млн т нефти в год, а также благодаря недавно приобретенной 50-процентной доле в «Томскнефти», сообщает РИА РБК.
     Он отметил, что коэффициент восполняемости запасов компании в 2007 году составил 250%, в том числе за счет проведения активных геологоразведочных работ. При этом консолидированная добыча «Газпром нефти» за 2007 год составила порядка 42 млн т нефти. В дальнейшем «дочка» «Газпрома» рассматривает возможность вхождения в проекты по геологоразведке и добыче неф­ти в Средней Азии и на Ближнем Востоке, которые смогут дать ей возможности для роста добычи в ближайшие три-пять лет.
     Компания также проявляет немалый интерес к шельфовым проектам, которые тоже способны оказать немалое влияние на уровень добычи. И несмотря на заключенный, по неофициальным данным, договор между «Роснеф­тью» и «Газпромом», согласно которому «Роснефть» получит неф­тяные месторождения на шельфе, а «Газпром» – газовые, «Газпром нефть», по словам г-на Яковлева, твердо намерена претендовать на приобретение «шельфовых» неф­тяных лицензий.
     Помимо этого компания рассчитывает на значительный прирост запасов, который в будущем по-прежнему будет превышать показатель добычи. Согласно установленной стратегии, которая оценивается в 70 млрд долл., к 2020 году добыча должна составить около 100 млн т. Как ранее заявлял глава «Газпром нефти» Александр Дюков, запасы компании к этому сроку должны составлять не менее 2,2 млрд т. При этом в расчет не берутся ресурсы 11 нефтяных месторождений «Газпрома», которые планируется передать «Газпром нефти».
     Планы «Газпром нефти» вполне реализуемые и адекватные, с учетом тех капитальных затрат, которые планируется осущест­вить (70 млрд долл.), считает аналитик ИК «Велес Капитал» Дмитрий Лютягин. По его мнению, прирост добычи в первые годы можно ожидать за счет приобретения 50% «Томскнеф­ти», которая, по прогнозам, также будет увеличивать добычу на 2-2,5% в год, и также за счет тех месторождений, инвестиции в которые делались в прошлые годы, но которые не были введены в промышленную отработку. В дальнейшем предполагается, что на баланс компании будут поставлены нефтяные месторождения «Газпрома», что уже в среднесрочной и долгосрочной перспективе позволит поддер­живать и увеличивать добычу. «И конечно же, компания может увеличить добычу за счет освоения шельфовых проектов, но это станет возможным лишь в долгосрочной перспективе», – говорит Дмитрий Лютягин.
     По мнению аналитика ФК «Открытие» Натальи Мильчаковой, «Газпром нефти», напротив, вовсе не следует возлагать больших надежд на приобретенные активы «Томскнефти». По ее словам, эти участки представляют интерес скорее для добычи газа, в то время как большая часть нефтяных ресурсов там уже практически исчерпана. Основную роль в увеличении добываемых компанией объемов нефти она приписывает ресурсам месторождений Ямало-Ненецкого автономного округа, нескольких месторождений «Газпрома», которые планируется передать «Газпром нефти», а также разработке шельфовых проектов. Что касается проектов в Средней Азии и на Ближнем Востоке, то тут, вероятно, идет речь о месторождениях в Узбекистане и Ливии, которые в перспективе тоже могут внести существенный вклад в увеличение показателей добычи компании, полагает г-жа Мильчакова. С учетом всего этого «Газпром нефть» сможет не только оправдать свои нынешние прогнозы, но и несколько превысить их, считает она.

ЕЛЕНА БОЛДЫРЕВА.
© «
RBCdaily», 18.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Выход в Африку

«Газпром» заменит Shell в Нигерии

     «Газпром» может заменить британско-нидерландский концерн Royal Dutch Shell в Нигерии. Такое предположение высказало нигерийское издание This Day. Недавно нигерийское правительство решило разорвать контракт с Shell и передать разработку перспективного месторождения Ogoniland другой компании. При этом с начала года «Газпром» ведет активные переговоры с Нигерией о сотрудничестве. По мнению экспертов, усиление позиций «Газпрома» в Нигерии значительно увеличит страхи Евросоюза относительно энергетической зависимости от российской монополии.
     Правительство Нигерии решило отказаться от контрактов с Shell, которая «грубо нарушает требования экологической безопасности», пишет This Day. Из-за протестов жителей дельты реки Нигер по поводу загрязнения окружающей среды в 1993 году Shell была вынуждена прекратить разработку расположенного там нефтегазового месторождения Ogoniland, только подтвержденные запасы которого оцениваются более чем в 10 трлн куб. м. «Газпром», как и ряд китайских компаний, заинтересован в том, чтобы занять место Shell в роли разработчика и оператора этого месторождения.
     В начале июня президент Нигерии Умару Яр'Адуа заявил, что до конца года место Shell в провинции Ogoniland займет другой нефтяной оператор. В соответствии с дейст­вующим нигерийским законодательством правительство имеет право передать разработку месторождения другому оператору, если существующий не ведет его разработку. Между тем в феврале «Газпром» подтвердил факт переговоров с правительством Нигерии о заключении контракта на сумму более 7 млрд долл. о разведке газа на шельфе этой страны. А в начале июня состоялась встреча главы «Газпрома» Алексея Миллера и управляющего директора Нигерийской национальной нефтяной компании Абубакара Ярадуа, на которой стороны обсудили вопросы двустороннего сотрудничества. Возможность заменить в Нигерии Shell в «Газпроме» комментировать отказались.
     Как отмечает южноафриканское агентство САПА, приход россий­ской компании на нигерийский рынок вызывает серьезные опасения у западных фирм, которые боятся утратить лидирующие позиции на африканском континенте. Помимо Shell речь идет о Chevron и ExxonMobil, а также о компании Total, передает ИТАР-ТАСС.
     По мнению генерального директора UFG Asset Management Андрея Подойницына, для «Газ­прома» крайне важно закрепиться в данном регионе именно сейчас, когда компания находится на пике прибыльности. Несмотря на традиционные для таких проектов политические риски, в случае успешной реализации контрактов в Нигерии на 7 млрд долл. «Газпром» займет достойное место среди мейджоров энергетического рынка региона, говорит г-н Подойницын. За счет Нигерии «Газпром» стремится диверсифицировать маршруты по­ставок газа в Европу и США, а также усилить свои позиции в области производства СПГ, считает Виталий Крюков из ИГ «КапиталЪ». Более того, это позволит «Газпрому» увеличить свою долю в поставках газа в южные регионы Европы. Это не может не беспокоить ЕС, который всячески стремится максимально диверсифицировать поставщиков газа.
     Недавно стало известно о том, что представители правитель­ства Нигерии предложили «Газпрому» участвовать в проекте Транссахарского газопровода, который, как предполагается, пройдет через Алжир в Европу, напоминает Виталий Громадин из «Арбат Капитала». Трубопро­вод станет новым важным источником поставок газа из Африки в Европу. Если этот проект реализуется и «Газпром» будет контролировать поставки в Европу из Африки, то в реальность воплотится самый страшный сон Евросоюза, уверен эксперт. «Заинтересованность правительства Нигерии в участии «Газпрома» в энергетическом секторе страны заметна, и весьма вероятно, что именно российская монополия займет место Shell», – отмечает г-н Громадин.

ЮЛИЯ НАЗАРОВА.
© «
RBCdaily», 18.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

ТНК-ВР рвет внутренние связи

Три ее дочерних предприятия остались без советов директоров

Загружается с сайта Ъ      Конфликт акционеров ТНК-ВР может вылиться в производственные проблемы компании. Три ее предприятия – «Варьеганнефтегаз», «Черногорнефть» и «Запсибнефтепродукт» на годовом собрании не переизбрали советы директоров, а полномочия действующих истекли. Это может осложнить работу ТНК-ВР, ведь советы должны одобрять многие сделки ее предприятий, например, по продаже нефти головной компании.
     Собрания акционеров дочерних компаний ТНК-ВР были назначены на середину июня. Но в трех из них – ОАО «Варьеганнефтегаз», ОАО «Черногорнефть» и ООО «Запсибнефтепродукт» советы директоров не были сформированы, рассказал «Ъ» источник, близкий к акционерам ТНК-ВР. По его словам, собрания прошли, но к моменту их проведения не были сформированы списки кандидатов в советы директоров. Полномочия прежнего совета истекли, говорит собеседник «Ъ», уточняя, что ситуация сложилась из-за противостояния акционеров компании. О том, что у нескольких дочерних структур ТНК-ВР возникли проблемы с советами директоров, знает и другой собеседник «Ъ», близкий к компании. В ТНК-ВР это не комментируют.
     Конфликт акционеров ТНК-ВР продолжается уже несколько месяцев. Ее российские совладельцы в лице консорциума AAR (объединяет «Альфа-групп» Михаила Фридмана, Access Леонарда Блаватника и «Ренову» Виктора Вексельберга) считают, что британская ВР (владеет половиной ТНК-ВР) препятствует развитию нефтекомпании. Россияне добиваются паритетного управления во всех дочерних обществах, настаивая на изменении акционерного соглашения, подписанного в 2003 году. По словам источников, близких к владельцам ТНК-ВР, соглашение подразумевает, что в некоторых дочерних компаниях большинство в совете директоров должно принадлежать британской стороне, в некоторых – российской. Собеседники «Ъ» поясняют, что списки кандидатов в советы директоров дочерних компаний составлялись уже в разгар конфликта и по трем указанным выше предприятиям стороны не смогли согласовать свои действия.
     ОАО «Варьеганнефтегаз», по данным ЦДУ ТЭК, в 2007 году добыло 2,166 млн тонн нефти. ОАО «Черногорнефть» добычу не ведет, все принадлежащие ему лицензии несколько лет назад были переданы «Варьеганнефтегазу». «Запсибнефтепродукт» является одним из сбытовых предприятий ТНК-ВР, которое обеспечивает нефтепродуктами добывающие и сервисные подразделения компании в Нижневартовском районе, а также осуществляет продажи через сеть АЗС в Нижневартовске и Радужном, говорится на сайте ТНК-ВР.
     «Если полномочия совета директоров истекли, то другого органа, который может его заменить, не существует»,– отмечает управляющий партнер адвокатской конторы «Раппопорт и партнеры» Александр Раппопорт. Делегировать полномочия совета исполнительным органам нельзя, кроме случаев, предусмотренных законом, в частности, для созыва нового собрания акционеров, поясняет юрист, уточняя, что одним из полномочий совета является одобрение сделок с заинтересованностью между материнской и дочерней компанией.
     Такая ситуация может вылиться в проблемы для ТНК-ВР, полагает аналитик «КИТ Финанс» Константин Черепанов. Он отмечает, что между материнской и дочерними компаниями все время происходят сделки с заинтересованностью, которые касаются покупки нефти, продажи нефтепродуктов для их дальнейшей реализации, предоставление займов и кредитов, необходимых при перераспределении средств внутри группы компаний. В случае неодобрения сделки с заинтересованностью она может быть признана недействительной в судебном порядке, говорит Александр Раппопорт. В таком случае применяется правило двусторонней реституции: сторонам должно быть возвращено все полученное по сделке.

Денис Ъ-Ребров.
© «
КоммерсантЪ», 18.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Газ без спросу

Глава «Межрегионгаза» посетовал на несанкционированный отбор в России

     «Газпром» вчера отчитался о заключении долгосрочных контрактов (до 2012 года) с 80% промышленных потребителей. Однако очевидно, что схема работы с ними не претерпела существенных изменений. На пресс-конференции глава департамента «Газпрома» по маркетингу, переработке и сбыту газа и жидких углеводородов, генеральный директор «Межрегионгаза» Кирилл Селезнев (на снимке) затруднился назвать конкретные объемы газа, предусмотренные для поставок на внутренний рынок по долгосрочным договорам. По его словам, это примерно 70% от общих поставок на рынок и порядка 200 млрд кубометров в год. Ранее сообщалось, что договорами зафиксированы обязательства концерна обеспечить поставки газа в пределах лимитов на 2007 год. Дополнительный газ потребители примерно в равных объемах получают из трех источников: специальные соглашения с «Газпромом» по повышенным ценам, участие в торгах на электронной торговой площадке и несанкционированный (сверхлимитный) отбор, который оплачивается по старым штрафным коэффициентам.
     Как сообщил г-н Селезнев, только за пять месяцев потребители (в основном электроэнергетики) взяли у концерна более 3 млрд кубометров газа без подписания договоров. Согласно действующим правилам поставки газа, отобранного таким образом, оплачиваются со штрафными коэффициентами – 1,5 к регулируемой цене в отопительный период и 1,1 с мая по середину октября. «Газпром» давно борется за пересмотр санкций за потребление газа сверх договорных объемов. И даже записал в долгосрочные контракты, подписанные с промышленными потребителями, более справедливые, на его взгляд, коэффициенты – 3 и 1,5 соответственно. Но они, как признал г-н Селезнев, так и не заработали – из-за отсутствия постановления правительства о долгосрочных контрактах и внесения изменений в правила поставки газа. По его словам, работа по доработке этих документов ведется с недавно созданным Минэнерго, но перспективы ее завершения пока неясны.
     А в их отсутствие электроэнергетикам проще брать необходимые им объемы и расплачиваться по факту, чем заранее подписывать договоры на дополнительные поставки согласно прошлогоднему постановлению правительства №333. Этот документ позволил «Газпрому» продавать сверхлимитный газ по более высокой цене по сравнению с установленной Федеральной службой по тарифам. Так, в 2008 году концерн может применять наценку в 50% к регулируемой ставке, в первом полугодии 2009-го – 40%, во втором – 30%, в первом полугодии 2010-го – 20%, а во втором – 10%. По словам г-на Селезнева, в текущем году покупатели подписали с «Межрегионгазом» договоры лишь на 15 млрд кубометров дополнительного газа.
     Понятно, что зимой потребителям одинаково выгодно брать газ как по договору, так и без него, а после окончания осенне-зимнего максимума коммерчески оправданно заниматься несанкционированным отбором. Поэтому можно ожидать сохранения темпов безконтрактного потребления, особенно если спрос на электроэнергию будет расти.
     Результаты сбыта через электронную торговую площадку наглядно показывают, что, несмотря на многочисленные усилия, проект пока работает со скрипом. «Газпром» пролоббировал увеличение своей квоты на продажу топлива по свободным ценам с 5 млрд кубометров в 2007 году до 7,5 млрд в 2008-м. Столько же приходится на независимых производителей. Но скорее всего продать такие объемы на площадке не удастся. За шесть месяцев торгов реализовано всего 3,5 млрд кубометров, из них «Газпром» продал 2,1 млрд кубометров. В итоге не удалось соблюсти даже принцип мягкого паритета продаж между «Газпромом» и независимыми поставщиками – согласно постановлению правительства разница между их объемами не должна превышать 15%, а по факту она превысила 30%. Как отметил г-н Селезнев, причинами этого являются «высокий уровень обеспеченности потребителей газом по долгосрочным и годовым договорам, стремление некоторых независимых производителей к увеличению объема поставок газа своим традиционным потребителям, а также тот факт, что сохранились низкие штрафные коэффициенты». Хотя одной из причин стало также ограничение предложения газа, в том числе и со стороны «Газпрома», который во многих торгах просто не участвовал.

Алексей ГРИВАЧ.
© «
Время новостей», 18.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Программа «Газпром-2020»

Монополист пообещал добыть 670 млрд кубометров

     «Газпром» увеличил максималь­ный прогноз добычи газа к 2020 году. Как сообщил журналистам замначальника департамента стратегического развития «Газ­прома» Сергей Панкратов, к 2020 году холдинг планирует добывать 650-670 млрд куб. м газа в год. При этом инвестиции в добычу ежегодно будут составлять порядка 210 млрд руб., а в развитие газотранспортных систем – более 350 млрд руб. Эксперты считают, что «Газпрому» логичнее не вкладывать столь крупные средства в строительство трубопроводов, а позволить заняться ими независимым произ­водителям.
     В 2007 году «Газпром» снизил добычу примерно на 1,3% по сравнению с 2006 годом, до 548,6 млрд куб. м. План по добыче на 2008 год остается прежним – 561 млрд куб. м. При этом прогноз по добыче на 2010 год снизился на 5 млрд куб. м по сравнению с ранее озвученным «Газпромом» и составил 565 млрд куб. м газа.
     Тем интереснее планы газового монополиста на более далекую перспективу. Изначально «Газпром» говорил о планах добывать 580-670 млрд куб. м газа к 2020 году. Однако в апреле монополия уточнила, что добыча к этому времени составит 620-640 млрд куб. м. Теперь холдинг вернулся к цифре 670 млрд куб. м. По словам Сергея Панкратова, около 300 млрд куб. м газа к 2020 году планируется добывать на новых месторождениях, однако прирост добычи должен составить 100 млрд куб. м. Как пояснил г-н Панкратов, это связано с тем, что большая часть газа пойдет на ком­пенсацию падения добычи в Надым-Пур-Тазовском регионе.
     Для достижения поставленных целей в добычу компания будет вкладывать около 30% инвестиций и более 50% – в развитие газотранспортных систем, сказал г-н Панкратов. По его словам, инвестпрограмма «Газпрома» до 2020 года составит 8-10 трлн руб. «В среднем это порядка 700 млрд руб. в год. Основная нагрузка ляжет на нас до 2013 года в связи с необходимостью развития проектов на Ямале, шельфе и восточных проектов», – сказал он. Месторождения федерального резерва, переданные концерну правительством 6 мая, планируется ввести в эксплуатацию после 2020 года, отметил г-н Панкратов.
     Дмитрий Лютягин из ИК «Велес Капитал» считает, что инвестиции в добычу, обозначенные «Газпромом», оптимальны с учетом того, что компании достаются, преимущественно без конкурса, наиболее интересные и крупнейшие участки, удельные затраты на обустройство которых значительно ниже, чем по более мелким объектам. Возможно, компания уточнила прогноз долгосрочного уровня добычи за счет более осмысленного развития шельфовых месторождений, говорит Виталий Громадин из «Арбат Капитала». Ранее уже сообщалось о достижении компанией уровня 670 млрд куб. м, но не было четкого понимания, куда и каким образом будет направлен добытый газ. Похоже, что 50 млрд куб. м, на которые увеличен предыдущий прогноз, будут поставляться на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона в виде СПГ, отмечает аналитик.
     По мнению директора консалтинговой компании East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, «Газпром» напрасно направляет больше половины инвестиций на развитие газотранспортной системы. Прирост газпромовских поставок в Единую систему газоснабжения (ЕСГ) произойдет только за счет подачи 30 млрд куб. м газа Штокмановского месторождения в Nord Stream по газопроводу Мурманск – Волхов, подчеркивает г-н Корчемкин.
     В остальной части ЕСГ поставки монополии сохранятся примерно на уровне 2006 года. Получается, что «Газпром» планирует строительство новой системы газопро­водов с Ямала только для того, чтобы освободить мощности в Надым-Пур-Тазовском регионе для газа независимых производителей. Логичнее было бы не строить новую систему газопроводов Ямал – Ухта, а разрешить независимым производителям и нефтяным компаниям построить свои газопроводы для поставки газа в Европейскую часть РФ.
     «Газпром» поступает так, как будто собирается взять независимую добычу под свой контроль (тогда и вложения не напрасны). С точки зрения интересов акционеров «Газпрома», российской экономики и российских потребителей газа, строительство независимых газопроводов выгоднее, заключает эксперт.

Ямальская кладовая
     В освоение Бованенковского месторождения, расположенного на Ямале, «Газпром» планирует инвестировать порядка 300 млрд руб., сообщил вчера на пресс-конференции член правления, начальник департамента по добыче газа, газового конденсата, нефти «Газпрома» Василий Подюк. Месторождение должно быть введено в эксплуатацию согласно плану – в 2011 году. К этому времени должна быть построена система магистральных газопроводов Бованенково – Ухта. К 2020 году на Бованенковском месторождении планируется добывать 140 млрд куб. м газа. Всего после 2020 года «Газпром» намерен добывать на месторождениях полуострова Ямал порядка 250 млрд куб. м газа.

ЮЛИЯ НАЗАРОВА.
© «
RBCdaily», 17.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Миллиарды про запас

     На прошлой неделе участвовал в двух обсуждениях проблем мировой энергетики. Одно происходило в стенах «Российской газеты» и было приурочено к выходу книги «Россия жмет на газ», написанной крупнейшим немецким специалистом по России А. Раром. Второе было организовано новейшим российским институтом, занимающимся проблемами стратегического планирования – Институтом современного развития (ИСР). Возглавляет институт известный бизнесмен и общественный деятель И. Юргенс, а председателем его наблюдательного совета является Д.А. Медведев. На обсуждении книги А. Рара присутствовали в основном журналисты. В ИСР пришли крупнейшие эксперты по энергетике, да и проблема, поставленная на обсуждение, была серьезной – что должна предлагать Россия по вопросам энергетики на следующей встрече «большой восьмерки», которая пройдет в Японии.
     Несмотря на очевидную разнокалиберность, оба обсуждения оставили у меня сходное впечатление, которым и хочу поделиться.
     Обсуждение проблем энергетики становится столь политизированным и мифологизированным, что начинает напоминать дебаты вокруг проблем вооружений и контроля над ними времен «холодной войны». Реальная ситуация теряется в риторике «кривых зеркал».
     Миру, в том числе России, навязывается во многом искусственная и даже ложная дискуссия странами – потребителями энергии, которые пока, по крайней мере, доминируют в мировом медийном пространстве. Хуже то, что и мы, россияне, начинаем играть по предлагаемым правилам, с горячностью опровергая ложные обвинения, уходя таким образом и от поисков истины, и от нахождения конструктивных ответов.
     Не буду утомлять читателя опровержениями, лучше напомню о реальной ситуации в энергетической сфере.
     В мире образовался не предсказывавшийся относительный дефицит энергии. Главная причина – беспрецедентно быстрый рост мировой экономики в основном за счет успеха новых гигантов – Китая, Индии. В результате – быстрый рост цен на энергоносители.
     Этот дефицит в ближайшие годы преодолеть не удастся. Вызванное им подорожание топлива требует серьезной структурной перестройки мирового хозяйства, потребления в развитых странах, привыкших за последние десятилетия к относительно дешевой энергии. Нужно менять модель потребления. А это может привести к крупным социальным потрясениям.
     Началось быстрое перераспределение мирового богатства, валового национального продукта от богатых стран старого капитализма – в основном потребителей энергии – к странам-производителям.
     Ситуация качественно усугубилась из-за «энергетической революции», о которой я уже неоднократно писал на страницах «РГ». Если десять лет тому назад большая часть энергоресурсов принадлежала корпорациям старого западного мира или правительствам подконтрольных ему государств, то сейчас подавляющая часть этих ресурсов контролируется национальными компаниями добывающих стран. А они сами стали гораздо более самостоятельными.
     Этот воистину тектонический сдвиг сопровождается общим перераспределением мирового ВНП к странам нового капитализма, от Европы к Азии.
     К тому же старый Запад, по-видимому, утратил способность военно-политическими методами остановить это гигантское перераспределение сил.
     Попытки уменьшить зависимость от внешних источников энергии через экономию, использование альтернативной энергетики – ветра, приливов – дают ничтожный эффект. А призыв к производству энергии из биомассы лишь подтолкнул мир к дефициту продовольствия.
     Россия оказалась в эпицентре нового соревнования-противостояния. И как быстро развивающаяся страна нового «авторитарного» капитализма, и как производитель энергии, отказавшийся отдать свои ресурсы старому Западу. К тому же в силу целого ряда неэнергетических причин Россия за последние 6-7 лет добилась ракетообразного взлета своего международного веса и влияния.
     По всем нормальным подсчетам получается, что зависимость Запада, особенно Европы, от внешних, в т.ч. российских источников энергии, будет только возрастать.
     На Россию посыпались обвинения в энергетическом империализме, в применении энергии в качестве внешнеполитического оружия. Мы послушно стали доказывать, что это не так.
     Не буду повторять набившие оскомину аргументы и контраргументы. Они слишком часто неискренни и фальшивы. Хотя люди, их использующие, сплошь и рядом верят в то, что они говорят.
     Реально все дебаты и вся борьба ведутся вокруг одного главного, но почти никогда не называемого вопроса. Это цена на газ, нефть. То, какую долю мирового ВНП будут получать страны-потребители, их жители, их корпорации. Или жители, или компании стран-производителей. Рискну утверждать, что все остальное – наносное.
     И когда нам говорят, что мы энергоимпериалисты, что мы подавляем молодые государства или о том, что Россия недостаточно вкладывает в разведку и новую добычу, речь в конечном итоге идет о том, чтобы заставить нас продавать энергию подешевле.
     А мы, отказываясь вкладывать в новую добычу, возможно, просто не хотим получать обесценивающиеся миллиарды сейчас, в надежде получить много больше позже.
     Если мы признаем реальность: борьба идет вокруг цены, то нужно менять и политическую стратегию. Не отплевываться, а предлагать сделки, не давать врать ни партнерам, ни самим себе.
     И тут я возвращаюсь к энергетической повестке дня «восьмерки» в Японии или следующей после нее, планирующейся в Италии.
     Нужно начать предлагать новый энергодиалог в рамках «восьмерки» плюс трех-пяти стран нового капитализма плюс ОПЕК плюс объединения газопроизводителей – газового ОПЕК, если он будет создан.
     Этот диалог должен быть максимально публичным, чтобы избежать доминирования в нем потребителей или узких специалистов по энергетике.
     Она – сложнейшее переплетение спроса и предложения, добычи, транспортировки и распределения, но еще более – проблем образа жизни, геополитики. Сейчас дискуссия ведется в основном между производителями и потребителями, и очень часто вокруг ложных вопросов.
     Россия не только крупнейший производитель, но и потребитель. Пока нескончаемый рост цен не только и уже не столько плюс, но огромный минус для нашей страны. Он деформирует национальное развитие, развращает элиту, оттягивает переход на рельсы новой экономики, все более очевидно начинает угрожать благосостоянию большинства населения, не связанного с нефтью и газом, но платящего за эту энергию. Литр бензина за доллар, а скоро, похоже, за евро – огромная проблема для страны с нашим климатом и с нашей территорией. Такая цена может начать разрывать ее социально и географически.
     А у нас есть интеллектуальный потенциал, гораздо больший, чем у других производителей.
     Уже на следующей «восьмерке» нужно предложить создание новой организации системного диалога, объединяющего производителей и потребителей. Сразу такая инициатива не будет принята. Но время ее пришло.

Сергей Караганов,
декан факультета мировой экономики и политики ГУ-ВШЭ.

© «
Российская газета», 17.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Труба на одну пятую

Дмитрий Медведев раскритиковал «Транснефть» за плохую работу по возведению ВСТО

     Вчера президент Дмитрий Медведев обсуждал ситуацию на мировых финансовых рынках с главой Всемирного банка Робертом Зелликом.
     Чуть больше недели назад в центре внимания Петербургского международного экономического форума стояли вопросы текущей финансовой ситуации в мире и другие кризисные ситуации, например, постоянно растущие цены на продовольствие. Российский лидер, выступая на форуме, дал развернутую оценку происходящим процессам, указал на ошибки «ответственных» и сделал предложения по смягчению возможных последствий.
     При этом Дмитрий Медведев выразил уверенность, что растущая по своим возможностям Россия могла бы взять на себя определенную роль по оздоровлению ситуации. И не только на финансовых, но и на продовольственных рынках. Принимая вчера Роберта Зеллика, президент подтвердил эту готовность.
     «Проблем в мире не становится меньше, имея в виду глобальный финансовый и продовольственный кризисы, – заявил Медведев. – Всемирный банк должен реагировать на эти ситуации». Он высоко оценил некоторые инициативы ВБ. Также высоко президент Медведев отозвался о деятельности организации под управлением Зеллика: «За последнее время, пока вы возглавляете Всемирный банк, там, на наш взгляд, произошли весьма благоприятные перемены. В значительно большей степени ВБ сейчас акцентирован на выполнении своих основных целей. Та программа, которая принята под вашим руководством, содействует целям мирового развития».
     На комплименты Зеллик ответил комплиментами, подчеркнув, что российский лидер добился куда больших успехов. Он напомнил, что последний раз встречался с Дмитрием Медведевым год назад, когда еще сам работал в компании «Голдман Сакс». «С тех пор мы оба поменяли место работы, – заметил глава ВБ. – По-моему, у вас получилось лучше. Поздравляю».
     Зеллик также дал высокую оценку достигнутым в последние годы результатам в российской экономике, что, по мнению главы ВБ, открывает новые возможности как для самой России, так и для ее сотрудничества со Всемирным банком.
     Также вчера Дмитрий Медведев выслушал доклад главы «Транснефти» Николая Токарева о ходе реализации проекта нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО), который должен вывести российскую нефть в Азиатско-Тихоокеанский регион. С нетерпением завершения всех работ, например, ждут в Китае, куда должно пойти ответвление от ВСТО.
     Однако уже на первом этапе – строительстве участка от иркутского Тайшета до амурского Сковородино, который должны окончить в конце 2009 года – возникли проблемы. В конце апреля был расторгнут контракт с бывшим подрядчиком первого участка «Краснодарстройтрансгазом», выполнившим всего 17 процентов объема, предусмотренного контрактом.
     Вчера президент указал главе «Транснефти» на недопустимость сбоев при реализации проекта. «Нужно работать, чтобы впредь не допускать срывов ни по срокам, ни по качеству, – заявил Медведев. – С теми подрядчиками, которые не выполнили работы, – разобраться по полной программе, предъявляя иски в судах, требуя необходимые деньги, если они были уплачены в качестве авансов».
     Глава государства потребовал выстроить работу по первому этапу нефтепровода. «И по второму работать таким образом, чтобы мы потом к этому не возвращались, – заявил Медведев. – Потому что ВСТО – это очень важная магистраль для развития нашей страны, для решения как экономических, так и социальных, и политических задач».
     Николай Токарев на это попытался заверить, что сдача первого участка ВСТО пройдет в соответствии с графиком. «Темпы строительства увеличились примерно в три раза, мы перешли на прямые подряды, – сообщил глава «Транснефти». – Сегодня на проектах ВСТО занято порядка 8 тысяч человек, более 3,5 тысячи единиц техники». А в конце сентября этого года в реверсном режиме планируется запустить участок нефтепровода длиною 1100 километров от месторождения Талакан до Тайшета.

Кстати
     Владимир Путин вчера также встретился с Робертом Зелликом. «Сегодня мы смотрим на банк уже не как, в первую очередь, на источник финансирования, а скорее как на институт, от контакта с которым мы можем получать дополнительные знания, ноу-хау, какие-то рекомендации по развитию нашей финансовой и экономической политики, по отдельным важным для нас направлениям», – подчеркнул Путин. В то же время, отметил он, поддержка Всемирным банком усилий России по совершенствованию государственного управления, поддержка частного сектора и некоторых других направлений, эта прямая поддержка «тоже является весьма важной и продолжает оставаться существенной».

Сергей Белов.
© «
Российская газета», 17.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Вызов Миллера

Труба с Ямала будет стоить 80-90 млрд долларов

     Программа капвложений «Газпрома» в 2009-2020 годах составит 8-10 трлн руб., сообщил вчера на брифинге замначальника департамента стратегического развития Сергей Панкратов. При этом, по его словам, только газотранспортная система с Ямала обойдется компании в 80-90 млрд долл. (1,8-2 трлн руб.). Как пояснил «Времени новостей» замначальника департамента по транспортировке газа Сергей Шайхутдинов, на сегодняшний день принято решение о строительстве двух ниток газопровода Бованенково-Ухта суммарной мощностью 117 млрд кубометров, которые должны быть введены в строй синхронно с планами разработки Бованенковского месторождения. К 2020 году возможно строительство еще одной нитки в зависимости от дальнейших темпов освоения Ямала, начала эксплуатации Харасавэйского месторождения и разработки валанжинских залежей Бованенково. В любом случае масштабы средств, которые требуются для транспортировки ямальского газа до Единой системы газоснабжения, выглядят фантастически, в разы больше, чем по любому из строящихся в России газопроводов, включая проектную смету «Северного потока».
     На этом фоне меркнут и инвестиции в добычу газа на Бованенковском месторождении, первом для команды Алексея Миллера по-настоящему гигантском проекте, сопоставимом с Заполярным, ввод которого в 2001 году стал «дембельским» аккордом уходящей эпохи Рема Вяхирева. Как известно, именно Заполярное позволило «Газпрому» в начале 2000-х не только удержать добычу от дальнейшего падения, но и создать определенный задел для роста. После Заполярного месторождения гиганты не вводились. То же Бованенково было отложено сначала на 2009 год, а затем на 2011 год. По словам г-на Панкратова, на его освоение до 2016 года планируется потратить 300 млрд руб. Согласно решению правления концерна, через три года с него должен пойти первый газ в объеме не менее 15 млрд кубометров. Затем в течение трех лет его планируется вывести на проектную мощность 115 млрд кубометров. В 2014 году намечен ввод в строй Харасавэйского месторождения с выходом его на плато добычи в 32 млрд кубометров через четыре-пять лет.
     Бованенково вообще является личным вызовом для Алексея Миллера. Все эти годы «Газпром», как мог, откладывал выход на Ямал, освоение которого выглядело рискованным, дорогим и непредсказуемым мероприятием. Для поддержания и наращивания поставок газа в ход шли контракты на закупку газа в Средней Азии и у российских нефтяных компаний, возврат активов, ушедших в свое время независимым производителям, и разработка средних площадей и месторождений-сателлитов в Надым-Пуртазовском районе. Однако к 2010 году потенциал роста этих источников иссякнет полностью, и, чтобы компенсировать падение добычи на Уренгое, Ямбурге и Медвежьем (гигантских месторождениях советского времени), альтернатив ямальскому газу просто нет.
     Сейчас у «Газпрома» значительно выросли инвестиционные возможности. Уже в этом году программа капвложений может превысить 700 млрд руб., а в 2010 году может вплотную приблизиться к 1 трлн руб. Судя по словам г-на Панкратова, эти цифры будут определять инвестпрограмму «Газпрома» и в последующие годы. В то же время Ямал требует не только нового уровня финансирования, но и беспрецедентных технологических решений, экологических стандартов и т.д. В частности, нитка газопровода Бованенково-Ухта будет транспортировать около 60 млрд кубометров в год (хотя до сих пор стандартом «Газпрома» являлась пропускная способность 30-33 млрд кубометров в год). Но и стоить она будет значительно дороже – 25-30 млрд долл. К примеру, две нитки «Северного потока» сопоставимой длины и мощности (55 млрд кубометров в год) обойдутся компании Nord Stream в 7,4 млрд евро. И тут вся труба будет проложена по дну моря.
     Кроме того (и, возможно, это главное), ямальский проект требует беспрецедентной для «Газпрома» скорости реализации. Три года для подготовки такого объекта чрезвычайно мало. При этом, по словам г-на Шайхутдинова, проект газопровода готов, но еще проходит экспертизу внутри «Газпрома».
     По оценкам «Газпрома», 180 млрд кубометров, которые к 2020 году планируется добывать на Бованенково и Харасавэе, должно хватить для компенсации падения добычи на действующих месторождениях. Всего же новые регионы добычи должны принести в копилку концерна 300 млрд кубометров газа, что позволит увеличить общий объем добычи предположительно на 100 млрд кубометров к уровню текущего года (до 650-670 млрд кубометров в год). Этот прирост должны обеспечить шельф северных морей и Восточная Сибирь. По словам г-на Панкратова, 30 млрд кубометров планируется добывать на востоке страны. Остальные источники он не назвал, но несложно вычислить, что 70 млрд кубометров должен дать «Штокман», а остальное – месторождения Обской и Тазовской губ.

Алексей ГРИВАЧ.
© «
Время новостей», 17.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Пессимист – хорошо осведомленный оптимист? Не всегда

     С момента создания 'ТНК-BP' в 2003 г. судьба совместного предприятия British Petroleum с консорциумом российских олигархов стала той 'лакмусовой бумажкой', по которой судят об инвестиционном климате в России. Те, кто оптимистично смотрит на перспективы вложений в России, приветствовали впечатляющие успехи, достигнутые этой фирмой за последние пять лет; пессимистам же, чтобы доказать свою правоту, необходимо было, чтобы ее деятельность закончилась провалом, или по крайней мере неприятностями с властями.
     Теперь, когда у компании началась 'черная полоса', любители говорить 'мы же вас предупреждали' оказались на коне. Они, однако, обходят молчанием тот факт, что упомянутые неприятности – публичная ссора между BP и ее партнерами – не вызваны вмешательством государства. Правда, после того, как на этой неделе полиция допросила генерального директора 'ТНК-BP' в связи с делом об уклонении от налогов, может сложиться иное впечатление, но это расследование касается событий, произошедших еще до приобретения BP доли в этой фирме. Позиция правительства заключается в том, что акционеры 'ТНК-BP' должны сами уладить свои разногласия, а премьер-министр Владимир Путин добавил в этой связи – он с самого начала сомневался, что им удастся надолго сохранить согласие, необходимое для успешного управления предприятием, где каждая из сторон владеет 50% акций.
     В происхождении нынешнего конфликта BP с российскими партнерами – «Альфа-Групп», Access Industries и 'Ренова', образующими консорциум ААР – ничего загадочного нет. Смена владельцев стоит на повестке дня с декабря прошлого года, когда истек пятилетний мораторий на продажу акций ААР и BP. Подобные изменения представляются еще более вероятными сейчас, когда выборный сезон в стране закончился; пока он продолжался, администрация Путина явно предпочитала избегать потенциально 'чреватого' перехода крупных активов из рук в руки. Теперь, когда это препятствие снято, эксперты по проблемам российского бизнеса и экономики твердо уверены в том, что ААР продаст свою долю в 'ТНК-BP' какой-нибудь из контролируемых государством компаний – разногласия вызывает лишь вопрос о том, насколько добровольной с точки зрения сроков и условий будет эта сделка.
     В этой ситуации ААР не слишком интересует долгосрочная стратегия, осуществляемая управленцами 'ТНК-BP', представляющими британскую компанию. Эта стратегия связана с тщательной разработкой имеющихся ресурсов и использованием передовых технологий для эффективного извлечения остаточных запасов нефти из давно эксплуатируемых месторождений в Западной Сибири ('сливки' с них начали снимать еще в 1970-х). Вместо этого российские акционеры скорее всего намереваются пойти по стопам Романа Абрамовича: перед продажей 'Сибнефти' 'Газпрому' он извлек из компании максимальную прибыль в виде дивидендов, одновременно увеличив ее биржевую стоимость.
     Впечатляющий рост добычи, повысивший рыночную капитализацию 'Сибнефти' в начале 2000-х гг., в случае с истощающимися месторождениями 'ТНК-BP' невозможен. Впрочем, этого роста 'Сибнефть' добилась за счет заводнения многих месторождений. В результате сегодня добыча этой компании, переименованной в 'Газпромнефть', сократилась больше, чем у любой другой крупной нефтяной фирмы в России. Такой сценарий BP вряд ли устроит.
     В результате наилучшим способом повысить капитализацию компании является приобретение новых запасов. И здесь единственный вариант – искать их в других странах, поскольку в самой России все крупные новые месторождения уже фактически 'застолбили' государственные фирмы. Этот вариант дает и дополнительное преимущество – выход за пределы российского нефтяного сектора, облагаемого высокими налогами. Однако в результате 'ТНК-BP' может превратиться в конкурента самой британской компании, например, в богатом газом Туркменистане.
     Инвесторам, давно работающим в России эта ситуация наверняка покажется знакомой. Так, «Альфа-Групп» Михаила Фридмана – фактический лидер консорциума ААР – уже была замешана в затяжном и остром конфликте с другим зарубежным стратегическим партнером (компанией Telenor) из-за такой же экспансии на рынке, где последний уже присутствовал (речь шла об украинском рынке мобильной связи). В ходе того спора 'Альфа' тоже использовала свое влияние на российские суды – как она сейчас поступает по отношению к BP.
     В этот раз на сцене появилась доселе никому не известная консалтинговая фирма 'Тетлис', принадлежащая бывшим менеджерам 'Альфы'. 'Тетлис' приобрела некоторое количество акций из небольшой 'допечатки' 'ТНК-BP' и использовала свой статус акционера для подачи иска в один из сибирских судов, заявив, что компания растрачивает средства на услуги инженеров, командированных из BP. Это дело позволяет предположить, что вопрос об экспансии на зарубежные рынки – который ААР называет главным камнем преткновения – на деле не самый важный. Скорее речь идет о максимальном увеличении притока денежных средств, в том числе и за счет экономии на высокооплачиваемых зарубежных специалистах, привлекаемых для оптимизации добычи в долгосрочной перспективе.
     Чем дольше продлится этот конфликт, тем негативнее он отразится на инвестиционном климате в России. Крупные зарубежные компании придут к выводу: раз BP, славящаяся своей смелой и новаторской политикой, потерпела неудачу, Россия – не та страна, с которой стоит делать бизнес. Тот же результат последует, если BP продаст свою долю – даже выручив за нее рыночную цену и не создавая впечатления, что у нее не было иного выхода.
     Предположения о том, что за BP 'взялось' российское государство, подпитываются воспоминаниями о 'деле 'ЮКОСа'' – когда налоговые недоимки, предъявленные этой фирмы, обернулись обесцениванием инвестиций акционеров, а двое главных ее владельцев оказались за решеткой. Однако эта точка зрения не подтверждается фактами. Или по крайней мере, нынешние затруднения, возникшие у 'ТНК-BP' с властями, не позволяют об этом говорить.
     Можно, конечно, предположить, что в основе этих затруднений лежат тайные намерения кого-то из российских игроков. Так, выявившиеся технические нарушения иммиграционного законодательства – разрешения на работу для инженеров из BP оформлялись не через российский филиал самой этой компании, а через 'ТНК-BP' – льют воду на мельницу ААР, пытающегося изменить в свою пользу соотношение сил в высшем руководстве фирмы. В то же время пятичасовой допрос генерального директора 'ТНК-BP' Роберта Дадли (Robert Dudley), состоявшийся в Министерстве внутренних дел во вторник, не имеет отношения к спору с ААР. Он связан с возбужденным в середине 2007 г. уголовным делом по поводу налоговой стратегии ТНК, относящейся к периоду, когда BP не была ее акционером; вопрос давно уже был улажен в общегражданском суде. Что бы ни стояло за этим расследованием, против BP оно никак не направлено.
     Г-н Путин хорошо уловил суть дела, заметив, что той или другой стороне необходимо установить контроль над совместным предприятием. Посторонним остается лишь гадать, является ли давление со стороны ААР – в том числе и установление (уже истекшего) крайнего срока, к которому BP должна была согласиться на существенное расширение роли российской стороны во главе с совладельцем 'Альфы' Германом Ханом в управлении компанией – осознанной долгосрочной стратегией или просто тактическим приемом.
     Так или иначе лучшим – а возможно и единственным позитивным – исходом с точки зрения инвестиционного климата в России станет такое урегулирование ситуации, которое гарантирует дальнейшее масштабное и конструктивное участие BP в деятельности российского нефтяного сектора. К примеру, британская компания может выкупить пакеты всех остальных акционеров 'ТНК-BP', – т.е. ААР и незначительных 'миноритариев' – одновременно предложив Кремлю опцион на приобретение этих акций в будущем через какую-то из контролируемых государством компаний.
     Эта идея может показаться притянутой за уши – особенно некоторым членам совета директоров BP. Но вчерашнее заявление ААР о подаче нового иска в Стокгольмский арбитражный суд свидетельствует о том, что подобное решение уже обсуждается. Оно несомненно позволит обойти все очевидно возникающие проблемы. Государственным компаниям, уже обремененным кредитами и инвестиционными обязательствами, не придется срочно изыскивать 20 миллионов долларов для покупки 50% акций 'ТНК-BP'. В то же время в долгосрочной перспективе будет выполнено и условие Кремля о государственном контроле над стратегически важными активами. Пока же у BP будут развязаны руки в сфере управления компанией, и к тому же она установит косвенное партнерство с государством, позволяющее теснее сотрудничать с 'Газпромом' как на территории России, так и за ее пределами. Если британской компании удастся установить стратегическое партнерство с этим газовым гигантом, то может оказаться, что все нынешние игры вокруг 'ТНК-BP' стоят свеч.
     Кристофер Гранвиль – управляющий директор консалтинговой компании Trusted Sources Research

Кристофер Гранвиль (Christopher Granville), («The Wall Street Journal», США).
© «
ИноСМИ», 16.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Глубоко копаем: пока Штаты и Европа спорят, где брать энергию, Россия действует

     Статья опубликована в разделе сайта WSJ.com 'Экологический капитал: ежедневный анализ экологических аспектов бизнеса от The Wall Street Journal' ('ENVIRONMENTAL CAPITAL: Daily analysis of the business of the environment by The Wall Street Journal.')
     * * *
     В нашем блоге мы уже об этом писали, но давайте скажем еще раз: можно упирать на энергетическую безопасность, можно дать передышку потребителям, или можно сделать что-нибудь приятное для окружающей среды. Что-нибудь одно. Пытаться одним махом получить и первое, и второе, и третье – а именно такие попытки США и Европа сегодня гордо именуют своей 'энергетической политикой' – дело практически безнадежное.
     Вот, например, США. При нынешних ценах на нефть у требований наших 'больших нефтяников' разрешить им бурить на федеральных землях и на прибрежных территориях как-то уже становится гораздо больше веса. Это упор на энергетическую безопасность – хотя в Конгрессе еще есть немало тех, кто все равно против. Экологи, опираясь на эти же высокие цены, утверждают, что они должны послужить делу развития альтернативных источников энергии и борьбы с изменением климата: 'климатический законопроект' Либермана-Уорнера вовсе не случайно появился именно сейчас. Но, чем бы там у них все ни закончилось, потребителям все равно придется туже затягивать пояса: либо подорожает бензин, либо электричество, а, может, и то, и другое разом.
     А что же Европа? Европа все это время пытается как-то приструнить своего балованного потребителя и привести в порядок энергетический рынок, уже многие десятилетия назад прочно оседланный монополиями. Но не могут же они взять и просто так отключить людям свет и тепло – не говоря уж о том, что Европа регулярно посыпает голову пеплом меняющегося климата. И что в результате? А в результате потребители все равно вынуждены надрываться, чтобы оплатить счета; своих обязательств по Киотскому протоколу все равно не выполнила почти ни одна европейская страна; а гарантом энергетической безопасности Европы очень быстро становится Россия. Как пишет на страницах WSJ Гай Чазан (Guy Chazan),

     Во времена 'холодной войны' баланс силы измерялся в ядерных боеголовках. Сегодня все по-другому: полем битвы стал энергетический рынок Европы, боевой задачей – продвижение газопровода вглубь территории. И на сегодняшний день Россия выигрывает.
     Россия выигрывает в газопроводной войне, потому что ее совершенно не волнуют вещи, волнующие как Западную Европу, так и большую часть американского Конгресса – ни изменение климата, ни какая-то там конкуренция. Пока европейские лидеры годами трепали языками, все планируя и планируя постройку газопровода в Европу, Россия одним движением начала строить свой. Европейским газовым компаниям не разрешается заниматься инфраструктурой – это же плохо для потребителя, – поэтому у тех, кто строит европейские газопроводы, как правило, нет собственных источников газа. А у России газ есть – мало того, она и у других готова закупать его по хорошей цене, – и вот она уже объявляет себя спасительницей Европы:

     Александр Медведев критикует США за то, что они выступают против планов «Газпрома». 'Сопротивление 'Южному потоку' и 'Северному потоку' обрекает Европу на энергетический голод, – говорит он. – Как вы будете его удовлетворять? У нас есть пословица: 'Баснями соловья не кормят'.
     Ввязываясь во все более напряженную борьбу за энергоносители, полезно помнить, что не правила игры сегодня меняются – меняется сама игра. Энергетическая политика – это уже не просто повод для 'хождения в народ' или красивого выступления с лужайки Белого дома. Сегодня энергетическая политика – это твердая валюта международного влияния. И больше всего шансов ее заполучить у того, кто раз за разом стреляет в одну мишень, а не старается одним выстрелом обязательно сбить три.

Кит Джонсон (Keith Johnson), («The Wall Street Journal», США).
© «
ИноСМИ», 16.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Российские партнеры ВР подливают масла в огонь

     Любезности, которыми в процессе скандала вокруг совместного предприятия 'ТНК-BP' обмениваются ВР и ее партнеры из российских олигархов, становятся все любезнее. Если на прошлой неделе глава ВР Питер Сазерленд (Peter Sutherland) сравнил олигархов с авторами российских корпоративных захватов 90-х годов, то теперь уже они подняли планку, сравнив самого Сазерленда с шефом гитлеровской пропаганды Йозефом Геббельсом.
     Но, как бы там ни было, все ныне происходящее вряд ли должно быть сюрпризом для кого-либо, и уж точно не для Тони Хейуорда (Tony Hayward) и его товарищей по высоким лондонским кабинетам. Когда ВР только формировала свое СП, она прекрасно понимала, на что идет: до 2003 года, когда была подписана сделка по 'ТНК', те же самые олигархи, которые вдруг стали ее лучшими друзьями, были ее злейшими врагами.
     Главный из них – Михаил Фридман – перешел дорогу ВР еще в 1999 году, когда его «Альфа-Групп» предъявила претензии на пакет акций российской нефтяной компании 'Сиданко', частично принадлежавшей в то время ВР. Британцы пригрозили Фридману судом; в конечном итоге им пришлось звать на помощь Тони Блэра, чтобы он надавил на Владимира Путина и помог им забрать назад то, что они считали своим. В тот раз им это удалось.
     Джон Браун, занимавший тогда пост генерального директора ВР, отрицал, что его компания подала в суд на олигархов из 'ТНК', хотя и признал, что разногласия были. А когда его спросили, так ли умно по прошествии лет дружиться с бывшими врагами, он ответил, что в бизнесе лучше уж дружиться с тем, кто успел показать не только свою светлую, но и темную сторону.
     В общем, обе стороны понимают, во что играют. Однако что касается британской компании, то сейчас она ввязалась в игру, в которой ей не победить. На сей раз обратиться к Путину уже не получится.
     Скорее всего, бой частнохозяйствующих субъектов облегчит российскому государству выполнение задачи, которую оно перед собой поставило – получить часть акций в 'ТНК'. Пока ВР находится в состоянии войны с олигархами, в бой всегда может вклиниться 'Газпром' – и получить эту нефтяную компанию, частично или полностью, за смешные деньги.
     Причем ВР вряд ли может позволить себе потерять бизнес в России. Как-никак, 'ТНК' дает ей 25 процентов всего объема нефтедобычи, а все остальное в последнее время приносит одни проблемы – от плохой динамики курса акций до репутационных потерь после взрыва на техасском нефтеперерабатывающем заводе и других проблемах в США.

Джулия Финч (Julia Finch), («The Guardian», Великобритания).
© «
ИноСМИ», 16.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Замкнутый сырьевой круг

     Крупнейшие экспортеры – Саудовская Аравия и Россия – пугают мир заявлениями о дальнейшем значительном росте цен на нефть и газ. Однако с середины прошлого века и по сегодняшний день цены на сырье постоянно падают.
     Через несколько дней парламент Саудовской Аравии (шура) начнет обсуждать предложение заместителя председателя комиссии по предприятиям общественной пользы Салима бин Рашида аль-Марри, стоит ли сокращать поставки нефти остальному миру, чтобы растянуть на более долгое время свои запасы? По мнению газеты «Аль-Рияд», «аль-Марри попытается убедить депутатов, что производство должно быть привязано к потребностям саудовцев, а не потребителей других стран». Аль-Марри считает, что
     «сокращение производства нефти – хорошая инвестиция, поскольку цена будет только расти».
     Почти одновременно глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что в «обозримой перспективе» цена нефти превысит $250 за баррель и цена газа тоже будет только расти, и если кто-то хочет его покупать, то пусть имеет это в виду. Если бы Миллер был брокером, то можно было бы подумать, что он специально «гонит волну», чтобы привлечь инвесторов в сырьевой сектор. Но Миллер торгует газом на основе долгосрочных контрактов, и поэтому если он «гонит волну» с ценой на нефть, то, значит, он считает, что высокие цены устоятся и, следовательно, увеличится спрос на газ.
     Когда оба крупнейших производителя энергоресурсов одновременно делают такие заявления, становится страшно и воображение начинает рисовать картину будущего, где автомобили гниют на обочинах, все передвигаются на ослах, читают при свечах и стучат зубами зимой, в то время как автомобили, путешествия и отопление вновь, как в уже забытом прошлом, становятся привилегией богатых. Или же, наоборот, ради того чтобы накормить любимый джип, люди отказывают себе в еде, не заводят детей и ходят в фирменных обносках. Очень страшно. Однако
     если оставить в стороне катастрофические сценарии, то выясняется, что после окончания Второй мировой войны и до сегодняшнего дня цены на сырье только и делали, что падали.
     Это постоянное падение три раза прерывалось скачкообразным повышением: в начале 50-х (война в Корее), в начале 70-х (война «Йом-Киппур») и нынешний скачок, обусловленный бурным азиатским ростом. Возьмем 100 в качестве условного индекса цен на сырье 1946 года, и доведем его до наших дней. Поскольку нам интересно знать, насколько цены на сырье выросли или снизились относительно роста цен на другие товары, вычтем инфляцию. Выясняется, что наш индекс цен на сырье упал с уровня 100 в 1946 года до 20 (двадцати!) в 2002-м. С тех пор он вырос до 30. Иными словами, за 60 лет цены сначала упали на 80% (со 100 до 20), потом скакнули на 50% (с 20 до 30).
     Рост экономики после Второй мировой войны был чудовищным. Возьмем за уровень 100 индекс промышленного производства США в 1946-м и вычтем инфляцию. Сегодня он равняется 800. Следовательно, цены на сырье упали со 100 до 30, а промышленное производство выросло со 100 до 800. Очевидно, после Второй мировой войны предложение сырья выросло неимоверно. Возьмем нефть. По мере роста цены становится выгодным вкладываться в менее производительные месторождения. Добывать нефть в Саудовской Аравии стоит несколько долларов, в Северном море – десятки долларов. С ростом цен вступают в производство новые месторождения. Они снижают цены до того уровня, когда «крайний» производитель – в нашем случае наименее эффективная платформа, затерянная среди волн Северного моря, – оказывается в состоянии окупить стоимость добычи. Цена сначала растет, потом падает, но в целом растет меньше среднего уровня цен.
     Основываясь только и исключительно на истории, можно сделать вывод, что цены в конце концов упадут, поскольку об этом «позаботятся» цены.
     Те, кто сегодня предсказывает снижение цен, говорят, что это только вопрос времени. Растущие цены сокращают спрос на внедорожники и поощряют разработку труднодоступных месторождений, например, в Арктике. Спрос сокращается, предложение увеличивается, и достигается новое равновесие при очередном снижении цен.
     До 2006 года почти все придерживались этой точки зрения. Цена на нефть продолжала расти, но рост экономики был настолько динамичным, что это не создавало особых проблем. Сейчас ситуация меняется, и пора разобраться, где проблемы краткосрочные, а где те, что нас не покинут еще долго. Цена на нефть растет, это начинает отражаться на автоперевозках, как, например, в Испании, где перестали доставлять рыбу из приморских городов внутрь страны. Это проблема краткосрочная или нет? Да, если цена перестанет расти, как это происходило в прошлом. Нет, если нефть заканчивается. Пшеницу можно посеять вновь, медь можно переплавить, но нефть, сколько бы ее еще ни пряталось в земных недрах, когда-нибудь закончится.
     И с этой точки зрения интересно проанализировать заявления саудовских чиновников и руководителей «Газпрома». Если бы арабы вложили деньги, полученные сегодня от продажи нефти, в облигации США или Европы сроком на 30 лет, то получали бы десятки лет доход в 5% процентов годовых. Но если они предпочитают держать свое богатство в виде нефти под землей, значит, по их расчетам, рост цены на это сырье в следующие десятилетия будет значительно превышать 5% в год. Это не поведение людей, считающих, что производство нефти возрастет.
     Предположим, что за поведением саудовцев стоит именно этот расчет. Тогда он может оказаться верным и для России, второго мирового производителя нефти после Саудовской Аравии. Россия тоже может быть не в состоянии увеличивать свою добычу. Если растет цена на нефть, то растет и цена на газ. Нефть слишком дорога, и потребители начинают предпочитать газ, увеличивая спрос и, следовательно, цену.
     Достоверной статистики по нефти не существует, и никто точно не знает, сколько ее еще осталось в недрах. Может быть, много, может быть, мало, может быть, совсем мало. Наибольшие запасы нефти в Саудовской Аравии (есть еще Ирак, но понадобятся десятилетия, чтобы вернуть его на достаточный уровень добычи, кроме того, точной информации о размерах иракских запасов нет). Попробуем принять в качестве отправной точки, что арабам доверять не стоит. Если бы они всегда говорили правду, то размер их запасов не составлял бы государственную тайну. Гостайна позволяет делать заявления, которые невозможно проверить. Остается пытаться проанализировать их поведение. Если арабы добывают много нефти, значит, она у них есть. Но почему тогда с 2005 года их производство не растет?
     Арабам невыгодно слишком задирать цены, потому что тогда заработает механизм сокращения спроса и поиска альтернативных источников. Возможное объяснение – запасы саудовцев на самом деле истощаются.
     Для России это выгодно, поскольку означает, что в следующие годы она будет продавать нефть и газ по ценам, как минимум не уступающим нынешним, а скорее всего, еще более высоким. Следовательно, будет продолжаться «добродетельный круг»: высокие цены на экспортное сырье, растущие налоговые поступления, увеличивающиеся траты на здравоохранение, пенсии, оборону. Высокие цены на экспортное сырье, огромные доходы, создание огромных валютных резервов, и МВФ становится безработным, как доктор без пациентов. Эти огромные доходы могут быть потрачены отчасти на импорт товаров, но часть может пойти и на приобретения на финансовых рынках, на акции и облигации. «Добродетельный круг» работает, если русские продают свое сырье, а остальные покупают, оплачивая его товарами – от автомобилей до турбин и роскошных сумочек – или ценными бумагами в виде облигаций, беспечивающих покупателю право на часть налоговых поступлений страны-эмитента,или акций, дающих право на часть прибыли фирмы-эмитента.
     Смешно читать иногда в европейских газетах, что русские вот-вот повернут кран и заморозят европейцев в их домах. В таком случае «добродетельный круг» прервется и продавать сырье будет некому.
     Если русские продают сырье и покупают товары и облигации, то все хорошо. Китайцы и арабы, в общем-то, делают то же самое с США. Сложнее дело обстоит с акциями. Когда китайцы попытались купить американское энергетическое предприятие, а арабы – компанию, управлявшую портами, они были приняты в США в штыки.
     Этот предрассудок – берите товары и облигации, но не трогайте акции наших предприятий – в Европе не так силен, по крайней мере по отношению к русским или, во всяком случае, не к русским как таковым. Те же французы пошли на европейский скандал, чтобы не пустить итальянскую энергетическую компанию ENEL в свою гордость – коммунальную и энергетическую компанию SUEZ. Экономическая интеграция – в нашем случае сырье против промышленных товаров и ценных бумаг – не отдаляет народы, а, наоборот, сближает. После войны Германия и Франция начали совместную политику в области угля и стали. Из этого решения после веков постоянных войн родился Европейский Союз. Make trade, no war.
     Автор – экономист, обозреватель газеты L'Opinione

Джорджио Арфарас.
© «
Газета.Ru», 16.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Геологоразведка не спасет

Добыча нефти превысит воспроизводство запасов

     За счет одной только геологоразведки в ближайшие два десятилетия не удастся достичь достаточных для воспроизвод­ства добычи запасов нефти и конденсата. Согласно прогнозам Минэкономразвития, приведенным ведомством в рамках подготовки Энергостратегии России до 2030 года (имеются в распоряжении РБК daily), при сценарии инновационного развития страны и планомерном росте цен на нефть в ближайшие два года уровень добычи превысит уровень воспроизвод­ства минерально-сырьевой базы по нефти на 19 млн т. А после 2021 года разрыв составит 300-400 млн т, если не уделить должного внимания внедрению инновационных технологий разработки месторождений и увеличения коэффициента неф­теизвлечения (КИН).
     Энергостратегия России до 2020 года, которая была принята в конце августа 2003 года, предусматривает внесение корректировок через каждые пять лет. На сегодняшний день приведенные в ней прогнозы добычи углеводородов, а также цен на них на внешних и внутренних рынках на текущий период сильно занижены по сравнению с реальностью. Новый вариант Энергостратегии России до 2030 года должен быть подготовлен до конца этого года, а до декабря 2009-го планируется подготовить проекты докладов в правительство о реализации параметров документа. Разработку программы курирует Минэнерго при участии других профильных ведомств, в частности Минэкономразвития, Минприроды, Минфина и т.д.
     Минэкономразвития продолжает дорабатывать свой вариант Энергостратегии России до 2030 года, но на сегодняшний день наиболее приоритетными выглядят сценарии, предполагающие инновационное развитие страны. Это подразумевает использование конкурентных преимуществ отечественной экономики не только в традиционных секторах, таких как энергетика, транспорт и аграрный, но и в наукоемких секторах. При этом предполагается превращение инновационных факторов в основной источник экономиче­ского роста. Два ключевых варианта этого сценария отличаются динамикой цен на нефть. Но даже в более оптимистичном цена топлива прогнозируется до 75 долл. в 2011-2015 годах и до 85 долл. в 2016-2020 годах, в более умеренном – до 63 долл./барр. к 2016-2020 годам.
     По прогнозам Минэкономразвития, при уровне добычи нефти 1,519 млрд т за период с 2008 по 2010 год прирост запасов нефти и конденсата за счет геологоразведочных работ составит не более 1,5 млрд т. С 2021 по 2025 год разница между этими показателями ожидается на уровне 300 млн т (2,8 млрд т – добыча и 2,5 млрд т – прирост запасов). Всего же с 2008 по 2030 год предполагается прирастить 11,65 млрд т нефти и конденсата при уровне добычи 12,528 млрд. Но с учетом увеличения КИН при использовании передовых, но дорогих в применении технологий, например парогазовых или химических, прирост запасов можно было бы повысить на 2,1 млрд т за этот период, а при более высоких ценах на нефть – на 4,59 млрд т на уже открытых месторождениях.
     Минприроды также обращает внимание на необходимость повышения КИН. В аналитических материалах ведомства, подготовленных по итогам совещания в Усть-Луге по наполнению трубо­проводов (имеются в распоряжении РБК daily), отмечается, что на сегодняшний день 92% текущих запасов нефти находится в распределенном фонде, 83,3% запасов разрабатывается, 6,1% подготовлено к разработке и 10,55% находится в разведке. Минерально-сырьевая база углеводородов истощается, и в ее структуре нарастает доля трудноизвлекаемых запасов. Геологоразведка с 1994 года в нефтедобывающих регионах не обеспечивает прироста запасов нефти, необходимого для простого их восполнения, а в большинстве центров добычи нет промышленных запасов нефти, чтобы кратно увеличить добычу после 2010 года.
     Ведомство видит решение проблемы в увеличении инвестиций в геологоразведку до 6 млрд долл. в год в ценах прошлого года, повышении КИН, создании технологий и оборудования для разработки трудноизвлекаемых запасов и налоговом стимулировании разработки таких месторождений.
     По данным экспертов, коэффициент КИН в целом по России снизился с 51% в 1960 году до 25-28% в нынешнем. В то же время в США эти показатели в среднем составляют свыше 45%.
     С выводами министерств согласны и в нефтяных компаниях. В частности, советник главы «Зарубежнефти» Аркадий Боксерман, один из разработчиков Концепции программы по преодолению падения нефтеотдачи, напоминает, что вопросом стимулирования увеличения КИН в масштабах страны уже занялись на государственном уровне. Еще в феврале Росэнерго создало специальную рабочую группу с участием экспертов, чиновников и нефтяников. Но она провела всего два заседания, а с ликвидацией ведомства работа в этом направлении затормозилась. Однако он утверждает, что работа на этом не закончится, а будет продолжена уже под эгидой Мин­энерго и при участии комитета Совета Федерации по природным ресурсам и охране окружающей среды.

ЛЮДМИЛА ПОДОБЕДОВА.
© «
RBCdaily», 16.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

ТНК-BP не продается

Российские акционеры компании отвергли предложение британцев

     Конфликт акционеров ТНК-ВР переходит в судебную плоскость. Не договорившись с британским собственником нефтяной компании о стратегии развития, ее российские совладельцы заявили о готовности подать иски в стокгольмский и российский арбитражи. Одновременно в западных СМИ появилась информация о возможности консолидации BP всей компании путем покупки доли у консорциума AAR. По информации Telegraph, британцы ждут лишь гарантий от российских властей.
     ТНК-BP, по 50% акций которой принадлежит консорциуму AAR («Альфа-Групп», Access Industries и группа «Ренова») и британской BP, может быть вовлечена в крупный судебный процесс. Российские и иностранные акционеры нефтяной компании не смогли разрешить споры по поводу управления активом. «Возможности ААR по достижению компромиссных решений на сегодняшний день исчерпаны», – говорится в сообщении консорциума: ВР «последовательно игнорирует» предложения и требования AAR.
     Консорциум уже объявил о начале юридических процедур по подаче иска против действий российских представителей компании BP. Как говорится в заявлении AAR, компании направят два иска. Первый – в российский суд по поводу действий представителей ВР по факту проведения несанкционированного заседания совета директоров «ТНК-ВР Холдинга» 3 июня и принятых на нем решений, второй – в Международный арбитражный суд Стокгольма по вопросу аннулирования договора пятилетней давности по прикомандированию сотрудников ВР к ТНК-ВР.
     В совет директоров «ТНК-ВР Холдинга» входят четыре представителя AAR и пять от ВР. В мае российская сторона выдвинула в совет 14 человек, но за новых российских кандидатов отказались голосовать представители ВР. Простым большинством совет проголосовал за список, предложенный главой компании Робертом Дадли, в который вошли действующие члены совета.
     Однако это только вершина айсберга. Стороны спорят по поводу стратегии компании: российские акционеры настаивают на том, что ТНК-BP должна выходить на зарубежные рынки, даже если это противоречит интересам BP. Глава ТНК-ВР Роберт Дадли, по мнению российской стороны, управляет компанией исключительно в интересах BP.
     В свою очередь и BP критикует российские власти за то, что те не хотят вмешиваться в спор. Председатель совета директоров BP Питер Сазерленд сожалеет, что «Кремль не предпринимает никаких действий», чтобы прекратить попытки олигархов захватить контроль над компанией. Топ-менеджер назвал действия консорциума рейдерством. Глава «Альфа-Групп» Михаил Фридман отверг обвинение г-на Сазерленда и назвал его комментарии бесполезными и оскорбительными для руководства России.
     Между тем представитель AAR Стэн Половец сообщил, что консорциум получил предложение от BP о продаже его доли в компании, но отказался от него. По данным Telegraph, BP при покупке доли AAR хочет получить от российских властей гарантии, что те поддержат дальнейшую продажу акций по установленной цене. По словам источника издания, близкого к обсуждению вопроса, BP не хочет принудительного выкупа с последующей перепродажей по более низкой цене. Однако совладелец ТНК-ВР Виктор Вексельберг опроверг Reuters информацию о готовящейся продаже.
     Аналитики сомневаются, что Кремль действительно отстранился от конфликта. Дмитрий Лютягин из ИК «Велес Капитал» не исключает, что «Газпром» оказывает давление на AAR, чтобы тот продал акции BP, которая перепродаст их затем газовому монополисту. «Таким образом, это не будет выглядеть так, что «Газпром» отобрал акции, а станет рыночной сделкой BP с газовым концерном», – говорит он. Стоимость 50% акций ТНК-ВР он оценивает в 30 млрд долл. Комментарий в «Газпроме» вчера получить не удалось.
     Г-н Фридман заявил, что на прошлой неделе рассматривался и другой вариант. В интервью Financial Times он заявил, что стороны обсуждали перевод 50% акций ТНК-ВР, которыми владеет AAR, в акции ВР. Бизнесмен сказал, что это возможно в долгосрочной перспективе. Г-н Вексельберг подтвердил Reuters, что идея об обмене активами с BP обсуждалась, но он возможен не в ближайшем будущем. По подсчетам аналитиков, консорциум может претендовать на 10% акций ВР.
     Г-н Лютягин не исключает, что стороны постараются согласовать позиции к собранию акционеров, которое состоится 26 июня. Между тем AAR считает решения о созыве собрания нелегитимными. AAR 5 июня направил письмо в адрес BP и г-на Дадли, где указывает на соотвествующие нарушения. Консорциум требует прекращения любых действий по развитию решений, принятых на заседании, их отзыва, а также лишения назначенных ВР директоров своего статуса за неправомерные действия.

АНДРЕЙ УСПЕНСКИЙ.
© «
RBCdaily», 16.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Угрозы, налоговые дела и трое мужчин, в чьих руках судьба BP в России

Они о нас

Evening Standard Лондон, Великобритания
     Вопреки надеждам на то, что при новом президенте Дмитрии Медведеве гроза обойдет компанию BP стороной, страсти вокруг нее только накалились. По мнению российских экспертов, все дело в том, что россияне готовятся продать свою долю в ТНК-BP (третьей по величине российской нефтяной компании) «Газпрому» или «Роснефти».
     Аналитик Игорь Кончин сказал: «Они просто хотят получить более крупное предложение. Все дело в деньгах».
     С ним соглашается и западный дипломат: «В сущности, они говорят: «Заплатите нам очень много денег – и мы уйдем и перестанем портить вам жизнь». Это очень грубо и очень по-русски».
     В каком-то смысле тот факт, что все беды исходят от друзей российских акционеров внутри Кремля, а не от самого Кремля, позволяет BP вздохнуть с облегчением. Сейчас ТНК-BP – единственная нефтегазовая группа в России, в которой у Кремля нет экономических интересов. Вполне вероятно, что троица российских акционеров продаст свою долю «Газпрому», и что тогда будет с BP в России?
     Союз с «Газпромом» не станет для BP концом света. На долю ТНК-BP с доходами в прошлом году ?2,7 млрд и оборотом ?20 млрд приходится четверть мирового производства BP. Если эту долю можно защитить путем партнерства с «Газпромом», BP будет только счастлива.
     Речь не идет об уходе BP из России. С компанией могло бы случиться что-нибудь похуже, чем партнерство с «Газпромом», которое де-факто означает покровительство Кремля.
     Так что вопрос все больше заключается не в «если», а в «когда»: когда (и сколько) «Газпром» готов заплатить...

Los Angeles Times Лос-Анджелес, США
     Россия демонстрирует свое зрелищное будущее
     Толпа одетых в черное всадников скачет мимо ряда виселиц, и снег из-под копыт летит на мертвые тела. Это опричники – верные головорезы русского царя XVI века Ивана Грозного. Сцена является частью нового фильма «Иван Грозный и митрополит Филипп», который должен выйти на экраны в будущем году. В нем исследуются взаимоотношения тирана Ивана и его самого жесткого критика Филиппа.
     Стоя около стены белокаменного монастыря в Суздале, режиссер Павел Лунгин говорит, что рабочий бюджет «Ивана» составляет $17 млн, по русским меркам это много. Большой бюджет и профессиональный съемочный коллектив, включающий американского оператора, работающего с Клинтом Иствудом, свидетельствуют о возрождении российской киноиндустрии, в которую вкладывают крупные суммы и государство, и частные инвесторы.
     Правительство рассчитывает, что кинопроизводители получат в 2011 году доход в размере $900 млн, что почти вдвое больше, чем в прошлом году. Российские фильмы показывают в новых кинотеатрах по всей стране, их смотрят в основном молодые зрители, которые могут прожигать больше денег, чем раньше их родители. По государственным прогнозам, к 2010 году число кинозрителей достигнет 20 млн, тогда как сейчас оно равно 14 млн (10% населения). По подсчетам правительства, сегодня четверть всех кинотеатров показывает российские фильмы, а в 2000 году таких было только 3%.
     Однако если в России фильмы о войнах советского времени, продолжающемся конфликте в Чечне и более ранних периодах российской истории пользуются успехом, то за границей, где многие опасаются растущей мощи России, они плохо идут в прокате.
     «Ярко выраженный патриотический компонент, присутствующий во многих высокобюджетных российских фильмах и делающий их столь популярными на родине, вызывает некоторое отвращение у иностранных зрителей, которые могут иметь иные геополитические взгляды,– говорит профессор советской и российской кинематографии в Лондонском университетском колледже Джулиан Грэффи.– Это новая, немного тревожная национальная гордость, и она отражается в новых фильмах об агрессивной маскулинности, которые так популярны».
     И наоборот, признанные во всем мире российские арт-хаусные фильмы дома востребованы гораздо меньше. Российский кинозритель, чей средний возраст от 12 до 22 лет, слишком молод, чтобы оценить тонкие фильмы, считает глава продюсерской компании 20th Century Fox в СНГ Майкл Шлихт.

The International Herald Tribune Нейи-сюр-Сен, Франция
     Западная элита роится вокруг российского горшка с медом
     Энергетические воротилы, привыкшие летать по всему земному шару, похоже, сами не до конца верили в то, что все они собрались в одном месте, к тому же именно в этом месте – конференц-центре на берегу Финского залива, в славной столице, которую Петр Великий построил 300 лет назад.
     Пока глава «Газпрома» Алексей Миллер излучал гордость за то, что привлек таких людей в свой родной город, Эндрю Гульд из компании Schlumberger, поставляющей оборудование для нефте– и газодобычи, признался, что находится в некотором замешательстве из-за того, что «оказался в обществе шести из своих десяти главных клиентов одновременно».
     В то время как политиков в Западной Европе волнует их собственная неспособность выработать последовательную энергетическую политику и некоторые из них высказывают опасения по поводу набирающей мощь агрессивной России и, как следствие, по поводу «Газпрома», многие из умнейших людей, собравшихся в Петербурге на Всемирный экономический форум, казалось, были заняты совершенно другим вопросом: как гарантировать, что на этот раз россияне извлекли для себя пользу из экономического процветания?
     Недопонимание в течение многих веков омрачало и без того сложные отношения России с внешним миром. В Петербурге – петровском «окне в Европу» – за время выходных было продемонстрировано великолепное зрелище хотя бы кратковременного единения: представители иностранной и российской бизнес-элиты вместе погрузились в тот мир, где их деньги могут значить больше, чем ракеты и военное мастерство, на которые по традиции всегда рассчитывала Россия.

Рубрика ведет Ксения Киселева.
© «
КоммерсантЪ-Власть», 16.06.08.


НАВЕРХ НАВЕРХ

Сдали нефть на анализ

«Восьмерка» изучает причины роста цен

Загружается с сайта ВН      Международный валютный фонд и Международное энергетическое агентство в ближайшее время должны изучить природу ценообразования на рынке нефти, и в частности выяснить роль финансового рынка в эскалации цен на «черное золото». Совместный доклад МВФ и МЭА должны представить к годовому собранию фонда и Всемирного банка, которое пройдет в октябре в Вашингтоне. Такое поручение дали международным организациям министры финансов «большой восьмерки», собравшиеся в конце минувшей недели в японской Осаке.
     Таким образом, как выясняется, «финансовая восьмерка» не то что не готова к каким-то скоординированным мерам для стабилизации нефтяного рынка, а пока еще дискутирует по теоретическим вопросам. Для большинства экспертов давно очевидно, что цена на нефть формируется не спросом и предложением, а трейдерами фьючерсного рынка. Для подтверждения этого не нужны глубокие исследования, достаточно понимать, что цена перестала реагировать на действия ОПЕК, обладающей возможностью наращивать или сокращать добычу. В последнее время к спекулятивному фактору роста цены прибавился другой, также не имеющий отношения к реальному положению с наличием энергоресурсов, – удешевление доллара.
     «Я считаю, что доля спекулятивных операций в росте цены значительна», – сказал после заседания министров глава российского Минфина Алексей Кудрин. Но, по его словам, у этой точки зрения есть оппонент – министр финансов США Генри Полсон. Американский коллега полагает, что доля финансовых спекуляций в формировании сырьевых цен несущественна. Об этом он говорил и на общей встрече министров, и на двусторонних переговорах с Алексеем Кудриным.
     В коммюнике встречи министров тем не менее записано, что рост цен на нефть отражает дисбаланс спроса и предложения, а также геополитические волнения и финансовые факторы.
     Точно так же у министров нет общего понимания, как будет вести себя цена на нефть. «Мы не смогли нащупать эту объективную цену, в том числе на нефть, и тенденцию, которая будет превалировать в ближайшее время», – сказал Алексей Кудрин журналистам после совещания в Осаке. «Все разделились на тех, кто считает, что цены сохранятся, тех, кто – сохранятся и даже вырастут, и тех, кто считает, что цены снизятся. Поэтому неопределенность в ценах на сегодняшний день, можно сказать, даже возросла», – подытожил российский министр дискуссию.
     Возросла, собственно говоря, не только неопределенность, но и цена на нефть. Во время предыдущей встречи «финансовой восьмерки» в Вашингтоне в середине апреля смесь Brent стоила около 107,5 долл. за баррель, причем июньские фьючерсы торговались по цене немногим более 108 долл. Как известно, сейчас цена Brent зашкаливает за 134 долл., и чуть дороже котируются фьючерсы на ближайшие месяцы. К тому моменту, когда министры соберутся в следующий раз, ситуация может вновь кардинально измениться. Тем более что прогнозы звучат самые зловещие. Как известно, на днях глава «Газпрома» Алексей Миллер огорошил общественность заявлением, что «в обозримой перспективе цена на нефть приблизится к уровню 250 долл. за баррель».
     В решении министров «восьмерки» есть, пожалуй, один важный позитивный момент: Международному валютному фонду дано поручение, благодаря которому он может все-таки сосредоточиться на актуальной аналитической работе и отвлечься от внутренних дрязг. Но каковы бы ни были выводы МВФ и МЭА, остается вопрос: собираются ли финансисты «восьмерки» использовать их для практических действий? Если, скажем, эксперты этих двух организаций придут к твердому выводу, что фьючерсная торговля не несет в себе никакого элемента предсказуемости для рынка нефти, не станет же «восьмерка» ограничивать торговлю этим инструментам и изобретать новый механизм ценообразования?
     Стремительный рост нефтяных цен в последнее время поставил эту тему в центр обсуждения в Осаке, хотя по традиции июньская встреча министров является подготовительной к саммиту лидеров «восьмерки», который пройдет в начале июля на острове Хоккайдо. Как правило, министры полностью согласовывают те финансовые инициативы, под которыми впоследствии ставят свои подписи главы государств. На этот раз хозяева саммита японцы вместе с США и Великобританией предлагают G8 создать два инвестиционных фонда для борьбы с изменениями климата. «Мы приветствуем и поддерживаем создание новых инвестиционных фондов, включая Фонд чистых технологий и Стратегический фонд климата», – говорится в коммюнике встречи министров. Три инициатора предлагают вложить в эти фонды 10 млрд долл. и половину этой суммы готовы взять на себя, а половину предлагают профинансировать остальным участникам клуба. Россия хотя и обладает сегодня самыми широкими финансовыми возможностями в «восьмерке», пока смотрит на это скептически. Алексей Кудрин сказал агентству ИТАР-ТАСС, что Москва пока воздерживается от финансового участия в этом проекте, поскольку в этой области уже действует ряд инициатив. «Создание новой крупной инициативы, тем более очень затратной, требует строгого определения цели, механизма и результата, – сказал г-н Кудрин. – Сейчас идет обсуждение этих вопросов, чтобы этот фонд не дублировал другие».

Андрей ДЕНИСОВ.
© «
Время новостей», 16.06.08.


НАВЕРХ ПОДПИСКА ПОЧТА
/sh/sh8i.htm
О проекте | Контакты | Архив сайта
(с) Copyright by vff-s.ru. All rights reserved.